Балет лебединое озеро французского балетмейстера

Лебеди — новая нефть

Анжелен Прельжокаж наполнил «Лебединое озеро» экологической проблематикой

После ковидных отсрочек и переносов в театре Шайо состоялась долгожданная парижская премьера «Лебединого озера» в постановке Анжелена Прельжокажа на музыку Чайковского и современных композиторов-электронщиков. В вековой балетной классике французский хореограф разглядел экологическую катастрофу наших дней. В гибель лебедей и озера поверила Мария Сидельникова.

Корень зла в «Лебедином озере» Прельжокажа — не сказочное колдовство, а бездушие современных корпораций

Фото: Jean-Claude Carbonne / Chaillot

Корень зла в «Лебедином озере» Прельжокажа — не сказочное колдовство, а бездушие современных корпораций

Фото: Jean-Claude Carbonne / Chaillot

Идея этого «Лебединого озера» появилась в Петербурге три года назад. По приглашению фестиваля «Дягилев PS», который был посвящен 200-летию Мариуса Петипа, Анжелен Прельжокаж ставил миниатюру «Привидение» — балетную фантазию о том, как именинник работал над «Лебединым» и так увлекся Чайковским, что загорелся сделать свою версию прославленного балета.

К «Лебединому озеру» он подошел с рациональным вопросом: о чем эта засмотренная до дыр балетная сказка может рассказать нам сегодня. Ответ нашелся на поверхности — то есть в названии. Ни лебедей, ни озер будущие поколения рискуют не увидеть, если люди не изменят свое потребительское отношение к природе. Под этим экологическим углом Прельжокаж и переписал либретто, уложив четыре акта в два часа без антракта, которые пролетают со скоростью круга жете-ан-турнан.

«Лебединое» Прельжокажа, как и первоисточник, начинается с пролога. Ротбарт и двое его приспешников превращают девушку в лебедя. Выглядит это скорее как сцена насилия в подворотне: одетые в черную кожу воротилы в клочья рвут ее белое платье, руки и рукава становятся крыльями. Костюмы, в которых и красиво, и удобно танцуется (даже глубоко беременной Кларе Фешель, одной из артисток труппы),— работа российского дизайнера Игоря Чапурина. Сцену сопровождает видеопроекция: нависающее облако дыма принимает устрашающие формы, превращаясь в скелет лебедя, а потом и человека (автор видеооформления — режиссер и видеохудожник Борис Лабе).

Открывающая основную часть картина праздника — гламурная презентация. Под сладким соусом светской возни решается вопрос о разработке нефтяного месторождения на берегу озера. Сделку века заключают Король и Ротбарт. Юный Зигфрид (Леонардо Кремаски) — наследник отцовской империи и защитник природы — против, но кто с ним будет считаться, когда на кону такие деньги (биржевые графики то и дело возникают на заднике). Головорезы Ротбарта мутузят несогласного едва ли не до смерти. Очнется он у озера, где ему являются стая лебедей и прекрасная Одетта (Изабель Гарсия Лопес). Третий акт — черный — этакий бал сатаны. Опять пляски вокруг злополучного проекта, принц видит свою возлюбленную, дает слабину — и следует роковое затмение: серая нефтяная платформа растет на глазах, гигантское дерево гибнет, озеро заливается мазутом. И трагический, неизбежный финал — лебедь умирает на руках убитого горем юноши.

Экологическая повестка чревата обличительным пафосом, который сводит на нет даже самые добрые намерения. Но в балете Прельжокажа нет плакатности, он не выглядит публицистикой. Хореограф нашел очень естественную человеческую интонацию рассказчика, которая, к слову, слышится во всех его лучших балетах, и здорово перевел ее на язык танца.

Читайте также:  Дорога на озеро манас

В лебединых — «природных» — сценах Прельжокаж с нескрываемым удовольствием и почтением играет с балетным вокабуляром — насаживает арабески, выстраивает красивые эпольманы, акцентирует прыжки и жонглирует вращениями по исконно классическим диагоналям и кругам, заставляя артистов по-балетному стремиться ввысь, к лучшему, широко допевать руками и корпусом музыку Чайковского, а она составляет львиную часть партитуры спектакля. «Лебединое» хореограф разбавил отрывками из других сочинений композитора. Темные же силы нефтепромышленников появляются под электронные композиции, которые тоже вшиты так гармонично, словно и это Чайковский предусмотрел. Так же гармонично меняется и язык толпы. Прельжокаж рифмует его с геометрией и энергией небоскребов, вырастающих на заднике: придумывает массовке то дискотечный угар, то механический марш — линейный и бесхитростный, как география современных мегаполисов. «Лебединое» Прельжокажа держится не столько на солистах, сколько на ансамбле. Все двадцать шесть артистов работают как один, и им есть что танцевать — хореограф дал волю и юмору, и мастерству.

В посткарантинном Париже спектакль приняли на ура, но впереди у «Лебединого озера» турне в России — в Москве и Петербурге. Остается пожелать, чтобы артисты по пути не растеряли премьерный драйв и чтобы гастрольным планам не помешали всамделишные бедствия.

  • Все о театре подписаться отписаться
  • Балет подписаться отписаться

Источник

Мать, родина и лебедь в новом балете Анжелена Прельжокажа «Лебединое озеро»

Прельжокажа поместил историю с лебедями в современный контекст, превратив личную трагедию принца Зигфрида, который не желает наследовать своему отцу, в ситуацию масштабной экологической катастрофы. Forbes Life поговорил с хореографом о новых смыслах классического сюжета.

— Балет «Лебединое озеро» и музыка Чайковского в культурном наследии России — случай особый. Старшее поколение зрителей знают советскую версию со счастливым финалом, социализм не одобрял трагического финала. Хотя в СССР балет показывали по телевизору в особенные дни, когда, например, умирали генеральные секретари ЦК КПСС или случился путч 1991 года. Принято считать, что «Лебединое озеро» — история про всепобеждающие силы любви, но в либретто заложены и темы смерти, и тревоги за завтрашний день. Как вы считаете, любовь как эстетическая категория вышла из моды и уже не может быть «двигателем сюжета» в большом спектакле, обязательно нужна актуальная история?

— Я убежден, что любовь — всегда актуальный сюжет для человечества. Это та сила, что движет людьми, и в итоге сможет их спасти. Но чтобы сегодня рассказать историю любви, нужен такой контекст, который даст прочувствовать трагизм ситуации современному зрителю. Надо признать, что истории с happy end смотреть не особенно интересно. Happy end в «Лебедином озере» выглядит чужеродно, это все-таки голливудская диснеевская традиция. Русская культура, как никакая другая, создает ощущение трагизма, который буквально разлит повсюду. Например, как в пьесах Чехова.

Перед тем как начать работать над спектаклем, я обозначаю для себя такие категории: текст, подтекст и контекст. Текст — это танец, его язык, подтекст — сама история, и контекст — сегодняшний день с его проблемами.

— Вам не кажется, что драматический конфликт между чувством и долгом, который лежит в основе многих классических сюжетов, исчерпан и устарел. Современность однозначно на стороне личного счастья. Что теперь может служить основой для современной трактовки классических историй?

— Этот конфликт вечен, изменяются лишь обстоятельства. Если говорить о «Лебедином озере», то отношения таких персонажей, как король, королева и принц, современным языком можно описать так: принц обязан унаследовать власть, которая ему совершенно чужда. Как тонкая натура, он выбирает чувственную сторону жизни, любовь, и разрывается между чувством и долгом. Такой конфликт может развиваться сразу в нескольких плоскостях. В классических трактовках король с королевой обычно находятся на периферии повествования, они практически не танцуют. В моей версии мать и отец принца Зигфрида превращаются в первостепенных персонажей. Принц настолько привязан к матери, видит свой сыновний долг в том, чтобы любить только ее. Принц влюбляется не в женщину, а в лебедя. Классический конфликт универсален, он может развиваться по разным линиям напряжения, иначе мы были бы обречены смотреть одну и ту же историю.

Читайте также:  Горное озеро казеной ам

— Тема передачи состояния, власти по наследству — очень актуальная, и в мире, и в постсоветской России. Успех сериала Succession HBO («Наследники»), который идет уже четвертый сезон, тому доказательство. Как вам кажется, преемственность поколений, средневековая ответственность перед семьей вообще может быть рабочей схемой в XXI веке?

— Стремление передать накопленное по наследству следующим поколениям заложено в природу человека. Иначе для чего тогда все эти усилия, которые люди предпринимают ежедневно, как не для того, чтобы наши дети получили средства, которые обеспечат им лучшую жизнь, лучшие возможности, лучшее образование. Это важно. Но в то же время передавать гигантские состояния и властные ресурсы детям, когда дети не участвовали в их создании и не приложили никаких усилий для этого, не думая о проблемах своей страны, — это буквально неприлично. Надо признать, что эта средневековая схема, о которой вы говорите, сейчас рабочая во всех смыслах. В идеале, делиться благами со своей страной и с людьми, должно быть предметом гордости. Но это часто воспринимается как унижение. Во Франции, где я живу, процент налогообложения для богатых очень высокий. Думаю, что это правильно.

— Очень немногие современные хореографы ставят балетные спектакли большой формы со сложносчиненным сюжетом. В чем, по-вашему, главная сложность таких проектов? Если отвлечься от их стоимости.

— Помимо финансовой, основная сложность таких проектов в том, что для их осуществления нужна большая команда. Нужны соратники и единомышленники, которые заинтересуются идеей, будут убеждены, что мы все вместе создаем спектакль. Пандемия показала, насколько ценно иметь такую возможность — собраться вместе для большого проекта, объединиться вокруг какой-то темы.

— Создать свою версию «Лебединого озера» вас убедила художественный руководитель фестиваля «Дягилев P.S.» Наталья Метелица. Каким был решающий аргумент?

— Надо признать, что Наталья Метелица умеет убеждать. Она начала издалека, заказав номер для гала, посвященного юбилею Мариуса Петипа. Метелица сказала: «Маленький балетик», и я согласился, а потом не успел оглянуться, как был уже весь целиком в этой теме, она меня будто заколдовала.

— Вы часто переосмысливаете сюжеты и суть классических балетов, вводите в трагедии элементы низкого жанра. И при этом вас обожают в России, где к балету вообще-то относятся как к национальной святыне. Как думаете, почему русская публика принимает ваши редакции классики?

— Не знаю. Могу только сказать, что эта любовь взаимна, я обожаю российскую публику.

Источник

Балет лебединое озеро французского балетмейстера

При поддержке Французского института в России Фестиваль представил премьеру нового спектакля Анжелена Прельжокажа – «Лебединое озеро», у истоков создания которого стоит сам Фестиваль. Спектакль был показан на сцене Театра-фестиваля «Балтийский дом» дважды – 11 и 12 ноября. Важно, что именно Санкт-Петербург стал первым городом, представляющим России новое творение французского хореографа.

Читайте также:  Чистое озеро около минска

Идея обратиться к легендарному сюжету была предложена Прельжокажу художественным руководителем Фестиваля – Натальей Метелицей в 2018 году. Тогда Балет Прельжокажа представил небольшой опус «Привидение» в Гала-концерте Фестиваля, посвященном 200-летию Мариуса Петипа. Этот балет переносил зрителей в воображение великого хореографа в тот самый момент, когда в его голову пришла мысль о создании «Лебединого озера».

«Надо признать, что Наталья Метелица умеет убеждать. Она начала издалека, заказав номер для гала, посвященного юбилею Мариуса Петипа. Метелица сказала: «Маленький балетик», и я согласился, а потом не успел оглянуться, как был уже весь целиком в этой теме, она меня будто заколдовала», – Анжелен Прельжокаж в интервью для журнала “Forbs”.

Анжелен Прельжокаж – самая яркая звезда в плеяде хореографов, появившихся во Франции в конце XX века, признанный современный классик. Его труппа существует уже более 30 лет. Балеты Прельжокажа входят в репертуар ведущих трупп мира: Ла Скала, Нью-Йорк Сити Балета, балета Парижской оперы, Мариинского и Большого театров.

Спустя годы после создания балетов «Ромео и Джульетта» и «Белоснежка» (российская премьера состоялась на Фестивале «Дягилев. P.S.» в 2011 году) Анжелен Прельжокаж вновь обратился к крупной форме сюжетного балета. Хореограф сохраняет оригинальную фабулу истории о красавице, превращённой в лебедя, однако вносит в сюжет ряд изменений – например, существенно расширяет роль родителей Зигфрида, отца-тирана, злоупотребляющего своей властью, и матери, которая в этой трактовке предстаёт практически прустовской героиней. Куда более многогранным и неоднозначным стал и образ Рогбарта – не только всесильного колдуна, но и хитроумного, предприимчивого дельца, словно пришедшего в сказочный мир «Лебединого озера» прямиком из нашего века.

Классическую музыку Чайковского Прельжокаж в свойственной ему манере сочетает с современными ритмами, а также с другими произведениями великого композитора – скрипичными концертами, симфониями, увертюрами. А вот хореография, конечно же, полностью оригинальна: по словам самого Прельжокажа, «лучший способ отдать дань уважения Мариусу Петипа – это, опираясь на его великое наследие, заново изобрести некоторые вещи».

Костюмы к балету «Лебединое озеро» созданы знаменитым русским модельером Игорем Чапуриным.

— Анжелен Прельжокаж — режиссер, один из самых выдающихся современных хореографов, обладатель международных наград и званий, руководитель собственной труппы и хореографического центра. Сегодня постановки Прельжокажа входят в репертуар ведущих балетных трупп мира, таких как труппа театра Ла Скала, Нью-Йорк Сити Балет, Балет Парижской оперы. С 2006 года Балет Анжелена Прельжокажа, состоящий из 26 танцоров, располагается в здании «Чёрного Павильона» — крупного хореографического центра в Экс-ан-Провансе (Франция) под художественным руководством Прельжокажа. Также принимал участие в создании фильмов, запечатлевших его хореографические работы: «Строгальщик» по мотивам живописи Гюстава Кайботта (1988), «Черный павильон» (2006), «Эльдорадо» (2007) и «Белоснежка» (2009), «Полина» (2016).

— Игорь Чапурин — российский модельер, Заслуженный художник Российской Федерации (2019). Успешно работающий в качестве художника по костюмам для балетных спектаклей: «Предзнаменования», «Кухня», «Короли Танца», «Cinque». С 2005 г. сотрудничает с Большим театром России как художник по костюмам и художник-постановщик спектаклей.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24