Битва на реке рымник при ком была

«Только вперёд! Ни шагу назад». 230 лет назад Суворов уничтожил турецкую армию на реке Рымник

230 лет назад, 22 сентября 1789 года, русско-австрийские войска под началом Суворова наголову разгромили на реке Рымник превосходящие силы турецкой армии.

Победа русских войск при Рымнике. Раскрашенная гравюра Х. Шютца. Конец XVIII в.

Ситуация на Дунайском фронте

Весной 1789 года турки начали наступление тремя отрядами – Кара-Мегмета, Якуба-аги и Ибрагима. Русская дивизия под началом Дерфельдена разгромила противника в трёх сражениях у Бырлад, Максимен и Галаца (Дивизия Дерфельдена трижды разгромила турецкую армию). Летом 1789 года турки снова попытались перейти в наступление и разгромить по отдельности слабый австрийский корпус принца Кобургского, а затем русских в Молдавии. Суворов успел прийти на помощь союзникам и 21 июля (1 августа) разгромил турецкий корпус в сражении под Фокшанами (Сражение под Фокшанами). Турецкие войска отступили в крепости на Дунае. Александр Васильевич предлагал командованию использовать успех и перейти в наступление, пока турки не пришли в себя и снова не двинулись вперёд. Однако к нему не прислушались.

В августе 1789 года русская армия под командованием Потёмкина осадила Бендеры. Действовал русский главнокомандующий, как и во время осады Очакова в 1788 году, крайне пассивно. Выдвинувшийся со своей дивизией в Южную Бессарабию князь Николай Репнин разбил 7 сентября 1789 года турецкие войска у реки Сальчи. Заботясь о дальнейшем усилении своей армии, Потёмкин стянул к себе под Бендеры почти все русские войска, оставив в Молдавии только численно слабую дивизию Суворова.

Турецкий главнокомандующий визирь Юсуф-паша решил использовать благоприятный момент, отдаленное расположение войск принца Кобургского и Суворова, чтобы разгромить их по отдельности, а затем идти на выручку Бендер. Сначала планировали разгромить австрийский корпус у Фокшан, затем дивизию Суворова у Бырлада. Собрав 100 тыс. армию, турки перешли Дунай у Браилова и двинулись к реке Рымник. Здесь они расположились в нескольких укрепленных лагерях, расположенных в нескольких километрах друг от друга. Австрийцы снова запросили помощи у Александра Суворова. Незамедлительно русский полководец начал марш и 10 (21) сентября соединился с союзниками. Он прошёл со своими воинами за два с половиной дня по непролазной грязи (сильный ливень размыл дороги) 85 верст, форсировал р. Серет. У союзников было 25 тыс. солдат (7 тыс. русских и 15 тыс. австрийцев) при 73 орудиях. Османов – 100 тыс. человек при 85 орудиях.

Разгром турецкой армии

Австрийцы сомневались, что необходимо атаковать противника. Слишком силы были неравны. Кроме того, противник занимал укрепленные позиции. Турецкие войска расположились между реками Рымна и Рымник. Первый османский лагерь располагался на берегу Рымны, у селения Тыргу-Кукули, за ним у селения Богза – второй, у леса Крынгу-Мейлор и Рымника – третий. Только в первом лагере османов было вдвое больше, чем русских. Австрийский командующий предложил действовать от обороны. Однако Суворов заявил, что тогда он атакует только со своими силами. Принц Кобургский сдался. Русский полководец решил сначала атаковать своими силами лагерь у Тыргу-Кукули, пока австрийцы будут охранять фланг и тыл, затем соединить и ударить по визирю. Расчет был на внезапность и стремительность действий. Пока враг не опомнился и не использовал малочисленность союзников, не расчленил их, обошёл с флангов и тыла.

Русский полководец не стал медлить и выступил. Скрытым ночным маршем союзники вышли из Фокшан, форсировали реку Рымну и вышли к лагерю османской армии. Турецкое командование, уверенное в победе над слабым корпусом австрийцев (о прибытии русских они ещё не знали), было застигнуто врасплох. Турки, несмотря на наличие многочисленной конницы, не смогли организовать эффективную разведку. Союзные войска выставили две линии пехоты, за ними располагалась конница. Русско-австрийская армия построилась углом, вершиной к противнику. Русские, ставшие полковыми каре, составили правую сторону угла, австрийцы – левую. Русская дивизия выполняла роль главной ударной силы, австрийской корпус должен был обеспечить фланг и тыл, пока Суворов громит врага. При движении между русскими и австрийскими войсками образовался промежуток свыше двух верст, он был прикрыт только небольшим австрийским отрядом под началом генерала Карачая (2 тыс. человек).

Читайте также:  Надежда бабкина за рекою

Бой начался в 8 часов 11 (22) сентября 1789 года. Русские войска вышли к первому турецкому лагерю. Турки открыли огонь. Тут на пути солдат оказался овраг, через него вела только одна дорога. Большая часть войск вынуждена была ждать своей очереди. Первая линия остановилась. Суворов бросил через овраг гренадер Фанагорийского полка. Они ударили в штыки. За ними пересек овраг и Апшеронский полк. Атака была стремительной, в турецком лагере началась паника, русские захватили батарею. Стоявшая в районе леса Каята турецкая конница контратаковала, её поддержала и турецкая пехота. Османы пытались ударить во фланг переходившим овраг русским солдатам. Противник смял русских карабинеров и обрушился на апшеронцев, они встретили врага ружейно-пушечным огнем и штыками. Около получаса османы пытались взломать каре. В это время карабинера оправились и перешли в новую атаку. Кроме того, турки попали под огонь Смоленского полка, который также форсировал овраг. Противник дрогнул побежал. Первый лагерь был захвачен.

Визирь Юсуф-паша собрал всю свою многочисленную конницу (около 45 тыс. человек) и направил 7 тыс. отряд на левый фланг русских, воспользовавшись тем, что вторая русская линия ещё не преодолела овраг. Также он направил 18 тыс. всадников между русскими и австрийскими войсками, на слабый отряд Карачая и 20 тыс. человек в обход левого фланга австрийцев. Несколько часов кипел бой. Турецкая конница волна за волной пыталась разбить и опрокинуть каре союзников. Полки Суворова стояли непоколебимо, выдержали и австрийцы. Особенно тяжелая ситуация была у Карачая, но при поддержке русских он устоял. Огромные массы турецкой конницы разбились о правильные порядки союзных войск и были отражены огнем. Вся конница османской армии была рассеяна. Визирь совершил ошибку, не бросил главные силы своей конницы против австрийцев или русских, а разъединил их.

Суворов снова повёл войска в наступление:

Русские атаковали турецкие позиции у селения Богза. Турецкая артиллерия вела огонь, но он был неэффективным и причинял мало вреда. Русские пушки стреляли метко, ломая сопротивление противника. Турецкая конница снова атаковала, но также без успеха. Турецких сипахов всюду отбили. В итоге и здесь сопротивление османов было сломлено, гренадеры и мушкетеры ворвались в деревню. Турки бежали к Крынгумейлорскому лесу, где располагался их главный лагерь.

В 3 часа дня союзники вышли к главному турецкому лагерю, здесь они пошли в атаку одним фронтом. Визирь имел ещё до 40 тыс. свежего войска, русско-австрийские войска дрались с утра, были утомлены, резервов не было. Османы построили укрепления у Крынгумейлорского леса, которые занимали 15 тыс. отборного войска – янычар, с артиллерией. Конница прикрывала фланги. Нужно было чем-то удивить врага. Утром османы были поражены внезапным нападением русских, которых не ждали здесь увидеть. Суворов, увидев, что полевые укрепления построены небрежно, бросил в атаку всю союзную кавалерию – 6 тыс. сабель. Турки были ошеломлены такой совершенно удивительной атакой кавалерии на окопы. Первым прорвался через укрепления Стародубовский карабинерный полк. Началась кровавая рукопашная схватка. За конницей подоспела русская пехота, ударила в штыки. Янычары были перебиты, и в 4 часа дня победа была полной. Турецкая армия превратилась в бегущую массу. Множество воинов утонуло в бурных водах разлившегося Рымника.

Таким образом, русский полководец показал блестящий пример сложного маневрирования войск на сильно пересечённой местности. Союзники, произвели скрытное сосредоточение, нанесли быстрый удар по значительно численно превосходящей армии и разгромили её по частям.

Упущенная возможность завершить войну

Турки потеряли только погибшими около 15 – 20 тыс. человек, несколько сотен пленными. Трофеями союзников стали четыре вражеских лагеря со всеми запасами османской армии, вся турецкая артиллерия – 85 орудий и 100 знамен. Общие потери союзников составили 650 человек. За это сражение Александр Суворов получил титул графа Рымникского и был награжден орденом св. Георгия 1-й степени. Иосиф Австрийский присвоил полководцу титул рейхсграфа Римской империи.

Читайте также:  Сток гидрологический режим реки

Победа была настолько грандиозной, что ничто не мешало союзникам форсировать Дунай и закончить войну. Фактически турецкой армии больше не было. В Мачин пришло только около 15 тыс. турецких солдат. Остальные разбежались. Однако русский главнокомандующий Потёмкин, завидуя победе Суворова, не использовал благоприятный момент и остался у Бендер. Он только приказал Гудовичу взять Хаджибей и Аккерман, что русские войска и сделали. В ноябре капитулировали Бендеры, на этом кампания 1789 года завершилась. Если бы на месте Потёмкина был более решительный и энергичный главнокомандующий, войну можно было закончить в этом году.

Австрийская армия также бездействовала, только в сентябре союзники форсировали Дунай и взяли Белград. Корпус Кобургского занял Валахию и расположился у Бухареста. Тем временем Стамбул заключил союз с Пруссией, которая выставила армию на границах Австрии и России. Подстрекаемые Англией и Пруссией османы решили продолжить войну. За год турки оправились от рымникского разгрома, собрали силы и снова сосредоточили их на Дунае.

Источник

История в цитатах: «Рымник долго помнить будет…»

«Рымник долго помнить будет, чем в сентябрь был загажён…»

Русская солдатская песня XVIII-XIX вв.

Начавшаяся в 1787 году русско-турецкая война была не первой и далеко не последней по счёту. Невыгодный для Османской империи Кючук-Кайнарджийский мир лишил Стамбул верного сателлита, – Крымского ханства, – городов, крепостей и единовластия в Босфоре, и потому не сулил обеим державам долгих лет в мире. Когда от слов и призывов вновь сделать Блистательную Порту великой турки перешли к делу и водворили российского посла в темницу, новой войны было уже не избежать. Османы готовились к реваншу годами, но приступили к нему в не самый удачный момент. Петербург и Вена успели заключить военный альянс, и теперь несметные полчища султана ждала борьба сразу против двух армий.

Успех сопутствовал русским и на суше, и на море. Летом 1788 года у Фидониси был разбит турецкий флот, в декабре пала мощная крепость Очаков. Однако основные османские силы по-прежнему находились по правую сторону от русла Дуная. В начале летней кампании 1789 года они рассчитывали выйти и прочно встать на его левом берегу. 21 июля (1 августа по новому стилю) русско-австрийские войска, которыми командовали генерал-аншеф А.В. Суворов и фельдмаршал принц Фридрих Иосия Саксен-Кобург-Заальфельдский, нанесли поражение численно превосходящему корпусу Юсуф-паши под Фокшанами. Суворов писал в донесении:

«Речка Путна от дождей широка, турок 5–6 тысяч спорили, мы ее перешли, при Фокшанах разбили неприятеля. На возвратном пути в монастыре засели 50 турок с байрактаром; я ими учтивствовал принцу Кобургскому, который послал команду с пушками, и они сдались».

Турки отступили обратно к Дунаю, зализывая раны. Великому визирю Юсуф-паше было, откуда заимствовать резервы, чтобы разгромить меньшие по численности соединения Суворова и принца Кобурга. План был прост и эффективен: выделить сераскиру Хасан-паше войско и выслать его к Измаилу, затем сжать остальные силы в мощный кулак и расплющить им сначала стоявших у Фокшан австрийцев, а затем отряд Суворова. Последующее соединение с Хасан-пашой сделало бы османов хозяевами на театре военных действий. Однако этому не суждено было сбыться.

В начале сентября визирь выступил в поход во главе огромной армии, насчитывавшей, по разным сведениям, от 60 000 до 100 000 человек. Столь крупному воинству с обозом по умолчанию сложно двигаться в быстром темпе, к тому же сам Юсуф-паша не очень-то и поторапливался, а зря: заметив неприятельский авангард, принц Фридрих Кобургский тотчас же направил гонца к Суворову с призывом о помощи. У того накануне разыгрался тяжёлый приступ лихорадки, но промедление было смерти подобно. Получив утром 7 (18) сентября послание союзника, уже в полночь русский отряд выдвинулся к району расположения армии Юсуф-паши между реками Рымна и Рымник.

«Дорога была отвратительная, отряду приходилось непрестанно переправляться вброд через вздувшиеся реки; пошел проливной дождь, началась буря, понтонный мост сорвало, едва по нему успел пройти авангард. – писал в своём труде о Суворове в эмиграции генерал А.М. Драгомиров. – В случае опоздания наших войск принц Кобургский подвергся бы отдельному поражению и всё, что дала фокшанская победа, сразу было бы утрачено».

Дело упрощал разгром войска Хасан-паши князем Н.В. Репниным на речке Сальче, произошедший тем же днем. Медленный марш, а затем остановка великого визиря тоже были союзникам на руку. Но вместе с тем, район будущей атаки серьёзно осложнял её, и наоборот, упрощал османам оборону и контратаки. Позицию Тырго-Кукули, на которой находились полки авангарда, включая отступившие от Фокшан 6000 ятаганов, защищали стремнина Рымны по фронту, топь по левому флангу и овраги в изобилии – по правому.

Читайте также:  Здесь берега реки совершенно пустынны поэтому ты чувствуешь себя

На всё же рискнувшего атаковать её тотчас же навалилась бы основная часть воинов Юсуф-паши. Визирь еще не успел пересечь Рымник, ожидая вестей от Хасан-паши, но и у него под рукой оставалось до 20 000 человек. Общая численность объединённого русско-австрийского корпуса составляла всего 25 000, из них 6500 – солдаты Суворова после тяжёлого перехода. Сотня вёрст за двое с половиной суток – шутка ли? При имевшемся соотношении сил атака более походила на самоубийство. Турки и не ждали её, загодя готовя цепи для заковывания в них пленных гяуров. И всё же…

«Марш за Рымну колоннами. Обоих союзных войск вся кавалерия впереди… На походе, встретясь с бусурманами, их бить! Построясь ордером баталии, в миг перешед Рымну, итти храбро, аттаковать… Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня… Боже, пособи!» – гласила диспозиция Суворова перед битвой.

В ночь на 11 (22) сентября русские войска перешли Рымну на доступном для переправы участке русла и нанесли удар по Тырго-Кукули. Стремительная атака под огнём турецких пушек выбила противника с укреплённой позиции и обратила в бегство. Не сбавляя темпа, Суворов шёл вперёд. Визирь бросил в бой многочисленную кавалерию, надеясь отрезать русские войска от австрийцев, но последние устояли и отбили эту контратаку. Союзники встретились; полчаса потратили на то, чтобы перевести дух – и продолжили натиск на главный лагерь турок. Солдаты принца Кобургского завязали с ними бой по фронту, а Суворов тем временем сам бросил конницу на недостроенные полевые укрепления неприятеля. Следом в атаку шли пехотные каре. «При Рымнике был я в опасности, если б немалые, следственно, полные кареи», – вспоминал после полководец.

Османская оборона в центре дрогнула, и после Юсуф-паша уже не смог восстановить её: волна его собственных воинов, охваченных паникой, захлестнула переправу через реку. Сотни пеших и конных воинов бросались в реку и тонули в ней, тщетно стремясь спастись. «Рымник долго помнить будет, Чем в сентябрь был загажён…» – так исход сражения увековечился в солдатской песне. Поражение османов было безоговорочным. Юсуф-паша в день битвы потерял около 15 000 человек убитыми в бою и погибшими при бегстве. Рейд 12 (23) сентября русско-австрийских войск по окрестностям довёл это число до 20 000. В войсках Суворова и принца Кобургского общее число павших составило 500 человек. Страдавший от приступа болезни генерал-аншеф после сражения понял, что выздоровел.

Это была не последняя битва не последней войны между Российской и Османской империями. Однако после Рымника султану было впору забыть о левобережье Дуная и рассчитывать на победу в отдельном сражении ради престижа державы, нежели на разгром противника. Чаяниями фаворита императрицы Екатерины II графа Г.А. Потёмкина Суворов был возведён в графское звание:

«Ей, Матушка, он заслуживает Вашу милость, и дело важное: я думаю, что бы ему, но не придумаю. Петр Великий графами за ничто жаловал; как бы его да с придатком Рымникский».

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24