Что такое излучина реки дона

Большая излучина Дона

Большая излучина Дона. Так именуется участок течения Дона от Серафимовича (бывшей станицы Усть-Медведицкой) до Суровикино, а также охватываемая рекой местность. Дон здесь сближается с Волгой на 60 километров, и течет на 40 метров выше уровня Волги. Известному русскому географу А. И. Воейкову принадлежат такие слова о перешейке: «Посмотрим опять на карту, и мы увидим, что Дон и Волга очень сближаются в своем нижнем течении, так что расстояние между ними менее 70 верст. Ничего подобного более нет на земном шаре, то есть нигде столь значительные реки, принадлежащие к различным морским бассейнам, не сближаются так, как Дон и Волга близ Царицына». В августе 2007 года я отправился туда, на правый берег донской излучины. Как обычно, на разведывательный однодневный выезд – посмотреть дороги, составить общее впечатление. Даже беглый взгляд на карту дает представление о слабой заселенности этих мест. Совсем мало рек, если эти пересыхающие ручьи в балках можно называть реками. Мало дорог между населенными пунктами – станицами по берегам Дона, хуторами в глубине охваченной Доном территории. Несмотря на первоначальный план пересечь степи Большой излучины по маршруту Суровикино – Клетская, а потом вернуться к Калачу-на-Дону, я отправился другим маршрутом. А именно, двигался по дороге Ростов-Волгоград (М21) почти до Калача. Слева и справа от дороги уже раскинулись пространства необрабатываемых – вследствие значительной пересеченности ландшафта – степей, хотя часто встречаются и поля. Впереди мост через Дон, но мне не туда. Пропустив поворот на Пятиизбянскую (направо), я свернул по дороге влево на Голубинскую.

Дорога на станицу Голубинскую (до неё от поворота километров 25), окаймленная лесополосами, разделяет два ландшафта. Слева – сухие водораздельные степи Донской гряды (с абсолютными высотами до 250 метров), без малейшего признака или ощущения близости большой воды. Справа – изрезанный огромными оврагами береговой рельеф, с общим перепадом высот более сотни метров на длине пары километров, а иногда и меньшей.

Сворачивая с дороги, петляя вдоль склонов этих балок, несколько раз приближались к Дону.

С высокого правого берега открывается великолепный вид. Красиво. За Доном – левобережная пойма, прорезанная старыми руслами, старицами, озерцами и озерами, которые оставлял Дон, размывая высокий правый берег и смещаясь к западу в течение тысячелетий. На островах растут леса, непосредственно у воды – камыш. Вдоль изгибающегося огромными дугами Дона – бесконечные крутые обрывы правой стороны. Под вершинами обрывов неторопливо парят обычные для степной зоны пернатые хищники.

Большая излучина Дона огибает юго-восточный край Среднерусской возвышенности — Донскую гряду. Ученые разделяют Большую излучину на систему менее крупных излучин. Выделяют две излучины второго порядка, Кременскую и Сиротинско-Трехостровскую, и четыре третьего порядка. К сегодняшнему виду Большая излучина подошла, по видимому, так. Сначала в так называемое ергенинское время (мэотис-понт, с 10 до 5 миллионов лет назад) Ергень-река обогнула юго-восточный край структуры, наметив контуры излучины. В середине плиоцена, примерно 3 миллиона лет назад, после поднятия Приволжской возвышенности Палео-Дон обогнул северо-восточный край гряды. Сформировались Кременская и Сиротинско-Трехостровская излучины. Еще более мелкие излучины третьего порядка сформировались в конце плейстоцена (несколько десятков тысяч лет назад) вследствие новейших тектонических движений.

Следов присутствия отдыхающих, вроде рыбаков или туристов, здесь мало. К воде подойти в ряде мест просто затруднительно, хотя и можно пробраться по дну заросших растительностью балок. Левый берег для отдыха более приспособлен, но с восточной (Волгоградской) стороны путь туда преграждают так называемые Голубинские пески. Нормальных дорог там, судя по карте, нет.

Станица Голубинская, в которую ведет дорога, древняя, известна с 1604 года (а основана, как полагается, еще раньше). Расположена у воды, видимо, в устье огромного оврага. Удобное место. Станица в целом производит хорошее впечатление. Люди живут, работают, строят дома. На противоположной стороне реки видны палатки. Как туда добираются люди – неясно, возможно, по воде, хотя плавсредств я не видел.

Люди жили в этих краях и прежде, начиная с неолита. Севернее Голубинской, в урочище с говорящим названием «Городище» находятся развалины золотоордынского города – одного из многих в Волго-Донском междуречье и его окрестностях. Просторы Большой излучины не пустовали и раньше. Например, каменные изваяния, которые находили в степи, оставляли союзы половецких орд.

Дальше мы решили проверить дорогу до Малоголубинского, населенного пункта, лежащего выше по течению. В нескольких километрах от Голубинской асфальт внезапно, как обычно бывает, кончился. Но для сухой погоды (а лето было очень жарким) дорога нормально проходима на любом транспорте, хотя пыль гигантским шлейфом висит за машиной и в больших количествах попадает внутрь.

Малоголубинский расположен по бережкам балочки, с нависающими чуть ли не над домами обрывами меловых скал. Толщина пласта белого мела, между прочим, достигает 50-60 метров. Это осадки теплых мезозойских морей. Вдаль, в степь, на десятки километров уходят грязно-белые цепи меловых оврагов. Овраги впечатляют своим размером и количеством. Надо сказать, некоторые из этих балок имеют такой же возраст, как и долина реки — то есть несколько миллионов лет. Поискать бы под склонами окаменелости, да нет времени.

Это конечный пункт, до которого мы добрались. Дальше вдоль Дона по проселочным дорогам лучше перемещаться, по большому счету, на внедорожнике. А в станицы, расположенные по правому берегу, люди попадают на паромах с левого, где дороги есть.

Упомяну кратко о еще одном интересном месте Большой излучины. Кратко — потому что непосредственно там я не был, но тем не менее — это тоже Большая излучина. Выше по течению, около станицы Трехостровской, на этой же высокой правой стороне расположено необычное древнее сооружение диаметром 200 метров, высотой 2 метра и окруженное рвом глубиной 2 метра, шириной 24-32 метра. Состоит из двух слоев — из супеси и ее смеси с суглинком, а на поверхности выложены глыбы известняка. Ученые датируют сооружение временем 3200 лет назад, эпохой поздней бронзы. Тогда, на рубеже XIII — XII веков до нашей эры природные условия здесь отличались большей комфортностью, выпадало на 50-70 мм/год осадков больше. Тогда эта территория была плотно заселена племенами срубной культуры. Есть предположение, что излучина Дона воспринималась как центр освоенной и принадлежащей этим людям территории. Этим и объясняется существование такого культового сооружения, в центре которого расположена печь диаметром 40 метров. Дым и огонь из нее был отлично виден с расположенных вокруг трех столовых гор. Когда еще в 19 веке сооружение пытались разграбить, оттуда было вывезено несколько возов древесного угля и золы.

Читайте также:  Место где река становиться морем

После наступления аридной, засушливой эпохи в конце второго — начале первого тысячелетия до нашей эры места эти опустели. В дальнейшем эти территории активно заселяются лишь в VII веке до н.э., когда сюда пришли кочевые племена раннего железного века.

опубликовано также на дружественном сайте Донские зори

Источник

Восточно-Донская гряда. Большая излучина Дона.

Донские обрывы. Река Большая Голубая. Меловые скалы и островные горы.

После первой поездки в Большую излучину Дона мысль о возвращении сюда крепко засела в голове. Эти края запоминаются навсегда видами великой реки, пространствами, рельефом. Наконец в 2011 году обстоятельства для путешествия сложились весьма удачно, и я снова побывал в этом замечательном месте. Территория эта огромна. Охватить ее одной заметкой по результатам поездки длиной в один день невозможно. Тем не менее попробуем рассказать об этих местах, соблюдая баланс между вопросами, характерными для территории в целом, и деталями, то есть теми конкретными местами, где нам довелось проехать и увидеть.

Что такое Большая излучина Дона?

Начиная от города Серафимовича в Волгоградской области река Дон начинает образовывать систему излучин, которые складываются на пути реки до города Калача-на-Дону в так называемую Большую излучину Дона. Она известна также как Донская Лука. Заодно Большой излучиной называют охватываемую Доном территорию. Протяженность русла вдоль Большой излучины оценивается в величину около 230 км. Реки иногда ведут себя вот так, странно и даже причудливо меняя направление течения относительно сторон света. Происходят эти отклонения, конечно, не без причины. В нашем случае Дон встречает и вынужден огибать Восточно-Донскую гряду (являющуюся юго-восточным окончанием Среднерусской возвышенности), которая продолжает подниматься, расти, последние примерно 20 миллионов лет. Взаимодействие крупной водной артерии и неспокойной земной поверхности, поднимаемой глубинными силами, приводят к формированию своеобразного рельефа.

Осмотр достопримечательностей Большой излучины был начат с выезда на берег самого Дона. Условно это явилось началом «исследований» нашей небольшой экспедиции непосредственно на территории Большой излучины. Ученые подразделяют Большую излучину на ряд слагающих ее менее крупных. Если двигаться от Серафимовича, спускаясь вниз по течению, то вначале Дон меняет свое направление с юго-восточного на северо-восточное, начиная образовывать Кременскую излучину радиусом 32 км и длиной русла 80 км, самую крупную после Большой. Затем в районе хутора Хлебный и станицы Трехостровской следует Сиротинско-Трехостровская, радиусом 37 км и длиной русла 56 км. Ее еще называют Малой излучиной. Для нее характерно то обстоятельство, что ее северный и южный участки расположены параллельно. Наконец, завершает систему излучин Калачевская, с длиной русла 40 км. На дуге Калачевской излучины мы и оказались.

Весьма впечатляющий вид с высоких круч на русло Дона и противоположный берег был наградой за долгую поездку. На таких природных возвышенных «смотровых площадках» трудно избежать эпитетов «грандиозный», «величественный», «впечатляющий» применительно к открывающемуся простору ландшафта. Ландшафта, который еще и практически не изменен вмешательством человека. Или следы этого вмешательства стали уже незаметны.

Но почему Дон и его берега имеют здесь такой вид? Почему вообще существуют обрывистые кручи над огромными изгибами его русла?

Восточно-Донская гряда протягивается почти в широтном направлении (то есть примерно с запада на восток) вдоль Дона. Она ограничена с севера и востока долиной Дона, а с юго-востока – долиной Чира. Линия водораздела между ними смещена в сторону Дона, к северу. Гряда поэтому в поперечном профиле имеет резко выраженную асимметрию. Короткий и крутой северный склон обрывается уступом высотой 70-100 метров к долине Дона, а южный склон относительно полого наклонен к долине Чира. Для районов с пологим залеганием пород (поле палеогеновых отложений) характерны столовые и останцевые водоразделы, имеющие местное название «венцы».

Высоты Восточно-Донской гряды достигают 250 метров над уровнем моря с преобладающими значениями отметок 150-200 метров. Самые нижние отметки местности соответствуют уровню Дона здесь, а это около 40 метров.

Восточно-Донская гряда, а особенно ее восточная часть, постепенно поднимается. Почему это происходит? Гряда расположена на юго-восточном окончании Воронежской антеклизы (антеклиза – зона прогибания вверх, роста кристаллического фундамента). Место сочленения Воронежской антеклизы и Прикаспийской синеклизы (синеклиза – зона прогибания фундамента вниз) обладает, по-видимому, повышенной подвижностью. Эта подвижность обеспечивает существование так называемых Доно-Медведицких дислокаций (дислокации – это попросту зона, где пласты платформенного чехла лежат не горизонтально, а имеют изгиб; это означает, что тектоника деформировала слои). Доно-Медведицкие дислокации расположены между Медведицей и Иловлей и продолжаются южнее долины Дона Арчединско-Донским блоком. Фактически верховья рек Куртлака, Лиски, вся река Большая Голубая лежат над этим блоком.

Очередное поднятие этой зоны, начавшееся 20 миллионов лет назад и продолжающееся и сегодня, обеспечивает существование возвышенности Восточно-Донской гряды, которая мешает Дону, вынуждая его петлять, огибая гряду, и образуя Большую излучину.

Дальше, после заезда в Голубинскую, наша дорога лежала на поселок Малоголубинский. От Малоголубинского, всё более отдаляясь от Дона, мы приблизились к долине реки Большой Голубой. Русло ее пролегает в широкой для небольшой реки выработанной долине, а сама долина ограничена обрывами меловых скал. Скалы, конечно, стоят не сплошной стеной, между ними вполне достаточно выположенных участков, по которым можно спуститься.

Начало реки лежит в Донской Луке на локальном поднятии, Бузиновском выступе, с него радиально стекают реки Куртлак, Крепкая, Быстрый Ерик, Лиска, Мокрая Перекопка, Сухая Перекопка, Голубая и другие.

Долина Большой Голубой, на мой взгляд, может претендовать на одно из живописнейших мест не только Большой излучины Дона. Своеобразный рельеф создается здесь сочетанием столовых гор и так называемых «бэдлендов», «плохих земель». Так они называются в силу непригодности к сельскохозяйственной обработке и практически невозможности передвижения по ним. И то, и другое определяется крутосклонностью чрезвычайно сильно расчлененного ландшафта, где могут буквально отсутствовать плоские участки.

Брод через Большую Голубую, там, где к нему подходит дорога, оказался вполне доступен для форсирования на «Ниве», и даже, наверное, на менее проходимых автомобилях, несмотря на весьма крутой съезд и выезд. Твердое дно, сложенное меловым щебнем, облегчает переправу. Течение в реке было быстрым, а вода холодной, напоминая горную реку.

Читайте также:  На каяках по реке оредеж

Река Большая Голубая, как и другие наиболее крупные речные долины Чирско-Донского междуречья (Добрая, Царица, Лиска), имеет так называемую консеквентную долину, то есть долина совпадает с общим наклоном топографической поверхности и с направлением падения пластов. Наклон поверхности и направление падения пластов как раз и определяются поднятиями Арчединско-Донского блока. Чередование в разрезе устойчивых к выветриванию опок, известняков, песчаников с податливыми породами способствует широкому развитию здесь структурных поверхностей в виде останцевых возвышенностей (характерных для верховьев Большой Голубой), ступенчатых склонов долин и так далее.

На левом берегу открывался вид на характерный для этой местности останец, или столовую гору. Признаюсь, я совершенно не ожидал увидеть здесь что-то подобное. Читать – это одно, а увидеть – совсем другое. Из плоской равнины поймы поднимался меловой массив, белый там, где эрозия не дает образоваться почвенному покрову. Видимо, меловая гора соединяется перемычкой с бортом долины левого берега. Такой великолепный вид, наверное, был бы более привычен в каком-нибудь вестерне. Меловая гора причудливых очертаний тем не менее имела четко выраженную вершину, насаженную на плоскую «крышу». Склоны горы демонстрировали тянущиеся от вершины до подножия ребра, по-видимому, образованные временными потоками воды, которые и разрушают гору, формируя ее внешний вид.

Как же образовался рельеф этой огромной территории?

Понятно, что образование рельефа поверхности началось после того, как отсюда ушло море. Ушло оно отсюда около 16 миллионов лет назад, и называется оно полтавским. Полтавские осадки имеют тот же возраст, что и осадки так называемого майкопского моря, которое заполняло пространство между начавшим поднятие Кавказом и Русской равниной. То есть это одно и то же море, относящееся к олигоцену – раннему миоцену (граница между олигоценом и миоценом проходит на уровне 23 миллионов лет).

Моря, подобные этому, шельфовые эпиконтинентальные моря, то есть заливавшие пространства континентов, имели ровное и плоское дно за счет равномерного осаждения отложений. Дно оставалось таким некоторое время после того, как стало осушившейся первично-морской равниной. Но постоянно действующие внешние по отношению к ландшафту природные силы – ветер, вода, перепады температур и другие – немедленно начинают разрушать оказавшуюся под открытым небом поверхность, создавая неровности рельефа. Парадокс – выравнивание рельефа связано с образованием в определенные этапы еще больших контрастов поверхности.

Многие слышали о таком понятии, как поверхность выравнивания. Известно, что на месте горной или возвышенной страны постепенно, за много миллионов лет, формируется почти плоская или слегка всхолмленная, волнистая, равнина – пенеплен. Термин «пенеплен» происходит от латинского «paene» – почти и английского «plain» – равнина. Впервые это понятие ввел американец В.Дэвис в начале XX века. Пенеплен завершает собой развитие рельефа территории. Интересно, что для выравнивания высочайшей горной страны требуется от 60 до 180 миллионов лет. Однако бывают и другие виды поверхностей выравнивания. Здесь мы имеем возможность видеть их.

Миоцен, первая эпоха неогенового периода (длился 23 – 1,8 миллионов лет назад), закончился, и 5,2 миллиона лет назад наступил плиоцен. Последовавшие в начале плиоцена поднятия территории будущей Большой излучины вызвали врезание рек, речек, да и просто рытвин и балок. От врезавшихся речных долин, вследствие разрушения, осыпания, начали отступать склоны, примерно параллельно самим себе, вглубь приподнятого массива породы. То есть происходило выравнивание «сбоку». Формировался так называемый педимент (латинское «pedamentum» означает подножие) – денудационная поверхность выравнивания более низкого ранга, чем пенеплен. Педимент это и есть подножие под склоном, образованное его отступанием. Одновременно происходила и денудация «сверху», то есть размыв исходной поверхности, бывшей морской равнины. Денудация «срезала» осадки полтавского моря, и более ранних морей, эоценового, позднемелового…

Базисом эрозии, то есть уровнем, к которому стремилось выравнивание, была, очевидно, система Палео-Дона, Ергень-реки, которая огибала гряду с севера и с востока, непрерывно при этом ее разрушая. В ту пору здесь была саванна, подобная сегодняшней африканской (подробнее о животных неогенового периода смотрите в соответствующем разделе).

В результате к концу плиоцена образовалась ярусная структура этой территории. Верхний ярус, находящийся на высотах от 150 до 250 метров, это фактически разрушенная исходная морская поверхность, сильно расчлененная и лишившаяся верхних слоев. Полтавские пески сохранились только на самых высоких водоразделах. Более низкий ярус – педимент, подножие, его абсолютная высота от 100 до 150 метров.

Поэтому рельеф Донской гряды ученые определяют как денудационную ярусную равнину.

Интересно, что когда педименты, по мере дальнейшего продвижения от речных долин, совсем сольются между собой, отрезав друг от друга останцы или островные горы, то получится еще один вид поверхности выравнивания, педиплен (сочетание латинского «pedamentum» – подножие и английского «plain» – равнина ), подобный тому, что представляет собой знаменитая Долина Монументов в Аризоне, США.

Прочитанный (при помощи прочитанных книг) рельеф уже не выглядит немым. Он сам рассказывает даже неспециалисту об истории своей жизни формой склонов, глубиной врезов, составом выходящих на поверхность пород… Результаты миллионолетних процессов видны, ярко освещенные жарким степным солнцем. Процессы эти и их длительность попросту завораживают своими масштабами. Особенно если смотришь на все это не на картинке, а вживую. И понимаешь, что геологическая эпоха давно прошла, а поверхность, ступень рельефа, ей соответствующая – вот она.

Дорога, идущая по пойме реки, выводила к очередному природному объекту долины Большой Голубой. Вертикальная скала из белого мела с меловыми же останцами поднималась над руслом реки, подобно зубчатой стене крепости. Я, конечно, читал, что, например, в окрестностях станицы Трехостровской в начале 20 века наблюдались грибовидные останцы (причем заостренный носик эллиптической шляпки был обращен в сторону господствующих ветров), но полагал, что они уже по разным причинам исчезли.

Вблизи воды стало понятно и происхождение названия реки. Под меловыми стенами цвет воды становится голубым или синеватым.

Мел… Горная порода, обязанная своим существованием меловому периоду (145 – 65 миллионов лет назад). А период обязан горной породе своим названием. Каждая эпоха в истории планеты обладает своими характерными и интересными особенностями. Мел – время расцвета любимых широкой публикой динозавров, а завершился он вымиранием этих животных.

Читайте также:  Аллювиальные отложения рек что это

Но раз уж мы стоим у мелового обрыва, уместно немного поговорить именно о меле.

Мел, как горная порода, относится к группе органогенных карбонатных пород. В группу входят известняки, доломиты, мергели и магнезиты. Фактически мел – разновидность известняка. Это тонкопористая порода с размером зерен менее 0,01 мм.

Мел в основном состоит из мельчайших, видимых только под микроскопом остатков морских водорослей – кокколитов (хотя остатки раковин простейших животных – корненожек и встречаются) и зерен кальцита. Это продукт совместного накопления на дне водоема илоподобного химического карбонатного осадка и остатков известковых скелетов микроорганизмов. Благоприятными условиями для развития таких организмов считаются мелководные теплые моря со спокойным течением при отсутствии сноса обломочного материала с суши. Однако окончательно условия возникновения писчего мела не выяснены. В современных океанах нет аналогичных условий.

Позднемеловые моря затопили пространства южной половины будущей Русской равнины, включая Московскую и Ярославскую области. Островами выделялись Донецкий кряж и самая поднятая часть Воронежской антеклизы.

По всей видимости, природные условия мелового периода – теплый равномерный климат и моря, эпиконтинентальные моря, покрывшие огромные пространства континентов, вызвали расцвет образовывавших меловые скелеты организмов. Скелеты эти скапливались в мучнистый ил, затем спрессовываясь в горную породу.

Конкретно здесь, в Большой излучине, породы верхнего мела (99,6 – 65,5 миллионов лет назад) выходят на поверхность в виде отложений в основном туронского (93,5 – 89,3 миллионов лет назад), сантонского (85,8 – 85,3), и кампанского (85,3 – 70,6 миллионов лет назад) веков. Интересно, что трансгрессия туронского века считается самой обширной за всю историю Земли. Никогда до и после нее море не покрывало таких обширных пространств, поднимаясь над современным уровнем метров на 200.

Тектонические движения, которые были разными в разных местах планеты, вывели толщи мела на поверхность, а эрозия и денудация неплохо разрушающегося мела обеспечили самые разные формы меловых образований, которые мы имеем возможность увидеть и здесь.

Не зря толщи мела производят впечатление. Эти многие метры спрессованных скелетов микроорганизмов являются свидетельствами глобальных процессов в атмосфере и океане в меловом периоде, влияние которых проявляется и сегодня. Дело в том, что на образование скелетов ушло неимоверное количество известняка. В свою очередь для образования известняка было забрано огромное количество углекислоты – сначала из океана, а затем из атмосферы. Именно поэтому углекислого газа в атмосфере содержится очень мало, столько, сколько успевают выделить вулканы, техносфера, животные, прежде чем растения не впитают его и не разложат на углерод и кислород.

И сейчас огромные массы известняков мелового периода сохраняют нас от парникового эффекта. Нерастворимая известь, попадая в океан, соединяется с углекислотой, вызывающей парниковый эффект, образуя бикарбонат, который легко растворим в воде.

Завершал наше путешествие по Большой Излучине еще один выезд к берегу Дона. С этой точки открылся вид на еще одну природную достопримечательность. Издалека, сверху, были видны расстилавшиеся на левом низинном берегу Дона Голубинские пески. Пески были принесены водами Дона в четвертичном периоде. Долина Дона характерна своими песчаными массивами, фактически левобережье – это полоса песков на речных террасах разного возраста.

Голубинские пески примечательны тем, что они – единственные такие пески вдоль Дона, где обнаружены элементы рельефа, присущие настоящей пустыне, барханы и барханные цепи. Объясняется это большой сухостью района, количество осадков не превышает 300 мм в год, и чрезвычайно пологим подъемом местности в сторону плато и небольшой сравнительно высоте водораздела Дона и Волги. Водораздел хорошо открыт действию юго-восточных ветров, обуславливающих конфигурацию барханов. По-видимому, время от времени барханы здесь погребают под собой и березовые колки, и песчаную степь и создают выдержанный ландшафт песчаной пустыни. Барханы здесь, однако, чрезвычайно медлительны, а чаще неподвижны. Голубинские пески – это северо-западная граница современного распространения барханов. С высоты правого берега характерный рельеф Голубинских песков был хорошо виден.

Над Доном, над его изгибами, плесами, берегами, незаметно наступал вечер. Хотелось остаться и фотографировать, но надо было возвращаться.

Впереди была пара с лишним сотен километров на легендарном внедорожнике ВАЗ-21213 «Нива» до Волгодонска. Когда я выгрузился из машины, чувствовал себя оглохшим от характерного шума.

Однако поездка того стоила.

Трофимова И.С. Формирование больших коренных излучин Волги и Дона (на примере Волгоградской области). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук. 2008 г.

Цыганков А.В. Методика изучения неотектоники и морфоструктуры Нижнего Поволжья. 1971 г.

Макарова Н.В., Суханова Т.В. Геоморфология. 2007 г.

Смотрите также материал о предыдущем путешествии в Большую излучину.

Вид на реку Дон вниз по течению, на город Калач-на-Дону.

Калачевская излучина. Вид на реку Дон вверх по течению

Вид на более низменную левую сторону. Небольшие ручьи разрезают пойму.

Небольшая речка — ручей при съемке с большим увеличением

Большая излучина Дона. Обрывы над Доном

Первые меловые склоны за поселком Малоголубинским

Общий вид поверхностей водоразделов

Вид на долину реки Большая Голубая

Меловые обрывы ограничивают долину Большой Голубой.

Меловые склоны. Они тянутся вдоль Большой Голубой.

Река Большая Голубая

Река Большая Голубая. Дно выстлано меловым щебнем.

Красивый и необычный останец, или небольшая гора из мела.

Так причудливо выглядит его вершина. Она продолжает разрушаться.

Тот же бугор или столовая гора с другого ракурса.

Вершина столовой горы представляет собой чуть ли не горный рельеф.

Плоская поверхность поймы Большой Голубой и меловые скалы правого берега.

Скалы из мела над левым берегом Большой Голубой.

Меловая скала. Разрушающая основание река поддержвает вертикальность стенки.

Впечатляющий вид на меловую скалу, характерную достопримечательность Большой излучины Дона

Останцы, похожие на знаменитые Дивы

Разрушающиеся зубцы на стене.

Река Большая Голубая под меловыми скалами.

Берег здесь — практически обрыв.

Цвет воды становится голубоватым из-за меловых отвесных склонов.

Река Дон во всей красе.

Река Дон в Большой излучине.

Река Дон. И опять обрывы над руслом и островами.

Река и ее протоки образуют острова из речных наносов.

Голубинские пески на левом берегу Дона. Вид с высокого правого берега.

Голубинские пески. Видны существующие здесь барханы. Сейчас они, по всей видимости, неподвижны.

Вид вниз по течению Дона. Берег разрезан балками на отдельные секторы.

Выемка, «цирк» в береговом массиве. Так разрушается берег.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24