Балет лебединое озеро дягилев

Французы показали Петербургу самое модное и эротичное «Лебединое озеро»

  • Французы показали Петербургу самое модное и эротичное «Лебединое озеро»
  • Спецоперация на Украине: российские танкисты нарвались на засаду и уничтожили отряд ВСУ
  • Союзные силы заняли важные высоты под Авдеевкой и контролируют передвижения ВСУ
  • Жительницу Подмосковья приговорили к 7 годам колонии за убийство отчима
  • ДНР: Киев убил пленных «азовцев», чтобы «заткнуть им рот»
  • На заседании Совбеза ООН Полянский показал фотографии погибших под обстрелами ВСУ детей

Петербургской публике представили абсолютно новое «Лебединое озеро». Премьера прошла в рамках XII фестиваля искусств «Дягилев. P.S». Этот международный форум имеет прямое отношение к сенсационной постановке. Новаторская версия француза Анжелена Прельжокажа появилась благодаря идее художественного руководителя фестиваля Натальи Метелице. И теперь эту постановку называют самым модным спектаклем.

В этой версии «Лебединого озера» день рождения принца Зигфрида отмечают в пентхаусе небоскреба. И, как положено в XXI веке, на вечеринке звучит электронная музыка. Прельжокаж использовал композицию группы 79D.

Анжелен Прельжокаж, хореограф (Франция), художественный руководитель Национального центра хореографии : «Мне бы хотелось образом прикоснуться к этому произведению через призму наших современных проблем. Например, поговорить об изменении климата или об исчезновении животных из Красной книги».

Лебеди, обитающие в водной стихии, для французского хореографа — само олицетворение жизни на планете. Особенно впечатляет сцена , так похожих на сбившихся вместе птиц, под знаменитую тему балета.

В Петербург, конечно, привозили постановки «Лебединого озера», в том числе и зарубежных хореографов, но все они были в той или иной степени интерпретацией классической хореографии. Но никто и никогда за 126 лет не рисковал приехать в город, где был создан безупречный шедевр , с совершенно иной концепцией спектакля, отмечает корреспондент НТВ Павел Рыжков.

В этом «Лебедином» балерины лишились бренда классической постановки легендарных пачек. По ним бесконечные озера притягивали взгляды балетоманов с афиш всего мира.

Художник по костюмам Игорь Чапурин одевает Прельжокажу уже четвертый балет. И был удивлен, когда хореограф попросил цвет, который они добавляли в костюмы перед парижской премьерой во Франции. Необычна трактовка и злого волшебника. Фон Ротбарт — глава бандитской группировки, обладает магическими способностями и современно одет: на нем кожаные брюки, плащ и сапоги.

Прельжокажу нет смысла повторять Петипа, тогда уж лучше посмотреть классическую версию. Хореограф умеет виртуозно оставляя суть, менять визуальность. Он не убрал, а изменил знаменитое построение танцовщиц в белом акте . Белое адажио стало невероятно эротичным. И ужас для поклонников классики: в определенный момент Одетта берет на колени принца.

Хореограф не без иронии отнесся и к самому узнаваемому в этом балете танцу маленьких лебедей, вызвав смех у публики. Черный Лебедь здесь не крутит 32 фуэте, но хореография еще сложнее и Одиллия стала мистичнее. Прельжокаж, ловко перемешавший культурные коды, создал эстетически совершенное «Лебединое озеро», но XXI века. Полностью оригинальное и, по словам хореографа, это лучший способ отдать дань уважения Мариусу Петипа. Опираясь на его великое наследие, заново изобрести некоторые вещи.

Читайте также:  Коттедж у ладожского озера сутки

Источник

Лебеди — новая нефть

Анжелен Прельжокаж наполнил «Лебединое озеро» экологической проблематикой

После ковидных отсрочек и переносов в театре Шайо состоялась долгожданная парижская премьера «Лебединого озера» в постановке Анжелена Прельжокажа на музыку Чайковского и современных композиторов-электронщиков. В вековой балетной классике французский хореограф разглядел экологическую катастрофу наших дней. В гибель лебедей и озера поверила Мария Сидельникова.

Корень зла в «Лебедином озере» Прельжокажа — не сказочное колдовство, а бездушие современных корпораций

Фото: Jean-Claude Carbonne / Chaillot

Корень зла в «Лебедином озере» Прельжокажа — не сказочное колдовство, а бездушие современных корпораций

Фото: Jean-Claude Carbonne / Chaillot

Идея этого «Лебединого озера» появилась в Петербурге три года назад. По приглашению фестиваля «Дягилев PS», который был посвящен 200-летию Мариуса Петипа, Анжелен Прельжокаж ставил миниатюру «Привидение» — балетную фантазию о том, как именинник работал над «Лебединым» и так увлекся Чайковским, что загорелся сделать свою версию прославленного балета.

К «Лебединому озеру» он подошел с рациональным вопросом: о чем эта засмотренная до дыр балетная сказка может рассказать нам сегодня. Ответ нашелся на поверхности — то есть в названии. Ни лебедей, ни озер будущие поколения рискуют не увидеть, если люди не изменят свое потребительское отношение к природе. Под этим экологическим углом Прельжокаж и переписал либретто, уложив четыре акта в два часа без антракта, которые пролетают со скоростью круга жете-ан-турнан.

«Лебединое» Прельжокажа, как и первоисточник, начинается с пролога. Ротбарт и двое его приспешников превращают девушку в лебедя. Выглядит это скорее как сцена насилия в подворотне: одетые в черную кожу воротилы в клочья рвут ее белое платье, руки и рукава становятся крыльями. Костюмы, в которых и красиво, и удобно танцуется (даже глубоко беременной Кларе Фешель, одной из артисток труппы),— работа российского дизайнера Игоря Чапурина. Сцену сопровождает видеопроекция: нависающее облако дыма принимает устрашающие формы, превращаясь в скелет лебедя, а потом и человека (автор видеооформления — режиссер и видеохудожник Борис Лабе).

Открывающая основную часть картина праздника — гламурная презентация. Под сладким соусом светской возни решается вопрос о разработке нефтяного месторождения на берегу озера. Сделку века заключают Король и Ротбарт. Юный Зигфрид (Леонардо Кремаски) — наследник отцовской империи и защитник природы — против, но кто с ним будет считаться, когда на кону такие деньги (биржевые графики то и дело возникают на заднике). Головорезы Ротбарта мутузят несогласного едва ли не до смерти. Очнется он у озера, где ему являются стая лебедей и прекрасная Одетта (Изабель Гарсия Лопес). Третий акт — черный — этакий бал сатаны. Опять пляски вокруг злополучного проекта, принц видит свою возлюбленную, дает слабину — и следует роковое затмение: серая нефтяная платформа растет на глазах, гигантское дерево гибнет, озеро заливается мазутом. И трагический, неизбежный финал — лебедь умирает на руках убитого горем юноши.

Экологическая повестка чревата обличительным пафосом, который сводит на нет даже самые добрые намерения. Но в балете Прельжокажа нет плакатности, он не выглядит публицистикой. Хореограф нашел очень естественную человеческую интонацию рассказчика, которая, к слову, слышится во всех его лучших балетах, и здорово перевел ее на язык танца.

В лебединых — «природных» — сценах Прельжокаж с нескрываемым удовольствием и почтением играет с балетным вокабуляром — насаживает арабески, выстраивает красивые эпольманы, акцентирует прыжки и жонглирует вращениями по исконно классическим диагоналям и кругам, заставляя артистов по-балетному стремиться ввысь, к лучшему, широко допевать руками и корпусом музыку Чайковского, а она составляет львиную часть партитуры спектакля. «Лебединое» хореограф разбавил отрывками из других сочинений композитора. Темные же силы нефтепромышленников появляются под электронные композиции, которые тоже вшиты так гармонично, словно и это Чайковский предусмотрел. Так же гармонично меняется и язык толпы. Прельжокаж рифмует его с геометрией и энергией небоскребов, вырастающих на заднике: придумывает массовке то дискотечный угар, то механический марш — линейный и бесхитростный, как география современных мегаполисов. «Лебединое» Прельжокажа держится не столько на солистах, сколько на ансамбле. Все двадцать шесть артистов работают как один, и им есть что танцевать — хореограф дал волю и юмору, и мастерству.

Читайте также:  Какая рыба водится на озере балтым

В посткарантинном Париже спектакль приняли на ура, но впереди у «Лебединого озера» турне в России — в Москве и Петербурге. Остается пожелать, чтобы артисты по пути не растеряли премьерный драйв и чтобы гастрольным планам не помешали всамделишные бедствия.

  • Все о театре подписаться отписаться
  • Балет подписаться отписаться

Источник

Лебединая скважина

Постановка Анжелена Прельжокажа на фестивале «Дягилев P.S.»

В театре «Балтийский дом» при поддержке Французского института и посольства Франции состоялось самое ожидаемое и громкое событие фестиваля «Дягилев P.S.»: Балет Анжелена Прельжокажа представил свежую постановку своего лидера — полнометражное «Лебединое озеро» Чайковского и музыкальной группы 79D. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

Сочувствующие лебеди буквально носят Зигфрида с Одеттой на руках

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Сочувствующие лебеди буквально носят Зигфрида с Одеттой на руках

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

Фото: Коммерсантъ / Евгений Павленко / купить фото

За 37 лет своей балетмейстерской деятельности Анжелен Прельжокаж, старейшина французской танцевальной «новой волны», впервые взялся за классику — в отличие от других мировых авторов, последовательно и успешно переселяющих академические балеты в современную жизнь. Возможно, он опасался изобилия музыки или сравнений с первоисточниками. Полнометражных нарративных спектаклей Прельжокаж вообще не ставил более десяти лет. И все же после долгих увещеваний директора «дягилевцев» Натальи Метелицы рискнул-таки взяться за «Лебединое», поскольку придумал актуальный сюжетный ход: отец Зигфрида по наущению советника Ротбарта строит на своем озере нефтеперерабатывающий завод, отчего погибают обитающие на нем лебеди во главе с Одеттой.

Сочинив концепцию, обрадованный хореограф не озаботился ее литературной и режиссерской разработкой. О нефти в синопсисе он даже не упомянул, зато сохранил почти без изменений патриархальное либретто Владимира Бегичева — с архаическим арбалетом, полученным принцем в подарок от матери, ярмаркой невест, финальной «дракой» Ротбарта и Зигфрида, двойным самоубийством прыгающих в озеро влюбленных и их вознесением на небеса. Пожалуй, никогда еще либретто столь категорично не расходилось со сценическим действием: ничего вышеперечисленного в спектакле нет. С нефтью, правда, и без либретто все ясно: в первой же сцене отцу Зигфрида дарят макет завода, который он лелеет, как ребенок игрушку. Остальное досказывает видеодизайнер Борис Лаббе на заднике практически пустой сцены: природный идиллический пейзаж поганят нефтяные вышки, мелькают цифры биржевых котировок, прозрачную воду затягивает жирное нефтяное пятно.

Читайте также:  Какие у нас есть озера название

Однако сценические события видеоряд не проясняет. А стоило бы объяснить, почему Ротбарт с подручными (художник Чапурин изобразил их бандитами 90-х — во всем черном и с золотыми цепями на шее) до полусмерти избивают ногами принца еще перед его первым визитом на озеро. Как удалось Зигфриду не узнать в нападавшем главного советника своего отца, зачем в финале он оттаскивает полумертвую Одетту в одну кулису, а сам опрометью несется в другую, почему оставляет возлюбленную одну в агонии и лишь в конце сжимает в объятиях, как Альберт мертвую Жизель?

Ляпы режиссуры не были бы столь принципиальны, если бы их перекрывала хореография. Однако тут Анжелен Прельжокаж пасует перед классическим оригиналом. Великий мастер современных любовных дуэтов в «Лебедином» вдруг начиняет их арабесками, алезгонами, обводками и прочим академическим целомудрием, разрешая Одетте и Зигфриду разве что синхронную волну тел, а развратной Одиллии — впиться в принца поцелуем. Но длинноногая красавица Теа Мартин, танцующая обеих героинь, явно не имеет академической подготовки, классические па в ее исполнении выглядят слегка самодеятельно, а сами адажио кажутся чрезмерно затянутыми. В результате из всех дуэтов наиболее проникновенным выглядит объяснение отчаявшегося принца с матерью, что превращает любовный треугольник в более сложную геометрическую фигуру (учитывая мимолетный, но довольно выразительный дуэт отца Зигфрида с Ротбартом).

Массовые сцены, которых в «Лебедином озере» предостаточно, занимательности балету не добавляют. Известно еще по «Ромео и Джульетте» и «Белоснежке», что выхолощенное светское общество Прельжокаж обычно изображает в буквальном смысле прямолинейно: выстраивает кордебалет в линии и шеренги лицом к зрителю и наделяет его рубленной, почти физкультурной лексикой — семафорящими руками, резкими бросками и сгибами ног, трамплинными подскоками на месте и прочим солдафонством. К счастью, «лебединые» сцены получились у Прельжокажа гораздо разнообразнее. И если в первой из них лучшим оказался отнюдь не центральный эпизод, а танец четверки «больших» лебедей (шуточки «маленьких» в виде вращения тазом выглядели пошловато), то в финальном акте бесспорной удачей стоит признать главный фрагмент — кордебалетный «плач лебедей», которых хореограф усадил на планшет сцены, заставив красиво страдать одними лишь телами и руками.

Возможно, не зря Анжелен Прельжокаж опасался ставить Чайковского — композитор, даже препарированный и урезанный, его подавил. Новая хореография не помогла открыть тайные смыслы в музыке (как получалось, скажем, у Матса Эка или Мэттью Борна). Балетмейстеру, правда, удалось расслышать зловещую эротичность медленной части «Русского танца» (отданного им Одиллии) и вальяжную любовную удовлетворенность в «Венгерском» (у Прельжокажа это дуэт отца и матери Зигфрида). Однако самыми адекватными получились эпизоды, в которых в музыку Чайковского ловко вклинивалась группа 79D.

Российских же зрителей Прельжокаж опасался напрасно — петербуржцы приняли балет с восторгом. Как, вероятно, примут и москвичи, которым это «Лебединое озеро» скоро покажут на фестивале DanceInversion. Публику понять можно: после классического «Лебединого», коим государственное телевидение сопровождало похороны генсеков и госперевороты, любая иная версия покажется открытой фрондой, которую к тому же можно поддержать, ничем не рискуя.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24