Географ глобус пропил река кама

Географ глобус пропил :


Географ глобус пропил: Кама-река, помоги

Нынче любят шутливо повторять, мол, «за мкадом жизни нет», имея в виду, что столичная публика за оную кольцевую дорогу никогда не выбирается, а потому не представляет, чем живёт страна. Шутка эта стала ключевой в затянувшейся дискуссии под лозунгом «хватит кормить Москву» и уже так навязла на зубах, что стала общим местом, живя в пространстве общественной ноосферы своей жизнью, подгребая под себя каждое лыко в строку, и выход нового фильма Александра Велединского в этом смысле просто пропитан этим ощущением — какого-то мёртвого пространства, в которое угодил Виктор Служкин.

И сам он будто пьёт от этого, и жена-декабристка ест его поедом ровно за это, и даже позитивный столичный назначенец бывший одноклассник Будкин, несмотря на весь оптимизм эдакого регионального Мединского, этот тоже чует, что «здесь жизни нет», а потому, аналогично, только пьёт да за бабами бегает. И главный извод сюжета, с нелепым этим трудоустройством, тоже дует в ту же дуду.

Нет, формально посыл совершенно иной — мечтающим свалить из Перми школьникам с упорством маньяка горе-географ зачитывает про экономику Урала и устраивает экскурсии про судоходство на Каме, но в итоге и сам не понимает, зачем это, на деле больше увлечённый даже не бытовым алкоголизмом — попытками устройства своей личной жизни. Большую часть экранного времени его будто ничто другое и не волнует. Как говорится, этим же бессмысленно заняты и все остальные.

Таким образом действие и так безнадёжно застрявшего в «проклятых девяностых» романа мысленно отползает куда-то совсем уж в восьмидесятые, чему способствует и существенно сдвинутый относительно романа возраст героев (в оригинале Служкину 28 лет). Весь этот совершенно совковый промискуитет , когда все со всеми спят, все всё знают, а секса всё равно «нет», он как-то настолько не про современность, что внезапно гиперосовремененная (и никак не объяснённая) героиня Евгении Брик со своим факультативным немецким и икейской мебелью смотрится в этой истории вставным гвоздём, должен же географ где-то утопить свои «три топора».

И вообще, сценаристы так закопались во всех этих любовных многоугольниках (при всей асексуальности фильма вообще, тут всё очень возвышенно, как в дамских романах), что к какому-то моменту окончательно забыли и про дочку, и про жену, и про географию, и про историю унылого попадания обратно в Пермь, и даже про бытовой алкоголизм (к слову, даже алкоголик из снулого Хабенского на этот раз получился весьма постулативный — у любого из нас под подъездом есть более адекватные типажи, а уж крепко пьющий физрук — это вообще народный мем). Нет, всё это не то, у нас «Коля любит Олю, Оля любит Колю, все перевлюблялись в нашей школе», как пела в своей пародии «ОСП-студия».

Если прибавить к этому совершенно сериальную картинку первой половины фильма (от оператора «Кандагара» и «Брестской крепости» такого ожидать было трудно, но факт есть факт), то на фоне ералашеобразных школьников и назойливого жужжания «беллетристических фамилий» героев (Служкин, Будкин, Большакова, Градусов, Овечкин) получается такая вполне аморфная элегия о бессмысленности бытия на фоне ржавых остовов барж посреди обледенелой Камы, где «не клюёт».

И лишь окончательно погрузивши своё кино в тину уныния, тлена и безысходности, авторы внезапно опомнились и, наскоро свернув сюжет, за пару сцен свели всё к вожделенному походу, куда по инерции протащили притянутый за уши запой (для сюжета он не нужен, как и был не нужен с самого начала), а также школьную любовь Служкина девочку Машу.

Так заканчивается тяжеловесное полуторачасовое вступление, а начинается собственно кино, которое поздно спохватившиеся авторы вынужденно растянули ещё на час — резать лучшее, что есть в фильме, рука не поднялась.

Читайте также:  Люди живущие около реки

И правильно — картинка тут внезапно становится киношной, сюжет лишается привкуса бесконечного любовного «мыла» (остаётся один «треугольник», но он тут к месту), за кадром вместо чёрно-белого зимнего городского уныния поселяется хтоническая уральская природа (фактически она — ещё один полноценный персонаж), а главным героем становится речка Исеть с её скалами и порогами.

И тут же в фильме внезапно появляются и юмор, и драматизм, а персонажи из просто людей-функций обретают мотивации, страсти же начинают кипеть совершенно шекспировские. Что мешало сделать таким же весь остальной ретро-фильм «пралюбофь», совершенно не понятно. Во всяком случае в постскриптуме после возвращения из похода сразу заметно, как резко осовременилось всё в фильме, и Пермь уже не кажется богом забытым местом на краю земли (на эту тему герой Хабенского рассуждает прямо в кадре) в полном безвременье, а обретает свою жизнь и свою интонацию.

Ради этого, наверное, и стоило снимать, но проблема в том, что первые полтора часа, которые про географа и глобус, они же никуда не делись, и это по-прежнему полтора часа притянутого за уши «многоугольника», не обладающие никакой заметной самоценностью.

Тема — Проблема интеллигента переросшего студенчество, но не приспособленного к реальной жизни. С ее жизненными целями, которые надо достигать. С ее правилами — семье нужны деньги, жене нужен муж, которым гордятся, детям нужен отец, который читает сказки.

К сожалению в большинстве своем в постсоветском пространстве такие люди находят один выход — пить. далее

Для полной ясности повинюсь, что книгу не читала, поэтому сразу о фильме. Это просто ужасно. Во-первых, Константин Хабенский в роли алкоголика — это уже совсем не оригинально… интересно, он кого-нибудь другого играть может? Ну да ладно, в конце концов, причина моего разочарования даже не в этом, а в том. далее

Честно скажу, фильм я не посмотрел. Зато прочел книгу — цельных два раза, поэтому льщу себя надеждой, что мой комментарий каким-то образом окажется полезен.

Книга по-своему искренняя, трогательная и местами даже лиричная. Но — абсолютно не кинематографичная. В ней как такового сюжета нет. далее

Отделяйте абзацы одним переносом строки. Перед цитируемым абзацем поставьте >

Если ты это читаешь, значит, это написано специально для тебя:

Парсер для этого робота писали рукожопые дебилы, которые не в состоянии нормально забрать анонс хотя бы из поля og:description, про RSS мы вообще не слышали, это же так охрененно высокотехнологично, правда? Зато мы тупо берём последний абзац текста, или хотя бы похожий на таковой, и так же тупо херачим из него анонс, и нас не волнует, что этот кусок текста например может быть закомментарен. Нам пофигу, что получается херня, мы же такие клёвые, что нас даже собственная рукожопость не колышит.

Источник

На Каме счастья нет

Лидия Маслова о фильме «Географ глобус пропил»

Победитель последнего «Кинотавра», фильм Александра Велединского «Географ глобус пропил», снят по книге пермского писателя Алексея Иванова о человеке не на своем месте, учителе географии без педагогического и географического образования. На самом деле одна из основных мыслей и книги, и фильма заключается в том, что никакого «своего места» ни у кого не бывает: не существует ни глобуса, ни карты, по которым можно выучить душевную географию личности и раз и навсегда задать ей единственно правильные и наиболее комфортные координаты. Единственное, что человек в этой ситуации может,— «постараться быть счастливым», как советует без особой надежды и оптимизма герой фильма, в котором метафорой жизни как похода за неизвестно где прячущимся счастьем становится сцена, когда ученики географа в хлипкой лодке преодолевают смертельно опасный порог на уральской реке. Восторг от того, что ты не пошел ко дну, а удержался на плаву, максимально приближается к ощущению счастья, хотя, как известно из любимого географом Пушкина, вместо счастья на свете есть пара других, более реальных вещей. Об одной из них в первых же кадрах фильма поется в песне «Я свободен, словно птица в небесах» в исполнении музыканта, бродящего по вагонам электрички,— и сразу создается впечатление, что она постоянно звучит у героя внутри в фоновом режиме.

Читайте также:  Каким может быть река прилагательные

Александр Велединский, режиссер вообще находчивый, обнаруживает к фильму не только музыкальный эпиграф, но и естественный визуальный, который стоило бы придумать, если бы он и так не существовал давно, словно дожидаясь съемок «Географа»,— это стоящая в Перми на камском берегу за музеем современного искусства надпись огромными красными буквами: «Счастье не за горами». В первом кадре слово «не» заслоняет грузовик, который вскоре отъезжает, как бы даря некую призрачную надежду герою, устремляющемуся к ларьку за пивом. В дразнилке «Географ глобус пропил», принадлежащей главному школьному хулигану Градусову (Андрей Прытков), меряющемуся с новым учителем силой характера, слово «пропил», возможно, ключевое: алкоголь — постоянный и верный спутник географа, и о таких, как он, можно, наверное, сказать с сожалением, что он «пропивает» свою жизнь,— как будто проесть ее, просидеть в офисе, проездить в хорошей машине, пробегать в парке или просто проспать перед телевизором менее печально.

Одна из основных претензий противников осуществленной Александром Велединским экранизации состоит в том, что 40-летний Константин Хабенский — не самый удачный выбор на роль 28-летнего героя книги, однако, перебирая в уме российских актеров помоложе, трудно представить, кто из них смог бы так очеловечить и «утеплить» ивановского героя, клоуна и шута горохового, в книге иногда способного раздражать своими бесконечными прибаутками типа «жег глаголом — прозвали балаболом». Да и вообще, как говорит герою влюбленная в него ученица Маша (Анфиса Черных), «вы не старый, вы опытный». Жена географа (Елена Лядова) тоже когда-то была его студенткой, а теперь справедливо упрекает мужа: «Ты вообще ничего по жизни не хочешь», предлагает ему прекратить с ней супружеские отношения и найти любовницу, однако этого он тоже не особенно хочет. И разумеется, неслучайно внешнее сходство между актрисами, играющими жену, с которой любовь «рассосалась, как ушиб», и девушку, с которой любви не может получиться, несмотря на всю ее взаимность.

У Алексея Иванова обычно много всяких эротических связей между персонажами, и в фильме тоже почти все между собой перекрестно влюблены: лучший друг географа, помощник депутата (Александр Робак), колеблется между гламурной учительницей немецкого языка (Евгения Брик) и женой географа, наконец-то нашедшей в его лице нормального мужика, а не тряпку. Географ без особого желания с его стороны мстит за измену с развратной героиней Анны Уколовой, женой гаишника (Максим Лагашкин), ухаживающего за воспитательницей (Евгения Крегжде), тщетно вздыхающей по помощнику депутата. Ее нежное, но ненужное любовное письмо, написанное по старинке ручкой на бумаге, медленно и печально тонет в Каме, но географ успевает снять его на телефон и прокручивает этот грустный ролик обратно, заставляя скомканную записку всплывать на поверхность и создавая иллюзию, что напрасные слова не канут на дно, а еще смогут кому-то принести хоть пару секунд счастья.

Источник

Географ глобус пропил река кама

Бывает, что режиссеры – тираны. Но Велединский всё четко объяснял, и если и был «тираном», то ровно настолько, чтобы не вызывать негативных эмоций, чтобы ребята смогли сделать все хорошо. Второй режиссер — Третьякова Ирина Михайловна – работала непосредственно с ребятами, давала советы, заботилась. Ребята называли ее «киномамочкой». На съемки школьного блока приходил и Алексей Иванов – рассказал актерам, какими должны быть их герои.

Киношный класс, как это бывает в коллективах, разделился на группки «по интересам». Но в целом, отношения были хорошими — не было вражды, издевок. Обычный, в меру дружный класс.

Сейчас Вика учится на журналиста на втором курсе в Пермском государственном университете (ПГНИУ), состоит в организации «Юнпресс». Живет тоже в Закамске, в микрорайоне Пролетарском, что недалеко от Старых Водников. Вика говорит: «Съемки на меня повлияли только с одной стороны. Я смотрела фильмы и понимала, сколько дублей, труда вложено в это. Представляла кухню съемок. И пока думала об этом – пропускала большой кусок фильма».

Читайте также:  Как определить сторону реки левая или правая

ВСТРЕЧА С ГРАДУСОМ, БОРМАНОМ, ДЕМОНОМ И ОВЕЧКИНЫМ

10 ноября в кинотеатре «Премьер» прошла встреча с молодыми пермскими актерами — Михаилом Леонтьевым (Борманом), Сергеем Пепеляевым (Деменевым), Андреем Прытковым (Градусовым), Ильей Ильиных (Овечкиным). Ребята поделились своими впечатлениями от съемок.

Андрей Прытков: — Несмотря на то, что внешне Градус в книге другой — рыжий, носатый, щуплый, мы с героем очень похожи. На момент съемок мне было 16 лет, я учился в школе и был одним их хулиганов, таких же как Градусов. Доводил учителей разными выходками.

Сергей Пепеляев (Деменев): — Мой герой всегда присутствует в кадре, но всегда в стороне. Я и в жизни такой. Я вообще на кастинг не ходил. Меня сначала позвали, сказали «надо», потом сказали «не надо» и так несколько раз. Только после двух отснятых уроков мне сказали, что я буду Деменевым.

Михаил Леонтьев: — Каждый из нас внес свой вклад в этот фильм. Поначалу нам просто давали текст-основу и начиналась импровизация на камеру. Если появлялась какая-то более-менее уместная фраза, нам говорили закрепить ее.

Илья Ильных (Овечкин): — Нельзя сказать, что в 90-е школьники были другими. Зайди в нашу школу – там также курят в туалетах, также матерятся. Вот такая страна у нас веселая. Вспоминаю, как дрожжи в школьный туалет бросал — у всех это было.

Источник

Географ глобус пропил река кама

Бывает, что режиссеры – тираны. Но Велединский всё четко объяснял, и если и был «тираном», то ровно настолько, чтобы не вызывать негативных эмоций, чтобы ребята смогли сделать все хорошо. Второй режиссер — Третьякова Ирина Михайловна – работала непосредственно с ребятами, давала советы, заботилась. Ребята называли ее «киномамочкой». На съемки школьного блока приходил и Алексей Иванов – рассказал актерам, какими должны быть их герои.

Киношный класс, как это бывает в коллективах, разделился на группки «по интересам». Но в целом, отношения были хорошими — не было вражды, издевок. Обычный, в меру дружный класс.

Сейчас Вика учится на журналиста на втором курсе в Пермском государственном университете (ПГНИУ), состоит в организации «Юнпресс». Живет тоже в Закамске, в микрорайоне Пролетарском, что недалеко от Старых Водников. Вика говорит: «Съемки на меня повлияли только с одной стороны. Я смотрела фильмы и понимала, сколько дублей, труда вложено в это. Представляла кухню съемок. И пока думала об этом – пропускала большой кусок фильма».

ВСТРЕЧА С ГРАДУСОМ, БОРМАНОМ, ДЕМОНОМ И ОВЕЧКИНЫМ

10 ноября в кинотеатре «Премьер» прошла встреча с молодыми пермскими актерами — Михаилом Леонтьевым (Борманом), Сергеем Пепеляевым (Деменевым), Андреем Прытковым (Градусовым), Ильей Ильиных (Овечкиным). Ребята поделились своими впечатлениями от съемок.

Андрей Прытков: — Несмотря на то, что внешне Градус в книге другой — рыжий, носатый, щуплый, мы с героем очень похожи. На момент съемок мне было 16 лет, я учился в школе и был одним их хулиганов, таких же как Градусов. Доводил учителей разными выходками.

Сергей Пепеляев (Деменев): — Мой герой всегда присутствует в кадре, но всегда в стороне. Я и в жизни такой. Я вообще на кастинг не ходил. Меня сначала позвали, сказали «надо», потом сказали «не надо» и так несколько раз. Только после двух отснятых уроков мне сказали, что я буду Деменевым.

Михаил Леонтьев: — Каждый из нас внес свой вклад в этот фильм. Поначалу нам просто давали текст-основу и начиналась импровизация на камеру. Если появлялась какая-то более-менее уместная фраза, нам говорили закрепить ее.

Илья Ильных (Овечкин): — Нельзя сказать, что в 90-е школьники были другими. Зайди в нашу школу – там также курят в туалетах, также матерятся. Вот такая страна у нас веселая. Вспоминаю, как дрожжи в школьный туалет бросал — у всех это было.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24