Как на волге на реке да на камышинке

Казачьи песни

Как на Волге, на реке, да на Камышинке…

Как на Волге, на реке, да на Камышинке
Казаки, братцы, живут, люди вольные:
Все донские, гребенские со яицкими:
Атаманом у них, братцы, был
Все донской казак—Ермак Тимофеевич,
Есаулом был Асташка, сын Андреевич.
Не золота труба, братцы, вострубила им,
Не она звонко возговорила речь—
Возговорил речь Ермак Тимофеевич:
„Ой вы, братцы мои, атаманы—молодцы!
Вы послушайте меня, Ермака,
Да крепку думушку заедино попридумайте:
Как проходит у нас лето теплое,
Наступает, братцы, зима холодная;
Куда, братцы, мы зимовать пойдем?
Нам на Волге жить—все ворами слыть,
На Яик идти—переход велик,
Под Казань идти—грозен Царь стоит,
Грозен Царь стоит, Иван Васильевич;
У него там стоит рать великая,
Рать великая—в сорок тысячей!
И нам всем, казаченькам, быть половленным,
А мне, Ермаку, быть повешенному.
Зазимуем, братцы, все мы в Астрахани,
А зимою, братцы, поисправимся;
А как вскроется весна красная,
Мы тогда, братцы, во поход пойдем
И заслужим перед грозным Царем мы вину свою.»

Выписана подъесаулом М. Т. Лобановым из 1-го выпуска ,,Казачьего Сборника» 1887 года.

——ЭКСПРЕСС-ОПРОС——

http://www.ooors.ru/ Фейерверк РК7220 12 месяцев — р7360 12 месяцев Фейерверк.

«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)

Comments 1

Какая песня красивая… Замечательные слова! Надо её ещё и послушать!

Источник

Как на волге на реке да на камышинке

Как на Волге, да на Камышинке,
Казаки живут, люди вольные,
У казаков был атаманушка,
Ермаком звали Тимофеичем.
Не злата труба вострубила им,
Не она громко взговорила речь –
Взговорил Ермак Тимофеевич:
«Казаки, братцы, вы послушайте,
Да мне думушку попридумайте!
Как проходит уж лето теплое,
Наступает зима холодная,
Куда ж, братцы, мы зимовать пойдем?
Нам на Волге жить – все ворами слыть,
На Яик идти – переход велик,
На Казань идти – Грозен царь стоит,
Грозен царь Иван сын Васильевич.
Он на нас послал рать великую,
Рать великую – в сорок тысячей.
Так пойдем же мы – да возьмем Сибирь,
Покоримся мы царю белому,
Царю белому православному.
Мы снесем к нему свои головы,
Свои головы все повинные!»

В 1581–1582 годах, на закате эпохи правления Ивана Грозного, когда Московское царство было истощено внутренними кровавыми распрями и многолетними Ливонскими войнами, состоялся легендарный поход казачьего войска под предводительством Ермака. Проникновение русских в Сибирь началось уже в XI–XII веках, но на пути в богатый, неизведанный край все еще находилось Сибирское ханство.
Сибирские просторы, могучий Енисей, безбрежная тайга, величественные Уральские горы, племена вольных кочевников, предлагавших за ружья и порох ценную пушнину, – все поражало воображение донских казаков. Поэтому и Ермак выступает в песнях почти былинным героем.
В тексте песни мы видим гиперболическое сравнение через отрицательный прием (отрицательный параллелизм) – излюбленный прием былин: «Не злата труба вострубила им, Не она громко взговорила речь – Взговорил Ермак Тимофеевич. «.

Песня «Ермак готовится к походу на Сибирь» отражает события правления Ивана Грозного, который прогневался на Ермака и его казаков за разбои, которые те чинили на Волге. Купцы Строгановы приняли к себе на службу Ермака и послали его дружину против сибирских грабителей. Под начальством Ермака было 840 человек, несколько пушек, что очень помогло им, так как сибирские татары боялись пушек и ружей. По пути к столичному городу Сибири Искер, Ермак побил татар, но и его дружина была значительно уменьшена: некоторые были убиты, другие ранены, казаки стали говорить о возвращении домой, и тогда Ермак сказал им: «Нет, братья, наш путь только вперед. Мы долго жили худой славой, умрем же с доброю. Нас мало, но Бог даст победу, кому захочет!» Казаки его послушали и криками «С нами Бог!» напали на татар. Был страшный бой, погибло 107 казаков и до сих пор их поминают в сибирских церквах. Татары бежали, Ермак завладел Искером и после еще некоторых боев с татарами, завладел Сибирским царством.

Читайте также:  Кадышева широка река год выхода

В песне Ермак представлен истинным атаманом, за которым готовы пойти казаки, вера в царя и его правоту движет атаманом:

Покоримтесь мы царю белому,
Царю белому православному.
Мы снесем к нему свои головы,
Свои головы повинные!

Обратите внимание на эпитеты, которые встречаются в песне: злата труба, холодная зима, теплое лето, белый, православный царь. Наряду с постоянными эпитетами здесь присутствуют также и эпитеты конкретно-исторические: повинные головы, казаки — люди вольные. Многое роднит эту песню с былиной: отсутствие рифмы, так как рассчитано на напевное исполнение, повторы:

На Яик идти – переход велик,
На Казань идти – Грозен царь стоит,
Грозен царь Иван сын Васильевич.
Он на нас послал рать великую,
Рать великую – в сорок тысячей…

Источник

ЕРМАК В КАЗАЧЬЕМ КРУГУ 1

1 вариант

2 вариант

Как на речке, на реке, братцы, было на Камышинке 2 ,

Собиралися там, соезжалися они люди вольные,

Люди вольные сбиралися, они беспачпортные:

То донские, гребенские казаки, они со яицкими 3 .

Атаманом был у них, братцы, Ермак Тимофеевич.

Да он речи говорил, Ермак, ровно как в трубу

«Уж вы думайте, ребятушки, да вы все подумайте,

Да меня ли Ермака ли казака вы меня послушайте.

Вот проходит у нас, братцы, все летушко теплое,

Наступает вот у нас, братцы, зимушка холодная,

Да и где же мы эту зимушку ее зимовать будем?

На Яик идти, ребятушки, да он переход велик,

А на Волге быть, ребятушки, да нам все ворами 4

Под Казань город идти – да там Грозный царь,

Грозный царь стоит, сам Иван Васильевич:

Нам, казакам, быть да нам переловленным,

По разным тюремочкам всем быть порассаженным,

А мне, Ермаку-казаку, да мне быть повешену.

А вы думайте, ребятушки, да все подумайте,

Да где же мы эту ее зимовать будем.

Уж вы делайте, ребятушки, лодочки еловые,

Да вяжите вы, ребятушки, ташечки-колоночки 5 ,

Да садитеся, ребятушки, во легкие лодочки,

Вы пущайтеся, ребятушки, во мать во сине море,

Зимовать мы будем, ребятушки, на речке Камышинке».

Как на Волге-реке, да на Камышенке

Казаки живут, братцы, люди вольные:

Все донские, гребенские со яицкими.

У казаков был, братцы, атаманушка –

Ермаком звали Тимофеевичем.

Не злата труба, братцы, вострубила,

Не звонка ли, не громка ли речь возговорила –

То возговорил, братцы, Ермак Тимофеевич:

«Уж вы думайте, казаки-братцы, попридумайте!

Как проходит у нас лето теплое,

Настает, братцы, зима холодная.

Еще где нам, братцы, зимовать будет?

Нам на Волге жить – все ворами слыть.

На Яик идти – переход велик,

На Казань идти – грозен царь стоит,

Грозень царь стоит, братцы, немилостивый.

Он послал на нас рать великую,

Рать великую – в сорок тысячей.

Так пойдемте же да возьмем Сибирь!»

Текст взят из книги: Записки Терского общества любителей казачьей старины. Владикавказ, 1914, № 7, с. 20; записан Ф. С. Гребенцом у гребенских казаков. Близкий, более краткий вариант: Гребенцы в песнях. Собрал Ф. С. Панкратов. Владикавказ, 1895, с. 15–16. В период феодализма на юг страны бежала от крепостного права деревенская и городская беднота, впоследствии организован­ная Ермаком в казачьи отряды, возмущавшие спокойствие царского правительства. Песня показывает отношение царского правитель­ства к беглому люду.

Читайте также:  Где находится река малка

Текст взят из книги: Железнов И. И. Уральцы. Очерки быта уральских казаков. 3-е изд. Спб., 1910, т. 3, с. 270–271.

Данный вариант песни показывает, как созревали у Ермака и его единомышленников мечты о походе в Сибирь, каковы были причины этого похода.

1 — Казачий Круг — высшая форма казачьего самоуправления.

2 -Речка Камышинка, или Камышенка, — правый приток Волги.

3 -Яицкие казаки — казаки, жившие по берегам реки Яик (старое название реки Урал).

4 -Понятие «вор» в то время означало «государственный преступник», «человек, выступивший против феодальных зако­нов», изменник, разбойник.

5 -Вероятно, сумки, сделанные из дорогого меха, необходимые для дальнейших походов Ермака.

Источник

Как на волге на реке да на камышинке

КАК НА ВОЛГЕ, ДА НА КАМЫШИНКЕ

Как на Волге,
Да на Камышинке,
Казаки живут, люди вольные,
У казаков
Был атаманушка,
Ермаком звали Тимофеевичем.
Не злата труба
Вострубила,
Да она звонко возговорила.
Возговорил
Речь Ермак Тимофеевич:
„Ой вы гой еси, братцы, атаманы казацкие!
Вы послушайте,
Да мне думушку пораздумайте:
Не корыстна у нас шутка зашучена,
И как нам на то
Будет ответствовать?
[Да] во Астрахани нам жить нельзя,
А на Волге жить —
Все ворами слыть,
На Яик идти — переход велик,
На Москву идти —
Перехватанным быть,
Под Казань идти — грозен царь стоит,
Грозен царь Иван
Сын Васильевич;
Он послал на нас рать великую,
Рать великую
В сорок тысячей.
Так пойдемте ж мы в Усолье к Строгановым».

Записали: текст В. Ф. Бедрин, музыку Я. Ф. Бурков в 1900-х годах, в районах Восточной Сибири. Песни сибирских казаков, вып. I, Пгр., 1916, стр. 5, № 1. Запев, имеющий в источнике разные направления штилей, отнесен ко второму голосу, в 3-м, 6-м и 7-м тактах дописаны штили для обозначения соответствующих голосов.

Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях. Сост. Б. М. Добровольский и А. Д. Соймонов, общ. ред. и вступит. статья А. Н. Лозановой, муз. редактор Ф. В. Соколов. М.-Л., Издательство Академии Наук СССР, 1956

[ВО СЛАВНОМ ПОНИЗОВОМ ГОРОДЕ АСТРАХАНИ]
ЕРМАК ВЗЯЛ СИБИРЬ

Во славном понизовом городе Астрахани,
Против пристани матки Волги реки,
Соходилися тут удалы добры молодцы,
Донские славны атаманы казачие:
Ермак Тимофеевич,
Самбур Андреевич и Анофрий Степанович.
Стали они во единый круг,
Как думати думушку за единое,
Со крепка ума с полна разума.
Атаман говорил донским казакам,
По имени Ермак Тимофеевич:
„Ой вы гой еси, братцы, атаманы казачие,
Некорыстна у нас шутка зашучена —
Гуляли мы по морю синему,
Стояли на протоке на Ахтубе,
Убили мы посла персидского,
Со всеми его солдатами и матросами,
И всем животом его покорыстовались,
И как нам на то будет ответствовать?
В Астрахани жить нельзя, на Волге жить – ворами слыть,
На Яик идти — переход велик,
В Казань идти — грозен царь стоит,
Грозен царь государь, Иван Васильевич,
В Москву идти — перехватанным быть,
По разным городам разосланным,
И по темным тюрьмам рассаженным.
Пойдемте мы в Усолье к Строгановым!».
. . . . . . . . . . . .

Читайте также:  Вдоль реки снейк достижение

Записана в XVIII в. Сборник Кирши Данилова. Изд. Государственной Публичной библиотеки, под ред. П. Н. Шеффера, СПб., 1901, стр. 47. Публикуется начало песни. Разбивка на стихи произведена в соответствии с напевом. Отсутствующие в подлиннике, во второй части напева, тактовые черты и смены метра выставлены по группировке нот.

Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях. Сост. Б. М. Добровольский и А. Д. Соймонов, общ. ред. и вступит. статья А. Н. Лозановой, муз. редактор Ф. В. Соколов. М.-Л., Издательство Академии Наук СССР, 1956. Приложение №1.

С подтекстовкой:

Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.-Л., 1958, с. 86. Мелодия — с. 343. Приводится по: Соболева Г. Г. Россия в песне. Музыкальные страницы. 2-е изд., М., Музыка, 1980. Реконструкция подтекстовки Г. Соболевой.

Источник

Как на Волге, да на Камышинке

«Как на Волге, да на Камышинке…» (Ермак готовится к походу на Сибирь)
Русская народная песня
  • Википроекты
    • Данные

КАК НА ВОЛГЕ, ДА НА КАМЫШИНКЕ

Как на Волге,
Да на Камышинке,
Казаки живут, люди вольные,
У казаков
Был атаманушка,
Ермаком звали Тимофеевичем.
Не злата труба
Вострубила,
Да она звонко возговорила.
Возговорил
Речь Ермак Тимофеевич:
«Ой вы гой еси, братцы, атаманы казацкие!
Вы послушайте,
Да мне думушку пораздумайте:
Не корыстна у нас шутка зашучена,
И как нам на то
Будет ответствовать?
[Да] во Астрахани нам жить нельзя,
А на Волге жить —
Все ворами слыть,
На Яик идти — переход велик,
На Москву идти —
Перехватанным быть,
Под Казань идти — грозен царь стоит,
Грозен царь Иван
Сын Васильевич;
Он послал на нас рать великую,
Рать великую
В сорок тысячей.
Так пойдемте ж мы в Усолье к Строгановым». [1]

Ермак готовится к походу на Сибирь

Как на Волге, да на Камышинке,
Казаки живут, люди вольные,
У казаков был атаманушка,
Ермаком звали Тимофеичем.
Не злата труба вострубила им,
Не она громко взговорила речь —
Взговорил Ермак Тимофеевич:
«Казаки, братцы, вы послушайте,
Да мне думушку попридумайте!
Как проходит уж лето теплое,
Наступает зима холодная,
Куда ж, братцы, мы зимовать пойдем?
Нам на Волге жить — все ворами слыть,
На Яик идти — переход велик,
На Казань идти — Грозен царь стоит,
Грозен царь Иван сын Васильевич.
Он на нас послал рать великую,
Рать великую — в сорок тысячей.
Так пойдем же мы — да возьмем Сибирь,
Покоримся мы царю белому,
Царю белому православному.
Мы снесем к нему свои головы,
Свои головы все повинные!

Как на Волге — на реке, да на Камышинке,
Казаки, братцы, живут, люди вольные:
Все донские, гребенские со яицкими.
У казаков был, братцы, атаманушка,
Ермаком звали Тимофеевичем.
Не злата труба, братцы, вострубила им,
Не она звонка взговорила речь —
Взговорил речь Ермак Тимофеевич:
— «Ой вы, братцы, казаки, вы послушайте,
Да мне думушку попридумайте:
Как проходит у нас лето теплое,
Наступает, братцы, зима холодная.
Куда, братцы, мы зимовать пойдем?
Нам на Волге жить — все ворами слыть!
На Яик идти — переход велик!
На Казань идти — Грозен Царь стоит,
Грозен Царь стоит, все не милостивый.
Он послал на нас рать великую,
Рать великую — в сорок тысячей;
Так пойдем же, братцы, да возьмем Сибирь!

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24