Битва при реке по рим

Битвы за долину По

Битвы за долину По

Ганнибал перешел через Альпы за 15 дней, потеряв при этом почти половину армии и большую часть обоза. От Роны он отправился во главе 38000 пеших и 8000 конных воинов (по другим данным, 40 000 пеших и 6000 конных — см. стр. 187). На колонне, установленной в Лацинии, расположенном на противоположном конце Италийского полуострова, Ганнибал оставил надпись, где говорится о том, сколько людей добралось с ним до Италии. Их число составляет 12000 африканской и 8000 испанской пехоты и не более 6000 всадников. Конечно, в число потерь включены не только погибшие — должно быть, много людей просто дезертировало. Армия была истощена и физически, и морально. И людям, и животным необходимо было поправиться и отдохнуть. Между тем местное племя тавринов, видя жалкое состояние и размер войска Ганнибала, отнюдь не пребывало в уверенности, что он-то и есть тот самый освободитель, кто приведет их к победе над Римом. Вначале Ганнибал попробовал договориться с ними, но когда все доводы никакого действия не возымели, он организовал атаку на их столицу, захватил ее и перебил всех жителей. Довод показался достаточно убедительным, и все остальные местные племена поспешили встать под его знамена. Карфагенский полководец знал, что быстрая победа над расположенными в том регионе римскими войсками будет лучшим способом привлечь к себе людей. С такими мыслями он двинулся дальше, вдоль северного берега реки По. Между тем Сципион вернулся морем обратно в Пизу, перешел Апеннины и принял командование двумя расквартированными в долине По легионами (первым и вторым). Его задачей было задержать Ганнибала до подхода второго консула, которого уже отозвали с Сицилии. Решено было остановить Ганнибала у реки Тицин (совр. Тичино). Этот мощный приток По представлял в то время года серьезное препятствие. Позиция усиливалась отрогом Апеннин, выступавшим в направлении По на южном берегу, у Страделлы, оставляя лишь узкий проход между рекой и горами. За год до этого римляне основали две военные колонии в долине По — одну в Кремоне, а другую в Плаценции (совр. Пьяченца). Несколько лет назад Тенней Франк выдвинул хорошо аргументированное предположение, что изначальное местоположение Плаценции было у Страделлы, в 30 км западнее современной Пьяченцы. В 207 г. колонию осадил Гасдрубал, а в 200 г. до н.э. ее разрушили кельты. Спустя несколько лет, когда римляне вновь завоевали область, они заново основали город. Франк считает, что к тому времени стратегическое значение местоположения Плаценции уже не было столь существенным, а потому ее разместили на равнине, в центре её сельскохозяйственных угодий. Древний путь через Северную Италию шел по прямой — от побережья Адриатики, близ Римини, до Страделлы. Там он пересекал По между устьями Тичино и Танаро и шел до Ломелло (римский Лавмелл); оттуда он продолжался по северному берегу По до Турина, где соединялся с путем Геракла. Участок реки По между Тичино и Танаро является наиболее удобным для переправы: в любом другом месте пришлось бы вдобавок переправляться через Танаро или Тичино — два главных притока По. Очевидно, что наиболее выгодной точкой для новой колонии было место у переправы, чтобы лишить кельтов возможности отправлять подкрепления своим родичам на южном берегу По. Когда в начале II в. до н.э. римляне строили Эмилиеву дорогу, они следовали этому старому пути от Римини до Фиденцы, откуда было сделано ответвление, связавшее ее с новой колонией в Пьяченце.

Карта долины реки По, на которой указано расположение кельтских племен, и доримская дорога, идущая вдоль Апеннин до самого Адриатического моря у Римини. В 225 г. до н.э. римляне развернули полномасштабную войну с кельтами.

Маловероятно, чтобы Плаценция, будь она расположена на открытой местности, как нынешняя Пьяченца, смогла бы противостоять осаде Гасдрубала. Более того, расположение Кремоны в стратегической точке у слияния По и Адды позволяет предположить существование второй колонии в еще более важном месте — у слияния По и Тичино. Следует признать, что никаких археологических подтверждений того, что колония располагалась в Страделле, не существует, но с военной точки зрения именно эта позиция представляет наибольший интерес. Подтверждается это и похожим расположением остальных пограничных колоний Рима, например в Синуэссе и Луцерии. Кроме того, рассказ Полибия о следующем сражении, при Требии, вовсе не имел бы смысла в том случае, если бы Плаценция находилась на месте Пьяченцы. Дойдя до Плаценции, Сципион построил из лодок мост через По и переправил своих людей на северный берег Тичино. Римская позиция казалась очень надежной, учитывая 6000 колонистов, удерживавших южный берег реки и основную армию, разместившуюся на северном. Если бы Ганнибалу удалось переправиться на правый берег реки, Сципион имел возможность отправиться за ним следом. Для того чтобы понять то, что произошло дальше, необходимо знать характер Сципиона. На Роне Ганнибал выставил его полным идиотом, и римский консул намеревался сделать все, чтобы этого не случилось вновь. Сципион знал, что карфагенская армия двигалась по дороге вдоль северного берега, однако его уверенность в себе была настолько подорвана событиями на Роне, что он, должно быть, боялся, что Ганнибал ухитрится как-нибудь миновать его, перейти Апеннины и вторгнуться в Этрурию. Поэтому вместо того, чтобы оставаться на практически неуязвимой позиции на Тичино, Сципион переправил армию через реку и двинулся вверх по течению По. На следующий день римляне узнали от своих разведчиков, что карфагенская армия уже близко, и разбили лагерь в 20—30 км к западу от реки — вероятно, к востоку от Ломелло. На следующее утро Сципион взял свою конницу и велитов и осторожно двинулся вперед. Теперь сцена была полностью готова для классической засады, какие Ганнибал устраивал затем Гракху и Марцеллу. Полибий говорит, что Ганнибал также выдвинул вперед конницу и что две армии наткнулись друг на друга. В этом месте он вновь пытается обелить Сципиона. Историк признает, что не успели зелиты метнуть свои дротики, как на них налетела конница карфагенян, а затем добавляет, что нумидийцы обошли римлян с тыла, а затем атаковали. На основании этого можно предположить, что они, очевидно, также находились в засаде. Консул был ранен, а его конница наголову разбита. И после этого Полибий пытается уверить читателей, что противник понес еще большие потери! Римляне бежали за Тичино, перешли реку по мосту и принялись спешно его разбирать. Ганнибал преследовал их до самого берега, но затем отступил, увидев, что мост разрушен. Теперь Сципион окончательно потерял самообладание. Он бросил свои позиции на Тичино, перешел По и встал лагерем у Плаценции. Ганнибал же, который понимал невозможность переправы через По на виду у римлян, отступил вверх по течению и пересек реку вне их досягаемости. Теперь к Ганнибалу пришли все местные племена кельтов. Спустя два дня он появился перед Плаценцией и выставил свою армию в боевом порядке. Когда Сципион отказался принять бой, карфагеняне устроили свой лагерь примерно в десяти километрах к западу от колонии.

Читайте также:  Что на дне реки 2 буквы

Карта местности между Домелло и Фиденцей, на которой отчетливо видно стратегическая важность Страделлы. Доримская дорога, обозначенная бледно-желтым цветом, пересекала По между точками впадения в нее Танаро и Тичино.

Незадолго до рассвета на следующий день служившие у Сципиона кельты бежали из его армии к противнику. В типично кельтском стиле они убили вначале нескольких римлян и прихватили с собой их отрезанные головы. Бойи, которые занимали территорию к югу от По, сразу позади позиций Сципиона, перешли теперь на сторону Ганнибала. Консул осознал полную непригодность своей позиции для обороны, так как римская армия оказалась бы в ловушке, двинься бойи в ее сторону. На рассвете следующего дня он оставил лагерь и удалился к реке Требия, расположенной к западу от Плаценции. Отсюда он мог, в самом худшем случае, отступить через Пассо-Делла-Скоффера в Геную, а затем вдоль берега в Тоскану. Как только Ганнибал понял, что случилось, он отправил в погоню нумидийскую конницу. Римлянам повезло, что нумидийцы прежде остановились для того, чтобы поджечь брошенный лагерь, — благодаря этому почти всем им удалось переправиться через реку прежде, чем их настигли африканские всадники. Это отступление за Требию выглядело бы просто немыслимым, будь Плаценция расположена на месте нынешней Пьяченцы, поскольку Требия протекает примерно в пяти километрах к западу от этого города. Римляне же встали на низких холмах к востоку от Требии, близ современного Ривергаро, прикрывая себе путь к отступлению. Несколькими днями позже до лагеря Сципиона добрался Семпроний, который привел с собой третий и четвертый легионы. Они прошли невероятное расстояние в 1780 км от Лилибея (Марсалы), через Рим и Римини, за 40 дней — примерно по 44 км в день. Для того чтобы дойти как можно быстрее, армию распустили, назначив дату встречи в Римини.

Спустя некоторое время завязалась одна из тех стычек, в которую каждая из сторон постепенно начинает подтягивать все новые и новые подкрепления. Ганнибал отозвал своих людей, как только понял, что ситуация может выйти из-под контроля, — он желал провести сражение там, где его великолепные тактические способности позволят ему выиграть битву. Римляне сочли, что карфагеняне отступают, признав поражение, и начали шумно требовать полномасштабного наступления. Ганнибал понял, что его час пробил и Семпрония нужно лишь чуть-чуть подтолкнуть. Пространство между двумя лагерями было довольно плоским и безлесным, однако его пересекали русла нескольких ручьев. Если бы Ганнибал навязал здесь римлянам сражение, им пришлось бы спуститься на равнину, оставив на холмах свой левый фланг. Ночью Ганнибал отправил тысячу пеших воинов и тысячу всадников под командованием своего младшего брата Магона в засаду, туда, где ручьи прорыли овраги в склонах холмов. На рассвете Ганнибал отослал нумидийских всадников тревожить римский лагерь, а остальной армии приказал позавтракать и быть наготове. План его заключался в том, чтобы выманить римлян и дать полновесное сражение, к которому он был готов, а его противники — нет. Но едва ли он ожидал, что все сложится настолько удачно. Сципион все еще страдал от раны, и все командование перешло в руки второго консула. Увидев приближавшихся нумидийцев, Семпроний немедленно двинул против них конницу. За нею последовали велиты, а затем и вся пехота. Нумидийские всадники стали отступать, и римляне бросились в погоню. Они окунулись в ледяную воду вздувшейся от ночного дождя Требии и, спотыкаясь о камни, побрели через реку. Наконец, промокнув насквозь, они вскарабкались на противоположный берег — навстречу несущему снег ледяному ветру. Когда Ганнибал увидел, что римляне перешли Требию, он выставил вперед прикрытие примерно из 8000 копейщиков и пращников, а затем вывел за их спинами и остальную армию. Ганнибал выстроил пехотинцев перед своим лагерем, в полутора километрах от него. Все они были построены в одну линию — около 20 тысяч испанцев, кельтов и африканцев. На флангах впереди разместились слоны, а за ними — конница. Полибий ничего не говорит о том, куда дел карфагенский полководец отряд прикрытия, но он, вероятно, отвел его назад: копейщики встали позади конницы на флангах, а пращников присоединили к стоявшей впереди легкой пехоте. Римляне между тем также вывели свое войско. Полибий сообщает, что построились они обычным порядком — четыре легиона римских граждан (около 16 тысяч человек) встали в центре, а четыре союзнических «легиона» (около 20 000 солдат) — на флангах. Отозванная из бесполезной погони за нумидийцами конница разместилась на обоих крыльях армии. Всадников было около четырех тысяч — немного меньше обычного числа, быть может, из-за потерь, понесенных ранее в засадах. Примерно двадцать пять процентов всадников составляли римляне, остальную часть — союзники. Тысяча римских всадников заняла позицию на правом фланге, а три тысячи союзников — на левом. Велитов, как обычно, поставили впереди пехоты. Должно быть, римляне не сразу осознали, что происходит. Они только что проснулись и, не успев позавтракать, мокрые и дрожащие от холода, ожидали сигнала к началу сражения. Зазвучали трубы, и легионы медленно двинулись вперед. Когда римская конница отошла, Ганнибал отозвал своих нумидийцев и поставил их рядом с африканскими копейщиками, позади остальной конницы. Затем он двинулся вперед.

Читайте также:  Чистка русла реки десна

Карта северной Этрурии и долины По, на которой показано расположение римских сил в двух стратегических точках — Ареццо и Римини. Путь Ганнибала через Апеннины и южные земли Италии к Тразименскому озеру выделен пунктирной линией.

Первыми вступили в бой легковооруженные войска. Хотя велиты значительно превосходили числом своих карфагенских противников, они истратили большую часть дротиков в погоне за нумидийцами. Те же дротики, что оставались, намокли и в дело не годились. Видя это, Семпроний отозвал велитов, которые отступили в промежутки между манипулами. Убрал своих легковооруженных воинов и Ганнибал. Теперь пришло время тяжелой пехоты, и легионеры устремились в бой, метая пилумы в плотную массу кельтов и испанцев. Теперь в дело вступила и превосходная карфагенская конница, которая полностью оголила фланги легионов, открыв их для атаки африканских копейщиков и нумидийцев, которые стояли позади конницы. Ганнибал знал, что его центр не сможет долго противостоять мощи легионов, однако на крылья римской армии уже навалились африканские копейщики и нумидийцы. Вступил в бой и Магон, который вывел из засады 2000 всадников и пехотинцев и напал на римлян с тыла, приводя легионы в замешательство. Триариям (их было 2400 человек) пришлось развернуться, чтобы отразить атаку. Хотя римляне в центре сражались довольно успешно, союзников, на которых наступали слоны спереди и копейщики с нумидийцами-ми с флангов, стало медленно сносить в сторону реки. Римские легионы центра наконец прорвались через испанскую и кельтскую пехоту. Командовавший ими Семпроний решил было, что выиграл сражение, но затем обнаружил, что оказался отрезанным от остальной армии. Шел проливной дождь, и видимость была очень плохая. Римляне не видели способа добраться до своего лагеря, особенно принимая в расчет рыскавшую по полю победоносную карфагенскую конницу, а потому, сомкнув ряды, отступили к Плаценции. Больше всего убитых было среди тех, кто пытался перебраться обратно через реку, — их уничтожили конница и слоны. Однако затем разразилась сильная гроза, которая помогла отступавшим — карфагеняне решили, что преследовать их будет слишком сложно, и вернулись в свой лагерь праздновать победу. Полибий не сообщает ничего конкретного о том, что случилось после сражения. Ливии же рассказывает, что после наступления темноты Сципион с остатками армии переправился через Требию и добрался до Плаценции. Обнаружив, что колония переполнена, он переправился через По и ушел в Кремону. В этом сражении римляне потеряли около 20 000 человек, у Ганнибала потери были незначительными, за исключением боевых слонов, из которых в бурю уцелел только один.

Читайте также:  Картины с рекой невой

Читайте также

ГЛАВА VI ВОЙНА С ГАННИБАЛОМ ОТ БИТВЫ ПРИ КАННАХ ДО БИТВЫ ПРИ ЗАМЕ.

ГЛАВА VI ВОЙНА С ГАННИБАЛОМ ОТ БИТВЫ ПРИ КАННАХ ДО БИТВЫ ПРИ ЗАМЕ. Предпринимая поход в Италию, Ганнибал ставил себе целью вызвать распадение италийского союза; после трех кампаний эта цель была достигнута в той мере, в какой это было осуществимо. По всему было видно, что те

3. Две битвы

3. Две битвы Смешная надежда на то, что Наполеон сложит по требованию прусского ультиматума оружие, заставила прусское войско, стоявшее в Тюрингии в полной готовности с начала сентября, потерять много драгоценного времени. Единственная возможность достигнуть успеха

Битвы за долину По

Битвы за долину По Ганнибал перешел через Альпы за 15 дней, потеряв при этом почти половину армии и большую часть обоза. От Роны он отправился во главе 38000 пеших и 8000 конных воинов (по другим данным, 40 000 пеших и 6000 конных — см. стр. 187). На колонне, установленной в Лацинии,

БИТВЫ САМУРАЕВ

БИТВЫ САМУРАЕВ Традиционно самурайское сражение, как оно описывается в старинных хрониках, начиналось с перестрелки лучников, после которой следовали вызовы на поединки. Однако к XVI в. этих «церемоний» уже не придерживались, и воинский опыт многих поколений самураев

10.3. Битвы, битвы, битвы…

10.3. Битвы, битвы, битвы… Далее Тацит сообщает о многочисленных сражениях римлян с германцами. В частности, разворачиваются сражения на озерах. В истории завоевания Мексики Кортесом битвы на озерах тоже занимают заметное место. Дело в том, что столица Мексики — город

V. Вторжение в долину Паудер

V. Вторжение в долину Паудер Чей голос первым прозвучал на этой земле? Голос людей с красной кожей, у которых были только луки и стрелы… Того, что сделано в моей стране, я не хотел и не просил делать; белые люди прошли мою страну насквозь… Когда белый человек идет по моей

После битвы

После битвы Ещё шесть дней после битвы войско Дмитрия Московского стояло «на костех». Небольшое поле было завалено телами убитых: «…телеса христианстии и бесурманстии лежаху грудами… никто всех можаше познавати, и токо погребаху вкупе». Среди трупов был найден и

ГЛАВА 8. Через Темную долину , 1912-1945 годы

ГЛАВА 8. Через Темную долину, 1912-1945 годы Японцы, которые родились в начале XX века, наверняка достаточно хорошо помнят национальный траур, охвативший страну со смертью императора Мэйдзи в 1912 году. Тогда среднестатистический японец жил примерно столько же, сколько правил

Поход в Самурскую долину

Поход в Самурскую долину Однако и на этот раз надежды наместника на то, что горские общества отвернутся от Шамиля и поспешат признать власть императора, оказались тщетными. Шамиль был по-прежнему силен. И сам теперь жаждал реванша.Не успели войска Воронцова устроиться на

Ход битвы

Ход битвы Автор не погрешит перед истиной, если скажет, что битва при Синих Водах долгое время находилась в тени других исторических событий. Той же Куликовской битвы, о которой мы говорили в начале, утверждая, что совсем не ее масштабы и историческое значение перевесили

Поход в Самурскую долину

Поход в Самурскую долину Однако и на этот раз надежды наместника на то, что горские общества отвернутся от Шамиля и поспешат признать власть императора, оказались тщетными. Шамиль был по-прежнему силен. И сам теперь жаждал реванша.Не успели войска Воронцова устроиться на

15. Еще одно отражение Куликовской битвы в «античной» римской истории как битвы при Клузии и Сентине

15. Еще одно отражение Куликовской битвы в «античной» римской истории как битвы при Клузии и Сентине По-видимому, битва при Клузии и Сентине якобы 295 года до н. э. является дубликатом уже описанной нами выше Второй Латинской войны Рима якобы 341–340 годов до н. э. Именно

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24