Байкал озеро самое грязное

Что убивает Байкал прямо сейчас

Байкал — самое глубокое озеро на Земле, а также самый большой резервуар пресной воды — содержит 20% всех мировых запасов. Испортить такой объём изначально кристально чистой воды очень сложно. Но загрязнение озера вдоль берегов уже очевидно и подтверждается данными проб и проверок.

Рассказываем, что убивает Байкал и природу вокруг него уже сейчас.

Скала Шаманка на Байкале

Новые турбазы и их нечистоты

Новые турбазы и гостевые дома растут на берегах Байкала в геометрической прогрессии. Виной тому, в том числе ослабление правовой защиты озера. В конце 2020 года правительство России разрешило застраивать нетронутые природные территории на Байкале, а также водоохранные зоны в пределах поселений, опубликовав новый перечень недопустимых видов деятельности. В то время как старый, более строгий, пал жертвой так называемой регуляторной гильотины.

Это то, что нужно крупным корпорациям и спекулянтам землёй и недвижимостью, которые в последние годы активно лоббировали свои интересы. Легальные и полулегальные постройки были на берегах Байкала и раньше, но изменения в законодательстве сильно облегчили застройку новых, нетронутых территорий. В перечне даже нет запрета на строительство в местах обитания и произрастания редких и исчезающих животных и растений. Например, реликтовой монгольской жабы или растения черепоплодник, которые занесены в иркутскую Красную книгу, или орла-могильника из Красной книги России.

Монгольская жаба

В 2020 году прокуратура нашла нарушения в 90% объектов туризма на Байкале. Большинство турбаз и гостевых домов на берегу озера вели свою деятельность без соблюдения природоохранного законодательства.

Нечистоты с новых и старых турбаз до сих пор отправляются в озеро. Росприроднадзор неоднократно отмечал, что практически все очистные сооружения на берегах Байкала не могут очистить стоки до необходимой и указанной в законе нормы. И даже там, где очистные есть, не всегда есть канализация, которая подводит к ним стоки из кухонь и туалетов.

Например, в посёлке Турка есть очистные сооружения для обслуживания туристической зоны, но при этом полторы тысячи человек населения самого посёлка к ним не подключены. В Листвянке — посёлке на Байкале, самом близком от Иркутска и оттого очень популярном у туристов — только около 20% населения подключено к очистным сооружениям. На Ольхоне — крупнейшем острове Байкала — нет централизованной канализации.

Байкал, посёлок Листвянка

Некоторые гостевые дома и турбазы строят свои локальные очистные, эффективность которых тоже вызывает вопросы. Зачастую они выполняют только первичную обработку стоков, которые на выходе всё ещё содержат вредные вещества. По правилам сбрасывать их водоём нельзя. Другие турбазы обходятся простой выгребной ямой, сточные воды из которой попадают в грунт, а оттуда в Байкал. Местные ассенизаторы, которые откачивают жидкость из таких ям, не выдерживают нагрузки в туристический сезон, да и вызывать их постоянно слишком «хлопотно» для владельцев турбаз.

Это приводит к массовому распространению в Байкале бактерий и водорослей, например, спирогиры. Специалисты Лимнологического института СО РАН, которые занимаются изучением Байкала, отмечают, что ситуация в прибрежной зоне озера стала катастрофической. Уникальные экосистемы, которые сложились в чистейшей воде, теперь стремительно гибнут.

С 2018 года в популярных у туристов местах, например, на пляжах Ольхона, ежегодно вводится запрет на купание — вода не соответствует нормам по микробиологическим показателям. То есть воду из чистейшего озера нельзя не только пить, в ней уже нельзя даже купаться!

Отходы Байкальского ЦБК

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК) был закрыт в 2013 году. До этого почти 50 лет он отравлял озеро и природу вокруг. Пылегазовые выбросы комбината негативно влияли на тайгу, верхушки деревьев отмирали, поблизости усыхали леса. В донных отложениях в районе сброса стоков БЦБК в 2010 году обнаружили высокое содержание диоксинов — опасных ядов для любых живых организмов. В районе комбината в городе Байкальске диоксиновое загрязнение в 40—50 раз превышало загрязнение в северной и центральной частях озера.

Комбинат перестал работать, но его печальное «наследие», год за годом загрязняющее озеро, осталось. За время работы БЦБК накопилось, по оценкам учёных и надзорных органов, 6,5 миллиона тонн твёрдых и жидких отходов, в том числе шлам-лигнина — вещества, которое образуется при производстве целлюлозы. Все они хранятся в 14 шламонакопителях недалеко от озера в районе Байкальска. На картах и на местности это выглядит как каскад огромных искусственных прудов, полных отходов. Самую большую экологическую угрозу окружающей среде несёт чёрный щёлок в составе трёх накопителей.

Как выглядят шламонакопители со спутника

Ежегодное таяние снега и дожди грозят переполнить эти хранилища, из-за чего их содержимое рискует оказаться в озере. Загрязнённые воды было решено откачивать и сбрасывать в Байкал, предварительно очистив. Но эта технология вызывает множество споров в научном сообществе: практика показала, что концентрация вредных веществ в сливаемых в озеро стоках всё равно будет превышена.

Три шламонакопителя недалеко от Байкальска

Так к лету 2020 года из-за проливных дождей в накопителях собралось 1,5 млн тонн надшламовых вод, которые могли перелиться в озеро. В регионе ввели режим чрезвычайной ситуации и начали сбрасывать воду в Байкал, очищая её на городских очистных сооружениях.

Правительство отчиталось, что обезврежено и передано на очистные сооружения Байкальска всего лишь 30 тысяч кубометров воды. При этом, по данным Росприроднадзора, в стоках, которые прошли очистку и попали в озеро, предельно допустимые концентрации вредных веществ были превышены в 400 раз.

Суд запретил очищать надшламовые воды на очистных Байкальска и подрядчик обязался обезвреживать отходы своими силами. Но и новые технологии ликвидации накопленного ущерба можно назвать спорными.

Читайте также:  Директор цкс медвежьи озера

В 2021 году история повторилась: подрядчики продолжают использовать технологии очистки вод, который вызывают сомнение, а госорганы контролируют ситуацию нерегулярно, при этом расходы из государственного бюджета возросли на порядок. А цена этому: усугубление экологических проблем Байкала и репутационные потери для всей страны.

Бесконтрольный туризм

Рост туристической нагрузки наносит непоправимый экологический урон Байкалу. На берегах копятся бытовые отходы, появляются нелегальные свалки, загрязняется акватория. Ежегодно прибрежная территория озера принимает, по официальным данным, свыше миллиона туристов. В пандемию из-за закрытия границ на Байкал стало приезжать только больше людей.

Мусор, собранный на стометровом участке берега Байкала. Фото © Глеб Кузнецов/ Гринпис

Вдоль берега озера находятся особые экономические зоны, созданные для развития туризма. Там действуют преференции для туристического бизнеса, которые помогают быстрее запустить свой проект и вывести его на самоокупаемость. Воздействие этих зон на окружающую среду пока никак не оценивается.

Сейчас туристическая нагрузка на общую территорию Байкала чрезмерна, а количество и поведение туристов тяжело контролировать как государству, так и сотрудникам местных заповедников и нацпарков из-за нехватки собственных ресурсов.

Необходима реальная оценка рекреационной нагрузки побережья Байкала. Особенно нужно уделить внимание тем участкам, которые больше всего страдают от туризма, например, Ольхону.

Рукотворные перепады уровня воды

С 1956 года Байкал, по сути, выполняет роль водохранилища Иркутской ГЭС. С тех пор уровень воды в озере регулируется сбросами с гидроэлектростанции. То есть, чем больше расход воды на ГЭС, тем ниже уровень водохранилища, в данном случае — Байкала, и наоборот.

Иркутская ГЭС располагается в 65 километрах от Байкала

С 1964 года уровень Байкала поддерживается на один метр выше, чем был до строительства ГЭС. Этот метр «отодвинул» берега озера, затопив их и увеличив площадь водного зеркала примерно на 500 квадратных километров. По мнению старшей научной сотрудницы Лимнологического института СО РАН Татьяны Потёмкиной, последствия эксплуатации ГЭС — одно из самых ощутимых антропогенных вмешательств в природную систему озера.

Искусственные колебания и общее повышение уровня воды разрушают прибрежные леса и другие растительные сообщества. Из-за этого береговая линия отступила на первые десятки метров, а в районе острова Ярки — на целых 100—350 метров, разделив остров на несколько частей.

Остров Ярки. Фото: Иркпедия

В последние годы рост уровня Байкала уже неоднократно превышал критическую отметку, выйдя за пределы установленного законом диапазона 456–457 метров в Тихоокеанской системе высот (теперь этот диапазон расширен). Высокий уровень грозит экологическими проблемами в Бурятии — затоплением нерестилищ рыб, ухудшением качества байкальской воды. Но при этом, как утверждают власти, увеличение сбросов воды с ГЭС в Ангару может затопить не только деревни, расположенные вниз по реке, но и районы Иркутска.

Низкий уровень воды тоже приводит к разрушениям: интенсивному размыву и углублению осушенных пляжей. При критическом снижении уровня возможны осушение мелководных заливов, деградация нерестилищ и гнездовий птиц, могут пострадать и местные животные.

С 2015 года правительство принимает временные постановления, которые позволяют увеличивать диапазон колебаний уровня воды в Байкале. Это существенно облегчает жизнь местным представителям энергетической промышленности, но усложняет её природе озера.

В 2021 году председатель правительства Михаил Мишустин подписал очередное постановление о максимальных и минимальных значениях уровня воды в Байкале. В документе диапазон колебаний уровня воды расширили ещё сильнее: до 2,31 метра, с минимальной отметкой 455,54 метра, до максимальной — 457,85 метра. В этом году Минприроды России подготовило проект такого же постановления правительства на 2022 и 2023 годы, в котором заложены те же диапазоны уровня воды, что в 2021 году.

Что можно сделать?

Озеро Байкал — одно из древнейших озёр на планете, в нём и вокруг него сложилась уникальная экологическая система, которую нельзя позволить разрушить. Прибрежные территории Байкала отличаются уникальным разнообразием флоры и фауны, бо́льшая часть видов растений и животных — это эндемики. Это делает его одним из самых ценных в мире объектов всемирного природного наследия, он вошёл в этот список по всем четырём критериям ЮНЕСКО. Озеро включено в этот список в 1996 году благодаря совместной работе российского Гринпис, учёных и Министерства экологии.

В 2006 году благодаря работе Гринпис, принципиальной позиции научной общественности и протестам в регионе удалось остановить строительство нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» компании «Транснефть» прямо на берегу озера. После утверждения проекта Владимир Путин распорядился перенести нефтепровод на 400 км от Байкала.

В последние несколько лет Комитет всемирного наследия фиксирует ухудшение состояния озера. Россия неоднократно игнорировала просьбы и рекомендации, которые ЮНЕСКО давало по этому объекту. На сессии комитета Всемирного наследия, которая пройдёт в этом году в Казани, будет поставлен вопрос о включении объекта «Озеро Байкал» в список «наследия под угрозой».

Байкал. Фото: Юлия Петренко

Многие старые проблемы остаются актуальны, а вдобавок появляются новые. Они многослойны и наступают с разных сторон, словно осаждая огромное чистое озеро.

Мы не предлагаем отказаться от развития туризма и предпринимательства на Байкале. Мы хотим, чтобы туризм был устойчивым и деликатным по отношению к природе, чтобы мусор не копился на берегах и нелегальных свалках, а турбазы были экологично обустроены и не убивали всё вокруг себя.

Главное: мы хотим, чтобы изменилось отношение людей, в том числе властей и глав корпораций, с потребительского на бережное, продиктованное осознанием того, что нужно сохранить природу Байкала ради жизни самой природы. Иначе она просто погибнет и не достанется никому.

Россия должна принять меры, чтобы сохранить своё природное наследие, и вы можете помочь нам подтолкнуть её к правильным решениям. Мы подготовили петицию в защиту трёх российских объектов ЮНЕСКО — «Вулканов Камчатки», «Западного Кавказа» и «Озера Байкал». Аргументированные требования и подписи отправятся председателю правительства России Михаилу Мишустину.

Читайте также:  Битва на чудском озере была или нет

Помогите нам добиться сохранения объектов ЮНЕСКО.

Источник

Чем загрязнен Байкал

Человеческое присутствие дорого обходится крупнейшему пресному водоему мира

Первое российское научное исследование на предмет содержания микропластика в самом крупном мировом озере с пресной водой, в Байкале, было опубликовано летом этого года. Его авторами стали ученые биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Согласно выводам, среднее содержание пластиковых частиц в воде у юго-восточного и западного побережья озера Байкал в количественном эквиваленте «соответствует высокому уровню пластикового загрязнения и сопоставимо с их содержанием в циклических зонах океанских течений».

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ / купить фото

Воды здесь дикие

Комплексных научных фундаментальных исследований всей акватории Байкала на предмет загрязнения микропластиком пока никто не проводил. Новое исследование ученых из МГУ, описанное в работе «Пластиковое загрязнение прибрежных поверхностных вод среднего и южного Байкала», велось в прибрежной зоне наиболее населенного юго-восточного побережья озера и в Малом Море. Эти места не самые населенные на байкальском берегу, здесь проживают несколько сотен человек, но зоны забора проб воды были выбраны учеными неслучайно: все они являются местами туристического посещения, поэтому считаются антропогенно нагруженными.

Выводы научного исследования биологов из МГУ свидетельствуют о том, что в прибрежных водах содержится концентрация микропластиковых частиц, которую ученые квалифицировали как высокую. Отметим, что забор водяных проб для научных изысканий брали в поверхностном слое воды (0–100 см) за счет трех одинаковых конусообразных сетей за судном. Суммарная длина путей траления составила 17,78 км, площадь — 0,01068 кв. км. Все трансекты располагались на удалении до 2 км от береговой линии. Объем воды, профильтрованной сетями, оценивается в 1676 куб. м.

Руководитель экспедиции на Байкал, инженер-исследователь, научный сотрудник кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Олеся Ильина: «В пересчете на площадь водной поверхности концентрация частиц составила от 19 тыс. до 75 тыс. пластиковых частиц на 1 кв. км при среднем значении 42 тыс. частиц на 1 кв. км, что соответствует высокой степени пластикового загрязнения. Весь обнаруженный микро-, мезо- и макропластик возник при разрушении более крупных фракций, за исключением одного фрагмента. В целом все обнаруженные пластиковые частицы разного размера. Размер 83,4% отфильтрованных частиц был от 0,2 до 3,2 мм с явным преобладанием размеров 0,4–1,6 мм (55,7%). В процессе исследований в пробах обнаружены частицы размером вплоть до 32,8 мм. Доля таких частиц (5–32,8 мм), относимых к мезо- и макропластику, составила 8,4% в общей выборке».

По химическому составу пластиковые микрочастицы мало чем отличаются от состава частиц, которые коллеги российских ученых много лет назад нашли в других озерах, океанах и морях. Озеро Байкал наполнено полиэтиленом, полипропиленом и полистиролом. Эти вещества — продукт распада различных бытовых упаковочных материалов, то есть это отходы жизнедеятельности населения. Сегодня на берегах Байкала живет примерно 120 тыс. человек.

Байкал затягивает в сети

Частицы микропластика ученые разделяют в зависимости от их морфологической структуры на волокна, фрагменты, пленки, пену и гранулы. Директор НИИ биологии Иркутского государственного университета, профессор кафедры гидробиологии биолого-почвенного факультета, д. б. н. Максим Тимофеев: «По данным научного сообщества, попадание микропластиковых частиц в байкальские воды происходит по-разному. Бытует мнение, что в основном пластик приносят воды реки Селенга, впадающей в озеро. Второй источник загрязнения озера — это стихийные мусоросвалки. Третий — это очистные сооружения. Фрагменты, пленки и пена — это продукты распада пластика на мелкие частицы в прибрежной зоне. Волокна имеют иное происхождение: такой тип частиц микропластика образуется в результате стирки синтетической одежды, которую носит все население планеты».

Еще один путь попадания пластика в воды Байкала — это дешевые китайские полимерные рыболовные сети. По словам местных экологов, они цепляются за каменистое дно, рвутся и их никто не поднимает на поверхность. Мы идем на туристической лодке с прозрачным дном, внизу видны скалистые выступы с низкими водорослями, внизу не видно ни рыб, ни мусора. Экскурсовод, эколог Алексей Жданов: «Вообще, рыба встречается, но редко, под лодку она особо-то и не лезет. Хотя в прошлый рейс мы стайку халюзов встретили. Трудно сказать, сколько времени эти сети находятся под водой, но, наверное, не меньше года. Таких тут можно немало встретить».

Брошенные рыболовные сети давно стали рассадником вредных веществ на Байкале и местом гибели рыбы. Сети представляют собой огромную проблему, признанную научным сообществом. Однако ее уже пытаются решать местные экологи и ученые из федеральных научно-исследовательских институтов РАН, недавно создав в Иркутске региональную общественную организацию «Глубина ответственности». По словам президента этой организации Александра Красовского, раньше люди были ответственнее, а сети — прочнее и рвались не так часто, их плели вручную, а если они рвались, то их доставали со дна по мере возможности: «Сейчас мало кто из рыбаков, потерявших сеть, озабочен необходимостью ее достать. Зачем это делать, если на ближайшем рынке можно купить новую дешевую китайскую сеть? И все начинается снова: люди, не изучив до конца дно, рыбачат, сети цепляются за каменистое дно, их уносит. Часто бывает так, что сеть уходит под грузом в глубину и ложится на камни, начинает обрастать водорослями, гнить, а этот процесс сопровождается потреблением кислорода, вода становится бедной кислородом и образуются заморы, рыба умирает. В целом сеть обрастает водорослями, со временем они продуцируют токсины, негативные для рыб и для людей».

Члены общества «Глубина ответственности» уверяют, что гниющими сетями завалено дно Байкала. В первый же день своей работы они подняли четыре сети вблизи места Большие Коты, расположенного в часе езды от Листвянки. По словам участников общества, все сети были огромными, более 10 м в длину, а сколько в них микроорганизмов, никто не считал. Сети представляют собой источник возникновения микропластика. Полимерные сети вряд ли токсичны, хотя до конца не изучены. Со временем они тоже подвергаются деструкции, распадаются на микроскопические полимерные волокна, оседают на илистом дне.

Читайте также:  Девушки на щучьем озере

Гидробиолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института океанологии РАН Филипп Сапожников: «Активную роль в этом процессе играют не только солнечный свет и подвижная вода, но и микроскопически малые существа, проникающие в микротрещины на волокнах, образующиеся при движении сети, теряющей эластичность за счет фотоокисления. Эти микросущества, одетые в плотные оболочки, забираются в микротрещины, ибо там элементарно уютнее и комфортнее жить, нежели на поверхности волокон. Там, в трещинах, они выстраивают более густые и разнообразные сообщества и распирают пространства трещин изнутри, углубляя их. Движение воды оказывает им посильную помощь: когда сеть мотается штормом на мелководье, трещины легко углубляются уже просто механически. А потом волокна распадаются на микрочастицы, которые оседают в Байкале».

Микропластик и большие проблемы

Ущерб, нанесенный брошенными сетями подводному миру, не изучен. Если сети представляют собой подводный источник распространения микропластика, то внешние — это воды впадающих в Байкал рек, свалки ТБО и брошенный туристами мусор. Причем, как показывает практика, качество пластика зависит от источника его поступления. В 2019 году ученые Иркутского государственного университета проводили сравнительное исследование наличия пластика в озере Хубсугул, которое входит в Байкальскую рифтовую зону в Монголии.

Директор НИИ биологии Иркутского государственного университета, профессор кафедры гидробиологии биолого-почвенного факультета, д. б. н. Максим Тимофеев: «Мы видим, что сам характер загрязнения микропластиком на Байкале и Хубсугуле очень различен. Так, в процентном соотношении в составе загрязнителей воды Байкала доминируют синтетические волокна, а в Хубсугуле — фрагменты микропластика. Это различие говорит об источниках основного загрязнения, определяет и приоритетные задачи. Так, источником пластиковых микро- и макрофрагментов является именно береговой мусор, попадающий в воду. Поэтому в случае с озером Хубсугул достаточно просто наладить систему вывоза мусора, накопленного на его берегах, чтобы решить проблему такого загрязнения. В Байкале же ситуация более сложная. Известно, что источником основного поступления синтетических волокон в воду является простая стирка белья. Доминирование синтетических волокон в загрязнении Байкала — это маркер неэффективной или даже вовсе отсутствующей системы очистки жидких бытовых стоков поселений. Поэтому наивысшим приоритетом является срочная установка современных очистных сооружений как непосредственно в населенных пунктах на берегу озера, так и на его притоках».

Другие ученые добавляют, что самый масштабный вред наносят еще и полигоны ТБО, и стихийные мусоросвалки. Президент фонда «Возрождение земли сибирской» Елена Творогова: «В Листвянке или Слюдянке стихийных свалок нет, берега чистые, а в некоторых местах общепита еду подают в биоразлагаемой таре, хотя посуда везде пластиковая. Удивляться нечему, ведь Листвянка — туристическое место, тут нередко проводят субботники с участием волонтеров. Другое дело Усть-Баргузин, где до недавнего времени мусор лежал повсеместно, его даже вывезти толком не могли по грунтовым дорогам, которые размывало при перемене погоды или в месте Турка в Бурятии. Вообще, мусора бывает много прямо на берегах озера. Во время шторма его сносит в воду. Сколько такого мусора плавает в воде, никто не считал».

Соотношение количественных долей размерных групп частиц пластика в Байкале с теми же показателями в монгольском озере Хубсугул, а также с Тихоокеанским мусорным пятном различается, хотя ненамного. Согласно данным исследования биологов из МГУ им. М. В. Ломоносова, если в Байкале микропластиковых частиц размером 0,33–1 мм содержится 34,3%, в озере Хубсугул — 41%, в водах Североокеанского мусорного пятна — 52,5%, в Атлантическом, Тихом и Индийском океанах — 34,9%. В то же время частиц большего размера, от 1,01 до 4,75 мм, в водах озера Байкал содержится 56,2%, почти столько же, сколько обнаружено в трех океанах — 57,5%. Руководитель экспедиции на Байкал, инженер-исследователь, научный сотрудник кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Олеся Ильина: «Среднее содержание пластиковых частиц в поверхностном слое воды у юго-восточного и западного побережья озера Байкал, по нашим данным, в количественном эквиваленте соответствует высокому уровню пластикового загрязнения и сопоставимо с их содержанием в антропогенно нагруженных пресноводных водоемах, таких как Великие Канадские озера».

Согласно научным данным, изъять весь микропластик из байкальской воды уже невозможно. И не только потому, что он уже много лет выносится из озера Ангарой. Одни частицы микропластика практически не обрастают водорослями, как тончайшие нитевидные волокна из состава синтетической одежды, а частицы с уплощенной конфигурацией или даже фрагменты пластиковых сетей обрастают ими быстро.

Гидробиолог, к. б. н., старший научный сотрудник Института океанологии РАН Филипп Сапожников: «В состав обрастаний часто входят колониальные диатомовые водоросли из родов Didymosphenia и Gomphonema, образующие крупные ветвистые колонии из нитей биополимеров (матрикса), по концам которых сидят их клетки. Колонии тяжелые, и обросший ими микропластик даже при собственной плавучести, близкой к нейтральной, легко идет ко дну и захоранивается в грунте. Кроме того, многие частицы пластика в принципе тяжелее воды и тонут уже под собственным весом. Так что и на дне Байкала постепенно формируется тонкий слой микропластика, который окажется способен в недалеком будущем хорошо маркировать нашу эпоху сверхпотребления по геологическим профилям осадочных пород. В конечном счете, утрамбовавшись под тяжестью последующих осадочных, он будет очень тонкослойным, пока рыхлые осадки на дне Байкала уже содержат множество микрочастиц пластика в слое до сантиметра».

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24