Молодые на реке рассказы

ИСКУПАЛИСЬ.

Михаил сидел за столом, когда в двери постучали.
-Заходи не заперто, — проговорил он.
В комнату вошел Вадим, он поглядел на друга и проговорил:
-Привет Мишаня.
-Садись со мной за стол попей чайку.
-Ты, что офигел пить чай в такую жару? Пошли лучше искупаемся.
-А, что это неплохая идея. Мама я купаться пошел, — крикнул Мишка матери, которая варила еду на кухне.
-Хорошо сынок. Только недолго.
-Как получиться.
Парни вышли из ограды и завернули в проулок.
-Михаил с братом Никитой все лето жил на дачи. Мать с отцом брали отпуск по очереди и дети все лето проводили на свежем воздухе. Михаил остался последний год учебы в школе, и он уже чувствовал себя взрослым парнем. Вадим друг Михаила был ровесником. И тоже чувствовал себя взрослым.
-Ребята спустились к реке и, покидав, шорты с майками хотели уже прыгнуть в воду, но Вадим предложил:
-Послушай Мишаня, а давай искупаемся нагишом. Ведь на речке никого нет. Знаешь, как классно я уже купался один раз.
-Ну, давай, — проговорил Мишка и, сняв трусы, прыгнул в воду, сверкнув голым задом.
Вадим последовал примеру друга. И тоже сиганул в воду.
А в кустах сидел Мишкин брат Никита с другом. Они решили подшутить над ребятами и, взяв незаметно их одежду, спрятали ее под большим камнем.
Ребята долго хлюпались в воде и уже хотели выйти на берег, как неожиданно к речке подошли две красавицы. Парни хорошо их знали. Девушки помахали парням рукой и раздевшись, расстелив покрывало легли загорать.
-Что будим делать? – проговорил Мишка. Я уже замерз как суслик. А все ты затеял. Давай искупаемся голыми прикольно. Приколист. Как теперь будим на берег вылезать?
-Не переживай, что ни будь, придумаем. А впрочем, чего стесняться. Заставим девчонок отвернуться и вылезем из речки. Парень посмотрел на красавиц и проговорил:
-Девчонки вы не могли бы отвернуться на время пока мы выйдем из реки и оденемся.
-Надо же какие стеснительные? — проговорила красавица с копной рыжих волос на голове.
-Да представьте себе. Мы стесняемся вас.
-Хорошо вылезайте из речки, мы не будим на вас смотреть.
Девушки накинули на голову газетку и улыбнулись. А ребята быстро выскочили на берег, и не найдя одежды пустились бегом по тропинке к дому сверкая голым задом.
Девушки поняли, что ребята ушли, скинули с головы газету и увидали интересную картину, от которой их пробрал неистовый смех. Ребята, сверкая голым задом, бежали по тропинке к дому. Девушки смеялись до слез.
— Это Никита спрятал нашу одежду, — проговорил Мишка. Кроме него некому. Ох, и получит он от меня на орехи.
-Почему ты так решил?
-Да потому, что я вчера ему подзатыльник отвесил. Вот он мне и отомстил. Ну, погоди сорванец.
-Может не он? Может девчонки?
-Да Никита это. Я знаю его.
Парни, прикрывшись лопухами забежали к Мишки в дом.
-Опа! — проговорила мать, увидав ребят голыми. Это что такое?
-Мама мы купались, а Никита спрятал нашу одежду.
-А, вы, что без трусов купались? Ха, ха, ха.
-Ну, а, что тут такого?
-Да нет ничего.
Парни зашли в комнату к Мишки. Тот надел брюки и кинул другу шорты. Они вышли из дома и весело засмеялись.
-Я представляю, как мы сверкали голым задом, когда бежали по тропинке к дому, — проговорил Мишка. Девчонки, наверное, видели нас. И ржали от души. Вдруг из-за поворота вышел Никита. Он нес одежду ребят.
-Вы одежду оставили на речке, — проговорил он.
-Это ты братик спрятал нашу одежду?
-Прости, Мишка я больше не буду шкодить.
-Ладно, прощаю, — хлопнув по спине брата, проговорил Мишка и улыбнулся, вспомнив, как они бежали по тропинке нагишом.

Рейтинг работы: 9
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 7397
© 15.06.2014г. Надежда
Свидетельство о публикации: izba-2014-1068554

Ян Подорожный 06.11.2014 13:37:32
Отзыв: положительный
ВСЁ ХОРОШО, ЧТО ХОРОШО КОНЧАЕТСЯ.
И У МЕНЯ, КСТАТИ, БЫЛИ ПОДОБНЫЕ ЭПИЗОДЫ, КОГДА ПАЦАНОМ КУПАЛСЯ НА НАШЕМ КИЕВСКОМ ПЛЯЖЕ.
ПРЯТАЛИ МОИ ВЕЩИ В КУСТАХ МОИ ЖЕ ДРУЗЬЯ.)))

Источник

На речке

— Сонь, пошли купаться!
В раскрытом окошке показалась веснушчатая мордочка Вари, соседки. Соня оторвала голову от развернутой книги и улыбнулась в ответ.
— Вдвоем? Не хочется.
— Почему вдвоем? С девчонками. Там Маша, Нина, Тома, и еще. в общем все наши. Пошли! Хватит в четырех стенах киснуть!
— А куда?
— На речку! На наше место! Ну что, идем?
Соня на секунду взглянула на раскрытую книгу, потом решительно ее захлопнула.
— Сейчас, только переоденусь.
— Давай быстрее! Ждем!
Через несколько минут подружки шли по узенькой тропке к речке. Речка была небольшая, но теплая, небыстрая и, главное с песчаными берегами. В сущности можно было на любое место приходить и купаться. Но у девушек было «свое» место. Это был небольшой пляжик на излучине речки, скрытый от посторонних глаз достаточно густым кустарником. Когда и кто его нашел, уже никто и не помнит, но купаться девушки ходили всегда именно сюда. Они считали, что о нем никто не знает. Мальчишки, конечно, знали и нередко сквозь кусты подглядывали за купающимися девчатами. К счастью, подглядывающих мальчиков ни разу не обнаружили.
— Соня, — позвала подругу Варя, — а ты с кем-нибудь из ребят дружишь?
— Ну как? — откликнулась Соня, — Со всеми дружу.
— Да нет, не так. А по-настоящему, понимаешь?
— Нет, так ни с кем.
— А хотелось бы?
— Чего? Дружить?
— Да.
— Конечно, хочется. Ведь мне уже пятнадцать почти.
— А ты . целовалась с мальчиком?
— Нет. А ты?
— И я нет. Хотя, Димка раз облапил меня.
— И что? Поцеловал?
— Нет. Я его ущипнула, а потом еще и оттолкнула!
— Дура.
— Ага, дура. Сама знаю, что дура. Я же потом к нему подошла, извинилась, а он.
— А он что?
— В том то и дела, что ничего!
— Дура!
— А тебя кто-нибудь пытался поцеловать?
— Нет, меня не пытались.
— А хочется?
— Конечно, хочется. Только я не знаю, что я сделаю, когда это произойдет.
— В каком смысле?
— Ну, может я, как и ты — прогоню его?
— Может быть.
— Эй, Сонька! Варька! — прозвучал зычный голос Тани, — Чего отстали? Догоняйте!
Минут через пятнадцать девушки пришли на место. Быстро скинули с себя верхнюю одежду. Только Катя стояла в нерешительности.
— Ты чего, Кать? — спросила ее Таня, — Давай раздевайся! Или ты купаться не хочешь?
— Я посижу лучше. Вы идите, купайтесь.
Девочки обступили Катю и наперебой загалдели:
— А чего тогда пришла?
— Ну-ка, давай снимай платье!
— И марш купаться!
— Вставай, вставай, чего расселась?
— Девчонки, не надо! — пыталась отбиваться Катя, — Ну не могу я сегодня платье снять!
— Да почему?
— Ну, — замялась Катя, — потому что . там у меня . нет ничего.
— Где там?
— Ну . под платьем.
— Это как?
— Ну я из бани вышла только, а тут вы — пошли, да пошли купаться. Я и пошла, а что кроме платья ничего нет и забыла.
— Ну и что? Давай без ничего купайся!
— Нет, девочки, я так не могу. А вдруг увидит кто?
— Да кто тут увидит? Это же наше место!
— Нет, все-таки я лучше посижу.
— Девчонки! — воскликнула Тома, пятнадцатилетняя отчаянная девушка — а давайте все голышом будем купаться! Чтобы Катюшке не так неудобно было?
Все оторопели и настороженно посмотрели вокруг. Одно дело предлагать кому-то раздеться, и совсем другое — обнажаться самой. Так бы и затухла эта идея, если бы не бесшабашность Томы. Она вдруг резко стянула с себя свой закрытый купальник и бросила его на песок.
— Ну и что вы встали? Давайте, давайте, раздевайтесь!
— А и правда! — поддержала Тому Маша, — и отжимать не нужно будет!
По примеру подруги она тоже сбросила с себя остатки одежды. Видя решительность Томы и Маши, и все остальные девочки стали обнажать свои юные тела. В конце концов и Катя стянула с себя платье.
— А теперь купаться! — громко крикнула Вера и первая прыгнула в воду.
Следом за ней в воде оказались и все остальные девушки. Поднялся визг, гомон, смех! Брызги воды летали во всех направлениях. Девушки прыгали, ныряли, плавали, подпрыгивали, толкались, плескались.
А в это время совсем рядом, в кустах сидел Гриша, тринадцатилетний мальчуган и во все глаза смотрел на резвящихся обнаженных девушек. Он даже открыл рот от восторга. Гриша давно хотел узнать, куда девчонки ходят купаться. Его старший брат знал и нередко ходил подсматривать, а ему не говорил:
— Маленький еще!
А тут, совершенно случайно он увидел стайку девушек, направляющихся к речке. Ему удалось остаться незамеченным до того момента, пока они не скрылись в зарослях кустов. Ну, а потом, ориентируясь на голоса, Гриша смог открыть девичью тайну. Исцарапав лицо и руки, он все-таки нашел более-менее удобное место для наблюдения. И произошло это именно в тот момент, когда девушки ради подруги скинули с себя купальники. Вот тогда-то рот у него открылся и больше не закрывался.
— Варя, — позвала Соня.
— Чего? — весело спросила Варя.
— Ты только не оборачивайся и рукой не показывай. И не кричи, ладно?
— Хорошо, а что стряслось-то?
— По-моему, за нами подсматривают.
— Кто? Где? — инстинктивно закрыла грудь рукой Варя.
— Да за твоей спиной. И хватит закрываться! Если он там есть, то уже все увидел!
Варя осторожно оглянулась.
— Точно! Сидит там кто-то. Надо девочкам сказать.
— Нет, я придумала по-другому.
И Соня прошептала что-то подруге на ухо. Та выслушала, улыбнулась и кивнула головой.
— Здорово! Хорошо придумала! Ну что, пошли?
И девушки поплыли вдоль речки.
А Гриша смотрел во все глаза. Такого он не видел никогда! И увидит ли еще когда неизвестно. Поэтому он старался насмотреться на всю свою оставшуюся жизнь. Тут он краем уха услышал какой-то шорох. Резко обернулся, но было уже поздно — Соня с Варей с криком кинулись к Грише и изо всех сил толкнули его в реку. С большим фонтаном брызг Гриша плюхнулся в воду. Девушки сначала завизжали и повернулись к мальчику спиной. Но, увидев, как из кустов этакими нимфами прыгнули Соня с Варей и начали мутозить Гришу, тоже кинулись к несчастному парнишке. Через несколько минут все были на берегу. Гриша как мог уворачивался от девичьих ударов, щипков, пинков и только повторял:
— Девчонки, ну не надо, ну перестаньте девчонки.
— А давайте его разденем! — предложила та самая боевая Тома.
На этот раз предложение Томы было принято сразу. Ловкие руки девушек быстро стянули с Гриши рубаху, штаны и трусы. Затем вытолкали его к кустам. Гриша стоял, дрожал и прикрывался руками. А девушки стали поспешно одеваться.
— Девчонки, ну чего вы, отдайте штаны, девчонки, — плача просил Гриша.
— Топай, топай! — отвечали ему девушки.
— Ты на нас посмотрел, теперь пусть на тебя посмотрят!
— И не стой, и не жди!
— А штаны мы тебе домой отнесем.
— Ага! Мамке отдадим!
— Девчонки, ну отдайте штаны, — продолжал просить Гриша, шаг за шагом приближаясь к девушкам.
Потом, когда до штанов оставалось шагов пять, вдруг прыгнул и в несколько больших шагов покрыл это расстояние. Девушки с визгом бросились врассыпную, успев прихватить и одежду. Гриша стал бегать за штанами, а девочки, визжа от него. И вот эту картину увидела Светлана Николаевна, тетя Света — мама Сони. Женщина внушительных размеров и несгибаемого характера. Она быстро подбежала к Грише, на ходу сорвав пучок крапивы и сразу ожгла его по мягкому месту. Гриша взвыл.
— Это что такое? Такой сопляк, а уже за девочками бегает! Да еще голышом! Я тебе покажу, как тут безобразия учинять! Ты у меня надолго запомнишь!
И продолжала хлестать бедного кричащего мальчика крапивой. В конце концов, не выдержав ожогов, Гриша умчался прочь, не переставая кричать.
— А вы чего тут? — крикнула притихшим девочкам тетя Света, — Тоже крапивы захотели? А ну-ка марш по домам!
Девушки не стали ждать повторного приглашения и быстро просочились мимо Светланы Николаевны.

Читайте также:  Загрязнение малых рек поверхностными водами с частных огородов многие участки расположены решение

Эта история быстро проползла по деревне. И за Гришей прочно закрепилось прозвище «Голый». А когда девушки шли купаться, они всегда кричали:
— Гришенька, мы купаться идем! Пошли с нами? Место ты знаешь!
Но Гриша больше на то место ходить не осмеливался.

Источник

Рассказ 4 Наконец-то море и Песчаный замок Часть 2

Мальчишке разрешают купаться, загорать раздетым и как замок из песка строили.

На следующий день, я уговорил маму пойти на пляж с утра, после завтрака. Погода чудесная, что ещё надо. Мама, укладывая пляжные принадлежности в сумку, неожиданно, для меня, сказала:

— Пусть голым и купается и загорает. Мёрзнет мальчишка в мокрых трусах? Значит нечего и плавки с собой брать. В одних шортах пусть ходит.

При этом бросила плавки обратно в шкаф. Я оторпел от такого подарка и не мог даже слова сказать, только кивнул пару раз.

— Есть условие одно — продолжила мама — Если будет много людей посторонних, а тут бывают заезды выходного дня, то придётся плавки одевать, а там посмотрим. Кстати, в комнате если хочешь, можешь, как и дома, до отъезда, тоже не одеваться. Пусть тело дышит.

Тётя тоже её поддержала:

— Конечно. Нас не убудет, а мальчишке польза. Да и когда будем песчаный домик строить, то с голого тела лучше песок снимать, чем с трусов.

— А с купальника, твоего, песок, вместе смывать будем? — тут же поддёрнул я тётушку.

Шутка понравилась женщинам:

— Ну, если до этого дойдёт, тебя не забудем — сказала мама и мы отправились на пляж.

Снова пришли на вчерашнее место. Тётя ещё в комнате, одела купальник, при этом подмигивала мне, явно намекая, что солидарна с моим голым видом и подтверждает это своими действиями. Меня тогда снова заворожил тётин лобок. Густые светлые волоски, красиво сверкали внизу живота. Она заметила мой интерес и не спешила одеваться, подставляя свой бесподобный треугольник под мой взгляд. Ещё посетовала, что не подобрала там волосы. На, что мама пообещала, ей, что спросит у медсестры, та обязательно, что нибудь придумает. Глядя на телодвижения тёти, мама весело пошутила:

— Ты тоже наверное голышом хочешь. Попробуй. Может понравиться.

Тётя засмеялась, но быстро натянула плавки и накинула халат.

По прибытии, мама сразу пошла в кабинку переодеваться. А тётя сбросив халатик, начала укладывать его в сумку и поправив резинки плавок, спрятав таким образом выглядывающие волосики, сказала мне:

— Снимай шорты. В сумку положу, что бы песком не присыпало.

Оставшись голышом, я начал тащить тётю в море, но она не спешила и я побежал в волны сам. Накупавшись, побрёл на берег и мы, с тётушкой, начали строить домик из песка, который всё больше становился похожим на туристическую палатку.

Я так увлёкся, что забыл за свой голый вид. Мимо проходили редкие отдыхающие, посматривали на наше песчаное чудо, почти не обращая внимания на мою наготу. Немного задержались возле нас интересная мамочка с дочками близняшками. Малявы хотели остаться и даже повозились немного, с нами, в песке, пока их мама разговаривала с моей. Но продолжалось так не долго и она быстро скомандовала:

— Некогда девочки. Нас уже заждались. На обратном пути, если успеем, поможете мальчику.

Девчонки, без особого восторга, подчинились. Они, улыбаясь, помахали мне ручками и потянулись за своей мамой.

Что удивило в их поведении, то это то, что меня, они как бы не замечали совсем. Будто перед ними был одетый мальчишка. Даже на дружка не засматривались, хотя я его и не прикрывал совсем.

Запомнились две моложавые тётеньки. Они прошли мимо нас, искупались и выйдя на берег принялись активно помогать нам в песочном строительстве, при том делая вид, что меня совсем нет. Так мельком бросали взгляды на меня и всего то. Они вели себя настолько мирно и вежливо, что мама и не подумала отозвать, натянуть на меня шорты или укутать в полотенце. Потом они сказали, что я классный мальчишка и тётя моя тоже, но они всего на один день заехали и сегодня уезжают, а так бы не один песочный дворец построили. Потом сказали маме, какой у неё замечательный сын и как хорошо, что она ему голеньким разрешает быть. Поговорив ещё о чём-то, они попрощались и удалились.

Подходила, так же, серьёзного вида девчонка, примерно моих лет. Странно, но я даже не подумал о стеснении, тем более о том, чтобы прикрыться чем ни будь. Работа увлекла меня. А девчонка села недалеко и как-то выпала у меня из вида, так как ничего не спрашивала и не просилась помогать. Но монотонность процесса похоже надоела ей, а на меня, видать, уже насмотрелась. Она встала, отряхнулась от песка и ушла.

Я же был в песке с ног до головы и мама, раза два, посылала меня в воду, обмыться, а потом подозвала к себе, осмотрелась, чтобы никто не видел и заставила оголить головку — боялась повторения недавнего случая. Я вспомнил, как старалась тётя и подчинился.

— Всё хорошо — заключила мама и показывая на дружка пальцем, обратилась к тёте:

— Ну иди, достраивай дом туриста.

Снова, я весь был в песке. Когда мы пошли купаться, тётушка спросила:

— Помнишь, что мама сказала?

Я уже хотел оголить головку, но тётя остановила:

— Не мне. Натяни, что бы головка появилась и прополоскай в водичке.

Я попробовал, но полоскать не получалось, просто водил по воде. Тётя как-то так, по дружески засмеялась и твёрдо сказала:

— Смотри. Вот так надо и будешь делать потом сам.

Читайте также:  Где истоки реки кура

Она взяла тремя пальцами за прутик, натянула шкурку.

— Не больно? — спросила. Головка хорошо оголилась, даже лучше чем тогда, в ванной. Она перехватила пальцы и потрусила прутиком вправо-влево.

Я попробовал и у меня получилось. При этом, позывов на эрекцию я не припоминаю.

— Теперь будешь делать это сам — добавила тетя и продолжала:

— Ты всегда должен мыть перчик, потому, что песок может попасть дырочку на головке и тогда только в больницу обращаться надо.
Мне, почему-то стало смешно и я, быстро схватив дружка, откатил головку и указывая пальцем на дырочку произнёс, почти торжественно:

— Да — почти равнодушно сказала тётя, глядя на бойца. И вдруг весело и задорно:

— Ах ты мой отличник. Ну прямо на лету хватает — и взяв за плечи, повалила в воду — А ну, кто быстрей, до буйка?

Правда перед этим она осмотрела меня, не поцарапался ли? При этом задержала руку на дружке, даже немного помяв его и похлопав легонько по попе.

Спурта не плучилось. Мешали волны, гася наши потуги и до буйка добрались немного подуставшие. Тётя ухватилась за верхний шпиль и подтянулась на вверх. Левая чашечка сползла с груди, показав розовую окружность вокруг соска. Это вид, как и вчера заворожил меня. Почему-то на пляже, это выглядело возбуждающе, хотя ещё и часа на прошло, как она переодевалась предо мной, в комнате. Мне снова захотелось поласкать ей грудь:

— Тётя. Можно мне поцеловать твою грудь? Ещё вчера, в море, хотел спросить, но не решился.

Она посмотрела на меня немного удивлённо и оглянувшись по сторонам, сказала:

— А волны? И вдруг, увидит кто?

Но я был настойчив и тётя, приспустив лиф с левой груди, подпустила меня к себе.

Только я начал покусывать сосок, как меня залило водой. Это набежала очередная волна. Похоже я выглядел беспомощно и тётя засмеялась:

— Погоди — сказала она и развернувшись спиной к буйку и берегу, подняла руки вверх и схватилась за шпиль. Она подтянулась немного, подняв из воды лиф:

— За правую не забывай — с улыбкой напомнила тётя, бросив свой чарующий взгляд.

Но меня снова залила волна. Это опять рассмешило её:

— Обними меня за шею. Приподымись. Вот так. Теперь обхвати талию ногами.

Я сделал как она просила и не отрывая рук, стащив зубами правую чашечку, принялся покусывать и лизать соски. Тётя отозвалась лёгким стоном и это подзадорило меня ещё активней заниматься грудью.

В чувство нас привёл крик чаек, пролетевших над нами. Я хотел ещё и в плавки к тёте залезть, но она не разрешила. Сказала, что уже всё и так случилось. Я только потом понял, что именно случилось.

Когда мы возвращались, навстречу нам попалась семейная чета, молодые мужчина и женщина и с ними сынишка, лет восьми или чуть старше, тоже голенький, как и я.. Женщина поздоровалась и вежливо спросила не наше ли песочное чудо на берегу. Получив утвердительный ответ попросилась тоже поучаствовать. Мы не против были.

По прибытии мы, с тётей, начали пристраивать как бы лесенку к нашему творению, а минут через пятнадцать подошла, накупавшись и семья. Мужчина сразу пошёл на коврик слушать приёмник и загорать, а женщина с сынишкой принялись с нами за песчаные дела. Надо сказать, что получалось у них очень хорошо, Видно было, что занимаются они этим не первый раз. Мама лепила красивую башню, а сынуля подносил песок, притом знал какой. Потом он случайно измазал писюн песком и его мама начала вытирать платочком, который был у неё во внутреннем кармане плавок. Тётя посмотрела на моего дружка, который из-за песка почти не виден был, а женщина поймав её взгляд и протянув платочек, сказала:

— Вот пожалуйста. Протрите. А то песок попадёт, доставать придётся.

Я подумал, какие женщины все одинаковые, в этом плане. А тётя, сполоснув платочек, спокойно и уверенно сняла песок. Потом опять простирнув его, с благодарностью, вернула хозяйке. Строительство продолжилось. Надо сказать мы имели успех. Наше совместное творение привлекло внимание отдыхающих и к нам начали подходить интересующиеся. Хорошо, что это были отдыхающие из пансионата, которые располагались рядом и успели узнать и меня и маму с тётей. А то пришлось бы прятаться в шорты.

А замок рос на глазах. Появилось несколько башен, ворота и к ним мостик. Зрители, которых заметно прибавилось, были в восторге от такой красоты.

— А мальчишки молодцы какие. Так ловко помогают мастерицам — сказала одна тётенька.

— И уже такие загорелые — добавила вторая.

— А я вот и своих, загорать заставлю — вставила и своё слово мама мальчишек-близняшек, дошколят, которые тут же оказались без трусов.

— Вот послушала тебя, и одела этот сплошной купальник. Теперь одни ноги и загорают — с укоризной сказала пожилая дама своей подруге. Одна красивая женщина, посочувствовала даме и сказала, что сама желала бы голышом загорать, но здесь мест нет таких. С ней согласилась другая женщина:

— Конечно. Всё тело отдыхает от резинок. Вот мальчики, какие здоровые и весёлые. Просто приятно глазу.

— А девушки могли бы как и мальчики, без купальников поработать — изрёк какой-то престарелый плейбой.

— А Вы покажите как, а за нами не заржавеет — ответила наша мастерица, посмотрев в ту сторону откуда был голос. Под всеобщий смех, шутник был повержен.

Между тем, диспут о пользе голого пребывания на пляже, продолжался.

— Для мужчин вообще не желательны трусы при купании. Резкое охлаждение, а потом долгое пребывание в мокрой тряпке, плохо сказывается понятно на чём — тоном доктора сказала одна из женщин.

— Надо мальчикам, вообще, запретить купаться в трусах, а мужчины сами должны понимать — подхватила разговор другая.

— А почему только мальчикам. Девочкам может ещё больше беречься надо — это сказала мама двух дочек-близняшек. Они уже вернулись назад и не отрываясь, смотрели за нашим строительством. Те сразу же всполошились и в один голос начали спрашивать свою маму, почему тогда мальчикам можно, а им нельзя? И они тоже хотят замок строить.

— А я считаю, что и девчонки и мальчишки, должны вместе голышом купаться и загорать, вплоть до окончания школы. Так меньше или совсем дурных мыслей не будет — тоном преподавателя сказала дама в очках.

А серьёзный мужчина, резюмировал:

— Мальчишки умнее нас. Они чувствуют природу и вырастут здоровыми, умными и не закомплексованными.

А молоденькая красавица-мамочка похвалила нас:

— Какие умнички. Вот так надо, в пример нам взрослым, отдыхать. Кто скажет, что это вульгарно? Мальчики, голенькие, строят замок. Как красиво.

Рядом с ней стояла решительная бабушка, которая поучительным тоном сказала:

— Когда работа спорится, то не обращаешь внимания на такие мелочи как голенькие детки. Ну кто скажет, что на детишек надо обязательно натягивать мокрые тряпки?

Похоже не согласных не было и надо сказать, что никто не высказался против нашего голого вида, наоборот одни одобрения и мы старались, как могли. А вот девчонки-близняшки не отставали от своей мамы, всё громче заявляя о своём желании помогать нам. Некоторые зрители начали убеждать маму разрешить им.

— Да вы мешать только будете — отговаривала она своих дочек. Услышав это моя тётя, получив одобрение подруги, сказала:

— Конечно. Пусть помогают. И позагорают заодно.

Близняшки, видя что мама уже не против, быстро сбросив платьица и трусики, присоединились к нам. А их мама получила похвалу от соседей. Девчонки сразу начали лепить дорожку, как им показали. Но приближалось время обеда и все договорившись достроить замок, разошлись.

После обеда мама не захотела идти с нами, сославшись на плохое самочуствие. Сказала, что вздремнёт часик-другой. Ну а мы. не могли дождаться, когда продолжим строительство. Когда выходили за ворота, увидели наших коллег. Мальчик оглянулся и увидев нас сказал маме. Та остановилась и когда мы подошли спросила:

— Ну, что? Желание есть окончить стройку, а то меня соседи замучили. Что дальше? Только и твердят.

Мы согласно кивнули. А она продолжила:

— Я вот купальник сбросила. С песком это не просто загорать. Одела простые хэбэ-трусишки и лифчик. Замучилась в синтетике. Даже в душ пришлось идти. Песок так и липнет к ней. Во всех складках плавок. И лифчик еле выполоскала.

— Я то же подмывалась — призналась тётя. Я то думал, почему она на обед опоздала.

— А я, вот, опять синтетику напялила — пожаловалась тётя.

Женщина сразу нашлась:

— Пансионат рядом. Иди, переоденься. Только прозрачное не одевай.

— У меня всякое есть. Вы идите, а я догоню — весело ответила тётя.

Скажу, что сообщение о том, что возиться в песке в синтетике не очень полезно для организма, меня даже обрадовало. Перед уходом мама чуть ли не силой заставила меня плавки одеть. Сказала хватит рисоваться голышом перед публикой. Когда людей мало или нет вообще, то пожлуйста, а так — нет. Ослушаться её, себе хуже и я решил — буду в плавках, а там как получится. Мы шли медленно и тётя нас догнала ещё не доходя до моря.

Читайте также:  Куда впадает река лама схема

У нашего недостроя уже крутилась стайка ребятишек-дошколят. Почти все голенькие и не загорелые. За ними следили бабушки и молодые мамы. Мужчин было мало, в основном дедушки которые загорали пооддаль. После сытного обеда видать многих потянуло на сон.

Наша Кудесница, а так она попросила её называть, потому, что работала оформителем в театре и костюмером, сразу сняла платье. Она действительно была в голубеньком белье, хотя издали его не отличишь от купальника. А у тёти были чёрные трусы и однотонный серенький лифчик. У обоих трусы были без подъёмов, в такие песок хуже попадает. Какие догадливые. Я тоже снял шорты оставшись в плавках. А сын Кудесницы начал ныть говоря, что тоже в трусах хочет, как и я. А его мама сказала негромко, что не брала ему плавки, а шортики у него длинные неудобные и он если упрётся то не уговоришь:

— Может побудешь голеньким, как утром, а то сынульке одному, видать не удобно? Да, я смотрю, ты и не боишься совсем.

А тётя мне, на ухо, шепнула:

— Я когда переодевалась, мама мне сказала, что раз синтетика не годиться, то и ты можешь без плавок, только если чужих людей нет.

Ну этого было достаточно, что бы я смело стащил плавки и под одобрительные взгляды Кудесницы и тёти, засунул их в шорты.

Мы сразу же приступили к продолжению строительства. Я научился выбирать песок, а тётя отливать башенки и стены. Подскочили и близняшки, уже голенькие, снова, как бы, не замечая нас. Кудесница всё время подсказывала нам, что делать и получалось довольно слажено и хорошо. Малышня лезла к нам помогать и их постоянно оттягивали либо бабушки либо мамы. Зрителей заметно добавилось. Я посматривал на окружающих и отметил, что никто не язвит, не тычет пальцем и не хихикает из-за нашего голого вида. Надо сказать, что наш пример оказался заразительным. Всю детвору раздели загорать и никто не артачился и не психовал. Да и кроме девятилеток, которые уже помогали нам и одной девчушки постарше, все были дошколята.

Старшая вызвалась нам помогать. Ей оказалось пятнадцать лет и она без всякого сбросила платье и осталась в одних трусиках, показывая, что готова к творчеству. У неё была почти взрослая грудь, меня и моего напарника она ничуть на стеснялась. Впрочем, наш вид, её тоже не смущал. Ещё сказала Кудеснице и тёте, что могла бы и трусы снять, но там слишком густо, чем рассмешила мастериц. Кудесница ей предложила, рядом, начать новый объект, что бы малышню занять. Та согласилась и взяв с собой девятилеток, которые не совсем охотно расстались с нами, и принялась за работу.

Детсад был в восторге. Наконец-то вполне официально, дорвались до песка и ни мамы, ни бабушки не ругали за это.

Подошла дама которая плохо высказывалась о закрытом купальнике, уже в раздельном.

Снова начала нас хвалить и девушку, пятнадцатилетнюю и двух голопопых девятилеток. Короче все молодцы. Три мамы и бабушка подрядились помогать малышне, работа закипела. Две из них, глядя на руководительницу, сняли лифчики и было смешно видеть, как их малышня лезла к ним насчёт сиси. А у нас работа дошла до седьмого пота. Кудесница начала поправлять лифчик, он ей уже явно мешал. Тётя посмотрела на соседних мам и сказала:

— Может и мы попробуем. Мужиков почти нет. Кого стесняться.

— А я не против. Мокрая вся — ответила кудесница и сняла лифчик. Тётя последовала за ней.

— Сынок положи в сумку — Кудесница обратилась к сыну, подав ему лифчики. Он видать тоже видел свою маму не один раз в таком виде, потому что и глазом не моргнул.

А нам с ним подошло время окунуться в море, так как наши членики были, опять, облеплены песком. Кудесница, что-то шепнула тёте и та закивав сказала:

— Конечно. Иди. Я потом, как вернёшься. И моего с собой возьмите.

И нагнувшись к Кудеснице, тётя ей тоже что-то тихо сказала. Кудесница глянула на меня и согласилась с тётей.

Мы пошли в море и долго брели по отмели, мимо купающихся мам и бабушек, с детишками. Наконец стало поглубже и Кудесница присев подозвала сынишку, сразу так ловко оголила головку и давай её водой обмывать. Справившись спросила у меня:

— Тётя попросила, что бы и тебе помыла. Доверяешь? А может стесняешься?

Да чего тут стесняться. Мне понравилась эта женщина. Добрая, весёлая, умная, красивая. Я повернулся к ней и она так же ловко оттянув шкурку ополоснула водой несколько раз, а заодно промежность и попу с дырочкой помыла. У меня дружок дёрнулся пару раз, но полностью не поднялся. А она, убрала руку, посмотрела на меня, улыбнулась и как ни в чём не бывало, сказала, что бы порезвились пока, а у неё дело есть. Мы бросились в сторону и давай бультыхаться. Кудесница присела и что-то внизу делала руками. Я понял, что она приспустила трусики и мыла себе писю и возможно попу. Когда мы возвращались, одна мама и другая бабушка похвалили нас за хорошее дело.

— Детишкам забава, а нам радость — сказала бабуля.

Когда мы пришли, тётя отправилась в воду. Я хотел с ней пойти, но тётя сказала, что быстро. А мы принялись достраивать замок. Возникла идея, сделать у замка гавань и малышня принялась выносить песок из будущего морского канала. Мамы только и успевали носить своих малолетних чад в воду мыть пипки и попки. Наконец канал прорыли, вернее, выбрали и мы принялись строить корабль. Понадобились камушки и ракушки. Малышня нанесла целую гору. Один пожилой дяденька, помог с лепкой мачт и парусов. Он занимался моделированием и посоветовал сделать удлинённую пирамиду, а потом просто как бы вырезать паруса и всё остальное. Мы, с ним, втроём занимались парусником, а женщины украшали замок камушками и ракушками. К ним присоединилась художница из пансионата. Молодая девушка и судя по работе, с доводкой замка, очень способная. Правда она не решилась оголить грудь и работала в купальнике.

Работа продолжалась, как появилась директор пансионата. Женщина средних лет, красивая и статная. Подумалось, ну сейчас ругать начнёт. Ан нет. Спросила:

— А вы разрешите это чудо сфотографировать? У нас ещё никто ничего подобного не делал. Если желаете, мы и авторов впишем, а фото в нашей галерее будут.

Потом присела, к нам и не обращая абсолютно никакого внимания ни на нас с малым, ни на тётины и Кудесницы груди, спросила:

— Девочки. Тут такое дело. У нас нет культработника по работе с детьми, на лето. Может желаете поработать за бесплатный пансион и ещё приличную зарплату?

Это было до того неожиданно, что наши женщины не нашли, что и ответить сразу. Ведь думали разгон будет, за полуголый вид, а получилось совсем наоборот.

Первой начала Кудесница:

— Спасибо. Хорошее предложение. Только мы здесь не на долго. В театре смена репертуара, вот и выкроили несколько дней.

— У меня тоже, просто отпуск. Да и живу далеко — тётя пожала плечами, а потом кивнула на пятнадцатилетнюю прорабшу. А у неё малышня, уже, чуть ли не строем ходила. Притом, в прямом смысле слова — бегали за ней как утята.

— Ну извините девочки. Жаль, но спасибо за это великолепие — рассыпалась в благодарностях директриса и направилась, к юнной «воспитательнице».

Разговаривали они долго и видать они о чём-то договорились, потому, что девушка стала улыбаться, а директриса сказала, что сейчас уезжает срочно, а завтра с утра ждёт.

Работа шла к завершению. С моря подул прохладный ветерок — бриз. Мамы начали одевать своих чад. Пришлось и нам одеться, так как пришёл фотограф с пансионата, запечатлеть наше творение и нас как авторов. Получилось неплохое фотографии, где были наши новые знакомые: Кудесница с сыном, юная «воспитательница», дяденька мастер по судовым моделям и конечно мы с тётей.

Потихоньку начали расходиться и практически все, уходя благодарили нас за чудесно проведённое время, хотя мы ничего не делали кроме как строили.

А тут мама появилась. Сказала нам с тётей:

— Хотела нагоняя дать. За то, что голые на людях. А потом смотрю, как увлечённо работали. И людям нравилось. Как детвора, с такой охотой помогала. И наоборот, начала вас всем расхваливать. Молодцы вы у меня, неописуемые.

Замок и корабль простояли ещё несколько дней. Мы с знакомым дяденькой подправляли их. Подключалась и Кудесница с сыном, они с нами отдыхали ещё два дня, а потом уехали. А мы, ещё гриву из песка насыпали, что бы волны не доставали, но ночной дождь и шторм сделали своё дело. Остались фотографии и вскоре их вывесили в пансионатовском клубе. А у нас больше не получилось вылепить, что ни будь подобное, только крокодил, с черепахой и питоном. Правда детишки постоянно что-то сооружали на берегу. Но это были не замки.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24