На реке оредеж у деревни выры

На реке оредеж у деревни выры

А вслед за отступающим ледником пришли сюда люди. По рекам и озёрам – проводникам по дикой и полной опасностей стране – в поисках новых угодий поднимались всё дальше и дальше на север безымянные племена каменного века, оставившие следы своих стоянок на Луге, обронившие топор из лосиного рога на берегу Суйды, кремнёвые наконечники стрел близ Красного Села.

В то время как степи Великой Русской равнины были полны движения и жизни, её север, покрытый дремучими лесами, болотами и редко населённый племенами охотников и рыболовов, многие века пребывал в “сумерках истории”. Лишь в X веке Ижорского плато 1 , где обитало прибалтийско-финское племя водь, достигают первые славянские колонисты: в 947 году княгиня Ольга, по образному выражению М.В. Ломоносова, “по Мсте и Луге, где беспорядочные чудские жители худым домостроительством бедную жизнь препровождали, поселила славянских переведенцев, построив погосты”. Земледельцы и воины, новгородские словене и псковские кривичи расчистили здесь лес, распахали поля, срубили деревни, проложили дороги. Плодородные земли Ижорского плато, откуда стекают прозрачные воды Оредежа, были плотно заселены и освоены лишь в первые века русской истории.

Чем же жило население древних административно-территориальных образований “великой республики средневековья” – погостов 2 Новгородской Руси? Ещё в конце прошлого столетия врач и археолог Л.К. Ивановский раскопал несколько древних могильников у Выры, Рождествена и других приоредежских сёл и деревень. Век спустя вновь застучали топоры археологов – на этот раз в даймищенских Сопках. Нет, не золотое седло, не золотую саблю шведского короля, по местной легенде, хранящиеся в недрах оредежской земли, они искали. Учёные решили заглянуть в глубь веков, чтобы летописные документы истории края пополнить вещественными.

Курганные могильники, что есть едва ли не у каждой здешней деревни, оказались полуязыческими кладбищами XI — начала XV веков, принадлежавшими одной либо нескольким сельским общинам: уж и кресты были на шеях, а всё клали умерших по курганам с чудскими арбуями 3 …

Летят комья земли. Мужские костяки чередуются с женскими; вместо топоров и ножей являются серпы и глиняные горшки, многочисленные и разнообразные украшения. Полное трупосожжение уступает место погребению в сидячем положении. Высокие курганы заменяются жальничными клетками. Древнерусские украшения соседствуют с водским инвентарём – тесно переплелись история и культура славян и прибалтийских финнов. Да и название Оредеж, по сообщению гатчинского краеведа А.Н. Лбовского, – водского корня 4 и в переводе означает “голова коня”. И, хотя современные учёные-топонимисты обходят этот “крепкий орешек” стороной, культ коня был распространён и у славян, и у финнов, и у балтов, а в местных курганах не раз встречались коньковые украшения-привески.

Находки земледельческих орудий – серпов и кос – яркое свидетельство развитого земледелия, которое вместе со скотоводством было основой хозяйства оредежского крестьянина и в следующие века. Встречаемые изредка западноевропейские и восточные монеты могут рассказать о торговых связях древних новгородцев: ведь не за горами проходил великий водный путь “из варяг в греки”. Ну а боевые топоры (в могильнике у Даймища их находили в более высоких курганах – быть может, топоры, которые были и основным орудием подсеки, клали в могилы глав семей – патриархов, ведь вооружён был (в загробной жизни далеко не каждый!), пики, мечи и копья напоминают нам о грозных новгородских ополчениях, пеших “воях” Верхней Руси: “Кто против Бога и Великого Новгорода?!”

Очень образную картину погребального обряда с исторической точностью нарисовал наш земляк, известный философ, живописец и археолог Н.К. Рерих 5 , упоминавший даймищенские курганы ещё в прошлом веке:

“. Словно бы синей становится небо. Ярче легли солнечные пятна. Громче заливается вверху жаворонок. Привольное поле; зубчатой стеной заслонил горизонт великан лес; встал он непроглядными крепями, со зверьём – с медведями, рысями, сохатыми. Стонут по утрам широкие заводья и мочажины от птичьего крика. Распластались по поднебесью беркуты. Гомонят журавлиные станицы, плывут треугольники диких гусей. Полноводные реки несут долблёные челны 6 . На крутых берегах, защищённые валом и тыном, с насаженными по кольям черепами, раскинулись городки. Дымятся редкие деревушки. На суходоле маячат курганы; некоторые насыпи поросли уже зеленью, а есть и свежие, ровные, со стараньем обделанные. К ним потянулась по полю вереница людей.

У мужчин зверовые шапки, рубахи, толстые шерстяные кафтаны, по борту унизанные хитрым узором кольчужным. На ногах лапти, а не то шкура, вроде поршней. Пояса медные, наборные; на поясе всё хозяйство – гребешок, оселок, огниво и ножик. Нож не простой – завозной работы; ручка медная, литая. А другой, ничего что мирное время, и меч нацепил, выменянный от полунощных гостей 7 . На вороту рубахи медная пряжка. Пола кафтана тоже на пряжке держится, на левом плече; кто же побогаче, так и пуговицы пряжкой прихватит.

Женщины жалостно воют. Почтить умершего – разоделись они; много чего на себя понавешали. На головах кокошники, венчики серебряные с бляшками. Не то меховые, кожаные кики, каптури, с нашитыми по бокам огромными височными кольцами; это не серьги, – таким обручем и уши прорвёшь. На ожерельях бус хоть и немного числом, но сортов их немало: медные глазчатые, сердоликовые, стеклянные бусы разных цветов. Ещё есть красивые подвески для ожерелий – лунницы рогатые и завозные крестики из Царьграда и от заката.

Читайте также:  Место клева леща на реке

На груди и в поясу много всяких привесок и бляшек; вместо бляшек видны и монеты: восточные или времён Канута Великого, епископа Бруно. На руках по одному, по два разных браслета, и узкие, и витые, и широкие с затейливым узором. Подолы рубах, а может быть, и ворот обшиты позументиком или украшены вышивкой.

Опустили носилки. Выбрано ровное местечко, убито, углажено. Посредине его посажен покойник; голова бессильно ушла в плечи, руки сложены на ноги.

Загудела протяжная, тоскливая поминальная песня. В былых ногах и головах ушедшего к предкам, ставшего чуром блаженным, кладутся особо большие дикие камни, и приходятся они всегда на восход и закат, ибо лицо умершего всегда обращалось в священную сторону, откуда весело кажется миру вечный могучий ярило – красное солнышко, от него идут блага тепла, а с ним плодородия.

Быстро растёт возвышение; насыпь сыплют не из разной, какой попало, земли, с кореньями, с сорными травами, а из чистого песка или плотного суглинка. Сложили насыпь, аршина в два вышиной. Довольно. Пеплом ещё засыпали, принесли его с собой из дому; от родного очага не отлучился бы чур-домовой. Сверху ещё землёй забросали, выровняли правильный конус, поправили валуны в основании, чтобы одинаково торчали. Заботливо обошли кругом, разок посмотрели. Готово!

. Блестит заходящий месяц на рукояти меча, сверкает на бусах и гривнах; мутными пятнами рисуются белые рубахи уходящих домой поминальщиков. Не умрёт добрая слава покойного! Где же ей помереть? Велик его род; вечно будет от времени до времени правиться тризна. Реют, неслышно спускаются на остатки еды, на козлиные кости вещие вуроны, и они справят тризну. ”

Удивительно зримое описание. А вот ещё одна зарисовка Рериха из тогдашней жизни:

“Видели вуроны и дубы старинные, развесистые; собираются под ними окрестные люди вершить мирские дела; собираются и в праздники: сидят старики на могучих корнях. Молодёжь ведёт хороводы. Под Ивана Купалу ярко горит здесь купальский огонь, прыгают через него парами; освящает огонь эти пары на вечный союз.

Ещё известны предания о провалившихся церквах, о землянках разбойников. Как видно, и прозаическая Санкт-Петербургская губ. тоже занимается своей стариной, не говоря уже о прекрасных памятниках екатерининского и александровского времени. ”

Да, действительно, и название Даймище можно попробовать истолковать из водского tammi –“дуб”, и легенда о провалившейся Никольской церкви, известной по писцовым книгам, знакома рождественским старожилам, – этакий местный вариант “града Китежа”, а в окрестностях Сиверской ещё не заросла “разбойничья тропа”, которую называют иногда “Иоанновой”. Теперь уж не вспомнить, какому Ивану – III Великому или IV Грозному – обязана она своим именем. А потому самое время нам продолжить путешествие по средним векам.

* * * . Год 1478-й. Замолк новгородский вечевой колокол. Князь сделался воеводой Иоанна, поместья новгородских вотчинников взяты в казну, либо розданы московским боярам.

Основным источником для изучения аграрной истории края “эпохи московского царства” (конец XV-XVI вв.) служат писцовые книги – результат переписей присоединённых Иваном III к Москве новгородских владений. Единственным городом на Ижорской возвышенности длительное время оставалось Копорье – военно-административный центр Водской земли и Копорского присуда или уезда, вокруг которого объединялись погосты. В писцовых книгах можно отыскать сведения о нескольких десятках поселений Зарецкого, Грезнёвского, Суйдовского и Орлинского погостов, существовавших в то время по Верхнему Оредежу: “В Грезнёвском же погосте Великого Князя, – читаем в переписной оброчной книге Д.В. Китаева и Н.С. Моклокова 1499-1500 гг., – волости и сёла и деревни за детми за боярскими в поместье. ”

Никольско-Грезнёвский погост располагался на берегу речки Грязной; церковь “Велики Никола” стояла в конце старого рождественского парка – там, где из скал красного песчаника струятся студёные воды целебных родников. А в составе погоста, что раскинулся от Лядов до Вырицы, от Поддубья до Ящеры, упоминаются деревня Грезно на речке того же неприхотливого названия – нынешнее, в асфальте и зелёных садах, Рождествено, деревни Батово, Дамища, Выра, Замостье, Поддубье, Леда, многие другие, которых давно уж нет на карте и “днём рождения” которых, по принятому у историков правилу – первому известному упоминанию имени – можно считать год 1499-й.

Много интересного могут рассказать о жизни и быте наших предков писцовые книги. Видно из тех книг, что сельское население жило в многочисленных деревушках из одного-двух дворов; очень мало было крупных селений – короче, натуральное хозяйство. Земля отдавалась владельцами, среди которых встречаем московских служилых людей – бояр и детей боярских, ямщиков, Чащинский монастырь, лично великого князя Ивана, вольным арендаторам – крестьянам, которые за право пользования ею обязываются различными платежами, а сверх того платят помещику и “ключничью пошлину” – за то, что он ими управляет.

Чем же богат был тогдашний грезенский крестьянин, чем мог отплатить он боярину, монаху, великому князю за кормилицу-землю? На первом месте здесь стоят по-прежнему продукты земледелия и животноводcтва: “коврига”, “окорок мяса, ставец масла”. Помимо хлебных злаков выращивался лён для выделки тканей, очень часто хмель, изредка – конопля. Затем следуют продукты охоты (“4 белки”, “заец, 2 тетерева”) и рыболовства (“кол 8 на Оредежи, а ловят рыбу белую с весны до Петрова дни, да и лососи”); наконец, находим в составе дохода деньги – свидетельство развития торговли и ремёсел. Феодальная рента отнимает пятую часть производимого крестьянином продукта – она не разоряет его, но два неурожая подряд обрекают земледельца на голод.

Читайте также:  Река пашковка свердловской области рыбалка

Собственную запашку феодала обрабатывали преимущественно холопы, положение которых, в отличие от часто менявших хозяев крестьян, мало чем отличалось от положения крепостных. Последние нередко давали на себя “служилую кабалу”, по которой должник обязан был отрабатывать “по вся дни” проценты долга своим трудом. “Кабала на Мосейка на Онаньина сына да на его мать Соломанидку Офонасьеву дочь да на его жену Марьицу Кондратьеву дочь да на его сёстр на Татьяну да на Онтонидку в пятинадцати рублех, – читаем запись 1573 г. – Денги занял у Богдана да у Вондрея у Коситцких. Послуси в кабале и у кабалы руки Грязенского погоста дьячка Васки Александрова. лета 7081”.

Источник

Река Оредеж

Новости

Инструктор Вера Макушенко (Фефилова) — о топ-5 водных походов по Подмосковью

Андрей Хаустов и Константин Смирнов в гостях у Спорт-Марафона

В день России — айда в поход по России!

Летний режим работы офисов

Во все времена люди селились на берегах рек, которые служили транспортными путями и источниками питьевой воды. Но есть реки с живописными окрестностями, которые служили местом отдыха. На берегах таких рек словно грибы после дождя вырастали дома отдыха, турбазы и дачные посёлки. К таковым относится река Оредеж в Ленинградской области. На своём пути она пересекает территорию трёх районов — Волосовского, Гатчинского и Лужского. В XIX веке она была главным местом притяжения петербургских дачников.

Санаторий под открытым небом

Географически Оредеж находится на юго-западе Ленинградской области. В этих местах царит особый микроклимат — здесь суше и теплее, чем в других местах региона. Родиной Оредежа являются Кюрлевские карьеры возле деревни Донцо в Волосовском районе. Искусственные озёра появились в результате добычи извести. Это место является памятником природы, который официально называется «Истоки реки Оредеж в урочище Донцо». Свой 192-километровый путь река завершает у посёлка Плоское в Лужском районе. Здесь Оредеж впадает в реку Луга.

В селе Рождествено трасса Санкт-Петербург — Псков проходит по берегу Оредежа

Поскольку карьеры, где река берёт начало, имеют, в частности, родниковое питание, в верхнем течении вода в Оредеже более холодная. Она становится теплее после Чикинского озера. На карте хорошо видно, что для реки характерны меандры – крутые петлеобразные изгибы русла. Местами берега обрывистые. Они выглядят необычно, поскольку сложены красными песчаниками. Бывает, что в русле встречаются каменистые гряды и отдельные валуны. На некоторых участках ширина реки увеличивается, благодаря чему образовались озёра Хвойное, Дорогань и Антоново. Для них характерна вытянутая форма.

Вода в реке имеет повышенную радиоактивность. Не пугайтесь, это не результат деятельности человека. Повышенный фон обуславливают горные породы, в которых река пробила своё русло. Как известно, радиоактивность в малых дозах даже полезна. Не зря радоновую воду используют в лечебных целях в санаториях. Так что Оредеж — это санаторий под отрытым небом. Река пользуется популярностью среди любителей сплавов и походов — туристские маршруты проложены по её живописным берегам.

Редкий случай, когда небольшая река засветилась в древних летописях. В рукописных источниках Оредеж впервые упоминается в 1240 году! Тогда эти места маршем прошла дружина Александра Невского по пути из Великого Новгорода на берега Невы, где произошла битва со шведами. В Средние века реку использовали в качестве транспортной артерии, потом по ней сплавляли лес.

С давних пор Оредеж облюбовали любители водных походов

Только в XIX веке она сменила специализацию и стала местом отдыха. Правда, в XX веке, после войны, на Оредеже появилось сразу шесть ГЭС! Их упразднили только в 70-е годы. И вновь на берега потянулись дачники. Один только перечень выдающихся личностей, имевших или снимавших здесь дачи, займёт много места. Богатая история обусловила наличие большого количества достопримечательностей, с которыми можно познакомиться во время сплава или похода.

Наследие Набокова

Если путешествовать по Оредежу со стороны истоков, то первым интересным объектом на пути будет село Рождествено. На высоком берегу стоит усадьба писателя Владимира Набокова. В деревянном дворце с колоннами размещается мемориальный музей. Наряду с богатой коллекцией по истории края, имеются уникальные материалы о хозяине. Близ усадьбы находятся остатки Батовской усадьбы Рылеевых-Набоковых с парками, церковь Вознесения Господня, лесопарки «Песчанка» и «Пановка» с сосновыми борами.

Усадьбу окружает парк, заложенный золотопромышленником Иваном Рукавишниковым. Пройдя по длинной аллее и перейдя ручей по старинному горбатому мостику, можно попасть на… Марс! Почва и горные породы имеют здесь красный цвет. Река Грязна пробила в них своё русло, образовав небольшой каньон с красными уступами, а также обширную систему пещер под землёй. Здесь имеется источник, вода которого считается целебной. Возле него построили купель и помещение для переодевания.

Купальня у святого источника в Рождествено

По совету Пушкина

Следующая остановка — деревня Выра. Она стоит на трассе Е95. Эту дорогу прославил Пушкин, поскольку многократно ездил по ней в село Михайловское, где находилось его имение. Поселение впервые упоминается в Писцовой книге в XV веке, однако эти земли были заселены ещё в глубокой древности. Об этом свидетельствуют находящиеся в её окрестностях курганы XI-XII веков.

Читайте также:  Как называются шлюзы на реках

Здесь бывал Пушкин

В деревне сохранилось здание почтовой станции первой половины XIX века. По преданию, здесь останавливался Пушкин. Каменная ограда с воротами, сарай, пожарная каланча и сама станция были восстановлены и превращены в музей «Дом станционного смотрителя». Здесь можно увидеть горницу смотрителя, комнату Дуняши, конюшню, почту, а также интересную выставку старинных вещей.

Согласно преданию, от названия этой деревни получил свою фамилию Самсон Вырин — один из героев пушкинских «Повестей Белкина». Поэт неоднократно проезжал через Выру и услышал печальную историю о чиновнике и его дочери. Так появилась повесть «Станционный смотритель». Название деревни, где находилась станция, Пушкин увековечил в фамилии своего героя.

Музей «Дом станционного смотрителя»

Неподалёку от музея находится кафе «У Самсона Вырина» с необычным интерьером, напоминающим трактир начала XIX века: деревянные, крепко сработанные столы и лавки, росписи и обшивка стен, часы с кукушкой, подкова, заменяющая дверную ручку. Здесь можно вкусно и недорого пообедать. Когда сидишь на скамье за длинным столом, так и кажется, что распахнётся дверь и в трактир войдёт сам Александр Сергеевич.

Дачная столица

Дачной столицей прозвали посёлок Сиверский, названный по фамилии бывшего землевладельца Сиверса — государственного деятеля XVIII века. Посёлок раскинулся в живописной, сильно пересеченной местности, среди высоких лесистых холмов и рощ, на обоих берегах реки Оредеж. С давних пор место было облюбовано петербуржцами для дачного отдыха.

Оредеж в Сиверском

До революции в Сиверском было шесть театров! Самый известный из них — Большой театр — находился в районе Церковной, ныне Красной улицы. Здесь выступали знаменитые артисты, пел Фёдор Шаляпин. В Сиверском писали свои картины художники Шишкин, Крамской, Бродский и другие. Здесь отдыхали на дачах писатели Салтыков-Щедрин, Горький, Толстой и многие другие.

Музей «Дачная столица»

Познакомиться с историей посёлка можно в музее «Дачная столица», где имеется богатая коллекция предметов дачного быта начала XX века. Действуют постоянные выставки «Забытые усадьбы Гатчинского района», «Быт пионерского лагеря» и другие.

Мемориал защитникам Ленинградского неба

В посёлке находится Мемориал защитникам Ленинградского неба. Его установили в честь лётчиков, которые участвовали в боях за освобождение Гатчины и Сиверского. На стеле установлен самолёт МИГ-15 с бортовым номером 45. На таком же самолёте под этим номером летал Герман Степанович Титов, лётчик-космонавт №2, служивший в Сиверском гарнизоне.

Подарок Елисеева

В двух километрах от Сиверского, на правом берегу реки Оредеж, находится деревня Белогорка. В XVIII веке эти земли император Павел I пожаловал генералу Малютину. В 1912 году на месте старой усадьбы возвели новый каменный дом-дворец, похожий на средневековый замок. Дворец был образцом модерна и принадлежал Петру Елисеевичу Елисееву, внуку основателя знаменитой купеческой династии.

В приусадебном парке сохранились липы, берёзы, пихты и дубы столетнего возраста. С северной стороны открываются живописные виды на реку Оредеж, плотину бывшей ГЭС и лесистые склоны противоположного берега. Достопримечательностью считается церковь Святого Николая Чудотворца. Она была построена в начале прошлого века на территории усадьбы «Белогорка» как домовый храм.

Плотина Белогорской ГЭС

Возле Белогорки находится геологический памятник природы — на дневную поверхность на правом берегу реки выходят горные породы девонского возраста, в которых сохранились ископаемые останки кистепёрых рыб — предков наземных позвоночных животных. Обнажения находятся в 2–3 км от железнодорожной станции Сиверская ниже по течению реки и тянутся примерно на 200 м.

Место отдыха изменить нельзя

В завершение путешествия по Оредежу стоит сделать остановку в посёлке Вырица. Его название произошло от русского слова «вырь», что означает «пучина» или «омут». Впервые эти места упоминаются в писцовой книге Водской пятины в 1500 году. Деревня Виритца была обозначена ещё на шведской карте 1699 года.

У моста через реку на Сиверском шоссе, у Вырицкого кладбища, сохранились курганы XI–XII веков, свидетельствующие о том, что местность эта была обжита с древних времён. В XIX веке землями владел князь Витгенштейн, внук Петра Христиановича Витгенштейна, генерала-фельдмаршала, героя Отечественной войны 1812 года. Имение тогда называлось «Княжеская Долина».

В начале XX века построили железную дорогу, соединившую Вырицу с Санкт-Петербургом и петербуржцы облюбовали живописные места для строительства дач, многие из которых сохранились до наших дней. Место было настолько популярным, что в посёлке действовала рельсовая конка, а вдоль реки Оредеж провели одноколейную железную дорогу!

С Вырицей связано имя Ивана Антоновича Ефремова, советского учёного-палеонтолога и писателя-фантаста. Известность писателю принесли романы «Час Быка», «Туманность Андромеды». Сохранился дом, где он родился и жил. В посёлке находится церковь Казанской иконы Божией Матери. В западной части посёлка, на Сиверском шоссе за мостом, стоит памятник детям-сиротам из детского дома, погибшим во время фашисткой оккупации.

Как добраться

До населённых пунктов Даймище, Батово, Рождествено, Выра, Сиверский, Белогорка, Вырица, Мины, Торковичи, через которые протекает река, можно добраться на автомобиле или автобусе. До посёлка Сиверский ходят электрички с Балтийского вокзала Санкт-Петербурга.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24