Какая опасность угрожает озеру байкал

Что убивает Байкал прямо сейчас

Байкал — самое глубокое озеро на Земле, а также самый большой резервуар пресной воды — содержит 20% всех мировых запасов. Испортить такой объём изначально кристально чистой воды очень сложно. Но загрязнение озера вдоль берегов уже очевидно и подтверждается данными проб и проверок.

Рассказываем, что убивает Байкал и природу вокруг него уже сейчас.

Скала Шаманка на Байкале

Новые турбазы и их нечистоты

Новые турбазы и гостевые дома растут на берегах Байкала в геометрической прогрессии. Виной тому, в том числе ослабление правовой защиты озера. В конце 2020 года правительство России разрешило застраивать нетронутые природные территории на Байкале, а также водоохранные зоны в пределах поселений, опубликовав новый перечень недопустимых видов деятельности. В то время как старый, более строгий, пал жертвой так называемой регуляторной гильотины.

Это то, что нужно крупным корпорациям и спекулянтам землёй и недвижимостью, которые в последние годы активно лоббировали свои интересы. Легальные и полулегальные постройки были на берегах Байкала и раньше, но изменения в законодательстве сильно облегчили застройку новых, нетронутых территорий. В перечне даже нет запрета на строительство в местах обитания и произрастания редких и исчезающих животных и растений. Например, реликтовой монгольской жабы или растения черепоплодник, которые занесены в иркутскую Красную книгу, или орла-могильника из Красной книги России.

Монгольская жаба

В 2020 году прокуратура нашла нарушения в 90% объектов туризма на Байкале. Большинство турбаз и гостевых домов на берегу озера вели свою деятельность без соблюдения природоохранного законодательства.

Нечистоты с новых и старых турбаз до сих пор отправляются в озеро. Росприроднадзор неоднократно отмечал, что практически все очистные сооружения на берегах Байкала не могут очистить стоки до необходимой и указанной в законе нормы. И даже там, где очистные есть, не всегда есть канализация, которая подводит к ним стоки из кухонь и туалетов.

Например, в посёлке Турка есть очистные сооружения для обслуживания туристической зоны, но при этом полторы тысячи человек населения самого посёлка к ним не подключены. В Листвянке — посёлке на Байкале, самом близком от Иркутска и оттого очень популярном у туристов — только около 20% населения подключено к очистным сооружениям. На Ольхоне — крупнейшем острове Байкала — нет централизованной канализации.

Байкал, посёлок Листвянка

Некоторые гостевые дома и турбазы строят свои локальные очистные, эффективность которых тоже вызывает вопросы. Зачастую они выполняют только первичную обработку стоков, которые на выходе всё ещё содержат вредные вещества. По правилам сбрасывать их водоём нельзя. Другие турбазы обходятся простой выгребной ямой, сточные воды из которой попадают в грунт, а оттуда в Байкал. Местные ассенизаторы, которые откачивают жидкость из таких ям, не выдерживают нагрузки в туристический сезон, да и вызывать их постоянно слишком «хлопотно» для владельцев турбаз.

Это приводит к массовому распространению в Байкале бактерий и водорослей, например, спирогиры. Специалисты Лимнологического института СО РАН, которые занимаются изучением Байкала, отмечают, что ситуация в прибрежной зоне озера стала катастрофической. Уникальные экосистемы, которые сложились в чистейшей воде, теперь стремительно гибнут.

С 2018 года в популярных у туристов местах, например, на пляжах Ольхона, ежегодно вводится запрет на купание — вода не соответствует нормам по микробиологическим показателям. То есть воду из чистейшего озера нельзя не только пить, в ней уже нельзя даже купаться!

Отходы Байкальского ЦБК

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК) был закрыт в 2013 году. До этого почти 50 лет он отравлял озеро и природу вокруг. Пылегазовые выбросы комбината негативно влияли на тайгу, верхушки деревьев отмирали, поблизости усыхали леса. В донных отложениях в районе сброса стоков БЦБК в 2010 году обнаружили высокое содержание диоксинов — опасных ядов для любых живых организмов. В районе комбината в городе Байкальске диоксиновое загрязнение в 40—50 раз превышало загрязнение в северной и центральной частях озера.

Комбинат перестал работать, но его печальное «наследие», год за годом загрязняющее озеро, осталось. За время работы БЦБК накопилось, по оценкам учёных и надзорных органов, 6,5 миллиона тонн твёрдых и жидких отходов, в том числе шлам-лигнина — вещества, которое образуется при производстве целлюлозы. Все они хранятся в 14 шламонакопителях недалеко от озера в районе Байкальска. На картах и на местности это выглядит как каскад огромных искусственных прудов, полных отходов. Самую большую экологическую угрозу окружающей среде несёт чёрный щёлок в составе трёх накопителей.

Как выглядят шламонакопители со спутника

Ежегодное таяние снега и дожди грозят переполнить эти хранилища, из-за чего их содержимое рискует оказаться в озере. Загрязнённые воды было решено откачивать и сбрасывать в Байкал, предварительно очистив. Но эта технология вызывает множество споров в научном сообществе: практика показала, что концентрация вредных веществ в сливаемых в озеро стоках всё равно будет превышена.

Три шламонакопителя недалеко от Байкальска

Так к лету 2020 года из-за проливных дождей в накопителях собралось 1,5 млн тонн надшламовых вод, которые могли перелиться в озеро. В регионе ввели режим чрезвычайной ситуации и начали сбрасывать воду в Байкал, очищая её на городских очистных сооружениях.

Читайте также:  Грязь для лечения сакского озера

Правительство отчиталось, что обезврежено и передано на очистные сооружения Байкальска всего лишь 30 тысяч кубометров воды. При этом, по данным Росприроднадзора, в стоках, которые прошли очистку и попали в озеро, предельно допустимые концентрации вредных веществ были превышены в 400 раз.

Суд запретил очищать надшламовые воды на очистных Байкальска и подрядчик обязался обезвреживать отходы своими силами. Но и новые технологии ликвидации накопленного ущерба можно назвать спорными.

В 2021 году история повторилась: подрядчики продолжают использовать технологии очистки вод, который вызывают сомнение, а госорганы контролируют ситуацию нерегулярно, при этом расходы из государственного бюджета возросли на порядок. А цена этому: усугубление экологических проблем Байкала и репутационные потери для всей страны.

Бесконтрольный туризм

Рост туристической нагрузки наносит непоправимый экологический урон Байкалу. На берегах копятся бытовые отходы, появляются нелегальные свалки, загрязняется акватория. Ежегодно прибрежная территория озера принимает, по официальным данным, свыше миллиона туристов. В пандемию из-за закрытия границ на Байкал стало приезжать только больше людей.

Мусор, собранный на стометровом участке берега Байкала. Фото © Глеб Кузнецов/ Гринпис

Вдоль берега озера находятся особые экономические зоны, созданные для развития туризма. Там действуют преференции для туристического бизнеса, которые помогают быстрее запустить свой проект и вывести его на самоокупаемость. Воздействие этих зон на окружающую среду пока никак не оценивается.

Сейчас туристическая нагрузка на общую территорию Байкала чрезмерна, а количество и поведение туристов тяжело контролировать как государству, так и сотрудникам местных заповедников и нацпарков из-за нехватки собственных ресурсов.

Необходима реальная оценка рекреационной нагрузки побережья Байкала. Особенно нужно уделить внимание тем участкам, которые больше всего страдают от туризма, например, Ольхону.

Рукотворные перепады уровня воды

С 1956 года Байкал, по сути, выполняет роль водохранилища Иркутской ГЭС. С тех пор уровень воды в озере регулируется сбросами с гидроэлектростанции. То есть, чем больше расход воды на ГЭС, тем ниже уровень водохранилища, в данном случае — Байкала, и наоборот.

Иркутская ГЭС располагается в 65 километрах от Байкала

С 1964 года уровень Байкала поддерживается на один метр выше, чем был до строительства ГЭС. Этот метр «отодвинул» берега озера, затопив их и увеличив площадь водного зеркала примерно на 500 квадратных километров. По мнению старшей научной сотрудницы Лимнологического института СО РАН Татьяны Потёмкиной, последствия эксплуатации ГЭС — одно из самых ощутимых антропогенных вмешательств в природную систему озера.

Искусственные колебания и общее повышение уровня воды разрушают прибрежные леса и другие растительные сообщества. Из-за этого береговая линия отступила на первые десятки метров, а в районе острова Ярки — на целых 100—350 метров, разделив остров на несколько частей.

Остров Ярки. Фото: Иркпедия

В последние годы рост уровня Байкала уже неоднократно превышал критическую отметку, выйдя за пределы установленного законом диапазона 456–457 метров в Тихоокеанской системе высот (теперь этот диапазон расширен). Высокий уровень грозит экологическими проблемами в Бурятии — затоплением нерестилищ рыб, ухудшением качества байкальской воды. Но при этом, как утверждают власти, увеличение сбросов воды с ГЭС в Ангару может затопить не только деревни, расположенные вниз по реке, но и районы Иркутска.

Низкий уровень воды тоже приводит к разрушениям: интенсивному размыву и углублению осушенных пляжей. При критическом снижении уровня возможны осушение мелководных заливов, деградация нерестилищ и гнездовий птиц, могут пострадать и местные животные.

С 2015 года правительство принимает временные постановления, которые позволяют увеличивать диапазон колебаний уровня воды в Байкале. Это существенно облегчает жизнь местным представителям энергетической промышленности, но усложняет её природе озера.

В 2021 году председатель правительства Михаил Мишустин подписал очередное постановление о максимальных и минимальных значениях уровня воды в Байкале. В документе диапазон колебаний уровня воды расширили ещё сильнее: до 2,31 метра, с минимальной отметкой 455,54 метра, до максимальной — 457,85 метра. В этом году Минприроды России подготовило проект такого же постановления правительства на 2022 и 2023 годы, в котором заложены те же диапазоны уровня воды, что в 2021 году.

Что можно сделать?

Озеро Байкал — одно из древнейших озёр на планете, в нём и вокруг него сложилась уникальная экологическая система, которую нельзя позволить разрушить. Прибрежные территории Байкала отличаются уникальным разнообразием флоры и фауны, бо́льшая часть видов растений и животных — это эндемики. Это делает его одним из самых ценных в мире объектов всемирного природного наследия, он вошёл в этот список по всем четырём критериям ЮНЕСКО. Озеро включено в этот список в 1996 году благодаря совместной работе российского Гринпис, учёных и Министерства экологии.

В 2006 году благодаря работе Гринпис, принципиальной позиции научной общественности и протестам в регионе удалось остановить строительство нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» компании «Транснефть» прямо на берегу озера. После утверждения проекта Владимир Путин распорядился перенести нефтепровод на 400 км от Байкала.

В последние несколько лет Комитет всемирного наследия фиксирует ухудшение состояния озера. Россия неоднократно игнорировала просьбы и рекомендации, которые ЮНЕСКО давало по этому объекту. На сессии комитета Всемирного наследия, которая пройдёт в этом году в Казани, будет поставлен вопрос о включении объекта «Озеро Байкал» в список «наследия под угрозой».

Читайте также:  Какая рыба водиться на озере селигер

Байкал. Фото: Юлия Петренко

Многие старые проблемы остаются актуальны, а вдобавок появляются новые. Они многослойны и наступают с разных сторон, словно осаждая огромное чистое озеро.

Мы не предлагаем отказаться от развития туризма и предпринимательства на Байкале. Мы хотим, чтобы туризм был устойчивым и деликатным по отношению к природе, чтобы мусор не копился на берегах и нелегальных свалках, а турбазы были экологично обустроены и не убивали всё вокруг себя.

Главное: мы хотим, чтобы изменилось отношение людей, в том числе властей и глав корпораций, с потребительского на бережное, продиктованное осознанием того, что нужно сохранить природу Байкала ради жизни самой природы. Иначе она просто погибнет и не достанется никому.

Россия должна принять меры, чтобы сохранить своё природное наследие, и вы можете помочь нам подтолкнуть её к правильным решениям. Мы подготовили петицию в защиту трёх российских объектов ЮНЕСКО — «Вулканов Камчатки», «Западного Кавказа» и «Озера Байкал». Аргументированные требования и подписи отправятся председателю правительства России Михаилу Мишустину.

Помогите нам добиться сохранения объектов ЮНЕСКО.

Источник

Байкал: от китайского завода до канализационных стоков

Когда задают вопрос, откуда исходит самая большая угроза Байкалу, то найти ответ почти невозможно. Невозможно выделить одну проблему, после решения которой угроза исчезнет.

В последнее время много пишут и говорят о строительстве «китайского» завода по розливу воды на юге Байкала в посёлке Култук. Мы попытались разобраться в этой проблеме.

Напоить весь мир

Во время многолетней и всенародной битвы за Байкал против Байкальского ЦБК (закрыт в 2013 году) учёные и экологические активисты предлагали много альтернативных проектов, которые могли бы решить социально-экономические проблемы закрытия комбината, в частности трудоустроить людей. Среди них были и проекты по розливу воды. Предлагалось поставлять её и на зарубежные рынки, в первую очередь, в Китай.

Часть таких проектов уже реализовано. В Иркутской области и Республике Бурятия работают несколько заводов по розливу байкальской воды. По данным контролирующих органов, они забирают воды меньше, чем объём, который может навредить. Как сообщает государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2017 году» (доклада свежее ещё нет) эти заводы откачивают примерно 60-70 тысяч тонн в год.

Специалисты Лимнологического института Сибирского отделения Российской Академии наук (СО РАН) в своё время рассчитали, что без вреда для озера можно забирать около 400 миллионов тонн воды в год.

По сообщениям СМИ, проектная мощность нового завода в Култуке по разным данным от 150 до 190 тысяч тонн в год, и в этом плане он не представляет для Байкала существенной опасности.

Фото © Markus Mauthe

Опасное месторасположение

Однако, есть вопросы к расположению завода, и они гораздо более серьёзные. Даже несмотря на то, что завод строится на месте, где до этого располагалась нефтебаза, потенциальная угроза Байкалу от которой была гораздо выше.

Завод строится в прибрежной зоне Байкала, что не может не нанести ущерб окружающей местности. Строительство водовода, по которому вода будет поступать на завод, уже нарушило участок ценной природной территории. Оценка величины уже нанесённого и потенциального ущерба — это отдельная задача, которую необходимо решить с помощью общественности, учёных и природозащитных государственных органов.

Недавно по поручению губернатора Иркутской области была проведена проверка строительства завода. По её результатам правительство области официально заявило: «Выявлены нарушения требований федеральных законов «Об охране окружающей среды» и «Об отходах производства и потребления» прокуратура будет обращаться в суд с целью приостановления строительства завода».

Известный иркутский орнитолог и активист Виталий Рябцев сообщает, что строительство завода затрагивает природную территорию «Таловские болота», которая важна для сохранения популяций многих видов птиц. К сожалению, «Таловские болота» до сих пор не получили должного статуса и чётких границ, хотя придание им статуса особо охраняемой территории регионального значения запланировано много лет назад и отражено в нескольких документах. В то же время значительным участкам этого водно-болотного угодья придан статус, позволяющий их промышленное освоение. Как это произошло — задача для прокурорской проверки.

Есть основания считать, что освоение «Таловских болот» отразится на среде обитания чёрного журавля, горного гуся, сухоноса, занесённых в Красные книги Российской Федерации и Иркутской области. Это действительно серьёзный аргумент против строительства.

Российский Greenpeace не оценивает экономическую сторону проекта, как и то, кому принадлежит компания, которая занята строительством завода. Экологическая опасность должна быть устранена вне зависимости от того, откуда она исходит.

Если вернуться к вопросу о том, что больше угрожает Байкалу, то нужно признать: у озера есть несравненно большие угрозы, чем завод в Култуке, но говорят и пишут о них почему-то гораздо меньше.

Байкальские нерпы — пресноводные тюлени — эндемики озера. Фото © Вадим Кантор

Отсутствие канализации

Ярким свидетельством того, что с «чистейшим озером на Земле» происходит что-то не то, стало массовое распространение водоросли спирогиры. В озеро сбрасывают нечистоты практически по всему побережью, где живёт человек. Специалисты Лимнологического института СО РАН, которые занимаются изучением Байкала, отмечают, что ситуация в прибрежной зоне озера стала катастрофической. Экосистемы, сложившиеся в условиях чистейшей воды, гибнут стремительно.

Росприроднадзор РФ уже не первый год констатирует, что практически все существующие на берегах Байкала очистные сооружения не способны очистить стоки до необходимой и определённой законодательством нормы. Кроме того, большинство таких сооружений изношено и фактически не работает. Дальше — больше: даже там, где есть очистные сооружения, не всегда есть канализация, которая подводит к ним стоки из кухонь и туалетов. К примеру, в посёлке Турка есть очистные сооружения, построенные для обслуживания туристической зоны, но при этом поселение почти в полторы тысячи человек к ним не подключено. В Листвянке, которая считается «воротами в Байкал» лишь около 20 % населения подключено к локальным очистным сооружениям.

Читайте также:  Русской рыбалке озеро язь

Проблема заражения Байкала стоками, которые он не в состоянии нейтрализовать, усугубляется неуправляемым туризмом. В последние 15 лет практически все легкодоступные места на побережье Байкала оказались под жестоким туристическим прессом. По данным межрегиональной природоохранной прокуратуры, за год на побережье озера выезжает почти два с половиной миллиона человек. Только в границах Центральной экологической зоны Байкала работает более 1000 гостиниц, турбаз и прочих объектов. Результаты проверок свидетельствуют о том, что 90% объектов туризма осуществляют свою деятельность с нарушением требований природоохранного законодательства. Массовая застройка, миллионы тонн мусора и стекающие в воду нечистоты: вот чем обернулся туристический бум для уникального озера.

  • свалка мусора на острове Ольхон

Одноразовый пластик сегодня — серьёзная проблема, около половины морского мусора в акваториях и прибрежных территориях — это пластиковая посуда, сети и другие одноразовые вещи. Животные, в том числе птицы, принимают пластик за пищу или запутываются в пластиковых отходах, по всему миру зафиксировано множество случаев травмирования и гибели. Со временем пластик распадается на мелкие частицы – микропластик, который невозможно изъять из окружающей среды, и он из-за своих размеров способен по пищевой цепи оказаться в том числе на наших тарелках.

Наследство Байкальского ЦБК

Миллионы тонн опасных отходов в шламонакопителях, оставшиеся от Байкальского ЦБК, расположены на берегу озера в районе, где высокая сейсмическая активность и высокая опасность селевых потоков и водных паводков. По оценкам Лимнологического института СО РАН, в случае сильного землетрясения и сходе селя, которые приведут к прорыву шламонакопителей закрытого Байкальского ЦБК, сброс загрязняющих веществ в озеро будет равен сбросам комбината в течение 700 лет!

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, архивное фото 2003 года.
Фото © Greenpeace / Григорий Собченко

Попытки сломать законодательство

В марте 2018 года правительство изменило границы водоохранной зоны Байкала, не учитывая при том особый статус озера, равного которому нет на Земле, не принимая во внимание мнение учёных и местных жителей. После этого неоднократно высказывались опасения, что следующим шагом станет ослабление режима и изменение границ Центральной экологической зоны объекта всемирного наследия «Озеро Байкал». В частности, план мероприятий федерального проекта «Сохранение озера Байкал» национального проекта «Экология» предусматривает внесение изменений в законодательство, разрешающее проведение на территории экологической зоны сплошных санитарных рубок, а также перевод земель лесного фонда в другие категории земель.

Сейчас активно лоббируются изменения в законодательство, которое устанавливает так называемые нормы воздействия на Байкал. Предполагается, что эти нормы будут изменены так, чтобы некачественная работа существующих очистных сооружений стала допустимой. Это может стать окончательным приговором Байкалу. И очень скоро заводы по розливу байкальской воды закроются, так как не будет главного — некогда чистейшей воды.

При этом мы ещё не говорим про катастрофические пожары, ставшие практически ежегодным бедствием в байкальском регионе. Не говорим и про изменение климата, которое на Байкале отмечается давно и очень явно: быстрыми и негативными изменениями водных и прибрежных экосистем.

В СМИ появились данные, что Минприроды по ходатайству администрации Иркутской области планирует исключить из Прибайкальского национального парка населённые пункты и другие территории, которые интересны туристическому бизнесу и связанным с ним коррумпированным чиновникам. Против этого решения выступила Байкальская природоохранная прокуратура, но чиновники не оставляют своих попыток.

Российский Greenpeace надеется, что сотни тысяч людей, обеспокоенных строительством «китайского завода» в Култуке, точно так же продолжат борьбу и с основными угрозами Байкалу.

Что может спасти Байкал?

В первую очередь необходимо не допустить ослабления законодательной защиты озера Байкал. Российское отделение Greenpeace следит за такими попытками и информирует своих сторонников о них. Озеру не нужны дебаты о том, какие концентрации загрязняющих веществ безопасны для него. Байкалу нужен полный запрет на сброс стоков, которые грязнее, чем его вода. Это главная задача и главная цель, к которой надо идти.

Необходимо внести серьёзные ограничения на использование в Центральной экологической зоне Байкала фосфатсодержащей бытовой химии. А также законодательно ограничить использование и продажу одноразовых пластиковых изделий немедицинского назначения.

Необходимо остановить строительство всех незаконных туристических объектов, даже если они скрываются под статусом индивидуального жилищного строительства.

Необходимо создать в ключевых районах побережья комплексы по переработке твёрдых и жидких коммунальных отходов, включая загрязнённые воды с катеров и судов. В качестве модельного социально-экологического «полигона» для отработки технологий следует использовать остров Ольхон, где местное население давно готово к внедрению современных природоохранных и ресурсосберегающих технологий.

Мы все обязаны помнить, что второго Байкала на планете нет.

Также нам нельзя забывать и о том, что Байкал — символ России, и его состояние — ключевой показатель зрелости и ответственности общества и государства.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24