Дева озера метрополитен опера

Чьи фиоритуры убойнее

В спектакле «Дева озера» герои воюют музыкальным оружием.

Тому, кто любит виртуозное классическое пение, романтическую любовную драму и знаменитый шотландский колорит – однозначно сюда, на спектакль Метрополитен-оперы «Дева озера». В субботу москвичи и жители еще нескольких российских городов увидели этот праздник музыки благодаря прямой кинотрансляции из Нью-Йорка. Тем, кто не успел, расстраиваться не стоит – будут повторы.

Показ «Девы озера» смело можно назвать культурной миссией. Эта опера Россини, созданная между классически-буффонным «Севильским цирюльником» и героико-романтическим «Вильгельмом Теллем», в нашей стране не ставилась почти 200 лет. Хотя вне Италии Петербург был одним из первых городов, показавшим ее в 1824 году, всего через 5 лет после неаполитанской премьеры.

Будем справедливы: и на Западе «Деву…» забыли больше чем на сотню лет, но с конца 1950-х она все прочнее входит в репертуар ведущих театров и фестивалей. До нас эта волна докатилась лишь три года назад, когда Московская филармония устроила концертное исполнение с интернациональным составом солистов и Лучано Акочелла за дирижерским пультом оркестра «Новая Россия».

На самом деле все главное тогда столичной публике уже представили – потому что главное в этом произведении не театральный антураж, а сверкающая мелодиями и фиоритурами россиниевская музыка. Но, конечно, хотелось и УВИДЕТЬ то, о чем так красочно рассказал Россини. А Метрополитен-опера, к тому же, собрала состав, с которым по звездности трудно что-либо сравнить.

Напомним сюжет, заимствованный у Вальтера Скотта. Елена со своим отцом Дугласом, противником короля Якова V, живет в изгнании, в горах. Дуглас прочит ее в жены главарю оппозиционеров Родриго. Однако Елена любит другого, тоже оппозиционера – Малкольма. Тут еще в горах на охоте заблудился сам Яков V. И встретился Елене, и явно ей приглянулся – хотя и Малкольма она не может выкинуть из сердца. Доходит до того, что в одном из эпизодов сходятся вместе Елена, ее возлюбленный номер один Малкольм, ее симпатия номер два Яков и ее нелюбимый жених головорез Родриго. Как разберется эти компания между собой?

Конец столь лихо закрученной интриги неожиданно приторен. Когда ты с трепетом ожидаешь развязки, вдруг оказывается, что Родриго, этого нагло-харизматичного мачо, уже убили где-то за кадром, даже не показав толком его битву с королем. Елена, благодаря подаренному Яковом перстню, попадает в королевский дворец, и тут Яков, уже во всем своем величии, прощает ее отца и (внимание!) ее возлюбленного Малкольма и соединяет их руки. Отказываясь от собственного счастья. Может, потому, что «жениться по любви не может ни один король»…

Впрочем, даже при такой драматургически провальной развязке в произведении достаточно драматизма – чего стоит, например, сцена, когда Елена, пытаясь остановить ринувшихся друг на друга Родриго и Якова, встает между ними, требуя убить прежде ее, если уж им так хочется заколоть друг друга. Как тут не вспомнить идущие и сегодня конфликты, в том числе у нас под боком, в которых обезумевшие вояки приносят в жертву своим амбициям мирных людей, оказавшихся между ними.

Иной театр и поставил бы это произведение в соответствующем духе, с современными боевиками в камуфляже и селянами в одеждах, допустим, донецких крестьян. Но только не Метрополитен-опера, куда «Дева озера» – совместная работа с оперой Санта-Фе – пришла в феврале 2015 года (а в Санта-Фе премьера была двумя годами раньше).

Для главного Нью-Йоркского оперного театра характерна солидная буржуазность, тяготеющая к «большому стилю», так знакомому нам по постановкам советских академических театров. И в данном случае этот путь, по которому пошел и режиссер Пол Каран (честно признаюсь, мне неведомый), может быть, наилучший.

Читайте также:  Бадукские озера вид сверху

Потому что главный смысл произведения Россини – все же не в политических аллюзиях, а, повторю, в изумительной, виртуозной музыке. Где, конечно, в соответствии с сюжетом полно бравых маршей – да хоть арии Родриго или знаменитая каватина Малкольма из первого действия, прочно ставшая концертным хитом для лучших меццо-сопрано мира (да-да, партию этого влюбленного воина Россини поручил низкому женскому голосу).

Но марши эти не злобные и не страшные, а очень лихие и зажигательные благодаря немыслимо наверченным фиоритурам, победить которые может только действительно вокалист-герой. Каковыми и являются Даниэла Барчеллона (внешне этакий двухметровый Филипп Киркоров в юбке – именно в юбке, дело-то в Шотландии) или Джон Осборн (Родриго), хотя последнему, может быть, чуть не хватило мощи верхних нот. Зато к пению Джойс ДиДонато (главная героиня Елена) и Хуана Диего Флореса (Яков) просто не могу предъявить каких-либо претензий, если не считать совсем уж мелких случайностей.

Голос Хуана Диего проникновенен, а на заоблачные верхние ноты взлетает с легкостью чемпиона-прыгуна. Вокал же Джойс одновременно глубок и прозрачен, насыщен и невесом, как горный шотландский воздух. Исполнительница совершенно конгениальна музыке, которую с такой любовью написал для ее героини Россини. Не зря чуть ли не половина первого действия построена на начальной очаровательной песне Елены.

Впрочем, вся опера – это увлекательнейшее чередование арий, ансамблей, напористых хоров, в которых иной раз слышатся даже предвестия будущей слезной «Травиаты» и могучей «Аиды» Верди, хотя до них еще многие десятилетия. И в то же время это тот же Россини, «Европы баловень, Орфей», который за три года до «Девы…» написал самую веселую оперу в мире – «Севильского цирюльника». Все это богатство и великолепие красок уверенно держит в руках 36-летний дирижер Микеле Мариотти.

В записи представление покажут 5 и 28 апреля в Москве, 12 и 13 мая – в других городах.

А прямые оперные трансляции, организуемые российским арт-объединением CoolConnections, в этом сезоне завершатся 25 апреля показом классики итальянского веризма – «Сельской чести» Масканьи и «Паяцев» Леонкавалло в режиссерской версии шотландца Дэвида МакВикара.

Нашей публике этот сторонник скупого сценического символизма знаком по работам Мариинского театра, из которых «Поворот винта» получал «Золотую маску» а «Трубадур» – только сдержанное ворчание прессы. Но бесспорным манком для публики на сей раз должно стать участие Марсело Альвареса в главных теноровых партиях обеих опер. А за оркестровый пульт встанет главный дирижер Метрополитен-оперы Фабио Луизи.

Источник

«Дева озера»Дж.Россини, Метрополитен-опера, реж. Пол Каран, дир. Микеле Мариотти (повтор трансляции)

Но спектакль разочаровал меня до крайности. Прежде всего, конечно, постановочно-сценографическим решением: архаичная вампука, вплоть до того, что уже в самой первой сцене Елена, героиня Джойс ДиДонато, в крестьянском платьице ходит и рвет цветочки, натыканные в декорацию — ну что это такое?! Другие элементы сценографии — хижина Елены в первом акте, тронный зал короля Якова Пятого во втором — выползают из-под сцены, что, конечно, технологически «продвинуто», но очень глупо и совсем неинтересно. А живописно торчащие на кольях отрубленные головы шотландских мятежников в начале 2-го акта — неужели это потолок фантазии для современного оперного режиссера, работающего с материалом, дающим столько возможностей к актуализации заложенной в сюжете проблематики?!

По крайней мере, как ни странно, в отличие от «живого исполнения» в КЗЧ три года назад здесь мне оперу (несмотря на бабок с печеньем в пакетах и других вечно голодных любителей искусства) удалось расслышать более подробно. На удивление ровно и бодро играл оркестр неизвестного мне дирижера Мариотти — правда, хор, а иногда и солисты за ним не поспевали. Певцы, впрочем, в восторг не привели — Джойс ДиДонато еще ничего, если говорить сугубо о вокале, а вот Хуан Диего Флорес в партии Якова-Уберто по обыкновению больше демонстрировал себя и свои небесспорные вокальные достижения — показушными ферматами, резкими, якобы «эффектными» акцентами, при этом не вытягивая как следует некоторые ноты. У Джона Осборна в партии Родриго не все было гладко с колоратурами, а Даниэла Барчеллона, такая скорее вердиевская меццо-сопрано, хоть и пела свою мужскую партию Малькольма, возлюбленного Елены, лучше прочих, но до того нелепо выглядела, толстая, мордастая, в доспехах шотландского воина (там ведь килт, и вот ее жирная попа, завернутая в клетчатую юбку, с мечом на поясе. ) — ну смех и грех! И что еще хуже, такие отдельные моменты — не исключение, они соответствуют духу постановки в целом. Особенно добило меня мизансценирование духоподъемного хора «О, сыновья героев», когда полуголые мятежники обмазываются синей «боевой» краской (такой у шотландцев был обычай, да? я не знал) и воздевают руки к небу, ожидая знамения, которое следует в виде пролетающей на фоне нарисованного неба световой «кометой» — при таких технических возможностях и такая затхлость режиссерской фантазии, ну это просто неприлично.

Читайте также:  Как подъехать к святому озеру

Источник

Дева озера

La Donna del Lago

Несмотря на название, провоцирующее размышлять о волшебных рыцарских романах, «Дева озера» — опера историческая, и волшебного в ней разве что музыка и струящиеся голоса. Россиниевское творение впервые появилось на афишах Мет в 2015 году, и Микеле Мариотти дал оркестру и солистам все возможности доказать, что это настоящий шедевр.

Джойс ДиДонато равно убедительна и в ролях аристократок, и в облике сильной духом пейзанки: роль Елены дает позволяет ей продемонстрировать обе ипостаси. Брючная роль для меццо-сопрано — конек Россини, и конек Даниэлы Барчеллоны, исполнившей партию воинственного Малькольма, возлюбленного Елены. За ее чувства выразительно соперничают король Яков Шотландский и мятежник Родриго — два пылких тенора, Хуан Диего Флорес и Джон Осборн. Режиссер Пол Карран выводит на сцену Шотландию и воинственных горцев, не претендуя на документальность картинки, но живописные пейзажи ничуть не противоречат россиниевским переливам.

Действующие лица и исполнители

Над спектаклем работали

Художник по свету

О спектакле

С конца XVIII века Шотландия прочно завоевала репутацию одного из самых романтических мест на земле: загадочные Песни Оссиана, воспевавшего дикие скалы и нежную любовь, покорили Европу. В начале XIX века «оссиановский колорит» стал привычным определением, с помощью которого можно было коротко описать и дух новой поэмы Вальтера Скотта, и впечатления от новой оперы Джоаккино Россини. Именно так с прибавлением превосходных степеней пишет о «Деве озера» Стендаль, посвятивший ей целую главу в своей книге: «музыке её свойственна оссиановская окраска и крайне острая, дикая энергия». Но рядом с дикостью скалистых пейзажей и мятежных восклицаний горцев в «Деве озера» царят нежность и кантилена.

«Дева озера», как и многие россиниевские оперы, не имела успеха на первом представлении, но была удостоена оваций на втором, третьем и многочисленных последующих. Возможно, это связано с тем, что сочинял композитор быстро, партитуры в театр сдавал к самой премьере, и оперу просто не успевали качественно отрепетировать. Но сам Россини не допускает в драматургии «Девы озера» ни одного композиторского просчета: напротив, виртуозно играет оттенками и нюансами, выстраивая картины любовного соперничества не с помощью контрастных тембров, а за счет вокальных красок внутри тенорового диапазона. В опере разворачивается настоящая схватка двух россиниевских теноров, без устали щеголяющих фиоритурами.

Заглавную партию Россини писал для Изабеллы Кольбран, примадонны неаполитанского театра, своей жены и верной музы. Стать и достоинство, трагический талант, сценическое чутьё и большой опыт – в 1819 году Кольбран исполнила свою партию так, что даже жаждущая освистать её публика не нашла, к чему придраться.

«Дева озера» пользовалась популярностью до середины XIX века, но постепенно другие шедевры Россини вытеснили ее из репертуара и памяти публики. Возрождение «Девы» началось уже в 1950-е годы, и сейчас опера вновь завоевывает мировые сцены.

Читайте также:  Медвежьи озера баня на плоту

Краткое содержание

Действие I
Озеро Катрин, графство Стерлинг, Шотландия. Пастухи пасут стада, охотники охотятся в лесу, а Елена, Дева Озера, гуляет по берегу. Она поет о своей любви к Малькольму Грэму, но неожиданно сталкивается с королем Яковом. Под видом дворянина Уберто тот путешествует в надежде повстречать красавицу Елену, о которой ходят легенды. Полагая, что незнакомец – заблудившийся охотник, Елена предлагает ему свое гостеприимство. Придворные тем временем разыскивают переодетого короля.

Король Яков узнает, что отец Елены – его бывший наставник Дуглас Ангус, который примкнул к мятежному клану горцев. Также он узнает, что Елена помолвлена с Родриго, предводителем этого мятежного клана. Но ревность короля стихает, когда он видит, с каким равнодушием Елена относится к будущему замужеству. Король удаляется, а вскоре появляется Малькольм, возлюбленный Елены. Незамеченный, он слышит, как Дуглас убеждает свою дочь выйти замуж за Родриго. Когда Дуглас уходит, Малькольм и Елена признаются друг другу в любви.

Шотландские воины приветствуют своего вождя Родриго. Он представляет Елену, как свою будущую жену. Малькольм решает присоединиться к мятежникам; Дуглас и Родриго узнают о чувствах Малькольма и Елены. Приходят новости о наступлении королевской армии. В небе пролетает метеор, Родриго считает его божественным знамением, воины отправляются на битву. Шотландия охвачена войной.

Действие II
Яков, по-прежнему под видом Уберто, отчаянно ищет Елену, чтобы уберечь ее от предстоящего кровопролития. Найдя её, он снова признается в любви, но она отвергает его ухаживания. Мнимый Уберто дарит ей кольцо, которое якобы получил от самого короля: кольцо может обеспечить Елене королевское покровительство. Родриго, подслушав их беседу, дает приказ своим солдатам убить незнакомца, но Елена заступается за него. Родриго вызывает мнимого Уберто на дуэль.

Тем временем Малькольм покидает поле битвы в надежде найти Елену. Он узнает, что Елена вместе с отцом в поисках перемирия отправилась в Стерлинг, в королевский дворец. Приходит известие о смерти Родриго и разгроме мятежников. Малькольм возглашает, что он спасет Елену или погибнет. Елена появляется во дворце, полная решимости спасти жизни отца, Малькольма и Родриго. С помощью кольца, подаренного ей Уберто, Елена получает доступ в покои короля.

Источник

Дева озера метрополитен опера

Опера Джоаккино Россини в двух действиях; либретто А. Л. Тоттолы по поэме В. Скотта.

Премьера: Неаполь, театр «Сан-Карло», 24 октября 1819 г.; в России — Петербург, силами немецкой труппы, 1824 г.; на русской сцене — там же, в сезоне 1829/30 г.

Основные действующие лица:

Элен (сопрано), Малкольм (меццо-сопрано), Уберто/Яков V (тенор), Родриго (тенор), Дуглас (бас).

Действие происходит в Шотландии в XVI веке.

Изгнанник Дуглас со своей дочерью Элен укрылись в горах у мятежника Родриго, противника короля Якова V. Дуглас обещал выдать свою дочь за мятежника. Но та любит Малкольма. Целыми днями грустная Элен бродит у озера, за что её и прозвали «девой озера». Однажды она повстречала незнакомого охотника Уберто, под именем которого скрывается Яков V. Он влюбляется в девушку, но Элен отказывает ему во взаимности, так как любит другого. Неожиданно появляются воины Родриго вместе со своим предводителем. Только вмешательство девушки спасает Уберто от гибели. Тем временем войска короля побеждают мятежников. Родриго погибает. Уберто раскрывает своё инкогнито и прощает Дугласа. Несмотря на повторный отказ Элен связать с ним свою судьбу, великодушный король соглашается на её брак с Малкольмом.

Одна из лучших опер Россини. После провальной премьеры (как это часто было у композитора) опера со второго спектакля принималась публикой с восторгом. Имена героев переиначены на итальянский лад. Среди лучших эпизодов: ария Элен «Tanti affetti» (2 действие), каватина Малколма «Mura felici» (1 действие). Отметим постановку 1992 в Амстердаме (в партии Элен — Антоначчи).

Дискография: CD — Sony. Дирижер Поллини, Элен (Риччарелли), Малколм (Валентини-Террани), Уберто (Гонсалес), Родриго (Раффанти), Дуглас (Рэми).

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24