Меняешь реки страны города

Меняем реки, страны, города.

Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
А никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 19.02.2011. Одиночество.
  • 18.02.2011. У каждого свой храм.
  • 17.02.2011. Камни.
  • 12.02.2011. Это просто сумасшествие.
  • 09.02.2011. Меняем реки, страны, города.
  • 04.02.2011. Мираж.
  • 03.02.2011. Отчётливо слышу.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2022 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
Но никуда нам от себя не деться,
а если деться — только в никуда.

— Омар Хайям, 518 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Дорога в «когда-нибудь» ведет в никуда.

Все, что подавляется, никуда не девается. Оно накапливается и однажды взрывается!

Все пути одинаковы: они ведут в никуда. Но у одних есть сердце, а у других — нет. Один путь дает тебе силы, другой — уничтожает тебя.

Если вы встретите свою настоящую любовь, то она от вас никуда не денется — ни через неделю, ни через месяц, ни через год.

Если человек не готов взять на себя некоторый риск за свои взгляды, либо его взгляды никуда не годятся, либо он никуда не годится.

Правда подобна солнцу. От неё можно закрыться на какое-то время, но от этого она никуда не исчезнет.

В шахматах это называется «цугцванг», когда оказывается, что самый полезный ход — никуда не двигаться.

Учитесь спокойствию у часов, они, даже если опаздывают, никуда не спешат.

Если ваши нравственные устои вгоняют вас в тоску, знайте: ваши нравственные устои никуда не годятся.

Дорога под названием «Потом» ведёт в страну с названием «Никуда».

Источник

Меняешь реки страны города

Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
А никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.

Омар Хайям «Рубаи»

Меняем реки, страны, города. Иные двери. Новые года. А никуда нам от себя не деться, А если деться — только в никуда.

Меняем реки, страны, города. Иные двери. Новые года. А никуда нам от себя не деться, А если деться — только в никуда.

Читайте также:  Крупнейшие реки хабаровского края

Запомни раз и навсегда: от тебя никуда невозможно деться. Тебя нельзя бросить. Тебя нельзя разлюбить. Тебя можно полюбить иначе, чем раньше, да, — но разлюбить нельзя. Вот мне же — не удалось?

Линор Горалик, Сергей Кузнецов «Нет»

«Ад и рай — в небесах», — утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворе мирозданья,
Ад и рай — это две половины души.

Омар Хайям «Рубаи»

От себя ты не уйдешь никуда. Ты — это ты. Нужно только верить в себя. Иначе тебя унесет во внешний, чужой мир, и ты не найдешь дорогу обратно до конца жизни.

От себя ты не уйдешь никуда. Ты — это ты. Нужно только верить в себя. Иначе тебя унесет во внешний, чужой мир, и ты не найдешь дорогу обратно до конца жизни.

От себя ты не уйдешь никуда. Ты — это ты. Нужно только верить в себя. Иначе тебя унесет во внешний, чужой мир, и ты не найдешь дорогу обратно до конца жизни.

Выхожу на улицу. Зачем? Да затем, что так же бессмысленно оставаться дома. Даже если я останусь, даже если в молчании забьюсь в угол, я всё равно никуда от себя не денусь.

— От себя все равно никуда не убежать.
— Да. Но зато от других можно.

Источник

Поэзия мудрости Омара Хайяма

Лучшие четверостишия средневекового персидского поэта.

Кто жизнью бит, тот большего добьётся.
Пуд соли съевший выше ценит мёд.
Кто слезы лил, тот искренней смеётся.
Кто умирал, тот знает, что живёт!

Как часто, в жизни ошибаясь, теряем тех, кем дорожим.
Чужим понравиться стараясь, порой от ближнего бежим.
Возносим тех, кто нас не стоит, а самых верных предаём.
Кто нас так любит, обижаем, и сами извинений ждём.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Все покупается и продаётся,
И жизнь откровенно над нами смеётся.
Мы негодуем, мы возмущаемся,
Но продаёмся и покупаемся.

«Ад и рай — в небесах», — утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворце мироздания,
Ад и рай — это две половины души.

Один не разберёт, чем пахнут розы.
Другой из горьких трав добудет мёд.
Кому-то мелочь дашь, навек запомнит.
Кому-то жизнь отдашь, а он и не поймёт.

Храни свои слова надёжнее монет.
Дослушай до конца, потом давай ответ.
Тебе при двух ушах язык один достался,
Чтоб выслушать двоих и дать один совет.

Чем ниже человек душой,
Тем выше задирает нос.
Он носом тянется туда,
Куда душою не дорос.

Глаза умеют говорить, кричать от счастья или плакать.
Глазами можно ободрить, с ума свести, заставить плакать.
Словами можно обмануть, глазами это невозможно.
Во взгляде можно утонуть, если смотреть неосторожно.

Ты выбрался из грязи в князи,
Но быстро князем становясь,
Не позабудь, чтобы не сглазить:
Не вечны князи, вечна грязь.

Читайте также:  Канал река рукав это

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьёт вино.
При соблюдении сих четырёх условий
Всем здравомыслящим вино разрешено.

В этом мире любовь — украшенье людей.
Быть лишённым любви — это быть без друзей.
Тот, чьё сердце к напитку любви не прильнуло,
Тот — осел, хоть не носит ослиных ушей!

Ветер жизни иногда свиреп.
В целом жизнь, однако, хороша.
И не страшно, когда чёрный хлеб,
Страшно, когда чёрная душа.

Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
Но никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.

Хоть и не ново, я напомню снова:
Перед лицом и друга, и врага,
Ты — господин несказанного слова,
А сказанного слова ты — слуга.

Источник

История №981198

Меняем реки, страны, города.
Иные двери, новые года.
Но никуда нам от себя не деться,
а если деться — то только в никуда.

Почитал я тут обсуждения к моему предыдущему рассказу, о том кто как уехал на чужбину, и что из этого получилось, и захотелось поделиться историей одного человека.

С Лёшей я познакомился в середине 2000-х на тусовках одного некогда популярного интернет-форума. Помимо того, что он потрясающе пел на гитаре, был нескончаемым источником историй и анекдотов (до сих пор вспоминаю его шутку о том, что трансплантологи называют мотоциклистов «полуфабрикатами», за то что те после ДТП являются нескончаемым источником органов для пересадки), и восхитительно готовил шашлык — он еще и был врачом. И не просто врачом, а врачом от Бога. Анестезиолог-реаниматолог, за почти 10 лет работы в Москве не создавший своего кладбища — это, знаете ли, дорогого стоит (думаю, частый автор этого форума Michael Ashin подтвердит, для реаниматолога это редкость). Не могу сказать, сколько человек вообще он вытянул с того света, но точно знаю, что из нашей тусовки как минимум трое были обязаны Лёше тем, что продолжали ходить на своих двоих, а не на костылях или в коляске.

При этом про свою жизнь до Москвы ни он, ни его жена как-то особо не рассказывали. Все знали, что они приехали откуда-то с юга, но не более того. Ну да в тусовке, где больше половины были такими «понаехавшими», это особого интереса не вызывало. Пока однажды жена его случайно, в процессе обсуждения последних новостей с окраин бывшего СССР, не поделилась их историей. Теперь, спустя почти 15 лет, делюсь с вами.

Лёша был доктором от Бога задолго до того, как приехал в Москву. Лет 20 после окончания института работал в родной республике (в 91м году ставшей гордой независимой страной, где всевозможные правители начали строить свой коммунизм с местным колоритом), еще в советские времена стал профессором. Не знаю, было ли у него кладбище дома, но если и было — то очень маленькое. Во всяком случае, спустя много лет мне случайно довелось пообщаться с людьми, которые знали Лёшу еще в его домосковской жизни, и высказывались о нем исключительно восторженно.

Но жизнь в южных республиках имеет свою специфику. Не обязательно быть плохим, чтобы нажить себе врагов, иногда достаточно быть очень хорошим, чтобы нажить себе врагов. Что там конкретно случилось — никто и не узнает уже толком; может, вылечил кого-то не того, а скорее всего — просто приглянулось кому-то наверху место зав. отделением, которое к его несчастью занимал хороший доктор.

Читайте также:  Старинное название реки дунай

Так или иначе, но однажды ночью у него дома раздался телефонный звонок, и один из некогда поставленных им на ноги офицеров местных спецслужб сказал: «Извини, но на тебя заказ. Утром за тобой придут. Больше сделать для тебя ничего не могу. Удачи».

Вот и всё. Срочно разбудил жену и детей, схватили какие-то самые необходимые вещи, документы, деньги — в машину, и быстрее из страны. Добрались до Москвы, кое-как разместились у друзей, а вот как жить дальше — большой вопрос. Кто помнит середину 90-х — даже в Москве врачи были нафиг никому не нужны. Лёшу спасло то, что один из его бывших учеников работал зав. отделения в одной из московских больниц. Правдами и неправдами смог устроить его на должность санитара (ну не было на тот момент других ставок). Думаю, в то время в эту больницу можно было бы экскурсии водить: это был единственный санитар со званием доктора медицинских наук на всю Москву. Про зарплату санитара и то, как на нее прокормить семью из 4 человек, я скромно умолчу.

Я много читал тут историй про то, как народ приезжал в Штаты или Германию с советским дипломом или даже научной степенью, и первые пару лет мыл полы или подметал улицы. Потом, как правило, следовало «признание заслуг и стремительный успех» (обычно, лет через 5-10). Не хочу ни в коем случае занижать их заслуги, но почему-то мне кажется, что человек, сумевший выжить на зарплату санитара в середине 90-х в России, не имея при этом в Москве своего жилья, зато имея на шее безработную (на тот момент) жену и двух детей, не сдавшийся и не опустивший руки — для меня такой человек в 100 раз круче всевозможных тренеров по мотивации, ломанувшихся собирать стадионы в Москве последние несколько лет.

У Лёши, как вы понимаете, потом стало все хорошо. Сначала врач, потом зав. отделением. Уже на момент нашего знакомства преподавал в мед. институте, был приглашаем на всевозможные конференции и т.п. О сложном этапе своей жизни вспоминать по-прежнему не любил. Только морщился слегка, когда кто-то из присутствующих жаловался на трудности на работе, сокращения зарплаты или причитания из серии «меня хотят уволить, не знаю как жить дальше» (обычно с таким лицом инструктор спецназа по выживанию слушает рассказ старшеклассника о том, как тот заблудился в лесу и испугался).

Ну а я? С тех пор пару раз попадал в ситуации, в которых бы до этого опустил бы руки, разрыдался и ушел в монастырь. Теперь же, вспоминая Лёшу, я просто усмехался про себя, вставал и двигался дальше. Спасибо тебе, Доктор. Сам не зная того, пару раз ты спас мне жизнь. Дай Бог тебе здоровья, и пусть у тебя никогда не будет своего кладбища.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24