Невские озера на медали

uctopuockon_pyc

Литературно-ист. журнал ИСТОРИОСКОП

Искал я тут информацию по острову Котлин, а наткнулся на книгу — Идрографию Российского государства. Причем нескольких изданий. Надо отметить что над данной книгой ломают голову не только сейчас — во все времена она вызывала неподдельный интерес и вызывала много вопросов. Всего было три очень старых книг: описание сухопутных путей, описание водных путей (идрография), описание царствующих кланов на той или иной местности и прилагалась карта к этим книгам. Но по стечению обстоятельств сохранилась в широком доступе только Идрография и в 18 веке сетуют, что жаль нет остальных частей и особенно самого атласа, на котором в удобной форме можно посмотреть расположения городов, многие из которых исчезли со страниц истории. Я зацепился за нее, т.к. там есть упоминания, что река Нева текла в другую сторону, чем сейчас.

Страница в которой описывается откуда что впадает.


Надо отметить, что Котлиным озером называли Финский залив. Из текста получается что Нева вытекает из Балтики и впадает в Ладожское озеро. Это можно было принять за ошибку в тексте, если бы не одно НО. Все остальные названия и детали отражены исторически точно. Более того, это гидрографическая карта России, т.е. важнейший документ, путеводитель, используя который можно передвигаться по территории. Согласитесь что эта ошибка сравнима, мол чтоб доехать из Москвы до Питера, езжайте на трассу М4 Дон и езжайте строго на юг. Нет, это вряд ли суровый ляп.

В 1838 году вышло переиздание этой Идрографии, я привожу первые три страницы этого документа, который подробно описывает что это за Идрография, откуда взялась и некие выводы, с которыми в целом я согласен (что Идрография появилась точно после 1200года)

Здесь надо отметить, что Идрография во время перепечаток во всю корректировалась. Т.е.к примеру, издание 1838 года в предисловии вводит свои обозначения того что было исправлено и каким образом.

Надо ли говорить, что, к примеру, если будут переиздавать гидрографию в современности, то просто возьмут издание 1838 года и перепечатают без всяких пояснительных сносок и получится что река Нева всегда текла туда куда нужно (из Ладоги в Балтику). Но если в 1773 году (см.выше) на это место не обратили внимание (ну кому охота вчитываться в весь текст, когда просто надо переиздать книгу), но в 1838 году цензор Крылов во всю правит неудобные и необъяснимые места, но спасибо ему, оставляет сноски и свои комментарии. И опять это место, куда же течет река Нева.



Вот так вот ласково — Идрография совсем перепуталася. Причем я не сразу проварил в своей голове те исправления и сноски из последней картинки. И если б не издание 1773 года (где нет вообще никаких исправлений), то понять что именно подправил цензор Крылов было б особо трудно.
Но не вяжется у меня, что те кто составлял эту путевую книгу так лажанулись в направлением течения реки Нева, а все остальное описали на 100% верно. ИМХО текла он в другую сторону, вопрос в какой промежуток времени? Получается, что не шибко давно.

Эту Идрографию исследовали многие. Я наткнулся на книгу 1805 года

В котором разбирается это же место с направлением течения реки Нева, но подаются некие посылы к размышлениям. Я выделил самый сок

В этом абзаце видно, что найдет первоисточник информации о Идрографии — в 13 веке некий новгородский парень — священник Иоанн. Ну и отмечает, что Ладожское озеро называли Сарматским морем, а фины и поныне (на начало 19 века) называют его морем, что раскрывается в следующей странице

Что характерно в этой книге 1805 года уже рассматривается редакция Идрографии, где Нева течет из Ладогу в Финский залив и никакого акцента на этом не делается. А те кто перепечатывал Идрографию в 1773 году и в 1838 попалась первоисточник Идрографии, где река Нева течет из Балтики в Ладогу. Сколько же было перепечаток Идрографии?

Но логично предположить, что вряд ли первоисточник говорит о течении реки Нева из Ладоги в Балтику, как это привычно нам. Ибо вряд ли ученые мужики, типа цензора Крылова, придумывали сначала на их взгляд небылицу, чтоб потом ее исправлять. Первоисточник не мог ошибаться — Нева текла наоборот.

И напоследок размышления о названиях.
Что такое Озеро Котлин? Обратите внимание, что оно фигурирует не только в Идрографии но и на карте, что я привел в Копорской Крепости , в 1805 году робко предположили, что это Финский залив. Идрография описывает границы Котлино Озера как озеро в котором только два острова — Котлин и Березовый (березовый остров находится недалеко от Приморска). И логично предположить, что тупо дальше никто не плавал, ибо 150 верст в ширину как раз совпадает с гарантированной границей со шведами того времени. Но почему Ладожское озеро все упорно звали Морем? Особенно к чему это финнам, которые неплохо были в курсе существования балтийского моря. На всех картах Mere — обозначали только моря. Историки делают предположение, что мол Ладога огромна — значит это море. А финский залив получается маленьким? Та хрен там. В идрографии четко даются размеры. И одни и теже размеры Котлинского озера и Ладожского — 150/50 верст.

Мне хочется предположить, что раньше и течение реки без проблем знали, а моря или озера разделяли по принципу солености последних. Т.е. если водоем пресный — значит озеро. Если соленый — значит море. И если предположить, что Нева текла из финского залива в Ладогу, то логично, что пресная вода втекает в соленую, а значит первое озеро, а второе море. Это косвенный признак, что река Нева не всегда текла из Ладоги в Балтику.

Интересно все это конечно, безумно интересно.

Источник

Орден Александра Невского. Что стоит за блеском наград и медалей

Ордена и медали… Мы привыкли видеть их 9 мая на груди ветеранов, но редко задумываемся, что стоит за их блеском и чего стоят эти знаки отличия на самом деле. История различных наград порой интересна не менее, чем судьба людей, которые их удостоены. Сменявшие друг друга исторические эпохи приносили с собой новые награды, но были и исключения. Так, например, орден Александра Невского является единственной наградой, существовавшей (с определенными изменениями, конечно) в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации

Идите и скажите своим:

пусть приходят гостями в русскую землю,

а кто с мечом к нам придет — от меча и погибнет!

Князь Александр Невский

Александр Ярославич Невский (одиннадцатое колено Рюриковичей) родился 30 мая 1221 года в Переславле-Залесском. Он — второй сын переяславского князя (позже великого князя киевского и владимирского) Ярослава Всеволодовича и Ростиславы (Феодосии) Мстиславны, княжны Торопецкой, дочери князя новгородского и галицкого Мстислава Удатного. Его дедом был Всеволод Большое Гнездо. В 1225 году Ярослав «учинил сыновьям княжеский постриг» — обряд посвящения в воины, который совершил в Спасо-Преображенском соборе Переяславля-Залесского епископ Суздальский Святитель Симон.

В 1228 году Александр вместе со старшим братом Федором были оставлены отцом в Новгороде под присмотром кормильца боярина Федора Даниловича и тиуна Якима, вместе с переяславским войском, собиравшимся летом в поход на Ригу. Но во время голода, наступившего зимой этого года, Федор Данилович и Яким, не дождавшись ответа Ярослава на просьбу новгородцев об отмене забожничья, в феврале 1229 года сбежали с малолетними княжичами из города, опасаясь расправы восставших новгородцев. В 1230 году, когда Новгородская республика призвала князя Ярослава, он, побыв две недели в Новгороде, посадил на княжение Федора и Александра, однако три года спустя, в тринадцатилетнем возрасте, Федор умер. В 1234 году состоялся первый поход Александра (под отцовским стягом) на Дерпт, который с 1223 находился в руках ливонцев. В этом походе юный князь одержал и первую свою победу на реке Омовже.

Читайте также:  Ладожское озеро станция электрички достопримечательности

В 1236 году Ярослав уехал из Переяславля-Залесского княжить в Киев (оттуда в 1238 году — во Владимир). С этого времени начинается самостоятельная деятельность Александра. В первые годы он занимался укреплением города, построил ряд укреплений на юго-запад от Новгорода по реке Шелони. В 1239 году Ярослав женил Александра на дочери полоцкого князя Брячислава. Уже в 1240 году в Новгороде родился их первенец — Василий.

Еще в 1236-1237 годах соседи Новгородской земли враждовали друг с другом. В этих распрях принимали участие и русские воины — 200 псковских воинов участвовали в неудачном крестовом походе Ордена меченосцев против Литвы (т.н. второй балтийский поход), закончившимся для них проигранной битвой при Сауле, где 180 из 200 псковичей погибли. Остатки Ордена меченосцев вошли в состав Тевтонского ордена. Но после разорения Северо-Восточной Руси монголами, зимой 1237-1238 годов (монголы взяли Торжок после двухнедельной осады и не пошли в Новгород), западные соседи Новгородской земли практически одновременно развернули наступательные действия. В 1240 году немцы подступили к Пскову, а шведы двинулись на Новгород, согласно русским источникам, под предводительством самого правителя страны, ярла Биргера (в шведских источниках упоминания об этой битве отсутствуют, ярлом в тот момент являлся Ульф Фаси, а не Биргер. По предположению Н.И.Костомарова, это мог быть зять короля Биргер Магнуссон). Интересно, что жена Биргера приходилась Александру Невскому как минимум четвероюродной племянницей.

Новгородская первая летопись старшего извода сообщает об этом так: «Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую.» Из этого сообщения видно, что в составе войска шведов были норвежцы (мурмане) и финские племена (сумь и ѣмь), в войске находились также католические епископы.

Согласно русским источникам, Биргер вошел на кораблях в Неву и прислал Александру объявление войны, гордое и надменное: «Если можешь, сопротивляйся, знай, что я уже здесь и пленю землю твою». Биргер хотел плыть в Ладожское озеро, занять Ладогу и отсюда по Волхову идти уже к Новгороду. Но Александр сам выступил навстречу шведам. Со сравнительно небольшой дружиной новгородцев и ладожан Александр ночью 15 июля 1240 г. врасплох напал на шведов Биргера, когда они при устье Ижоры, на Неве, остановились лагерем для отдыха, и нанес им полное поражение. И он сам, сражаясь в первых рядах, «неверному кралю их (Биргеру) возложил острием копья печать на челе». Победа в этой битве продемонстрировала талант и силу Александра. Потери русского войска составили до 20 состоятельных воинов (к этому числу следует прибавить их погибших дружинников), тогда как шведы «накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла» (таким образом общее число погибших шведов измерялось либо также десятками, либо даже сотнями). Кроме того, по сообщению «Жития», на другом берегу Невы на следующий день местные жители обнаружили много непогребенных тел шведов.

Считается, что именно за эту победу князя стали называть Невским. Но впервые это имя встречается в источниках только с XIV в. Известно, что некоторые потомки князя также носили имя Невских, возможно, таким образом за ними закреплялись владения в этой местности. Так или иначе, но сражение 1240 г. предотвратило потерю Русью берегов Финского залива и остановило шведскую агрессию на новгородскопсковские земли.

Тем не менее новгородцы, всегда ревнивые к своим вольностям, в том же году успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу, который дал ему на княжество Переяславль-Залесский. Между тем на Новгород надвигались ливонские немцы. Рыцари осадили Псков и вскоре взяли его, воспользовавшись предательством среди осажденных. В город были посажены два немецких фогта, что стало беспрецедентным случаем в истории ливонско-новгородских конфликтов. Затем ливонцы повоевали и обложили данью вожан, построили крепость в Копорье, взяли город Тесов, разграбили земли по реке Луге и стали грабить новгородских купцов в 30 верстах от Новгорода. Новгородцы обратились к Ярославу за князем; он дал им второго своего сына — Андрея. Это не удовлетворило их. Они отправили второе посольство просить Александра.

В 1241 году Александр явился в Новгород и очистил его область от врагов, а в следующем году вместе с Андреем выдвинулся на помощь Пскову. Освободив город, Александр направился в Чудскую землю, во владения ордена.

5 апреля 1242 г. в битве на границе с Ливонским Орденом, на Чудском озере, сошлись русские дружины и рыцарское войско. Сражение это известно как Ледовое побоище. Точный ход сражения неизвестен, но, согласно ливонским хроникам, орденские рыцари оказались в ходе боя окружены. Согласно новгородской летописи, русские 7 верст преследовали немцев по льду. В битве принимали участие всего 150 ливонских рыцарей, однако на каждого из них приходилось более десятка слуг и оруженосцев, также было еще 400 или 500 других, более легко вооруженных, воинов. По данным ливонской хроники, потери ордена составили 20 убитых и 6 пленных рыцарей, что может согласовываться с Новгородской летописью, которая сообщает, что Ливонский Орден потерял 400-500 «немец» убитыми и 50 пленными — «и паде Чюди бещисла, а Немець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новгородъ». Учитывая, что на каждого полноправного рыцаря приходилось 10-15 воинов более низкого ранга, можно считать, что данные Ливонской хроники и данные Новгородской летописи хорошо подтверждают друг друга.

В 1245 году литовская армия, возглавляемая князем Миндовгом, напала на новгородские земли. Александр немедленно бросился на захватчиков. Литовцы, узнав об этом, начали отступать с награбленным из владений Александра, но тот нагнал их и разбил в битве у озера Жизца. По сказанию летописца, литовцы впали в такой страх, что стали «блюстися имени его».

Шестилетняя победоносная защита Александром северной Руси привела к тому, что немцы, по мирному договору, отказались от всех недавних завоеваний и уступили новгородцам часть Латгалии. В это время отец Невского Ярослав был вызван в Каракорум и отравлен там 30 сентября 1246 г. Почти одновременно 20 сентября в Золотой Орде был убит Михаил Черниговский, отказавшийся пройти языческий обряд.

Александр же продолжал княжить в Новгороде, оберегая русские земли от каких-либо набегов с запада. После смерти отца, в 1247 году, он вместе с братом Андреем поехал в Орду к Батыю, чтобы получить разрешение на великое княжение. Оттуда они были отправлены к великому хану в Монголию. Вернулись братья Ярославичи на Русь лишь через 2 года с ярлыками на княжения. В итоге Александр был признан «старейшим» среди русских князей: он получил Киев и «Всю Русскую землю», а владимирским князем стал Андрей. Но Александр не поехал в Киев, сильно пострадавший и потерявший всякое значение после татарского разгрома 1240 года, и продолжал княжить в Новгороде.

Читайте также:  Вайн мафия княжье озеро

Андрей не сумел поладить с татарами, а потому недолго покняжил во Владимире: в 1252 году против него были двинуты татарские войска. Он был разбит и бежал в Швецию. Во время этих событий Александр находился в Орде и получил ярлык на великое княжение Владимирское. С этого времени и до своей смерти он был великим князем Владимирским, оставаясь великим князем Киевским.

Обосновавшись во Владимире, Александр стал таким же оборонителем русской земли от татар, как ранее от шведов и немцев, но действовал иным путем: с одной стороны сдерживал бесполезные восстания своих подданных против татар, с другой — старался покорностью перед ханом доставить возможные льготы русской земле, отдавал много золота в Орду на выкуп пленных. Андрей же вскоре вернулся и сел княжить в Суздале, при посредстве брата получив прощение от хана. Также Александр предпринял шаги по закреплению за собой прав на Новгород. Ранее новгородское боярство могло приглашать к себе князей из разных русских земель, но Александр установил новый порядок: Новгород признавал своим князем того, кто занимал великокняжеский стол во Владимире. Таким образом, став великим князем Владимирским, Александр сохранил за собой и новгородское княжение. Там он оставил старшего сына Василия, но не в качестве самостоятельного князя, а как своего наместника.

В 1262 году хан Золотой Орды Берке затеял войну против монгольского правителя Ирана Хулагу и стал требовать послать ему на помощь русские войска. Александр отправился в Орду, чтобы «уберечь людей от той беды», и пробыл там почти год. Видимо, миссия его удалась: сведений об участии русских войск в войнах Золотой Орды против Хулагу нет. На обратном пути на Русь осенью 1263 г. великий князь разболелся. Приняв схиму под именем Алексия, Александр Невский 14 ноября 1263 г. скончался в Городце на Волге. Он канонизирован Русской православной церковью в лике благоверных при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года, причем за подвиг терпения и выдержки, а не за ратную доблесть. Александру Невскому приписывают изречение «Не в силе Бог, а в правде». По крайней мере, слова эти можно считать девизом его жизни. Когда силы были, он обрушивался на врага всей своей мощью. Когда сил не было, он проявлял терпение, выдержку, смирял гордыню и ехал к врагу на поклон, чтобы тот не уничтожил Русь, притом, что у него не было никаких гарантий собственной безопасности, говоря современным языком.

В Российской империи

Летом 1724 г. состоялось перенесение мощей благоверного князя Александра Невского из Владимира в Александро-Невскую лавру Санкт-Петербурга. Тогда же Петр I намеревался учредить и орден в честь святого «небесного предстателя за невские земли» Александра Невского, навеки оставшегося покровителем города. Новый российский орден предназначался «в награждение подвигов» на полях брани, то есть с самого начала он мыслился как военная награда. Петр I сам занимался разработкой проекта нового государственного ордена: во время подготовки к Персидскому походу он утвердил основные положения орденского устава, и вскоре ювелиры начали изготовлять первые образцы нового ордена.

Однако русский царь так никого и не успел наградить орденом Александра Невского. Впервые орденские знаки (алая звезда с девизом «За труды и Отечество» и серебряная лента) были пожалованы в мае 1725 года — в день бракосочетания дочери Екатерины и Петра I, царевны Анны, и герцога Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского Карла-Фридриха. Тогда государыня Екатерина I возложила знаки ордена Александра Невского на жениха, а всего в день свадьбы кавалерами ордена стали 18 человек, причем лица не только военные, но и гражданские. В числе награжденных оказались и 4 гостя — придворные голштинского герцога, прибывшие вместе с ним на торжественное бракосочетание. Судя по списку награжденных лиц, орден предназначался для награждения не самых высших военных и государственных чинов, соответствующих примерно генерал-лейтенанту или генерал-майору. Таким образом, намерение Петра I учредить чисто военную награду не исполнилось, и орден Александра Невского вошел в число российских наград, которые стали давать и за гражданские заслуги. В его статуте было записано: «В награду трудов за Отечество подъемных». Орден Святого Александра Невского стал третьим российским орденом, после ордена Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного и женского ордена Святой Великомученицы Екатерины, и вторым по значимости — после ордена Андрея Первозванного.

Первые пожалования орденом Александра Невского осуществлялись как знак монаршей милости. Однако уже 30 августа (10 сентября) 1725 г., в годовщину перенесения из Владимира мощей святого благоверного великого князя Александра Невского, императрица Екатерина I возложила на себя орденские знаки. С тех пор все российские государи, если не получали орден Александра Невского раньше, возлагали его на себя в день коронации вместе со знаками ордена Андрея Первозванного.

В этот день российскую награду получил еще 21 человек, в их числе были и иностранные монархи — польский король Август II и датский король Фредерик IV. Были награждены еще три герцога, состоявшие в родстве с российским императорским домом, а также российский канцлер — граф Г.И. Головкин, генерал-фельдмаршал А.Д. Меншиков, М.М. Голицын, А.И. Репнин, начальник всей русской артиллерии Я.В. Брюс и другие высокие военные и гражданские чины. С того времени и утвердилось, что орден Александра Невского дается только дворянам и высшим государственным чиновникам — лицам, имеющим чин не ниже генерал-лейтенанта либо соответствующий ему гражданский чин тайного советника.

Знак ордена представлял собой четырехконечный прямой крест с расширяющимися концами и характерными двуглавыми орлами, помещенными между концами креста. В центре креста располагался круглый медальон с изображением конной фигуры Александра Невского. Также к знакам ордена относилась серебряная восьмилучевая звезда с девизом ордена «ЗА ТРУДЫ И ОТЕЧЕСТВО». Орден Александра Невского на степени и классы не разделялся.

По внешнему виду он очень красив: его золотой крест украшался отделкой из «рубинового» стекла, а с 1816 года крест с обеих сторон покрывала красная эмаль. В 1860-е годы, по тогдашней моде, знак ордена нередко покрывали черной эмалью. Между концами креста, под императорской короной, располагались золотые двуглавые орлы с распростертыми крыльями, в медальоне посреди креста — изображение Святого Александра Невского в красно-синем одеянии, сидящего на белом коне.

На оборотной стороне креста, под княжеской короной, вырезан вензель из двух латинских букв, обозначающих «Святой Александр». Чтобы отличить ордена, вручаемые за военные подвиги, от орденов за гражданские заслуги, в 1855 году к орденским знакам — кресту и звезде — стали присоединять два скрещенных меча, проходящие через их середину.

Крест носился на ленте у бедра лишь в очень торжественных случаях. Обычно же его носили при мундире или гражданском сюртуке на шее — на более узкой ленте. Орденские знаки не разрешалось украшать драгоценными камнями. Звезда и крест ордена Александра Невского с алмазами или бриллиантами были особой степенью награды, которая жаловалась только по личному соизволению императора.

В день орденского праздника — 30 августа — или в другие дни, «когда повелено будет», кавалеры ордена Александра Невского должны были появляться в красной бархатной епанче, подбитой белой тафтою, с серебряным глазетовым крагеном. Под епанчу надевался белый супервест с золотым галуном, в центре которого изображался прямой крест. Костюм дополняла черная шляпа с бело-красным пером и с нашитым сбоку крестиком из узкой красной ленты.

Читайте также:  Самый соленое озеро евразии

До царствования Екатерины II орденом Святого Александра Невского наградили около 300 человек. Императрица Екатерина II выдала еще 250 орденов. Этой наградой очень гордился А.В. Суворов, который получил ее в декабре 1771 года за «совершенное разбитие войск литовского гетмана, графа Огинского».

В 1791 году за блистательную победу у мыса Калиакрия (северо-восточнее болгарского города Варна) орденом Александра Невского был награжден русский адмирал Ф.Ф. Ушаков. После падения Измаила между Турцией и Россией начались переговоры о мире, но турки затягивали подписание мирного договора. У них был еще довольно сильный флот, и на помощь своим черноморским кораблям они постоянно перебрасывали корабли средиземноморских эскадр. Турецким флотом командовал капудан-паша Гуссейн, а на помощь ему турецкий султан вызвал эскадру алжирского паши Саида-Али — опытного флотоводца, одержавшего много побед над европейскими адмиралами. Саид-паша, уходя из Стамбула, пообещал турецкому паше «привести Ушак-пашу с веревкой на шее». Эскадра Ф.Ф. Ушакова в поисках неприятеля шла вдоль западных берегов Черного моря, и у мыса Калиакрия русские неожиданно обнаружили турецкий флот, состоявший из 78 кораблей. Они стояли у берега под защитой нескольких батарей, кроме того, ветер дул со стороны берега, так что у турок было и выгодное наветренное положение. Капудан-паша Гуссейн и паша Саид-Али считали свою боевую позицию абсолютно неуязвимой, так как атаковать их мог разве что безумец. Но адмирал Ф.Ф. Ушаков и оказался таким «безумцем» и в, казалось бы, неуязвимой позиции турок сумел найти изъян. Он решил немедленно атаковать неприятеля, пока тот не приготовился к бою. Применив новый тактический прием — атаку в походном строю, русский адмирал занял наветренное положение, чего никак не ожидали оба паши. И в последний день июля 1791 года 34 русских корабля разгромили турецкий флот.

При Павле I в 1797 году орден впервые получил официальный статут и описание: «Крест красный, имеющий в промежутках двуглавых орлов, а в середине изображение Святого Александра на коне. На другой стороне в белом поле его вензель с Княжескою Короною. Звезда серебряная, в середине которой в серебряном поле вензеловое имя Святого Александра Невского под Княжескою Короною». Император Павел I учредил «командорства» ордена Святого Александра Невского, когда старшие по времени его получения кавалеры стали пользоваться доходами с деревень, приписанных Ордену. Шесть самых старших кавалеров ордена Александра Невского имели право получать доходы с 600 крепостных душ каждый, вне зависимости от числа имеющихся у них самих крепостных крестьян, восемь следующих кавалеров пользовались доходами от труда 500 крестьян и так далее. После смерти награжденного его родственники должны были возвратить все орденские знаки канцлеру Ордена, который заведовал всеми делами Ордена под эгидой самого императора. В царствование Павла I была учреждена особая комиссия из шести кавалеров ордена Александра Невского, которая занималась благотворительной деятельностью и надзирала за «пристанищами для бедных», инвалидными домами и школами, находившимися под опекой Ордена. Средства на содержание этих заведений складывались из разовых взносов в 200 рублей, которые делал в орденскую казну каждый награжденный. В Санкт-Петербурге у Ордена была и своя соборная церковь в Троицком Александро-Невском монастыре, где покоились останки великого князя.

С царствования Александра I на благотворительные цели стала поступать половина доходов с земель, предназначенных в «командорства» старшим кавалерам. При этом императоре сумма единовременных взносов при награждении орденом Александра Невского возросла до 600 рублей. Повысился и ценз чинов и званий, которые уже надо было иметь, чтобы претендовать на награждение орденом Александра Невского.

За военную кампанию 1806-1807 годов, когда русская армия принимала участие в войне против Наполеона, высокую награду получил сподвижник А.В. Суворова — атаман Донского казачьего войска М.И. Платов. В сражении при Прейсиш-Эйлау казачий корпус оказался в самой гуще боя, и донские казаки опрокинули цвет французской кавалерии — конную гвардию Наполеона. В другом сражении казаки лихой атакой выбили из города Гутштадта войска французского маршала М.Нея, затем казачьи полки М.И. Платова сильно потрепали польский корпус генерала Зайончека, входивший во французскую армию. Досталось от них и войскам маршала Л.Н. Даву, потерявшего в одном из сражений целый полк. Во время Бородинской битвы кавалерийский генерал М.И. Платов совершил успешный рейд в тыл противника, поэтому в Отечественной войне 1812 года он заслужил алмазные знаки к ордену Александра Невского. Они были высшей степенью орденской награды и вручались очень редко.

Следует отметить, что в первой четверти XIX века самыми славными и яркими награждениями орденом являются именно те, что связаны с подвигами в Отечественной войне 1812 года. Тогда кавалерами ордена Александра Невского стали генералы Н.Н. Раевский (за Бородино), П.П. Коновницын и А.И. Остерман-Толстой (за Бородино). Несколько человек, имевшие ранее простые орденские знаки, получили еще и алмазные. Среди них, кроме упоминавшегося выше М.И. Платова, — генералы Ф.П. Уваров, М.А. Милорадович (за Бородино) и Д.С. Дохтуров (за Бородино). В период войн с Наполеоном 1812-1814 годов орден Святого Александра Невского выдавался 48 раз, из них 14 орденов с бриллиантами.

К началу XX века орден Александра Невского становится традиционной наградой для награждения государственных мужей, которые несколько десятилетий своей жизни посвятили служению Отечеству. Всего в Российской империи было проведено 3674 награждения орденом Святого Александра Невского, орденские знаки получили около 3000 человек (некоторые их не получали по различным причинам, например, в связи с гибелью; в этом случае их родные получали только денежное вознаграждение).

1725-1727 гг. — 64 награждения,
1727-1762 гг. — около 300 награждений,
1762-1796 гг. — свыше 250 награждений,
1796-1801 гг. — около 80 награждений,
1801-1825 гг.— свыше 260 награждений,
1812-1814 гг. — 48 награждений,
1825-1900 гг. — свыше 1500 награждений,
1904-1905 гг. — 4 награждения,
1916 г. — 105 награждений.

Как государственная награда орден был упразднен в 1917 году.

Орден сохранен в эмиграции домом Романовых как династическая награда.

Этим орденом были напрямую пожалованы, например:

24 февраля 1993 — Граф Андрей Георгиевич (Анджей Станислав) Цехановецкий (род.1924);

20 января 1994 — Его Королевское Высочество принц Эмануил Филиберт Савойский, Князь Венецианский, Герцог Пьемонтский (род. 1972);

1 сентября 1997 — Антонио Спада (Antonio Spada) (2.02.1932), посол Суверенного Мальтийского ордена;

31 декабря 2001 — граф Эрнесто-Гульельмо Витетти, представитель Российского Императорского Дома при Суверенном Мальтийском ордене;

4 августа 2002 — посмертно Орден Св. Александра был пожалован А.А. Собчаку, с распространением связанных с этим сословных прав (включая и приобретаемое по пожалованию орденом потомственное дворянство) на жену (Л.Б. Нарусову) и дочерей — Марию и Ксению (это награждение делает очевидным фарсовый характер подобных пожалований от дома Романовых после его падения);

21.03.2005 — Филарет, митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Белоруссии (род. 1935);

2006 — Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский (1984-2009; с 2009 патриарх Московский и всея Руси);

13 августа 2007 — Лавр, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Первоиерарх Русской Православной Церкви За границей (1928-2008).

Окончание следует

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24