Облако озеро башня набоков смысл

«Облако, озеро, башня», анализ рассказа Набокова

История создания

Рассказ Набокова «Облако, озеро, башня» был написан в 1937 г. в Мариенбаде и напечатан в Париже в журнале «Русские записки» №2. Впоследствии вошёл в сборник «Весна в Фиальте», напечатанный впервые в Нью-Йорке в 1956 г.

В 1937 г. Набоков переехал из Германии во Францию, спасаясь от нацизма, всем своим естеством ощущая опасность тоталитарного государства для жизни человека. Именно об этом рассказ. Даже само понятие человека в тоталитарном обществе раздваивается.

В конце рассказа герой просит освободить его от должности, так как «сил больше нет быть человеком». То есть человеком как частью безумного общества, человеком как «винтиком и колёсиком» безжалостной общественной машины.

Литературное направление и жанр

Набоков – писатель-модернист. Его рассказ, не лишённый сатирической направленности, лиричен, как и другие рассказы писателя. В творчестве Набокова, по словам литературоведа Н.Мельникова, создаётся атмосфера зыбкости и амбивалентности. Черты модернизма в рассказе – отсутствие абсолютной истины, лингвостилистическая игра, пародирование. Игра в шарады из реминисценций, присущая Набокову, свойственна скорее постмодернизму.

Тема, основная мысль, проблема

Тема рассказа – влияние тоталитарной системы на человека. Конфликт рассказа характерен для многих других произведений индивидуалиста Набокова и для произведений других авторов, сопротивляющихся фашизму и тоталитаризму. Это конфликт между личностью и обществом; индивидуальным, задавленным большинством, и толпой. Конфликт начинается как моральное давление и перерастает в физическое воздействие. Сюжет рассказа – проблема общества в миниатюре, тоталитаризм и тирания толпы, множества по отношению к личности, единице. Таким образом, Набоков поднимает традиционную в русской литературе проблему маленького человека.

Сюжет и композиция

Рассказ повествует об увеселительной поездке героя на природу. Выигранная на благотворительном балу путёвка сразу становится проблемой. Герой не хочет ехать, но решается на путешествие, волнуется, даже надеется на приключение.

Предвкушение счастья не оправдывается. С момента встречи с группой Василий Иванович испытывает всё большее разочарование. Он тяготится восемью попутчиками, которые принуждают его оставить чтение томика Тютчева и присоединиться к компании. Даже в этом состоянии герой «ухитряется наслаждаться мимолётными дарами дороги», «понимая только смутно всю чушь и ужас своего положения.

Сюжет рассказа – эмоциональные перемены в герое и компании, вызванные взаимодействием личности и коллектива. Подробно описаны три дня и две ночи пятидневной поездки. Последний, кульминационный третий день — день встречи героя со счастьем и крушение надежды на счастье. Дорога в Берлин не описана, кроме кульминационной сцены изощрённого избиения в поезде. Герой переживает, как замечают исследователи, мучения, подобные страстям Христа. Ему буравят штопором ладонь и ступню, бьют самодельным кнутом (параллель с бичеванием), железными каблуками, щиплют и дают пощёчины.

Ненависть к «инакомыслящему» у коллектива развивается постепенно. Сначала Василий Иванович вынужден петь хором по розданным нотам со словами, потом петь соло, так что в хоровом пении «он уже не смел выпасть». Следующий этап издевательств – коллективная еда. Никто не принимает во внимание вкусы Василия Ивановича. Принцип «поделить провизию поровну» очень напоминает принцип коммунистического равенства, которое в тоталитарном государстве приводит к тому, что нечто, представляющее ценность для одного, выбрасывается как бесполезное для всех (огурец). С другой стороны, делёжка не происходит поровну, а зависит от первоначальной доли. Поэтому герою вместо любимых им трёх яиц достаётся часть общей колбасы, причём доля меньшая, чем у других.

Следующее испытание – внимание со стороны общества: героя заставляют играть, тормошат, занимаются им «сперва добродушно, а потом с угрозой».

Все «добрые дела» общества по отношению к личности учитывают только желания коллектива: Василию Ивановичу «дарят на ночь» почтового чиновника, разлучая его с собственной женой, а вот чиновник не даёт спать герою, потому что ему захотелось поговорить.

Простая фраза вдохновлённого пейзажем героя: «Нам с вами больше не по пути. Я дальше не еду. Никуда не еду!» — вызывает бешенство у группы. Василий Иванович понимает, что не может ничего решить в собственной судьбе, не может остаться там, где желает.

Читайте также:  Города на озере лаго

Герой будто попадает в придуманную кем-то игру, проживает чужую жизнь, увлекаемый, «как в дикой сказке». Развязка в последнем абзаце повествует об увольнении героя. Композиционно она подтверждает тождество героя и рассказчика, который, отпустив героя и не принуждая его ни к чему, показывает, насколько далёк он от психологии коллективной жизни «вместе с добрыми людьми».

Герои рассказа

Главный герой рассказа – обычный человек, продолжающий линию «маленьких людей» в русской литературе. Он настолько незначителен, что даже имени его рассказчик не может вспомнить, хотя и является его начальником.

Имя, которое даёт герою рассказчик с оговоркой «кажется» — Василий Иванович. Это обычное традиционное русское имя неуместно в обстоятельствах чужой страны, где Василий Иванович – чужой, эмигрант.

Имя в творчестве Набокова имеет огромное значение. Василий – это царь, Иван – милость Божья. Оба значения нивелируются в рассказе, так что герой не только не получает почестей царя, но и не чувствует себя человеком.

Портрет героя менее важен, чем личностная характеристика. Которую Набоков даёт в первом же предложении: «Скромный, кроткий холостяк, прекрасный работник». У Василия Ивановича есть своё мнение обо всём, он точно знает, чего хочет. Проблема состоит в том, что он хочет чего-то «ненормального» с точки зрения пошлых обывателей. Ему не хочется ехать в увеселительную поездку, не хочется петь (ни хором, ни соло), а хочется жить в сельском доме на берегу озера.

О внешности Василия Ивановича сказано, что он милый, коротковатый, всегда аккуратно подстриженный, с умными и добрыми глазами. Так даже во внешности героя подчёркивается его малость и незначительность. Обыденность героя проявляется и в его понятии о счастье, связанном для него с детством, с волнением от чтения русской поэзии, с созерцанием во сне вечернего горизонта и восьмой год безвыходно любимой чужой женой.

Читателю открыты все мысли и чувства героя. Набоков добивается этого через несобственно-прямую речь: «Как это всё увлекательно, какую прелесть приобретает мир, когда заведен и движется каруселью! Какие выясняются вещи!»

В первом и в последнем абзаце герой и рассказчик не тождественны, хотя рассказчик понимает героя и сочувствует ему. В остальном тексте происходит смешение, отождествление героя и рассказчика. Именно поэтому герой видит пейзажи как художник: «Синяя сырость оврага… Перистые облака, вроде небесных борзых… Чистое, синее озеро с необыкновенным выражением воды». А в кульминационном абзаце избиения рассказчик описывает страдания героя с сарказмом («Молодчина!» «Было превесело»), хотя кажется, что он перешёл на сторону «коллектива», целью которого является доставить всех путешественников в Берлин «живыми или мёртвыми».

Главному герою противопоставлены остальные восемь путешественников. Набоков подчёркивает их однотипность: четверо попутчиков служат в одной строительной фирме, из них двое мужчин имеют одинаковые фамилии Шульц, две девицы «с огромными ртами, задастые и непоседливые», зовутся Гретами . Из восьми человек один – снаряжённый обществом вожак, а другой – специальный подогреватель от общества увеспоездок, «дававший первый знак к восхищению». Вожак — это типичный представитель своей нации и при этом «правильный» гражданин: долговязый блондин в тирольском костюме, который «с устрашающей лёгкостью» нёс на спине чудовищный рюкзак. Он напоминал герою петуха, на него была похожа ещё одна путешественница – рыжая вдова.

Во внешности каждого члена экспедиции есть что-то отталкивающее, потому что всех их читатель видит глазами главного героя. У вожака – золотисто-оранжевые волосатые колени, у молодого человека по фамилии Шрам есть что-то «неопределённое, бархатно-гнусное в облике и манерах». Почтовый чиновник – это «упрямое и обстоятельное чудовище в арестантских подштанниках, с перламутровыми когтями на грязных ногах и медвежьим мехом между толстыми грудями».

В кульминационный момент рассказа все попутчики сливаются, «срастаясь, образуя одно сборное, мягкое, многорукое существо, от которого некуда было деваться». Дальше они действуют слаженно, готовы даже нести сопротивляющегося на руках.

Читайте также:  Утулик теплые озера расстояние на машине

Художественное своеобразие

С первых страниц рассказа начинается знаменитая набоковская игра со словами, создающая художественные образы с подтекстами. Берлинское лето не в разгаре, а в разливе, то есть сыро и холодно. Тютчевские строки «Мысль изреченная есть ложь» превращаются в «Мы слизь. Реченная есть ложь». То есть мысль как таковая исчезает, а вместо неё появляется некая коллективная субстанция, слизь, которая отождествляется с мы и поглощает я, индивидуальность. Она лжива, насквозь фальшива.

Возвышенному, ищущему красоты в поэзии и природе герою противопоставлены приземлённые люди. Набоков готовит читателя к их восприятию, подчёркивая их вес, тяжесть. Увеспоездка превращается не в увеселительную, а в увесистую, шутки путешественников пудовые, рюкзак вожака чудовищный. Чтобы как-то заземлить Василия Ивановича, ему вручают «огромный круглый хлеб».

Необычные метафоры в рассказе даны как бы с точки зрения героя и рассказчика, составляющих единое целое: личико часов, случайная судьба в открытом платье, дрожащее счастье.

Набоков видел страшные сигналы тоталитаризма в налаженной немецкой бюрократической системе. Пройдя несколько учреждений (министерство путей сообщения, нотариуса, у которого надо было составить прошение на гербовой бумаге, полицию, у которой надо было раздобыть «свидетельство о невыезде из города на летнее время»), Василий Иванович понял, что дешевле поехать. Сама общественная система не давала отказаться даже от награды и удовольствия. Тем более от награды. А удовольствие член общества обязан был получить.

Основная мысль текста заключена в образе насильного увода обществом человека от открывшегося ему счастья, которое для героя заключено в сочетании облака, озера и старинной чёрной башни. Это счастье и так призрачно, ведь облаку не вечно отражаться в озере. Но тоталитаризм не щадит хрупкий мир, уничтожая его раньше, чем он разрушится сам.

Источник

Анализ рассказа В. В. Набокова Облако, озеро, башн

Министру просвещения П.А. Тюркину

Об одном эмигранте

Уважаемый Павел Анатольевич, уведомляю Вас, что даже в не советской стороне появился яростный попутчик коммунизма. Имя ему Владимир Набоков. В рассказе «Облако, озеро, башня» писатель умело критикует буржуазных немцев, играя с читателем, шокируя необычностью ситуации, что обычно присуще, как Вы прекрасно знаете, новелле. Линейная же архитектоника открывается обширной панорамой, где животные и явления неживого намного больше похожи на людей, чем сами немцы : «воробьи не унывают», «личико часов». Природа здесь уникальна, в отличие от людей. Все попутчики, кроме Василия Ивановича, простого работника, лишнего среди этого устрашающего безымянного «животного царства», который совершенно в это общество не вписывается: поездка ему навязана (не перестаю удивляться тому, что в Германии даже выехать куда-то свободно нельзя, бюрократизм немцев дошёл до необходимости «свидетельства о невыезде из города на летнее время», а общество увеспоездок выглядит жалкой пародией по сравнению с нашими ревтребуналами и наркомпросом), петь герой не умеет; провизия и та не делится с едой остальной компании, а любимый русский огурец признан несъедобным и безжалостно выброшен в окошко. Конечно, герой не лишён и слабостей отечественной интеллигенции: неотделимостью от природы в «воспоминании любви, переодетом лугом», «волнением, возбуждаемым в нём лучшими произведениями русской поэзии», романтической безвыходной любовью. Художественная натура героя проявляется также в живописных описаниях насилия («набросала в воздухе начало оплеухи») и в метафоричных обломках прошлого: «навязанная ему судьбой в открытом платье», «деревья появлялись партиями (прямо какие-то заключённые немецких концлагерей, а не деревья), показывая новые моды», будто дворянки на светском рауте. Кстати говоря, не удерживается от минутных слабостей и сам нарратор, несколько раз восклицающий в лирических отступлениях «любовь моя». Чувственные тонкости увлекли меня, однако теперь продолжим. Василий Иванович всё же не заслуживает грозы, предчувствие которой просматривалось уже в аллитерации на ш и р, звучащей в самих именах попутчиков : Шрам, Шульц, Грета и продолженной в характеристике персонажей буквами щ и ц : «петушиный», «чудовищный». И все они вместе, вместе, вместе (слова «вместе с добрыми людьми» звучат жестокой насмешкой над будущностью нашего бедного соотечественника), по двое (вот уж где «каждой твари по паре») и не зря исковеркана строка «Silentium» Тютчева: «Мы слизь. Реченная есть ложь.». Коллектив попутчиков, цели которого не ясны, не менее точно характеризует первое слово, не принадлежащее Василию Ивановичу — «пацлуй» — и то опошленное неправильным произношением. Такие товарищи во главе с петушиного вида «специальным подогревателем», без которого они и восхититься ничем не могут, развлекаются «пудовыми шутками» и сомнительными по оригинальности песнями. «Километр за километром,\Ми-ре-до и до-ре-ми» — сплошь повторы, исход которых ясен. В конфликт с этой ясностью вступает название: Озеро, облако — понятный ассонанс на о, оба слова какой гласной начались, той и закончились, а вот «башня», как герой и его представления о счастье, выпадает из стройного ряда. Василий Иванович не может спокойно двигаться «каруселью». В нём бушует внутренний конфликт, который выражен в первом, на чём можно без последствий выместить злость от бесконечного движения по кругу, на хлебе, тоже круглом: «До чего я тебя ненавижу, насущный!». Герой пытается уверить себя, что поездка именно то, чего он хочет и паровоз, фрагмент хронотопа, ведёт Василия Ивановича в правильном направлении, но его ужас сливается с лихорадочным ходом паровой машины и даже не различишь сразу, о ком идёт речь в начале поездки: » Паровоз, шибко-шибко работая локтями, бежал сосновым лесом. и понимая ещё только смутно в чушь и ужас своего положения, и пожалуй, пытаясь уговорить себя, что всё очень мило, Василий Иванович ухитрялся наслаждаться мимолётными дарами дороги.». Образ паровоза противопоставлен образу старого снимка с деревенскими школьниками, у которых ещё есть надежда на светлое будущее, но над будущем крайнего мальчика поставлен крест — теперь он движется по кругу, повсюду высматривая символичные отголоски того мира: «синяя сырость оврага» (ох, и сколько же было синего в этом Серебряном веке : в синий плащ заворачивал бывших возлюбленных А.А. Блок, свои предпочтения девушке в голубом отдавал и Есенин), и наконец Василий Иванович отходит от общества попутчиков, этого «сборного, мягкого, многорукого существа», налезавшего на него со всех сторон, заставившего нашего соотечественника съесть (!) окурок, и, наконец, приходит в свой рай, на который почти не надеялся, о котором «как-то вполгрёзы» думал. Там и дорогое сердцу синее озеро, и башня (мечта поэта, а не башня, хоть и чёрная) высится «из дактиля в дактиль», и старик, который (наконец-то!) плохо изъясняется по-немецки и не понимает по-русски, будучи неотделим от привычного уже «языка быта» — впечатление от пейзажа и знание о гостевой комнате привело к сорвавшемуся поневоле : «Знаете, я сниму её на всю жизнь». А комната была самая обычная: » с красным полом, с ромашками, намалёванными на белых стенах. — но из окошка было ясно видно озеро с облаком и башней, в неподвижном и совершенном сочетании счастья» (цвета триколора старой России — ещё одна маленькая слабость из прошлого). В этом домике становится реальным синий костюм и её фотография (почти что она сама), потому Василий Иванович отказывается продолжать бесцельный путь, подчёркивая свою решительность эпифорой: «Я дальше не еду. Никуда не еду.», что заставило улыбку предводителя полинять раньше сезона и если раньше на него смотрели глаза одного из попутчиков лишь «без блеска» («лучистые глаза» княжны Марьи затмевает их одним напоминанием), то теперь взгляд нашего соотечественника встречается с «каменными глазами» специального подогревателя. Оставшаяся за спиной ропчущая чаша бездейственно чернеет, предвосхищая «приглашение на казнь». «Превеселое» избиение довело героя до увольнения, а дальнейшие следы Василия Ивановича теряются.
Итак, пока у нацистов всё репрессии, репрессии и репрессии, русский (и советский делом) человек пытается достичь «дрожащего счастья», но влияние враждебно настроенной капиталистической среды подавляет в нём самое стремление к лучшему миру. Надежда, подорванная чужбиной, не оставляет сил быть человеком.

Читайте также:  Плетистая роза лебединое озеро описание

В связи со всем вышесказанным предлагаю опубликовать набоковский рассказ, который поднимет дух рабочих (не в пример «Котловану» Платонова), в одной из наших газет.

Посол СССР в Германии Алексей Фёдорович Мерекалов

В публикации отказать.
Посла из Германии отослать.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24