Болтаевка на реке суре

Содержание
  1. Болтаевка на реке суре
  2. Есть на карте село Болтаевка…
  3. Сияние (селение родовых поместий)
  4. Записи сообщества Поиск Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена Звенящие Кедры России Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена Природный Путь Развития Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена Владимир Мегре Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена Звенящие Кедры России — Похоронить на родине? А родиной считаешь ты участок родовой земли. Так что же, на участке этом, а не на кладбище родителей своих мы хоронить должны? И там им памятники ставить? — Конечно, на участке. В лесочке, их рукой посаженном. А памятники рукотворные им не нужны. Ведь памятью о них всё окружающее служить будет. И каждый день о них напоминать не с грустью — с радостью всё окружающее тебе будет. И род бессмертным станет твой, ведь только память добрая на Землю души возвращает. Показать полностью. — Постой, постой. А кладбища? Они, что, не нужны совсем? — Владимир, кладбища сегодняшнего дня похожи на отхожие места, куда выбрасывают то, что никому не нужно. Даже совсем в недавних временах тела умерших хоронили в склепах родовых, в часовнях, храмах. И лишь безродных и заблудших вывозили за пределы поселений. Остался лишь искажённый ритуал с времён далёких — умерших вспоминать. Через три дня, потом дней через девять, через полгода, год, потом. Потом лишь ритуалу дань и отдаётся. Забвению умершая душа живущими сегодня постепенно предаётся. Нередко забывают и живых, когда даже родителей своих дети бросают, в далёкий край бегут от них. И в этом нет вины детей, они бегут, интуитивно ощущая родительскую ложь и безысходность собственных стремлений. От безысходности они бегут, и сами в тот же тупик попадают. Устроено всё во вселенной так, что вновь в материальном теле воплощаются первыми те души, которых воспоминанья добрые с Земли зовут. Не ритуал, а искренние чувства. Они в живущих на Земле появятся, когда умерший жизни образом своим оставит о себе приятные воспоминанья. Когда воспоминания о нём не ритуальны, а действенны, материальны. Средь множества других людских вселенских планов бытия план человеческий материальный значение не меньшее имеет, и отношение к нему должно быть бережным. Из тел родительских, что похоронены в лесочке, их рукой посаженном, взойдет трава, взойдут цветы, деревья и кусты. Их будешь видеть ты и наслаждаться ими. С кусочком родины, возделанной родительской рукой, ты будешь каждый день соприкасаться, ты подсознательно общаться будешь с ними, они с тобой общаться будут. Об ангелах-хранителях ты слышал? — Те ангелы-хранители, далёкие и близкие родители твои, тебя беречь будут стараться. Через три поколения их души воплотятся снова на Земле. Но и когда не будет их в материи земной, энергии их душ, как ангелы-хранители, в каждом мгновении тебе охраной будут. На твой участок родовой никто с агрессией войти не сможет. Энергия есть страха в каждом человеке. Эта энергия в агрессоре и возбудится. Болезней множество в агрессоре родится. Болезни, что от стрессов происходят. Они его впоследствии и уничтожат. — Впоследствии, а он до этого может много пакостей натворить. — Кто же захочет нападать, Владимир, если будет знать, что наказанье неизбежно? — А если знать не будет? — Интуитивно это знает каждый человек сейчас. — Ну ладно, допустим, ты права с агрессорами, а с друзьями как быть? К примеру, в гости захочу я пригласить своих друзей. Они придут, а их начнёт пугать всё окружающее. — Друзьям твоим, чьи помыслы чисты, всё окружающее будет радо, как и ты. И здесь собачку можно для примера привести. Когда к хозяину собачки друг приходит, его не тронет верный страж. Когда агрессор нападает, то верный пёс готов в смертельный бой с агрессором вступить. И на участке родины твоей целебной будет каждая травинка и для тебя, и для твоих друзей. А дуновенье ветерка пыльцу целебную вам принесёт с цветов, деревьев и кустов. И предков всех твоих энергии с тобой. И в предвкушенье сотворения планеты будут ждать твоих распоряжений. И взгляд любимой отражаться будет на века от каждого цветов прекрасных лепестка. И будут нежно говорить с тобой в тысячелетьях тобой воспитанные твои дети. И будешь воплощаться в новых поколеньях ты. И будешь сам с собою говорить, и будешь сам воспитывать себя. И будешь сотворения с Родителем своим творить. На родине твоей, в Любви твоём пространстве Божественная будет жить энергия — любовь!» Анастасия Владимир Мегре: «Сотворение» Глава «А КТО ВИНОВЕН?» Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена IQ — интеллектуальный журнал Мать Тереза была злобной, жестокой женщиной, по вине которой приняли мученическую смерть тысячи людей. В её “Домах для умирания” было запрещено давать обезболивающие средства, а больные умирали почти что от любых болезней. Показать полностью. При своём рождении 26 августа 1910 года Мать Тереза получила имя Агнес Бояджиу. Это произошло в Скопьё, в богатой семье албанцев-католиков. Её отец был ярым албанским националистом, состоявшим в подпольной организации, целью которой было очищение Скопьё от сербов и присоединение его к Албании. Вскоре его убили во время атаки на сербскую деревню. Дочь также унаследовала отцовские взгляды. Хотя она свободно владела сербским языком и даже закончила сербскую гимназию, но во время своих будущих официальных посещений Югославии всегда общалась только через переводчика. В 1928 году, после окончания гимназии, Агнес уехала в Ирландию в монашеский орден “Сестры Лорето”. Там она выучила английский язык, стала монахиней под именем Тереза и была отправлена в индийский город Калькутта преподавать в католической школе имени святой Марии. Далее, по её воспоминаниям, в 1946 году ей было видение Иисуса Христа, который приказал ей бросить школу, скинуть монашескую одежду, надеть местное национальное платье сари и идти помогать самым бедным и несчастным. Впрочем, в других своих воспоминаниях она утверждала, что Бог приходил к ней регулярно, начиная с пятилетнего возраста. Как ни странно, ей удалось заручиться и поддержкой властей и своего непосредственного католического начальства. Под учреждение, которое сама мать Тереза назвала “Дом для умирающих”, мэрия выделила ей в 1948 году бывший храм индийской богини Кали. Персоналом стали 12 монахинь учреждённого матерью Терезой ордена “Сёстры миссионерки любви”, который позже стал действовать по всему земному шару с благословения Папы Римского. Всемирная слава к её организации пришла в 1969 году, когда по заданию ВВС журналист Малкольм Маггеридж снял восхваляющий её документальный фильм “Нечто прекрасное для Бога”. Но это был не просто хвалебный материал – экзальтированный журналист утверждал, что на съёмках произошло чудо: в “Доме для умирающих” не было освещения, но съёмки удались, поскольку «появился божественный свет». И хотя оператор Кен Мак-Миллан позже заявил, что просто им впервые была применена новая плёнка фирмы Кодак для ночных съёмок, в те времена Интернета не было и не мог оператор перекричать могущественную корпорацию ВВС. Впрочем, людям всегда интереснее читать о чудесах, чем о новых свойствах киноплёнки. В результате пиара число монахинь ордена возросло до 5000, а также появилось более 500 храмов в 121 стране мира. Повсюду стали открываться хосписы, центры помощи тяжелобольным и социальные дома. Хотя мать Тереза по-прежнему называла их “Домами для умирающих”. Что они представляют собой на самом деле, рассказала в документальном фильме “Ангел из ада” Мэри Лаудон, работавшая в одном из них: «Первое впечатление было, как будто я вижу кадры из нацистского концлагеря, так как все пациенты тоже были обриты наголо. Из мебели только раскладушки и примитивные деревянные кровати. Два зала. В одном медленно умирают мужчины, в другом – женщины. Практически никакого лечения, из лекарств только аспирин и другие дешёвые препараты. Капельниц не хватало, иглы использовались многократно. Монахини промывали их в холодной воде. На мой вопрос: почему они не делают их дезинфекцию в кипятке, мне ответили, что это не нужно и на это нет времени. Помню 15-летнего мальчика, у которого вначале были обычные боли в почках, но ему становилось всё хуже и хуже, так как он не получал антибиотики, а позже ему стала необходима операция. Я сказала, что для того, чтобы его вылечить, нужно лишь вызвать такси, отвезти его в больницу и оплатить недорогую операцию. Но мне отказали в этом, объяснив: “Если мы сделаем это для него, то придётся это делать для всех”». Слова Мэри Лаудон подтверждают и результаты многочисленных проверок “Домов для умирающих”. Неоднократно отмечалось, что там практически не заключают трудовые договоры с врачами, а всю основную работу выполняют трудящиеся бесплатно волонтёры, поверившие в миф об учреждениях матери Терезы. Доктора отмечали несоблюдение гигиенических норм, перенос болезней от одного пациента к другим, еду, непригодную для употребления, и отсутствие элементарных обезболивающих. Последние святая фактически запретила, заявив: «Есть что-то прекрасное в том, как бедняки принимают свою долю, как страдают, словно Иисус на кресте. Мир многое получает от страдания. Мучение означает, что Иисус вас целует». В результате, болевой шок стал причиной смерти для многих. Всё вышеперечисленное идеально укладывалось в её концепцию “спасения” больных. Если для нормальных людей спасение больного означает его выздоровление, то для матери Терезы это означало его переход в католицизм и спасение таким образом от мук ада в загробной жизни. Поэтому, чем сильнее страдал больной, тем легче было его убедить, что для избавления от страданий надо стать католиком, и Иисус Христос поможет тебе. Обряд крещения в “Домах для умирающих” проходит так же просто, как и всё остальное: больному покрывают голову мокрой тряпкой и читают соответствующую молитву. А дальше, если пациент после этого выживет, то всем расскажет, что это стало благодаря переходу в католицизм, а если не выживет, то ничего не расскажет. Когда же самой матери Терезе понадобилась медицинская помощь, она не стала пользоваться услугами своих медучреждений, а отправилась лечиться в одну из самых дорогостоящих клиник в мире — в Калифорнию. Так же легко она меняла свою позицию и по другим вопросам, если ей это было выгодно. Так, например, она была категорически против абортов. В своей речи при вручении ей Нобелевской премии мира в 1979 году она заявила: «Самая большая угроза миру сегодня – это аборты, потому что это прямая война, убийство, прямое убийство человека его собственной матерью». Однако, когда её подруга премьер-министр Индии Индира Ганди начала насильственную стерилизацию бедняков, то Агнес Бояджиу полностью поддержала эту кампанию. Правда, в 1993 году снова изменила свою позицию и осудила 14-летнюю ирландскую девушку, которая сделала аборт после изнасилования. Путешествуя по всему миру, Агнес Бояджиу везде требовала запрета и разводов, так как каждый брак освящён Богом. Однако, когда другая её подруга, принцесса Диана, развелась с принцем Чарльзом, то она объявила, что «это правильное решение, так как из семьи ушла любовь». Кроме этого она требовала полного запрета всех видов контрацептивов, а при напоминании о том, что они препятствуют распространению СПИДа, заявляла, что СПИД это «справедливое возмездие за неправильное сексуальное поведение». Ненавидела она и феминизм и призывала женщин «предоставить мужчинам делать всё то, к чему они лучше приспособлены». Несмотря на то, что Агнес Бояджиу везде призывала к скромному христианскому образу жизни, сама она во время своих многочисленных путешествий по миру предпочитала передвигаться в персональных самолётах и вертолётах, а останавливаться в самых фешенебельных резиденциях. Благодаря массированной пропаганде, миллионы людей поверили всемирной благодетельнице несчастных и высылали её ордену свои пожертвования. Кроме Нобелевской премии, мать Тереза и её орден получили ещё десятки премий от различных организаций на огромные суммы. Однако о том, как они расходуются, нобелевская лауреатка говорить не любила. На просьбы журналистов об интервью она обычно отвечала: «Пообщайтесь лучше с Богом». Благодаря дружбе с Индирой Ганди, её монашеский орден, зарегистрированный в Индии, был долгие годы освобождён от какого-либо финансового контроля под предлогом того, что он является крупной благотворительной организацией. При этом, когда в 1998 году был составлен рейтинг финансовой помощи от организаций в Калькутте, то ордена “Сёстры миссионерки любви” не было даже среди 200 первых. Самый мощный скандал, связанный с расходованием пожертвований, полученных Агнес Бояджиу, произошёл в 1991 году, когда немецкий журнал Stern на основе документов опубликовал информацию о том, что только 7% пожертвований идёт на лечение больных. Гигантские суммы оседали на счетах Банка Ватикана в Риме. Происхождение пожертвований мать Терезу не смущало. Она спокойно принимала деньги, награбленные диктаторами у своих народов. Так, в 1981 году она посетила Гаити, где правил Жан-Клод Дювалье, получивший власть после смерти отца-диктатора. Казалось, что хорошего можно сказать о ситуации в самой бедной стране Западного полушария и одной из беднейших в мире, где процветают коррупция и болезни, и где семейством Дювалье совершено 60 тысяч явных и тайных политических убийств. Однако мать Тереза заявила, что нигде в мире не видела такой близости между бедняками и руководителем государства. В результате, она получила от гаитянского диктатора 1,5 миллиона долларов. Другим известным дарителем, облагодетельствовавшим мать Терезу на 1,25 миллиона долларов, был американец Чарльз Киттинг. Позже, когда он попал под суд за то, что ограбил 23 тысячи вкладчиков своего фонда на 252 миллиона долларов, мать Тереза послала письмо с просьбой о помиловании верного и щедрого сына католической церкви. В ответном письме прокурор Пол Терли написал, что «церковь не должна позволять использовать себя как средство для успокоения совести для преступника» и предложил Агнес Бояджиу вернуть полученные от Киттинга деньги тем, у кого они были украдены. В ответ – тишина. С момента смерти основательницы ордена «Сёстры миссионерки любви» и до того момента, как она стала святой прошло ровно 19 лет, и шёл этот процесс нелегко. По правилам католической церкви для того, чтобы человек был канонизирован как святой, он должен совершить чудо. Поиск чудес, совершённых матерью Терезой, был поручен канадскому священнику Брайану Колодийчуку. Вначале он объявил, что жительница индийского штата Бенгалия Моника Бесра имела 17-сантиметровую злокачественную опухоль в желудке. В годовщину смерти матери Терезы – 5 сентября 1998 года её сестра положила ей на живот медальон с ликом Святой Богородицы, которым прикоснулись к телу матери Терезы в день её похорон и обратилась к всемирной праведнице с молитвой о её выздоровлении. Через 8 часов опухоль якобы исчезла. Всё было чудесно, в прямом и переносном смысле этого слова, но тут Моника Бесра поссорилась со своим мужем, а тот заявил журналистам, что у его жены была не опухоль, а киста яичника, которую вылечили с помощью лекарств, за которые он заплатил крупную сумму из своего кармана, а затем отвёл журналистов к врачам, у которых сохранились соответствующие медицинские документы. Разумеется, после этого скандала у Ватикана вера в святость монахини, принёсшей ему по самым скромным подсчётам 3 миллиарда долларов и миллионы новых последователей, не пропала. Но для сохранения приличия была сделана многолетняя пауза в канонизации для успокоения и забвения. В 2008 году преподобный Колодийчук нашёл новое чудо в Бразилии, где у Марсилио Андрино была злокачественная опухоль мозга, но после того, как его жена Фернанда стала молиться матери Терезе, она исчезла. Никаких медицинских документов в данном случае не было, что уберегало от повторения случая с Моникой Бесра. Когда итальянец Джорджио Бруско, лично знавший мать Терезу и отбывающий тюремное заключение за руководство мафией, узнал о ее канонизации, он сказал: «Если она святая, то я – Иисус Христос». Источник
Читайте также:  Где заканчивается река кубань

Болтаевка на реке суре

Ваш обозреватель не поддерживает встроенные рамки или он не настроен на их отображение.

Родина сподвижника И.Н. Ульянова – И.М. Петаева (1881-1930 гг.)

Село Болтаевка расположено в восьми километрах к юго-востоку от р.п. Сурское на правом берегу реки Сура, в живописной холмистой местности, со всех сторон покрытой лесами.

Как свидетельствуют материалы Ульяновского государственного архива, история села уходит к середине 17 века. После поражения народного восстания под руководством Степана Разина под Симбирском участники мятежа, спасаясь от царских войск, скрывались по лесам и селились в самых глухих местах. Их в то время называли «болтающимися людьми». Видимо, поэтому село Болтаевка и получило такое название.

По преданию, в окрестностях села есть захоронение разинцев, погибших в сражении на р. Кандаратка в 1760 г. (Лесное урочище «Могилки»).

История с. Болтаевка – это частица древней истории России. Ее коснулись самые громкие и важные события в жизни огромной страны. Так как больших земельных площадей в этом селе не было, люди уезжали на заработки в другие места. Работали грузчиками в приволжских городах, нанимались бурлаками на Волгу.

В 1913 году – было 256 дворов, 1530 жителей.

Большую роль в истории села сыграла организованная в 1938 году производственная артель имени Чапаева. Здесь стали работать и мужчины, и женщины. Мужчины занимались производством веревок из конопли по заказу сельхозпредприятий, а также вили для барж и пароходов пеньковые канаты, которые пользовались в то время большим спросом.Большой коллектив женщин на ткацких станках изготавливали ремни для сельхозмашин и мельниц. Позднее было налажено производство дорожек и хлопчатобумажных женских платков. Много женщин одевалось в то время в эти теплые и удобные платки.

До Великой Отечественной войны в селе Болтаевка было 250 домов с населением 1000 человек. В центре села, на берегу реки Суры, располагалась красивая каменная церковь, были начальная, а затем семилетняя школа, клуб, магазин, пекарня. Во время войны все молодое мужское население ушло на защиту Родины. В селе остались женщины, старики и дети. Вся работа на селе легла на их плечи. Приходилось носить на себе в весенний период семена за 30 км.(из с.Ольховка). С начала и до конца войны на тракторах работали молодые девушки.

В 1960 году село Болтаевка вошло в состав Лавинского конного завода № 84.

В 1996 году в селе Болтаевка население 107 человек, преимущественно русские.

Село Болтаевка, как и многие села района, развивалось. Но вот после 1990 года в стране началась перестройка. Село стало приходить в упадок. Животноводческая ферма была ликвидирована. Люди потеряли работу, молодежь стала уезжать в город. В селе остались одни старики. В настоящее время в селе Болтаевка живут 52 человека.

Источник

Есть на карте село Болтаевка…

В восьми километрах к юго-востоку от поселка Сурское, на правом берегу реки Сура располагается это село с необычным названием.

– Болтаевцы – люди серьезные и трудолюбивые,- сказали нам знающие люди. – Работы у всех предостаточно, так что болтать попусту с вами никто не будет.

Откуда же пошло это странное название? Как свидетельствуют материалы Ульяновского государственного архива, история села уходит своими корнями к середине 17 века. После поражения народного восстания под руководством Степана Разина под славным градом Симбирском некоторые участники мятежа, спасаясь от преследования царских войск, скрывались по местным лесам и селились в самых глухих селениях. Из-за такой кочевой жизни их прозвали «болтающиеся люди». Видимо, из-за этого нынешнее село Болтаевка и носит такое необычное название.

История этого села является частью истории России. Его коснулись самые громкие и важные события, проходившие в жизни страны. Так как больших земельных площадей в этом селе не было, то люди постоянно уезжали из него за «длинным рублем» в другие села и города, то есть тоже вели «болтающуюся жизнь».

Особую роль в истории села сыграла организованная в 1938 году производственная артель имени Чапаева. Здесь нашлась работа как для мужчин, так и для женщин. Мужчины занимались производством веревок из конопли по заказу крупных сельхозпредприятий, а также вили для барж и пароходов пеньковые канаты, которые пользовались в то время большим спросом. На предприятии работали даже девушки с 14 лет. Женщины работали на ткацких станках, изготавливали ремни для сельхозмашин и мельниц. Позже было налажено производство дорожек и хлопчатобумажных женских платков. Таким образом, артель им. Чапаева играла ведущую роль в жизни села и впоследствии, в годы Великой Отечественной войны, в жизни всей страны.

Война стала испытанием

До Великой Отечественной войны в селе Болтаевка было 250 домов с населением около 1 000 человек. В центре села, на берегу реки Суры, располагалась красивая каменная церковь, были начальная, а затем семилетняя школа, клуб, магазин и собственная пекарня. Война забрала с родной земли мужчин. В Болтаевке остались только женщины и дети. В то тяжелое время люди выживали как могли. Все сельчане старались держать скот – коров, овец и коз. Люди – от мала до велика -старались летом заготовить корм для скота и дрова. В то время все сельчане, объединившись, помогали друг другу. Тяжелый груз возили на «таратайках» ( тележках на деревянном ходу). – Письма с фронта получали всем селом. Хорошим новостям радовались вместе, горевали тоже дружно, – вспоминают военные годы сельчане.

Вся работа легла на плечи женщин. Особенно тяжело было в весенний период. Приходилось носить на себе семена до 30 кг из соседнего села Ольховка.

– Мы, сельские мальчишки, тоже постоянно были в поле и помогали взрослым, – вспоминает ветеран труда, уроженец села Болтаевка Александр Макаров.

– Жителям было очень трудно с едой. Большой кормилицей для всех была река Сура, где ловили рыбу и ракушки.

Вот и настал долгожданный День Победы! В Болтаевке был единственный телефон – в сельском совете. Здесь было организовано круглосуточное дежурство. Всем хотелось связаться с родными и близкими, узнать о воевавших родственниках. Постепенно село стало пополняться мужским населением. Одна за другой стали справляться свадьбы, ремонтировались и вновь строились дома. Сельский умелец Перкакуев (дядя Миша) организовал бригаду из бывших солдат, и за короткое время они построили кирпичный завод по производству красного кирпича. Причем на заводе работали в основном женщины. Кирпич шел нарасхват – как на нужды села, так и за его пределы.

Читайте также:  За рекой знакомый голос слышится кто поет

В 1948 году вернулся с фронта Борис Сергеевич Перкакуев, награжденный за боевые заслуги орденом Красной Звезды, орденом Славы 3 степени и многими боевыми наградами. Вскоре он был избран земляками руководителем колхоза «Трудовик». Огромные силы были направлены на развитие животноводства. Стадо колхозных коров насчитывало до 200 голов. Затем организовали птицеферму, пасеку.

Через год колхозникам выдали за каждый трудовой день по 200-300 граммов зерна.

Так начался постепенный подъем села.

Но нынешние будни вносят в историю свои коррективы. Село Болтаевка, как и множество сел Сурского района, постепенно развалилось. В 90-е годы сначала промышленность стала приходить в упадок, а потом и сельское хозяйство. Животноводческая ферма была ликвидирована. Молодежь стала уезжать в город. В настоящее время в селе Болтаевка проживают 50 жителей, содержится одна корова.

Но горевать не приходится. Сегодняшнее время вновь возрождает жизнь в Болтаевке. – В последнее время село вновь стало возрождаться, – чуть улыбаясь повествуют местные жители. – Горожане стали присматриваться к домам под дачи, а сельчане потихонечку съезжаются на плодородные земли. Не забывает и государство «людей земли». Сельчанам оказывается огромная помощь и поддержка Россельхозбанком. Частым гостем на селе стала управляющая дополнительным офисом Россельхозбанка в Сурском районе. Создаются все условия для возрождения русской глубинки. Взять выгодный кредит на развитие личного подсобного хозяйства стало не только выгодно, но и быстро. Надеемся, что в скором будущем наша область вновь будет гордиться животноводами и умельцами из села с интересным названием «Болтаевка».

Материал подготовлен на основе воспоминаний уроженца села Болтаевка ветерана труда А. Макарова

Источник

Сияние (селение родовых поместий)

Если вы готовы начать с АБСОЛЮТНОГО нуля строительство пространства любви, эта земля для вас!

ВНИМАНИЕ! На нашей земле, в нашем Пространстве Любви, соберутся люди, те, что будут хранить и любить здешнюю природу, беречь всё многообразие живых божьих созданий.
Показать полностью. В будущем даже хотелось бы устроить здесь заповедник. Должны же быть места на этой земле, где животные будут чувствовать себя в полной безопасности. Животные водные и сухопутные, и небесные.

Так что с большим уважением просим — если вы любите охоту, пожалуйста, попробуйте поискать другое место для себя.

Мы живем в удивительном месте – шедевре бездорожья, дикозверья, лесогрибья, буйнотравья и родниковья. Это село Болтаевка на границе Сурского и Карсунского районов Ульяновской области. На берегу красивейшей реки Суры.

Колхозные поля давно превратились здесь в луга с опятами и маслятами, со множеством лекарственных трав. Их столько, что порой просто негде поставить ногу. А ягод так и вовсе целые МОРЯ. По огородам здесь ходят зайцы, лисы и кабаны (видела собственными глазами!). В лесах живут лоси, косули. Природа здесь девственна и чиста, почти как первородный, подаренный Отцом Рай.

Бездорожье. Лучше вам, будущие наши соседи, иметь при себе танк или вертолёт, чтобы в любое время свободно здесь перемещаться.

Возможно на первое время подыскать летнее жильё в виде ветхого домика или взять участок в самой деревне под строительство, благо земли много. Друзья и помощники, готовые САМИ строить, а не примыкать к имеющемуся, НУЖНЫ НАМ, КАК ВОЗДУХ!

Многие соображающие люди сейчас стремятся на землю. И это, конечно, хорошо. Но вот беда, в основном народ стремится на готовую «оформленную» удобную землю. Кто-то её оформил, побегал, вылез ради неё из шкуры вон. И теперь его соседи приезжают и спокойно сажают цветочки. А между тем масса мест, полей, лесов, тихих речных пойм пустует просто из-за того, что не пришли туда люди, не оформлена земля эта, никто не «вложил ноги» в неё. И долго ли ещё будет так? ДЩа и дождётся ли она таких людей раньше, чем придут на неё дядьки с пилами, ружьями, тракторами и всякими ядами? И куда деваться тем, кто в одиночку не может её всю облагородить, а смотреть на безобразие для него смерти подобно?

Между тем, любовь к Родине, на мой взгляд, должна быть подобна любви к своей Половинке, одной единственной на всём белом свете. В связи с таким взглядом люди, ищущие удобный, оформленный участок земли, не подобны ли вступающим в брак по холодному расчёту? Думаю, поэтому и создаётся несколько неудобная ситуация в поселениях, где с одной стороны, первопоселенцы стремятся всё решать, а с другой стороны, помещики легки на подъём и часто уезжают искать другое место. Это и понятно. Ведь первые пролили немало слёз и пота собственного в борьбе за именно ЭТУ землю, поэтому считают себя в праве решать её судьбу. Вторые зачастую, лишь заплатили деньги первым, не пройдя испытания на серьёзность намерений. Поэтому, как легко к ним эта земля пришла, так же и ушла к другим.

Милые, Земля — не просто место под дом и сарай! Землю надо искать, искать СВОЙ, ЕДИНСТВЕННЫЙ гектарчик РОДИНЫ! Если мы все забьёмся в несколько поселений, Прекрасного будущего не будет у России, потому что на оставшейся территории всё останется так же.

Давайте созидать Новые прекрасные пространства! Я приглашаю. вас, будущие соседи, сотворить одно ВМЕСТЕ со мной. Прошу вас, отзовитесь, Добрые и Светлые люди.

  • Записи сообщества
  • Поиск

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена
Звенящие Кедры России

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена
Природный Путь Развития

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена
Владимир Мегре

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена
Звенящие Кедры России

— Похоронить на родине? А родиной считаешь ты участок родовой земли. Так что же, на участке этом, а не на кладбище родителей своих мы хоронить должны? И там им памятники ставить?

— Конечно, на участке. В лесочке, их рукой посаженном. А памятники рукотворные им не нужны. Ведь памятью о них всё окружающее служить будет. И каждый день о них напоминать не с грустью — с радостью всё окружающее тебе будет. И род бессмертным станет твой, ведь только память добрая на Землю души возвращает.
Показать полностью.

— Постой, постой. А кладбища? Они, что, не нужны совсем?

— Владимир, кладбища сегодняшнего дня похожи на отхожие места, куда выбрасывают то, что никому не нужно. Даже совсем в недавних временах тела умерших хоронили в склепах родовых, в часовнях, храмах. И лишь безродных и заблудших вывозили за пределы поселений. Остался лишь искажённый ритуал с времён далёких — умерших вспоминать. Через три дня, потом дней через девять, через полгода, год, потом. Потом лишь ритуалу дань и отдаётся. Забвению умершая душа живущими сегодня постепенно предаётся. Нередко забывают и живых, когда даже родителей своих дети бросают, в далёкий край бегут от них. И в этом нет вины детей, они бегут, интуитивно ощущая родительскую ложь и безысходность собственных стремлений. От безысходности они бегут, и сами в тот же тупик попадают.

Устроено всё во вселенной так, что вновь в материальном теле воплощаются первыми те души, которых воспоминанья добрые с Земли зовут. Не ритуал, а искренние чувства. Они в живущих на Земле появятся, когда умерший жизни образом своим оставит о себе приятные воспоминанья. Когда воспоминания о нём не ритуальны, а действенны, материальны.

Средь множества других людских вселенских планов бытия план человеческий материальный значение не меньшее имеет, и отношение к нему должно быть бережным.

Из тел родительских, что похоронены в лесочке, их рукой посаженном, взойдет трава, взойдут цветы, деревья и кусты. Их будешь видеть ты и наслаждаться ими. С кусочком родины, возделанной родительской рукой, ты будешь каждый день соприкасаться, ты подсознательно общаться будешь с ними, они с тобой общаться будут. Об ангелах-хранителях ты слышал?

— Те ангелы-хранители, далёкие и близкие родители твои, тебя беречь будут стараться. Через три поколения их души воплотятся снова на Земле. Но и когда не будет их в материи земной, энергии их душ, как ангелы-хранители, в каждом мгновении тебе охраной будут. На твой участок родовой никто с агрессией войти не сможет. Энергия есть страха в каждом человеке. Эта энергия в агрессоре и возбудится. Болезней множество в агрессоре родится. Болезни, что от стрессов происходят. Они его впоследствии и уничтожат.

— Впоследствии, а он до этого может много пакостей натворить.

— Кто же захочет нападать, Владимир, если будет знать, что наказанье неизбежно?

— А если знать не будет?

— Интуитивно это знает каждый человек сейчас.

— Ну ладно, допустим, ты права с агрессорами, а с друзьями как быть? К примеру, в гости захочу я пригласить своих друзей. Они придут, а их начнёт пугать всё окружающее.

— Друзьям твоим, чьи помыслы чисты, всё окружающее будет радо, как и ты. И здесь собачку можно для примера привести. Когда к хозяину собачки друг приходит, его не тронет верный страж. Когда агрессор нападает, то верный пёс готов в смертельный бой с агрессором вступить.

И на участке родины твоей целебной будет каждая травинка и для тебя, и для твоих друзей. А дуновенье ветерка пыльцу целебную вам принесёт с цветов, деревьев и кустов. И предков всех твоих энергии с тобой. И в предвкушенье сотворения планеты будут ждать твоих распоряжений.

И взгляд любимой отражаться будет на века от каждого цветов прекрасных лепестка. И будут нежно говорить с тобой в тысячелетьях тобой воспитанные твои дети. И будешь воплощаться в новых поколеньях ты. И будешь сам с собою говорить, и будешь сам воспитывать себя. И будешь сотворения с Родителем своим творить. На родине твоей, в Любви твоём пространстве Божественная будет жить энергия — любовь!»

Анастасия
Владимир Мегре: «Сотворение»
Глава «А КТО ВИНОВЕН?»

Сияние (селение родовых поместий) запись закреплена
IQ — интеллектуальный журнал

Мать Тереза была злобной, жестокой женщиной, по вине которой приняли мученическую смерть тысячи людей. В её “Домах для умирания” было запрещено давать обезболивающие средства, а больные умирали почти что от любых болезней.
Показать полностью.

При своём рождении 26 августа 1910 года Мать Тереза получила имя Агнес Бояджиу. Это произошло в Скопьё, в богатой семье албанцев-католиков. Её отец был ярым албанским националистом, состоявшим в подпольной организации, целью которой было очищение Скопьё от сербов и присоединение его к Албании. Вскоре его убили во время атаки на сербскую деревню.

Дочь также унаследовала отцовские взгляды. Хотя она свободно владела сербским языком и даже закончила сербскую гимназию, но во время своих будущих официальных посещений Югославии всегда общалась только через переводчика.

В 1928 году, после окончания гимназии, Агнес уехала в Ирландию в монашеский орден “Сестры Лорето”. Там она выучила английский язык, стала монахиней под именем Тереза и была отправлена в индийский город Калькутта преподавать в католической школе имени святой Марии.

Далее, по её воспоминаниям, в 1946 году ей было видение Иисуса Христа, который приказал ей бросить школу, скинуть монашескую одежду, надеть местное национальное платье сари и идти помогать самым бедным и несчастным. Впрочем, в других своих воспоминаниях она утверждала, что Бог приходил к ней регулярно, начиная с пятилетнего возраста.

Как ни странно, ей удалось заручиться и поддержкой властей и своего непосредственного католического начальства. Под учреждение, которое сама мать Тереза назвала “Дом для умирающих”, мэрия выделила ей в 1948 году бывший храм индийской богини Кали. Персоналом стали 12 монахинь учреждённого матерью Терезой ордена “Сёстры миссионерки любви”, который позже стал действовать по всему земному шару с благословения Папы Римского.

Всемирная слава к её организации пришла в 1969 году, когда по заданию ВВС журналист Малкольм Маггеридж снял восхваляющий её документальный фильм “Нечто прекрасное для Бога”. Но это был не просто хвалебный материал – экзальтированный журналист утверждал, что на съёмках произошло чудо: в “Доме для умирающих” не было освещения, но съёмки удались, поскольку «появился божественный свет».

И хотя оператор Кен Мак-Миллан позже заявил, что просто им впервые была применена новая плёнка фирмы Кодак для ночных съёмок, в те времена Интернета не было и не мог оператор перекричать могущественную корпорацию ВВС. Впрочем, людям всегда интереснее читать о чудесах, чем о новых свойствах киноплёнки.

В результате пиара число монахинь ордена возросло до 5000, а также появилось более 500 храмов в 121 стране мира. Повсюду стали открываться хосписы, центры помощи тяжелобольным и социальные дома. Хотя мать Тереза по-прежнему называла их “Домами для умирающих”.

Что они представляют собой на самом деле, рассказала в документальном фильме “Ангел из ада” Мэри Лаудон, работавшая в одном из них:

«Первое впечатление было, как будто я вижу кадры из нацистского концлагеря, так как все пациенты тоже были обриты наголо. Из мебели только раскладушки и примитивные деревянные кровати. Два зала. В одном медленно умирают мужчины, в другом – женщины. Практически никакого лечения, из лекарств только аспирин и другие дешёвые препараты. Капельниц не хватало, иглы использовались многократно. Монахини промывали их в холодной воде. На мой вопрос: почему они не делают их дезинфекцию в кипятке, мне ответили, что это не нужно и на это нет времени. Помню 15-летнего мальчика, у которого вначале были обычные боли в почках, но ему становилось всё хуже и хуже, так как он не получал антибиотики, а позже ему стала необходима операция. Я сказала, что для того, чтобы его вылечить, нужно лишь вызвать такси, отвезти его в больницу и оплатить недорогую операцию. Но мне отказали в этом, объяснив: “Если мы сделаем это для него, то придётся это делать для всех”».

Слова Мэри Лаудон подтверждают и результаты многочисленных проверок “Домов для умирающих”. Неоднократно отмечалось, что там практически не заключают трудовые договоры с врачами, а всю основную работу выполняют трудящиеся бесплатно волонтёры, поверившие в миф об учреждениях матери Терезы. Доктора отмечали несоблюдение гигиенических норм, перенос болезней от одного пациента к другим, еду, непригодную для употребления, и отсутствие элементарных обезболивающих.

Последние святая фактически запретила, заявив: «Есть что-то прекрасное в том, как бедняки принимают свою долю, как страдают, словно Иисус на кресте. Мир многое получает от страдания. Мучение означает, что Иисус вас целует». В результате, болевой шок стал причиной смерти для многих.

Всё вышеперечисленное идеально укладывалось в её концепцию “спасения” больных. Если для нормальных людей спасение больного означает его выздоровление, то для матери Терезы это означало его переход в католицизм и спасение таким образом от мук ада в загробной жизни. Поэтому, чем сильнее страдал больной, тем легче было его убедить, что для избавления от страданий надо стать католиком, и Иисус Христос поможет тебе. Обряд крещения в “Домах для умирающих” проходит так же просто, как и всё остальное: больному покрывают голову мокрой тряпкой и читают соответствующую молитву. А дальше, если пациент после этого выживет, то всем расскажет, что это стало благодаря переходу в католицизм, а если не выживет, то ничего не расскажет.

Когда же самой матери Терезе понадобилась медицинская помощь, она не стала пользоваться услугами своих медучреждений, а отправилась лечиться в одну из самых дорогостоящих клиник в мире — в Калифорнию.

Так же легко она меняла свою позицию и по другим вопросам, если ей это было выгодно. Так, например, она была категорически против абортов. В своей речи при вручении ей Нобелевской премии мира в 1979 году она заявила: «Самая большая угроза миру сегодня – это аборты, потому что это прямая война, убийство, прямое убийство человека его собственной матерью».

Однако, когда её подруга премьер-министр Индии Индира Ганди начала насильственную стерилизацию бедняков, то Агнес Бояджиу полностью поддержала эту кампанию. Правда, в 1993 году снова изменила свою позицию и осудила 14-летнюю ирландскую девушку, которая сделала аборт после изнасилования.

Путешествуя по всему миру, Агнес Бояджиу везде требовала запрета и разводов, так как каждый брак освящён Богом. Однако, когда другая её подруга, принцесса Диана, развелась с принцем Чарльзом, то она объявила, что «это правильное решение, так как из семьи ушла любовь».

Кроме этого она требовала полного запрета всех видов контрацептивов, а при напоминании о том, что они препятствуют распространению СПИДа, заявляла, что СПИД это «справедливое возмездие за неправильное сексуальное поведение». Ненавидела она и феминизм и призывала женщин «предоставить мужчинам делать всё то, к чему они лучше приспособлены».

Несмотря на то, что Агнес Бояджиу везде призывала к скромному христианскому образу жизни, сама она во время своих многочисленных путешествий по миру предпочитала передвигаться в персональных самолётах и вертолётах, а останавливаться в самых фешенебельных резиденциях.

Благодаря массированной пропаганде, миллионы людей поверили всемирной благодетельнице несчастных и высылали её ордену свои пожертвования. Кроме Нобелевской премии, мать Тереза и её орден получили ещё десятки премий от различных организаций на огромные суммы. Однако о том, как они расходуются, нобелевская лауреатка говорить не любила. На просьбы журналистов об интервью она обычно отвечала: «Пообщайтесь лучше с Богом».

Благодаря дружбе с Индирой Ганди, её монашеский орден, зарегистрированный в Индии, был долгие годы освобождён от какого-либо финансового контроля под предлогом того, что он является крупной благотворительной организацией. При этом, когда в 1998 году был составлен рейтинг финансовой помощи от организаций в Калькутте, то ордена “Сёстры миссионерки любви” не было даже среди 200 первых.

Самый мощный скандал, связанный с расходованием пожертвований, полученных Агнес Бояджиу, произошёл в 1991 году, когда немецкий журнал Stern на основе документов опубликовал информацию о том, что только 7% пожертвований идёт на лечение больных. Гигантские суммы оседали на счетах Банка Ватикана в Риме.

Происхождение пожертвований мать Терезу не смущало. Она спокойно принимала деньги, награбленные диктаторами у своих народов.

Так, в 1981 году она посетила Гаити, где правил Жан-Клод Дювалье, получивший власть после смерти отца-диктатора. Казалось, что хорошего можно сказать о ситуации в самой бедной стране Западного полушария и одной из беднейших в мире, где процветают коррупция и болезни, и где семейством Дювалье совершено 60 тысяч явных и тайных политических убийств. Однако мать Тереза заявила, что нигде в мире не видела такой близости между бедняками и руководителем государства. В результате, она получила от гаитянского диктатора 1,5 миллиона долларов.

Другим известным дарителем, облагодетельствовавшим мать Терезу на 1,25 миллиона долларов, был американец Чарльз Киттинг. Позже, когда он попал под суд за то, что ограбил 23 тысячи вкладчиков своего фонда на 252 миллиона долларов, мать Тереза послала письмо с просьбой о помиловании верного и щедрого сына католической церкви.

В ответном письме прокурор Пол Терли написал, что «церковь не должна позволять использовать себя как средство для успокоения совести для преступника» и предложил Агнес Бояджиу вернуть полученные от Киттинга деньги тем, у кого они были украдены. В ответ – тишина.

С момента смерти основательницы ордена «Сёстры миссионерки любви» и до того момента, как она стала святой прошло ровно 19 лет, и шёл этот процесс нелегко. По правилам католической церкви для того, чтобы человек был канонизирован как святой, он должен совершить чудо.

Поиск чудес, совершённых матерью Терезой, был поручен канадскому священнику Брайану Колодийчуку. Вначале он объявил, что жительница индийского штата Бенгалия Моника Бесра имела 17-сантиметровую злокачественную опухоль в желудке. В годовщину смерти матери Терезы – 5 сентября 1998 года её сестра положила ей на живот медальон с ликом Святой Богородицы, которым прикоснулись к телу матери Терезы в день её похорон и обратилась к всемирной праведнице с молитвой о её выздоровлении. Через 8 часов опухоль якобы исчезла.

Всё было чудесно, в прямом и переносном смысле этого слова, но тут Моника Бесра поссорилась со своим мужем, а тот заявил журналистам, что у его жены была не опухоль, а киста яичника, которую вылечили с помощью лекарств, за которые он заплатил крупную сумму из своего кармана, а затем отвёл журналистов к врачам, у которых сохранились соответствующие медицинские документы.

Разумеется, после этого скандала у Ватикана вера в святость монахини, принёсшей ему по самым скромным подсчётам 3 миллиарда долларов и миллионы новых последователей, не пропала. Но для сохранения приличия была сделана многолетняя пауза в канонизации для успокоения и забвения.

В 2008 году преподобный Колодийчук нашёл новое чудо в Бразилии, где у Марсилио Андрино была злокачественная опухоль мозга, но после того, как его жена Фернанда стала молиться матери Терезе, она исчезла. Никаких медицинских документов в данном случае не было, что уберегало от повторения случая с Моникой Бесра.

Когда итальянец Джорджио Бруско, лично знавший мать Терезу и отбывающий тюремное заключение за руководство мафией, узнал о ее канонизации, он сказал: «Если она святая, то я – Иисус Христос».

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24