Мария завадская бездонное озеро

Бездонное озеро

Даты проведения спектакля

24 сентября 2022 г. 18:30 Основная сцена
12 ноября 2022 г. 18:30 Основная сцена
10 декабря 2022 г. 18:30 Основная сцена

Родители и дети, мир фантазий и реальность, разлука и верность – бездонное озеро проблем… «Бездонное озеро» – пьеса молодого современного драматурга Марии Завадской, очень простая по внешнему рисунку и очень глубокая по внутренним смыслам, уже обратившая на себя внимание российского театрального сообщества.

Судьба сводит десятилетних мальчиков в неком подмосковном поселке, на берегу озера, которое местные жители считают бездонным. Провинциал Серёга, прирождённый лидер, и москвич Лев, юный интеллектуал, очень легко находят общий язык. Оба переживают «апокалипсис» (по выражению Льва) – распад семьи, ссору родителей. Глубокие переживания нуждаются в моральной компенсации: впечатлительные мальчишки погружаются в мир фантазий, вплоть до желания немедленно уплыть Австралию. Серёга и Лёва охотно и легко отрываются от пугающей их реальности, но спасительная мечта привела ребят на грань большой беды.

Только вмешательство любящих взрослых спасает детей. Пьеса завершается оптимистической нотой, но каждый из зрителей будет волен додумать свой финал для этой истории.

Спектакль можно рекомендовать для семейного просмотра. И дети, и взрослые смогут лучше понять близких людей и разобраться в своих чувствах. Безусловная ценность нашей жизни – крепкая любящая семья. Средствами театра спектакль «Бездонное озеро» донесёт эту вечную истину до сердца каждого зрителя, ребёнка и взрослого.

Группа спектакля «Бездонное озеро» по ссылке

Премьера состоялась 6 марта 2021 года

Источник

Бездонное море чувств на сцене севастопольского ТЮЗа

П остановки ТЮЗа всегда удивляют и радуют. Артистам удается в очень доступной форме рассказать о простых вещах, современных и своевременных. В минувшие выходные в севастопольском ТЮЗе состоялась премьера спектакля по пьесе молодого драматурга Марии Завадской «Бездонное озеро».

Идея создания такого проекта пришла к директору театра Андрею Маймусову после посещения в Санкт-Петербурге театрального фестиваля «Арлекин», на котором пьесу Завадской представляли в ходе конкурса «Маленькая ремарка».

«Бездонное озеро» — о нас. Именно поэтому зритель, как в зеркале, видит отражение себя, своих отношений в семье, с детьми. Двое подростков становятся заложниками непонимания, ссор и расставания родителей. Знакомая ситуация в наши дни. Как с этим жить, когда тебе всего 10 лет? Автор пьесы, режиссер и актеры ТЮЗа не просто рассказывают об этой истории и ставят диагноз, но и подсказывают, как выйти из этого, жить дальше.

Декорации спектакля простые, стильные и функциональные. Их удачно дополняет продуманное световое оформление воды. Режиссеру удалось создать спектакль, в котором нет ни одного проходного или затянутого номера. Зрителям не дают отвлечься ни на минуту от действа.

Главный герой «Бездонного озера» обращается к зрителям с такими словами: «И вот в этот самый момент я посмотрел на папу и на маму и понял, что мое самое сильное желание, чтобы мы снова были вместе, сбылось. Но меня это больше не радовало. Я вдруг увидел, что мои родители – совершенно разные люди. У них разный характер: у мамы взрывной, у папы спокойный.

У них разное отношение к людям – мама, например, любит обвинить кого-нибудь в своих бедах, обычно папу. А папа в таких случаях молчит или уходит от ответа. Оба хороши, короче. У них остался только один общий интерес. Это — я. Но я за это лето тоже стал самим собой, со своим собственным характером, желаниями. Я как будто отпочковался от них. Как будто был деталью конструктора Лего, а теперь –раз – и вырос в отдельную модель».

Как всегда, на сцене театра порадовала блестящая игра актеров: Ревкова Александра, Паниотова Кирилла, Липской Евгении, Цветкова Игоря, Степанко Владимира, Оршанской Людмилы. Режиссер-постановщик НеТрагедии «Бездонное озеро» — Илья Оршанский.

По-настоящему разговаривать с аудиторией могут не многие. Актерам ТЮЗа, кажется, это удалось, ведь после спектакля и длительных аплодисментов никто не ушел из зала, взрослые и юные театралы остались для обсуждения спектакля.

Так сложилось, что людям сейчас неинтересна собственная жизнь, они приходят в кинотеатр и театр развлечься и погрузиться в мир фантазии. А такие спектакли, как «Бездонное озеро», возвращают в реальность и показывают, что еще не поздно изменить свое отношение к близким людям.

Елена Ковалева, зритель: «После спектакля захотелось прийти домой и обнять своего сына, поговорить с ним по душам». Для этого и создаются такие проекты, чтобы все мы научились разговаривать со своими родными по-другому».

Александр, зритель: «Наше общество больно… отсутствием внимания, заботы, любви. Искусство выступает здесь в роли доктора — лечит от равнодушия и цинизма».

Мария, зритель: «Разговаривая с родителями всегда говорю: «Берегите своих детей». Это — ваше наследие. Занимайтесь с детьми, уделяйте им побольше времени. Спектакль очень актуален».

Зрители долго не отпускали артистов динамичного, эмоционального и завораживающего спектакля «Бездонное озеро». По шквалу аплодисментов и восторженным возгласам стало понятно, что долгожданная премьера увенчалась успехом.

Читайте также:  Какие озера запрещены моторным лодкам

Директор театра Андрей Маймусов (слева) тоже волнуется

Режиссер-постановщик НеТрагедии «Бездонное озеро» Илья Оршанский смотрел спектакль из зала

Разговор со зрителями

Источник

Мария завадская бездонное озеро

Студия театра и кино «Лица» запись закреплена

«Режиссерский чемоданчик»
________________________________________________________________________
Так или иначе практикующий режиссер задается вопросом:»Что же ставить?»
Начинает вспоминать те пьесы, прозаические отрывки, сказки, которые ему близки . Поиск не всегда заканчивается именно тем материалов, который хотелось бы ставить от всей души!
Поэтому режиссер собирает так называемый «режиссерский чемоданчик», куда откладывает, понравившиеся литературные материалы.
Очень полезно! Предлагаем взять на заметку и завести себе такой чемоданчик!
______________________
Мы живем в век, когда современная драматургия является одним из интереснейших институтов. Всегда интересно почитать своих современников, и посмотреть на реальность через призму автора .
___________________________________________________________________________
Публикуем для вас шорт-листы конкурса современной драматургии «Ремарка»
ШОРТ-ЛИСТ. МАЛЕНЬКАЯ РЕМАРКА – 2020 (12-)

Нина Беленицкая «Семен вместо дерева»

Саш Тюжин, Игорь Витренко «Кто живет в квартире номер 9»

Мария Завадская «Бездонное озеро»

Екатерина Точанская «Кот про»

Игорь Яковлев «Летучая кошь»

Рита Кадацкая «Батальон бабуль летучих»

Мария Зелинская «Шепоты чащи»

Ирина Васьковская, Даья Уткина «Полуночное сообщество»

Источник

22 сентября 2020

РЕМАРКА ДЛЯ АРЛЕКИНА

В этом году на фестивале «Арлекин» в рамках читок «Маленькой ремарки» прозвучали две пьесы, ориентированные, как гласила маркировка, на возраст «12 минус» — «Шепоты чащи» Марии Зелинской и «Бездонное озеро» Марии Завадской, и две — на «12 плюс», на вырост: «Девочка с головой волка» Алексея Житковского и «Море. Звезды. Олеандр» Марии Малухиной.

Но можно было поделить тексты и по возрасту героев: в «Бездонном озере» у десятилетнего Льва разводятся родители, и он вынужденно взрослеет, а в «Шепотах чащи» дуб-подросток Выскочка влюбляется в дерево не своего вида — Ель, и, судя по его поведению, Выскочке тоже лет десять. В двух других пьесах действуют уже подростки лет 14-15: в «Море. Звезды. Олеандр» Дашке надо принять сложное решение — рассказать об убийстве, свидетельницей которого она стала, или никому не говорить об этом; в «Девочке с головой волка» главная героиня — полуволк, в поисках своей настоящей матери она отрицает приемных родителей и агрессивно настаивает на собственном выборе.

Молодые режиссеры разных театральных школ и мастеров представили тексты максимально полно, не лишая эскизы театральной составляющей, актерской игры и минимальной сценографии.

Сцена из эскиза «Море. Звезды. Олеандр».
Фото — Виктор Васильев.

Эскиз «Море. Звезды. Олеандр» режиссировал и участвовал в нем Арсений Бехтерев, студент пятого режиссерского курса Андрея Могучего при БДТ им. Г. А. Товстоногова. Пьеса — монолог Дашки, спрятавшейся где-то в кустах олеандра. Она видит, что парень, в которого она влюблена, пытается изнасиловать Алису, но получает от жервы смертельный удар по голове.

На сцене полумрак, отвернувшись от нас, сидит девушка (Юлия Иванова) и говорит в два разных микрофона, ведя спор с самой собой. Своеобразное раздвоение, заданное в тексте, режиссер и актриса показывают минимальными средствами — разные микрофоны да чуть измененный голос, один почти детский и другой, уже грубее и резче. Сознания ребенка и подростка сосуществуют одновременно и ведут спор о том, что делать. Взрослый внутри Даши заставляет ее вспомнить все, что она видела, назвать своими именами, по сути, осознать и принять. Этот придуманный драматургом внутренний спор — изящный способ рассказать нам, что произошло. Перед Дашей непростой выбор — сделать вид, что она ничего не видела и ее вообще там не было, то есть соврать, или признать, что произошло, и попытаться помочь этой неприятной Алисе. В какой-то момент на сцене появляется режиссер и переставляет микрофоны — просто разносит их в разные стороны, и актрисе приходится энергичней двигаться, чтобы сохранять динамику внутреннего спора, накаляющегося по мере осознания катастрофичности произошедшего.

Читайте также:  Ладожское озеро бухта гольцмана

Небольшой монолог о вранье произносится прямо в зал, внутренний ребенок признает свое поражение — вранье, спасительное в детстве, не дает ей спать до сих пор. В финале, в момент принятия взрослого решения — найти Алису и помочь ей, актриса уже сама сводит два микрофона в одну точку. Ребенок повзрослел. Не зная точно, что произошло, мы наблюдаем, как ведется спор, как он переходит в отчаянный крик и как, уже отстранившись от события, персонаж спокойно сообщает нам, что будет дальше. Финал открыт, но первый шаг сделан. Острое болезненное взросление, даже не сказать переход, а буквально трансгрессия во взрослую жизнь, показано драматургом с минимумом обстоятельств и подробностей. Режиссером сохранен этот драматургический минимализм: почти убран свет, никаких атрибутов летнего пляжного отдыха — ни моря, ни солнца, ни звезд, ни олеандра. Как при любой трансгрессии может наступить эффект расщепления, так и здесь слишком быстрый переход из детства в юность приводит к травме.

Сцена из эскиза «Бездонное озеро».
Фото — Виктор Васильев.

Еще одно вынужденное взросление происходит в пьесе «Бездонное озеро», но при менее травматичных обстоятельствах. Режиссером выступил Роман Бокланов, студент пятого режиссерского курса Руслана Кудашова.

Льву 10 лет и ему сложно понять родителей, которые почему-то решили жить не вместе. Типичная детская стратегия — вытеснять негативные эмоции — здесь не помогает, ситуация не исправляется, в ней приходится жить, но жизнь эта проходит летом у озера, под приглядом бабушки.

На заднике проекция с каплями воды, перетекающими из одной части экрана в другую (художник Кирилл Земцов). Мы наблюдаем эту жизнь инфузорий и считываем многогранную метафору: то ли это капля, в которой, как в увеличительном стекле, отражается вся жизнь, то ли метафора незначительности проблемы, то ли просто часть того самого бездонного озера.

В пьесе упомянуто много важных тем: как быть счастливым, когда мама и папа разводятся, как жить рядом с чудом и как принять то, что люди меняются и это нормально. Последняя тема и есть важное открытие малыша Льва, которое подается как факт. Мальчик вдруг понимает, что его родителей объединяет только он, а этого слишком мало для счастливой жизни двух взрослых людей. Ну да, родители «разбежались» — причины могут быть разные, а результат один — мучается ребенок. Но его избавление от страдания и в пьесе, и в эскизе идет не по пути понимания того, что родители слишком разные люди, а по пути веселой жизни и приключений в бездонном озере. Незаметно для Льва и для нас. Но может, так и надо, когда осознание и взросление приходят ненавязчиво, как нечто само собой разумеющееся.

Фигуры родителей в эскизе, скорее, номинальные, но мы про них и так все понимаем. Актеры одним-двумя жестами показывают, что за люди перед нами. Они создают характеры персонажей с удовольствием. Лев (Максим Морозов) — рассудительный и впечатлительный мальчик, всегда немного удивленно смотрит на события в своей жизни, а его друг Серега (Филипп Шиловский) — шепелявый фантазер и выдумщик, готовый в любой момент сорваться с места так, что только пятки засверкают. Мама (Татьяна Литвинова) сжала губы, сложила руки на груди: ну понятно, женщина на грани нервного срыва. Новая возлюбленная отца (та же актриса) в большой шляпе и темных очках томно поводит плечами и кокетливо подает Льву руку для поцелуя. Мальчик просто не понимает, что делать с этой рукой и зачем отец ее привел. Отдельное соло у бабушки (Александра Ионова) — при том, что слов у нее немного, актриса буквально отливает образ молодой бабушки из красножгучей плазмы: она в красных брюках и красной спортивной куртке, вечно на пробежке или в спортзале, она вся — энергия и позитив.

Сцена из эскиза «Шепоты чащи».
Фото — архив фестиваля.

Режиссер и актеры додумывают эпизоды, мизансценически сообщая нам немного больше информации. Роман Бокланов вводит автора (Дарья Левингер), читающего ремарки не потому, что они какие-то особо говорящие, а потому что так персонажи могут общаться с автором. В пьесе Лев, задерживая дыхание, должен выдохнуть раньше и проиграть другу, но в эскизе актер не согласен с ремаркой — он способен долго удерживать воздух, мотает головой, глазами умоляет автора, но тот непреклонен, и актеру приходится согласиться и выдохнуть раньше партнера.

В «Шепотах чащи» режиссера Софии Капилевич, выпускницы режиссерского курса Анатолия Праудина, актеры, играя антропоморфных персонажей — деревья, лишь слегка подкрасили себе волосы зеленой краской. В остальном дети выглядят как дети, а родители как родители. Обычные дела, но с небольшой спецификой — запасают на зиму не овощи и фрукты, а сахара, пьют воду и могут ей делиться посредством расширенной корневой системы.

Читайте также:  Главное отличие озера от моря

Пьеса полнометражная, на два акта, и эскиз представляет текст полностью и максимально подробно. Режиссер пытается обжить всю сцену: пространство заставлено стремянками и лесенками, на которых, как птицы (несмотря на то что персонажи — деревья), сидят актеры и подают свои реплики, хотя как подают — негодуют, стесняются, грустят, короче — живут полной жизнью персонажей. Благоразумный Выскочка с детской улыбкой (Иван Шарый), вроде милый и податливый на уговоры родителей молодой дуб, все же влюбляется, и его преждевременное и неуместное накануне зимы цветение взрослит его лишь отчасти. Выскочка и Ель (Анна Вдовичева) — трогательные дети, которые, как кажется, зарождают новую жизнь одними только полуулыбками, полувзглядами, рдеющими щеками и потупленными взорами. Их росточек — полуель-полудуб — в другой реальности назовут мутантом. И никого это не смутит, потому что это гарантия продолжения жизни. Вынужденная мутация приведет к тому, что на пустыре появится новый лес. А неправдоподобность всей ситуации, ненавязчивая сказочность дает всему сюжету позитивный выход и спасение для всех.

Чего не скажешь о пьесе «Девочка с головой волка», где мутация — это чудовищный эксперимент сумасшедшего доктора, надеющегося таким образом вернуть поэтический дар, вдохновение. Когда-то его укусил крот (вот именно, разве кроты кусаются?), и доктор, болея после укуса, писал стихи, ощущая радость вдохновения и ни с чем не сравнимое счастье.

Сцена из эскиза «Девочка с головой волка».
Фото — Виктор Васильев.

Но по сути, пьеса суммирует страхи: или перед насильственным уравниванием человека и любого другого существа — животного, получеловека, или перед не таким, как ты сам, или перед тем моментом, когда любое меньшинство, в данном случае полулюдей-полузверей, становится доминирующим видом, и тогда уже обычному человеку требуется резервация. Благая идея улучшения и создания творческой индивидуальности выворачивается в тоталитарном обществе в обязательство любви всех ко всем, где для принятия в семью получеловека-полузверя выдаются государственные субсидии и налоговые льготы, а отдых на море продается по спеццене. В финале все приходит к насильственному изменению, и всем, уже в рамках обязательной программы, меняют ноги на оленьи, чтобы лучше бегали, а головы на заячьи, чтобы всего боялись.

Предрассудки перед другой кровью, расой, цветом кожи, так и не изжитые ни в XX, ни в начале XXI века, незаметно проросли и в тексте. Режиссер Игорь Хонин, выпускник мастерской Юрия Красовского, пытался нивелировать эти смыслы, показывая почти всех героев в отрицательном свете, с искривленной и изломанной психикой, все у него нехороши — и люди, и полузвери.

Перед нами замкнутый, скрытный, но талантливый подросток Оля, которого так сложно полюбить. Сначала она оказалась в агрессивном мире обычных людей, потом в мире таких же, как она, но еще более фрустрированных персонажей. И ей нигде нет места, подросток оказывается чужд любой среде. Героиня остается неизменной, но мир вокруг меняется стремительно. И вот ей уже приходится бежать в лес от военизированного отряда полулюдей-полузверей.

В эскизе девочка Оля (Алена Климкович) отделена от всех — она сидит в глубине сцены, бубнит в микрофон белый стих, в котором слышится тоска по матери и прежней жизни, которую она помнит всполохами, случайными прозрениями о крови на животе, о теплом молоке. Актриса скрылась за волосами, как за ширмой, а когда выходит на свет, мы замечаем ее странно «горящие» желтые глаза. Остальные персонажи сидят на авансцене, лицом в зал. Нет ни звериных масок, ни попытки сыграть этюды на животных. Злые, неприятные и глупые, часто слишком крикливые и высокомерные, но всего лишь люди. Пожалуй, только у Аглаи, приемной матери в исполнении Анны Бычковой, проскальзывает в голосе нежность, хотя все ее попытки позаботиться о волчонке обречены на провал.

Многозначительные паузы в эскизе требовали от нас сочувствия и понимания, но только в финале в мнимом воссоединении девочки и ее матери, где актрисы сплели свои волосы вместе, показывая нам, что они одной масти, одной крови, есть возможность понять и пьесу, и эскиз как высказывание против любого насильственного метода прививания любви.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24