Основание крепостей на реках

Содержание
  1. Основание крепостей на реках
  2. Глава 1 ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ. КРЕПОСТИ ЗЕМЕЛЬ КИЕВСКОЙ, НОВГОРОДСКОЙ, ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ
  3. Читайте также
  4. Глава 24 Оборонительные действия и защитные меры
  5. Глава 5 ПЕРВЫЕ ЗЕМЛЯНЫЕ УКРЕПЛЕНИЯ И ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ СООРУЖЕНИЯ
  6. Глава X. Крепости
  7. Глава 7 ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ (18–27 августа)
  8. А. В. Экземплярский. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период (с 1238 по 1505 гг.) (глава из книги)
  9. Глава 5. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ И БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЗИМОЙ 1941/42 ГОДА
  10. Глава 13. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ НА РУБЕЖЕ РЕК ИНГУЛЕЦ И АДЖАМКА (15.11.1943–04.01.1944)
  11. Глава 21. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ В РАЙОНЕ МЕТРАЙНЕ-ДЗЕЛСГАЛЕСКРОГС (1–3-я Курляндские битвы, 27.10.1944–23.01.1945)
  12. Бомбардировка крепости 25 февраля — 3 марта 1915 г. Усиление оборонительных сооружений крепости
  13. Глава IX. Наступление на оборонительные позиции
  14. Оборонительные сооружения городов
  15. «Собирание немецких земель» и фольксдойче
  16. СУДОСТРОЕНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Основание крепостей на реках

Скоро исполнится 250 лет с тех пор, как впервые «У устья Орского над Яйком» заложили город‑крепость. Однако понадобилось еще 8 лет, чтобы центр нового обширнейшего Оренбургского края обрел свое нынешнее место. Расширяя пределы своего господства, феодальная Россия XVIII века вынуждена была отодвинуть и укрепить государственную границу на юго‑восточной окраине. Город‑крепость на Яике был необходим как главный опорный пункт создаваемых линий крепостей и как центр хозяйственно‑политического общения с народами и государствами Востока.

31 августа 1735 года (даты указываются по старому стилю) экспедиция во главе с ее организатором обер‑секретарем Сената И. К. Кириловым заложила главную крепость Оренбург (рис. 1,а), за две недели до того начав строительство малой крепости (рис. 1,б), из которой позже развился город Орск. Главная крепость проектировалась девятибастионной, крепостная ограда строилась на правильной окружности. В соответствии с этим планировка города решена по радиально‑кольцевой схеме. Бастионный тип крепостей, зародившись в XVI веке в Италии, был широко распространен в XVIII веке.

Система эта была достаточно эффективной в период гладкоствольной артиллерии, и проект Оренбургской крепости был вполне на уровне своего времени. Проект остался на бумаге, так как по разным причинам строительство откладывалось, а затем решили главный город края строить в другом месте, главным образом потому, что первое было слишком удалено от центральных губерний и «все нужное к жительству получать туда принуждено с великим трудом и дороговизною», как писал один из основателей города П. И. Рычков – разносторонний ученый, ставший впоследствии первым членом‑корреспондентом Академии наук.

Во второй раз Оренбург закладывали у Красной горы, сейчас там село Красногор Саракташского района.

Перенос произошел по инициативе В. Н. Татищева, выдающегося русского ученого (историка и географа), сменившего Кирилова после смерти последнего. Из нескольких проектных планов строительства у Красной горы наибольший интерес представляет проект инженера‑прапорщика Димитрия Тельного (рис.2) не только сам по себе, но и потому, что он был ближе других к осуществлению. В основе крепостной ограды тоже лежит окружность, но добавлена цитадель (в), наличие которой продиктовано, видимо, рельефом.

Планировка же города отличается от предыдущей существенно: она решена по прямоугольной сетке. После долгих, так и не окончившихся споров между строителями, город здесь был заложен 1 августа 1741 года. Начавшиеся фортификационные работы вскоре, однако, прекратили из‑за тех же споров, которые касались, главным образом, выбора места. Необходимо было вмешательство главного командира, а его в это время не было, потому что сменивший В. Н. Татищева князь Урусов скончался еще до закладки города.

Новый начальник, тайный советник И.И. Неплюев, способный дипломат и администратор, выдвиженец Петра Великого, после тщательного рассмотрения вопроса пришел к выводу о целесообразности основания города близ реки Сакмары, на месте существовавшей с 1736 года Бердской крепости. После соответствующей подготовки Оренбург был торжественно заложен 19 апреля 1743 года на настоящем месте: «с надлежащим молебствием так же и с пушечною пальбою». Сразу началась интенсивная работа по строительству как крепости, так и города. До наступления морозов, как отмечает П. И. Рычков в истории Оренбургской, была «вся обнесена рвом и валом, хотя не совсем отделанным, но к тогдашнему защищению весьма довольным», то есть ни ров, ни вал не были еще доведены до проектного профиля. Проктировали и строили город‑крепость инженер‑капитан Лука Галофеев и инженер‑прапорщик Димитрий Тельной, общее руководство осуществлял Генерал‑майор Фон Штокман.

Оренбургская крепость представляла собою не совсем правильной формы овал (рис. 3), хотя по плану, утвержденному императрицей Елизаветой 15 октября 1742 года, она основывалась на окружности. Проектировалось 13 бастионов, но оказалось, что круча со стороны Яика является достаточной защитой, поэтому вместо трех бастионов построили два полубастиона (г,д) и между ними укрепление брустверного типа с редантом (е) в середине (полубастион в отличие от бастиона имеет только один фас и один фланк, редант – полевое укрепление в форме выступающего угла). Таким образом, в Оренбургской крепости оказалось только 10 полных бастионов. Крепостной оградой служил земляной вал, это был широко распространенный тип ограды в то время. Вал частично облицовывался камнем, который служил не столько материалом защищающим, сколько материалом, закрепляющим насыпь, поскольку довольно легко разрушался артиллерией и давал к тому же осколки, вредившие защитникам крепости.

Средняя высота вала 12 футов (более 3,5 метра), но по низким местам он был выше, а по высоким чуть ниже, так что достигалась определенная горизонтальность его. Ров был глубиной тоже в 12 футов и шириной в 35 футов, хотя не всюду одинаково. Профиль рва и вала, какими они были около северных ворот, показан на схеме (рис. 4), где ж‑валганг, з‑банкет, и‑бруствер, к‑ров, л‑гласис. Бруствер укрывал находящихся на валганге в полный рост, поэтому для ведения огня необходимо было возвышение – банкет.

Вал начинался с набережной, там, где сейчас установлено орудие. Отсюда он шел по направлению к современной улице Бурзянцева, оставляя перекресток с улицей М. Горького вне крепости; по улице Бурзянцева и ее геометрическому продолжению шел до стадиона «Динамо», пересекал Хлебный переулок у Дворца Пионеров и улицу Володарского у перекрестка с улицей 9‑го Января, шел севернее улицы Володарского до Комсомольской, откуда, меняя направление на восточное и затем на юго‑восточное, проходил севернее Лечебного переулка на улицу Студенческую, через территорию сельскохозяйственного института, и, поворачивая на юг, оканчивался у водоканала.

Бастионы имели свои имена, они назывались так: г‑Нагорный (полубастион), 1. Торговый, 2. Бердский, 3. Провиантский, 4. Воскресенский (позже назван Петропавловским), 5. Губернский, 6. Галофеевский, 7. Фон Штокманский, 8. Никольский, 9. Неплюевский, 10. Успенский, д‑Преображенский (полубастион). Сквозь вал вело четверо ворот. Северные, находившиеся около перекрестков современных улиц Советской и Володарского, были главными. Названия ворот менялись. На схеме приведены первые их имена, закрепились же следующие (по часовой стрелке): Уральские или Водяные, Чернореченские, Сакмарские. Орские ворота названия не меняли, но после крестьянской войны 1773–75 гг. переместились немного к северу. Все ворота были сводчатыми, через ров к ним вели мосты, первоначально деревянные.

Оборонительные возможности крепости усиливала и планировка города. Здесь получает свое дальнейшее развитие и завершенность планировочная структура города у Красной горы. Не ради одной красоты расположили проектировщики кварталы так, как показано на схематическом плане. Пришли к такой структуре постепенно. Толчком, вероятно, послужило вызванное чисто геометрическими причинами удвоение лучевых улиц в проектном плане на устье Ори. Одновременно это сокращало количество улиц, пересекающих центр (рис. 1,а). Нельзя исключить и возможность влияния проекта Петербурга (города‑крепости на Васильевском острове) по варианту архитектора Д. Трезини. В проекте у Красной горы (рис. 2) сокращение числа сквозных улиц происходит уже в оборонительных целях, ведь регулярность предусматривала обычную сетку взаимоперпендикулярных улиц, здесь же каждая вторая улица, идущая с Ю‑З на С‑В, за одним исключением перекрывается кварталом. Прикрывающая роль кварталов четко выступает на Ю‑3 и на Ю‑В.

Оренбург спланирован так, чтобы в случае приступа достаточно удобно было перебрасывать силы с одной стороны крепости на другую, но при прорыве неприятеля внутрь планировка способствовала организации обороны. Количество пересекающих весь город улиц сведено до необходимого минимума, причем, наряду с центральными оставлены четыре периферийные улицы, составляющие прямоугольник, построенный на двух взаимоперпендикулярных главных планировочных осях (современные улицы Советская и Ленинская). Улицы прямоугольника имели рокадное значение, это современные Кобозева, Краснознаменная, 8 го Марта, Максима Горького; первые их названия были соответственно Воскресенская, Казанская, Артиллерийская, Проезжая. Остальные улицы перекрываются кварталами уже не через одну, как у Красной горы, а сразу по две и даже три. Таким образом, при надлежащей застройке, а она рекомендовалась в то время «сплошной фасадой», в любой части города достаточно было 5–6 заслонов, чтобы локализовать прорыв (рис.5).

Локализации прорыва через ворота способствовало бы продольное по отношению к ним расположение кварталов. Главной причиной такого своеобразного решения планировки (аналога ей не обнаружено) явилась, возможно, особенность потенциального противника – кочевников. Основной силой их была конница, а действие ее ослабляется, если приходится поворачивать.

Таковы особенности планировочной структуры Оренбурга, связанные с первоначальным назначением его – быть крепостью. Сочетание их с другими индивидуальными чертами, в связи с которыми историк архитектуры Н. Л. Крашенинникова назвала план Оренбурга эталоном русского регулярного города XVIII века, позволяет считать планировку крепости на Яике уникальной. В большей своей части она дошла до нас, и является сама по себе памятником истории и культуры.

Сохранившаяся сеть улиц напоминает об Оренбурге‑крепости, о таланте русских строителей, сумевших в период господства однообразия регулярства так рационально, своебразно и даже живописно спроектировать город. Планировка и границы старой крепости выделяются и на современном плане Оренбурга, особенно четко на западе: по улице Бурзянцева и ее геометрическому продолжению, где на улице Краснознаменной есть даже своеобразнная «веха» крепости – маленький квартальчик, половина западной части которого находилась всего в нескольких метрах от куртины у южного фланка Петропавловского бастиона и показывает ее направление (рис. 6).

На рис. 6 читать: Петропавловского бастиона

В 1983 году Оренбургу исполнится 240 лет. За это время планировка исторического города принципиально изменилась только в северо‑восточной части, да в последние годы – на северо‑западе. В юго‑западной же части сохранилась даже масштабность улиц, их исконная ширина. И сейчас, когда мы проходим по старым улицам, мы легко можем себе представить и время осады города повстанцами Емельяна Пугачева, и среднеазиатских купцов, проезжающих по довольно шумной Водяной улице (нынешней Максима Горького), а на тихих переулках скитающегося по городу ссыльного Тараса Шевченко. Оживает и далекое и близкое прошлое, обретая реальность. Так и сохраняется связь времен.

Оренбург, Яицкие ворота (по чертежу 1760 года)

Источник: Дорофеев В.В. «Крепость на Яике», Оренбург: Южный Урал, 1981. — 8 с

Источник

Глава 1 ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ. КРЕПОСТИ ЗЕМЕЛЬ КИЕВСКОЙ, НОВГОРОДСКОЙ, ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ. КРЕПОСТИ ЗЕМЕЛЬ КИЕВСКОЙ, НОВГОРОДСКОЙ, ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ

О крепостных сооружениях древних славян нам известно из многих письменных источников и благодаря археологическим раскопкам. Укрепленные пункты, послужившие родоначальниками крепостей, известны под названием городов, городков, острогов и острожков. Собственно слово «крепость» появилось в официальных документах Русского царства только с XVII столетия. Иногда это слово заменялось словом «крепь» или «креп», означавшим искусственные преграды.

Но древние славяне не сразу пришли к осознанию необходимости искусственно укреплять свои поселения. В трудах византийских и арабских писателей (Прокопия Кессарийского, Маврикия, Абу-Обеид-Аль-Бекри, Менавра, Джайхани и других) до нас дошли сведения о военной организации древних славян. Они дают нам представление о том, как защищали они свои городища.

Первоначально они не укреплялись, говоря современным языком, в фортификационном отношении. Древние славяне устраивали свои поселения в глухих лесах, среди болот, на речных и озерных островах. Их городища состояли из землянок, имевших несколько выходов, чтобы в случае опасности можно было быстро и безопасно покинуть свое жилище. На болотах, реках и озерах сооружались свайные постройки.

В более доступных местах славяне старались селиться там, где их поселения защищались водой, оврагами и крутыми склонами возвышенного места. Поселения были небольшие, и потому таких удобных мест для их постройки находилось в достатке.

То есть на первых порах древние славяне обеспечивали безопасность своих городищ прежде всего их труднодоступностью для врагов. Поскольку они были скрыты от чужеземцев самой природой с большой надежностью, то и отпадала (пока) необходимость их искусственного укрепления.

С возникновением, а потом и разложением родового строя восточных славян, расселения их, образованием Древнерусской государственности защита поселений стала жизненной необходимостью.

Первоначально укрепления городищ состояли из насыпного вала и рва, образовавшегося после выемки грунта. С глубиной рва, естественно, росла высота вала. Затем по валу стали вбивать частокол из заостренных вверху бревен. Пришло время, и частокол превратился в деревянные стены древнерусских градов с такими же деревянными башнями. Первоначальным предназначением последних стала защита городских ворот, «несение дозорной службы» и скрытие от врага источников воды, если таковых не было за городской оградой.

Примером раннего городища может служить найденное археологами на правом берегу реки Оки на окраине города Каширы (Московская область) славянское поселение начала VI века до нашей эры. Оно находилось на продолговатом береговом мысу и ограждалось двумя глубокими оврагами, по дну одного из которых протекал ручей.

Вся территория городища имела крепостное ограждение в виде дубового тына с одними, по всей вероятности, воротами. Со стороны поля «Старшее Каширское городище» имело укрепление в виде небольшого рва и вала. Считается, что численность его населения доходила до 200 человек.

Проходили столетия, и на берегах рек, которые служили естественными торговыми путями для славянских племен, стали возникать крупные поселения. Они назывались городами. Большая часть их населения уже не занималась землепашеством, охотой и рыболовством, а стали ремесленниками и купцами. Наиболее крупными городами на юге стал Киев, а на севере — Новгород.

«Городом» у древних восточных славян называлось всякое жилое место, окруженное оборонительной оградой. Если такое поселение было небольшим по площади, то называлось «городком» или «городцем». Остроги (укрепленные городки с таким названием появились в более позднее время) от городов отличались более слабыми деревянными оградами.

Древнерусские города имели большей частью одну крепостную стену. Число башен зависело от значимости города и его местоположения. Во времена Киевской Руси города-крепости стали создаваться для защиты от кочевников, совершавших постоянные набеги из Дикого Поля. Такие порубежные деревянные крепости встали по рекам Десне, Осетру, Трубежу, Суле, Стругне, Роси.

Древнерусские города были вполне достаточной защитой населения от кочевников, — хазар, печенегов и половцев. Те в набегах преследовали цель захвата пленных и ограбление неукрепленных поселений. Укрепленные города кочевники осаждали редко, а брали их еще реже. Известно, что в 1093 году печенегам удалось захватить Торческ, а в 1185 году половцам — Рымов. Подобных примеров Древняя Русь знает крайне мало.

Читайте также:  Участок на берегу реки кубена

. Крупнейшим городом Древней Руси являлся Киев. Во времена правления Игоря, Ольги и Святослава это была сильнейшая древнерусская крепость. Археологические раскопки и летописные свидетельства дают нам достаточно много сведений о первоначальных укреплениях города. По тем временам их можно было с полным правом назвать мощными.

Первоначально укрепления городища в IX — начале X века защищали собой только северную часть Киевской горы, которая господствовала над Днепром. Это был глубокий ров и вал длиной всего 150 метров. С трех других сторон поселение достаточно надежно защищали крутые обрывистые склоны горы.

Но город рос, и в конце X века князь Владимир оградил Киев новым валом со рвом, на котором встали деревянные стены. В начале XI столетия князь Ярослав Мудрый значительно увеличил площадь города (до 101 гектара) и обнес его новым валом с каменными воротными башнями. Высота вала достигала 15 метров и служила подножием рубленой деревянной стены из бревен. Летописи сообщаю нам о нескольких городских воротах: Золотых, Львовских и Лядских.

Киев-град неоднократно подвергался нападению и разрушению. Первый раз он был взят штурмом князем Ростовское Суздальской Руси Андреем Боголюбским. Это случилось в 1169 году. Вторично Киев разрушался в 1203 году. В третий раз это случилось в декабре 1240 года, когда Киев осадило татаро-монгольское войско хана-чингизида Батыя. После этого последнего погрома древнерусская столица окончательно потеряла свое прежнее значение.

Батыево нашествие оставило печальный след в отечественной истории. Летописи свидетельствуют о том, что ни один русский город не сдался врагу, а их защитники бились до последнего воина. О трагической судьбе града Киева наиболее полный рассказ сохранила южнорусская Ипатьевская летопись:

Приде Батый Кыеву въ силе тяжьце, многомъ множеством силы своей, и окружи градъ и остолпи сила татарьская, и бысть градъ в обьдержании велице. И бе Батый у города, и отроци его, обседяху градъ, и не б слышати отъ гласа скрипения телегъ его множества ревения вельблудъ его и рьжания отъ гласа стад конь его. И бе исполнена земля руская ратных.

Яша же в них татарина, именем Товрукъ, и ть исповеда имъ всю силу ихъ; се бяху братья его сильный воеводы: Урдю и Байдаръ, Бирюи, Кошдан, Бечакъ, и Меньгу, и Кююкъ, иже вратися, уведавъ смерть канову, и бысть каномъ, не отъ роду же его, но бе воевода его перьвый Себедяй богатуръ и Бурунъдай богатырь, иже взя Болгарскую землю и Суздальскую; инех без числа воеводъ, их же не исписахом зде.

Постави же Баты порокы городу, подъле вратъ Лядьских, ту бе бо беаху пришли дебри, пороком же беспристани бьющимъ день и нощь, выбиша стены, и вознидоша горожаны на избыть стены, и ту беаше видите ломъ копеины и щетъ скепание, стрелы омрачиша свет побеженым.

Дмитрови ранену бывшу, взнидоша татаре на стены и седоша того дне и нощи. Гражане же создаша пакы другой градъ, около Святое Богородице. Наутрея же придоша на не, и бысть брань межи ими велика; людей же узбегшимъ на церковь и на комары церковныя, и с товары своими, отъ тягости повалившася с ними стены церковныя, и приятъ бысть град сице воими. Дмитрея же исповедоша язвена и не убиша его, мужьства ради его».

. Киев среди городов-крепостей Древней Руси выделялся масштабностью укреплений. Но немало было и других древнерусских градов, которые могли служить образцами фортификационного искусства и мужества их гарнизонов в тяжелые осадные дни. Примером может служить форпост Киева — Вышгород, резиденция киевских князей, располагавшийся на высокой горе на правом берегу Днепра.

Первоначально в Вышгороде был построен деревянный детинец. Затем появились валы высотой до 5 метров и общей длиной до 3 километров. Основу вала составили рубленые клети, наполненные камнями и землей. По верху вала шла деревянная стена. Вышгород был взят и разрушен в том же 1240 году, что и стольный Киев.

С юго-запада на защите Киева, на берегах реки Ирпень, стоял Белгород, построенный князем Владимиром в 991 году и уже через шесть лет выдержавший осаду печенегов. Укрепления Белгорода, стоявшего на высоких, местами отвесных (до 53 метров) речных берегах, состояли из детинца и мощного вала, служившего княжескому замку как бы второй крепостной стеной.

Широкую известность среди южных пограничных крепостей имел Переяславль (Южный), построенный на месте, где река Алта впадала в Тру беж. Он впервые упоминается в летописи в 907 году. Переяславский детинец оказался верным стражем порубежья с Половецким Полем.

По своей площади детинец Переяславля был небольшим, всего в 400 квадратных метров[1]. Его стены были выстроены из срубов, наполненных землей и с наружной стороны обложенных кирпичом-сырцом. Поверху вала шла деревянная ограда, выполненная из деревянных срубов. Сам город (посад) защищался высокими валами и соответственно глубокими рвами длиной в 3200 метров.

Известно, что за сравнительно короткий период с 1095 по 1215 год на город было совершено не менее 25 нападений кочевых орд, но он ни разу не был взят врагом, хотя подвергался длительным осадам. Великий князь киевский Владимир Мономах вспоминал о своем княжении так:

«И сидел я в Переяславле 3 года и 3 зимы; и многие беды приняли мы от войны и от голода».

Княживший в Переяславле Южном Владимир Мономах не только оборонялся от половцев, но и сам нападал на них, смело выводя переяславскую дружину за крепостные стены. Так, в 1095 году он «избил» под стенами своего стольного града воинов половецких ханов Итлара и Китана. В том же году он совершил поход на Римов — пограничный город на реке Суле, сожженный во время набега половецкого хана Боняка. Затем, объединившись с киевским князем Святополком Изяславичем, совершил три похода на того же хана Боняка в Дикую Степь.

Переяславль оказался одним из тех русских городов, на который пришелся удар Батыевых полчищ в 1240 году. Город был взят приступом, разграблен и сожжен.

. Расширение древнерусского государства привело к возникновению городов-крепостей на северо-востоке. Здесь в фортификационном отношении интересен Ростов Великий, стоящий на берегу озера Неро. Одно время он был удельной столицей Ростово-Суздальского княжества. Во время наивысшего расцвета его укрепления состояли из двух рядов рвов и валов.

В 1660 году Ростов Великий обзавелся собственным каменным Кремлем, который строился около 30 лет. Его строительство было связано с тем, что город стал резиденцией митрополита. Ростовский кремль имеет форму прямоугольника, обнесенного высокими каменными стенами с 15 башнями.

Под стать Ростову Великому был и Ярославль, основанный великим князем Ярославом Мудрым. Он возник на возвышенности в треугольнике, образованном реками Волгой и Которослью. По краям этих естественных препятствий и были устроены деревянные стены «рубленого города». Возникший в четверти версты от оврага Спасский монастырь образовал как бы второй укрепленный город, дополнявший первый.

«Рубленый город» и монастырь вскоре соединили оградой, образовав таким образом единое крепостное сооружение. В 1218 году Ярославль уже был столицей удельного Ярославского княжества. Во время Батыева нашествия 1238 года горожане приняли бой, но устоять в ходе приступа не смогли. Город был разграблен и полностью сожжен. Выгорели и его деревянные крепостные сооружения.

С вхождением Ярославля в состав Московского государства город получил свое «второе крепостное рождение». Его опоясал глубокий и широкий ров с валом, на котором встали 18 каменных башен с бойницами, из которых ныне сохранились две — Власьевская и Угличская. В Смутное время начала XVII века к городу-крепости не раз подступали отряды поляков и «тушинцев», но брать штурмом Ярославль они не решались.

. В Древней Руси вторым по значению ее центром был Новгород. Он возник на берегах реки Волхов, исходящей из находящегося поблизости озера Ильмень. Первое летописное упоминание о нем относится к 859 году, хотя к тому времени он уже существовал как крепость и крупный торгово-ремесленный центр. Новгород стал одним из первых на Руси обладателем каменной крепостной ограды.

Древнерусские летописцы связывают возникновение Новгорода с именем легендарного скандинавского (или славянского?) князя (конунга) Рюрика. «Повесть временных лет» сообщает:

«В лето 6370 (859).

Изгнали варягов за море и не дали им дани, и начали сами собой владеть. И не было среди них правды, и встал род на род, и были меж ними усобицы, и начали воевать сами с собой. И сказали они себе:

«Поищем себе князя, который владел бы нами и судил по праву».

И пошли за море к варягам, к руси, ибо так звались те варяги — Русь, как: другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы, эти же — так. Сказали Руси чудь, словене, кривичи все:

«Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

И избрались три брата со своими родами, и взяли с собой всю Русь, и пришли к словенам первым, и срубили город Ладогу, и сел в Ладоге старейший Рюрик, а другой — Синеус — на Белом-озере, а третий — Трувор — в Изборске.

И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же, люди новгородские — от варяжского рода, прежде же были словене. Два года спустя умер Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и пришел к Ильменю, и срубил городок над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, раздавал волости и города рубить — Полоцк, другому Ростов, этому Белоозеро.

И по тем городам варяги пришельцы, а первоначальное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и всеми ими владел Рюрик».

Новгород возник на исключительно выгодном месте: через него проходил путь «из варяг в греки». Город стал центром и обладателем огромной по территории земли на севере и северо-востоке Древней Руси. Новгородские владения простирались до Кольского полуострова. И даже заходили за «Камень», то есть за Уральские горы. Непроходимые леса были богаты пушным зверем. Реки Волхов, Северная Двина и другие, Ладожское озеро служили удобными торговыми путями.

Новгород «появился на свет» прежде всего как славянская крепость, державшая под своим контролем северный участок пути «из варяг в греки». Новгородцы рано стали держать себя независимо от Киева. Более того, они часто участвовали в борьбе за великокняжескую власть. Не случайно на киевском «столе» (престоле) Олег Вещий, Владимир Святой, Ярослав Мудрый смогли утвердиться только при поддержке новгородцев и варяжских дружин.

Город на Волхове изначально имел крепкую и обширную деревянную крепостную ограду. Сначала он появился на левобережной стороне Волхова — Софийской, где находился детинец с выстроенным в его центре князем Владимиром Ярославичем величественным каменным Софийским собором. Торговая часть города образовалась на противоположном (правом) берегу реки.

В начале XII столетия обе части города были обнесены высокими земляными валами и рвами. На валу стояли деревянные стены, а через полноводный Волхов был перекинут деревянный мост.

Став вольным городом, Новгород начал проводить политику, независимую от великокняжеской власти. Так образовалась древнерусская боярская республика, которая приглашала к себе на княжение то одного, то другого удельного князя.

Опасаясь за свои вольности, новгородцы устроили для князя-правителя и его дружины резиденцию за пределами крепостных стен. Ею стало Городище — укрепленный замок, называвшийся еще и как Ярославово дворище. Загородное укрепление было воздвигнуто в XI столетии Ярославом Мудрым.

Оборонительный пояс Новгорода похож на неправильный круг. На такую форму его повлияло следующее обстоятельство: в черте городских строений не нашлось ни реки с обрывистыми (или болотистыми) берегами, ни глубокого оврага, которые могли бы стать естественными препятствиями, усиливающими крепостную ограду. Поэтому ров и вал (высотой до 4,5 метров) со стенами наверху прошелся по внешней границе городского посада.

В 1044 году в Новгороде начинается возведение каменных стен детинца, а в 1302 году — вокруг всего города. Но городские стены возводились только в наиболее важных местах и никогда не составляли единой, сплошной линии. В промежутках между участками каменной ограды находились деревянные и земляные (валы) укрепления. Валы время от времени подновлялись, поскольку от дождей и ветров они теряли прежнюю высоту. В дальнейшем стены и башни детинца не раз перестраивались.

Неосуществленная идея создания вокруг города мощной каменной стены принадлежала владыке Василию, главе новгородской церкви. В Новгородской летописи об этом событии говорится так:

«. Заложи владыка Василий со своими детми, с посадником Федором Даниловым и тысяцким Остафием и со всем Новым-городом острог камен по иной стороне, от ими святого к Павлу святому».

Выезды из города имели деревянные башни. Проходные «воротные» башни окольного города имели деревянные надстройки над каменными для увеличения их высоты и большой неприступности.

Строительство каменной ограды было вызвано тем, что Новгороду постоянно грозила внешняя опасность. Это были не только западные соседи в лице шведов и немцев — ливонских рыцарей, но и те удельные русские князья, которые не раз пытались «наложить свою длань» на богатый торговый город.

Так поступали, например, владимиро-суздальские князья. Среди них особо отличился Юрий Долгорукий, который после взятия и разорения Киева решил взять верх и над вольными новгородцами. В том случае горожанам пришлось спешно возводить вокруг города второе кольцо крепостной ограды, состоявшее из вбитых в землю заостренных бревен.

То, что город на берегах Волхова представлял собой внушительную крепость с большим числом защитников, не смутило воинственного князя Юрия Долгорукого. Он, не желая уладить дело миром, выступил в поход. Однако штурмовать новгородские стены войску суздальцев не пришлось: 25 февраля 1170 год у стен Новгорода их наголову разбили в ожесточенном сражении.

Все же гораздо чаще Новгород воевал со своими западными соседями. За период с 1242 по 1446 год (за время своей государственной самостоятельности) Новгород 26 раз воевал со Швецией, 11 раз с Ливонским орденом, 14 раз с Литвой и 5 раз с Норвегией.

За все это время Новгород ни разу не знал врага в своих стенах и почти не видел его под ними. Но зато Псков, Изборск, Копорье, Ладога, Карела, Ямгород и другие десятки раз подвергались вражеским нападениям, выдерживали жесткие осады и подвергались разрушениям.

Читайте также:  Что называется режимом реки

В XII—XIV столетиях систему крепостной обороны Новгорода удачно дополнили монастыри, строившиеся в непосредственной близости от города. Наиболее сильным из них являлся «южный» Юрьев монастырь, стоящий на волховском левобережье. Относительно его укреплений летопись под 684 (1333) годом приводит такие сведения:

«Того же лета архимандрит святого Юрья Лаврентии постави стены святого Юрья, силою 40 сажен, и с заборалами».

Эти данные позволяют утверждать, Что не сохранившиеся до нашего времени эти монастырские стены являли собой сильное фортификационное сооружение. В случае, если бы долговременный неприятель в лице Великого княжества Литовского собрался бы идти походом на Новгород, его войску не удалось бы «разминуться» с Юрьевым монастырем.

Когда боярская республика потеряла свою самостоятельность и Новгород вошел в состав Великого княжества Московского, он не потерял для Руси своей значимости как большая ее крепость. В Москве видели в Новгороде тот оборонительный рубеж, который стоял против Швеции и Ливонии. Поэтому городские укрепления, которые со временем ветшали (или их уничтожали частые городские пожары), обновлялись и усиливались.

Развитие артиллерийского дела поставило вопрос о необходимости серьезной модернизации новгородской крепостной ограды. Поскольку о значимости Новгорода в системе государственной обороны на Северо-Западе спорить не приходилось, началась большая реконструкция фортификационных сооружений Новгорода.

В 1490—1494 годах полностью перестраивается детинец. Эти работы велись по указу великого князя московского Ивана III Васильевича. Новый кремль возводился из каменных плит и кирпича, сохраняя обводы прежних укреплений, валы и рвы, частично — старые фундаменты. Общая протяженность стен Новгородского кремля составила 1385 метров. Он имел 13 башен, из которых 6 были проездными. Самой мощной и высокой из них являлась прямоугольная Пречистенская башня, стоявшая на берегу Волхова.

Переустройство детинца велось в первую очередь для его устойчивости от артиллерийского огня. Увеличивалась толщина стен, уменьшалась высота башен, которые приспосабливались для установки в них пушек и тяжелых пищалей. Четырехугольные Спасская и Воскресенская башни имели шесть ярусов, проездные ворота в них запирались железными решетками. Круглых башен в детинце имелось две — Митрополичья и Федоровская.

В 1587 году каменные стены города, ввиду их заметного обветшания, были засыпаны и превращены в крепостной вал. Перед этим, в 1582 году, была создана третья линия фортификационных сооружений, окружавшая детинец полукольцом с наиболее опасной напольной стороны. В это полукольцо входили 7 больших земляных бастионов. Эта напольная часть города получила название Малого земляного города, не имевшего ни деревянных стен, ни башен.

К началу XVII века Новгород продолжал оставаться одной из самых мощных крепостей Русского царства наравне со Смоленском, Москвой и Нижним Новгородом. В 1611 году его укрепления состояли в окольном городе Софийской стороны из высокого земляного вала, глубокого рва с водой, деревянных стен и 25 башен. Из них 2 были каменными, 5 деревянными на каменных воротах и 18 — полностью деревянными. Общая протяженность крепостной ограды Софийской стороны превышала пять километров.

Последний раз в Российском государстве вспомнили о крепостном предназначении Новгорода в самом начале Северной войны 1700—1721 годов. После поражения под Нарвой царь Петр I приказал усилить новгородские укрепления. Тогда имелась явная угроза вторжения армии короля Карла XII на русские земли. Проводилось «исправление» крепостной ограды, деревянные стены окольного города засыпали землей и превращали их в мощный вал. Осуществлялись и другие фортификационные работы.

Однако шведский король, посчитав, что петровская армия разбита наголову и долгое время не сможет набрать прежнюю силу, не пошел в поход на Россию. Угроза Новгороду отпала, хотя крепостью он продолжал оставаться, находясь в тылу у строящейся на берегах Невы северной столицы молодой Российской империи.

В самом конце Северной войны, когда разгром Швеции уже ни у кого не вызывал никаких сомнений, 11 мая 1720 года последовал следующий высочайший указ Петра Великого:

«Новгородскую крепость оставить и гарнизону там не быть».

Город-крепость Новгород в отечественной истории в течение нескольких столетий грозно стоял на северо-западных границах Русского государства. Как порубежный страж, он исполнил свое крепостное предназначение, став одним из самых заметных для своей эпохи фортификационных творений.

. В мировой истории крепостных войн найдется немного примеров воинской стойкости и доблести, какими обладает город-крепость Псков. Достаточно сказать, что за все время своего существования «молодший брат Новгорода» выдержал 26 серьезных осад и только один раз враг вступил за его каменные стены. Это «совершили» немецкие рыцари-крестоносцы, с помощью измены взяв город в 1240 году.

Наиболее жестокими осадными годами были 1269, 1274, 1299, 1363, 1407 и 1408 годы, когда к русской порубежной крепости подступало немецкое рыцарство Ливонии, подкрепленное крестоносцами из германских земель и датскими рыцарями. В 1507 году город безуспешно осаждала огромная польская армия.

Псков известен еще со времен «призвания варягов». Возник он как передовой форпост Новгородской земли на месте поседения славян-кривичей. Город ставили на высоком скалистом берегу у места впадения реки Псковы в реку Великую. Место было удобное с военной точки зрения во всех отношениях.

Первоначально это была сильная деревянная крепость, усиленная с двух сторон высокими, обрывистыми речными берегами. Археологи считают, что первое крепостное укрепление было возведено на этом месте в VIII веке. Сам же город Псков известен из летописей с 903 года.

На смену земляному валу с деревянной оградой в X столетии была построена крепостная стена, сложенная из плитняка. В псковских окрестностях его нашлось с избытком, издалека строительный материал завозить не приходилось.

Поскольку город граничил с Ливонией, которую огнем и мечом покоряло немецкое рыцарство, угрожавшее Руси, Псков постоянно усиливался в фортификационном отношении. В ХШ веке крепостные стены из плитняка заменили новой, более мощной стеной. Так появился знаменитый каменный Псковский кремль (Кром). Он защитил собой наиболее древнюю часть города, его стены на 20 метров возвышались над водами рек Великой и Псковы.

Псковский Кром изначально охватывал большую территорию — свыше 35 тысяч квадратных метров. Посад тоже был достаточно хорошо защищен высоким земляным валом с традиционной для русского фортификационного зодчества деревянной стеной. Перед валом шел глубокий ров, который в период дождей был полон воды.

Город рос, разрасталась и его крепостная ограда. В 1266 году укрепления псковского посада были реконструированы и получили название «Довмонтова городка» по имени князя Довмонта, городского посадника, руководившего строительными работами.

Однако посад, где проживали большей частью ремесленники и торговцы, продолжал разрастаться. За период с 1309 по 1375 год появляются новые крепостные укрепления, которые в итоге образуют Средний город (или Старое и Новое Застенье). Толчком к этим фортификационным работам стал 1348 год, когда Псков освободился от новгородской зависимости и сам стал вольным городом, второй древнерусской боярской республикой.

Средний город со стороны поля опоясала крепкая деревянная стена. Она стала четвертым оборонительным поясом пограничного города-крепости. За ней находились «стены посадника Бориса», окружавшие Старое и Новое Застенье, стены Довмонтова города и, наконец, возвышался каменный Псковский Кром.

Само подобное построение защитных поясов говорило о силе крепостного зодчества Пскова. Чтобы пробиться к его детинцу, роль которого играл Кром, врагу требовалось бы взять штурмом три нешуточных крепостных преграды.

Крепостному зодчеству в Пскове больше всего содействовало возрастающее могущество агрессивно настроенных соседей — Литвы и в первую очередь Ливонского ордена. Сумей они овладеть этим русским городом, и оборона границ Московской Руси оказалась бы взломанной.

Поэтому новая каменная стена, тянувшаяся от берега Псковы до берега Великой, появилась уже в 1375 году. Вскоре «в Торгу» ставятся каменные башни — «костры», на возведение которых ушло десять лет — с 1377 по 1387 год.

В 1393 году закладываются «перси у Крома, стену камену». В последующие годы сооружаются четыре мощных каменных башни: на Васильевской горке, у реки Великой, на Лужище и на реке Пскове. Каждая из них могла служить в случае необходимости самостоятельным оборонительным сооружением.

Когда Псков стал частью Московского государства, его крепостное значение не только не упало, а наоборот, повысилось. Лучшее свидетельство тому — продолжавшееся каменное крепостное строительство. Или, говоря иначе, великокняжеская, а затем царская Москва пеклась о прочности своих северо-западных рубежей.

В самом начале XV столетия была выстроена новая каменная стена в междуречье Великой и Псковы. Она шла вдоль старой, обветшавшей от времени стены. Появляются новые каменные башни. Иноземцы высоко оценили крепостные достоинства Пскова. Так, француз Гильбер де Ланноа, посетивший город в 1412 году, оставил такую запись:

«Псков очень хорошо укреплен каменными стенами и башнями и в нем находится очень большой замок».

Поражает то, что на протяжении почти всего XV века каменное крепостное зодчество в Пскове почти не прерывалось. Только одно их перечисление говорит о значимости города-крепости для защиты пределов Московского государства:

1417 год. Возводится каменная стена между башней на Незнановой горке и Сысоевыми воротами. В том же году возводится новая башня «на Крому у Пскова», то есть в фортификационной системе Псковского кремля на берегу реки Псковы.

1424—1432 годы. Обветшалые крепостные стены заменяются новыми. Более того, там, где каменные прясла (участки стен между башнями) возводят на месте снесенных деревянных стен.

1452 год. Возводится новая каменная, более мощная стена.

1453 год. Появляется каменное прясло стены большой протяженности у Лужских ворот.

1465 год. Выстраиваются «перси у Крома», то есть в очередной раз заметно усиливается крепостная ограда городского детинца.

Тот же 1465 год. Псковичи спешно рубят деревянный город вокруг Полонища (Окольного города). Всего за неделю возводится деревянная стена около Запсковья. Это было вызвано тем, что город заметно разросся и вышел за пределы внешней стены постройки 1375 года, которая окружала Новое Застенье.

1469 год. Строятся новые крепостные ворота в Запсковье, «болши старых».

1482 год. Начинаются фортификационные работы по замене деревянных, еще не успевших обветшать стен Запсковья на каменные. С окончанием их возведения Псков стал мощной, полностью каменной крепостью.

В следующем, XVI, столетии Псков продолжает укрепляться. Но теперь работы по реконструкции его крепостных сооружений преследовали одну цель: снизить их уязвимость от вражеского артиллерийского огня, и прежде всего от крупнокалиберных осадных орудий. Крепостные башни и стены утолщаются и приспосабливаются для размещения артиллерийских орудий.

К середине того столетия общая протяженность псковской крепостной ограды достигала свыше 9 километров. Высота стен достигала 12 метров, а их толщина — около 4 метров. Зубчатые каменные стены сверху были защищены деревянной кровлей. Систему обороны усилили около четырех десятков боевых башен, имевших по несколько ярусов бойниц.

В псковских фортификационных сооружениях того времени появились новшества. Доступ в город со стороны реки Псковы для неприятеля был прегражден двумя стенами с «водобежными» воротами — Верхними и Нижними решетками. Первоначально они были деревянными.

Поблизости от них, на Гремячей горе в Запсковье, была возведена мощная Гремячая (Козьмодемьянская) башня, которая высилась над рекой Псковой. Из башни к реке вел подземный каменный ход, по которому горожане в случае осады могли получать воду.

Крепостная ограда Пскова усиливалась и традиционными для Руси фортификационными сооружениями. Многочисленные проездные ворота крепости защищались так называемыми «захабами» — внешними пристройками к надвратным башням в виде узких коридоров, затруднявших обстрел ворот и подступ к ним.

К концу XVI века Псков имел, помимо мощных каменных стен, еще и сильную артиллерию. А гарнизон — немало пищалей-«ручниц» для ближнего огневого боя.

. Псков, как говорилось выше, лишь один-единственный раз оказался в руках врагов. Это случилось в 1240 году, когда боярская группировка во главе с посадником Твердило Иванковичем, чтобы удержать власть в своих руках, впустила в Кром немецких рыцарей-крестоносцев. Многим псковичам тогда пришлось бежать в Новгород.

Вернувшийся в Новгород князь Александр Ярославич Невский в следующем году освободил Псков. Город-крепость был взят «изгоном», то есть внезапным на него нападением. Есть источники, которые говорят, что горожане, восставшие против рыцарского гарнизона, сумели открыть крепостные ворота своим освободителям.

Известная «Ливонская хроника» подтверждает то, что жители города и Псковской земли с долгим терпением ожидали своего освобождения от немецких рыцарей и бояр-изменников:

«Новгородский князь. привел много русских, чтобы освободить псковичей. Этому они от всего сердца обрадовались».

Состоявшееся на льду Чудского озера 5 апреля 1242 года знаменитое в отечественной истории Ледовое побоище заметно сказалось на судьбе Псковской крепости. Страшный разгром немецкого рыцарства привел к тому, что они целое десятилетие потом не посягали на псковские пределы.

Мир между Новгородом и Орденом был нарушен в 1253 году. Ливонские рыцари вознамерились внезапным налетом захватить Псков, но из этой затеи у них мало что получилось. Налетчикам удалось только сжечь городской посад, после чего им пришлось убираться в Ливонию. В летописи об этом военном событии говорится так:

«Придоша Немци подъ Пльсковъ и пожгоша посадъ, но самехъ много ихъ Пльсковичи биша; и поидоша Новгородци полкомъ къ нимъ изъ Новагорода, и они побегоша проче, и пришедше Новгородци въ Новъгородъ и покрутившееся, идоша за Нарову и створиша волость их пусту; и Карела такоже много зла створиша волости ихъ».

Во время правления в Пскове литовского князя Давмонта, принявшего православие и ставшего в крещении Тимофеем, немецкое рыцарство потерпело страшное поражение в Раковорской битве. Когда ливонцы в ответ стали разорять приграничные селения Псковщины, князь Давмонт разбил их в сече на реке Мироновне. Вскоре Псков осадило войско Ливонского ордена во главе с магистром. Летописный источник сообщает:

«Слышав же местер земля Ризския мужество князя Довмонта, ополъчився в силе тяжце без Бога, прииде къ граду Пскову в кораблех, и в лодиях, и на конях, с пороки, хотя пленити дом Святыя Троица, а князя Довмонта рукама яти, а мужей пскович мечи иссещи, а инех в работу ввести. »

Тот поход рыцарского Ливонского ордена стал тяжелым испытанием для Пскова. Это был не простой разбойный набег, а большой военный поход, когда ливонские воинские силы частью перевозились на судах через Чудское озеро, когда враг пришел под стены русской армии с «пороками», то есть со стенобитными и иными осадными машинами.

Однако осада города продолжительной не была. Князь Довмонт вывел за крепостные стены свою дружину и псковское ополчение и «избил полки» ливонцев. Орденскому магистру пришлось поспешить увести обратно остатки своего войска.

. Новое сильное нападение немецкого рыцарства на русскую порубежную крепость последовало в 1299 году. В Псковской летописи о тех событиях говорится:

Читайте также:  Запишите словосочетания с глаголами прошедшего времени лес море река дети шумел

«Изгониша ратию немцы посад у Пскова в лето 6808, месяца марта в 4 день, на память святого мученика Павла и Улияны; и избиша игумены, и черньцы, и черницы, и убогия, жены и младыя дети, а мужей Бог ублюде. Во утрей же день погани немцы оступиша град Псков, хотящее его пленити. »

Псковичи во главе с князем Довмонтом и на этот раз не думали садиться в осаду. Они вышли из крепости и разбили ливонцев под ее стенами и обратили их в бегство.

. В 1323 году орденское войско в марте месяце три дня осаждало Псков. Потерпев неудачу, рыцарство «со срамом отъехало к себе». В мае враг снова подступил к городу. Осада длилась 18 дней: ливонцы использовали стенобитные орудия, стараясь пробить бреши, что давало им надежду на успешный штурм.

В той ситуации великий князь московский Юрий Данилович и Новгород отказали псковичам в помощи за их «вольность» . Но на выручку пришел гарнизон крепости Изборск и «князь Давыд из Литвы». Совместными усилиями орденское войско было разбито и прогнано за реку Великую. Победителям достались неприятельские осадные машины, которые были уничтожены. Неудача заставила Ливонию возобновить мирный договор с Псковом.

В 1370 году псковичи снова выдержали 3-дневную осаду ливонцев. Те не решились брать крепость штурмом; разграбив окрестности города, налетчики ушли в свои пределы.

. В 1480 году огромное войско магистра Ливонского ордена в очередной раз подступило к Пскову, став лагерем в десяти верстах от него. На этот раз ливонцы были многочисленны, как никогда: рыцари мобилизовали подневольных курляндских, лифляндских и эстляндских крестьян. Источники называют численность орденских сил в 100 тысяч человек (это маловероятно и число ливонцев завышено).

Городское ополчение, не дожидаясь начала осадной жизни, вышло в поле, но с первого раза нанести поражение ливонцам не смогло. Вторая схватка свелась к бою сторожевых полков, в которой ливонцы потеряли убитыми 300 человек. Магистр приказал отступить к границе, опасаясь преследования.

Однако псковское ополчение отказалось от преследования отступившего врага и возвратилось в город. Воодушевленный таким «успехом» магистр ордена повернул свое войско и на этот раз подступил под его стены. Началась осада крепости, в ходе которой немцы обстреливали город из артиллерийских орудий крупных калибров, намереваясь проломить стены и зажечь город. По защитникам города велась стрельба и из множества пищалей.

Когда стало ясно, что каменные стены выдержат бомбардировку, ливонские рыцари решили предать Псков огню. Были собраны в два «учана» (кострища) оставшиеся в Завеличье «древеса и жердье и солому». Все это было обильно полито смолой. Когда сильный ветер со стороны Завеличья подул на город, «учаны» были подожжены.

Однако поджечь город и таким способом (ранее это пытались сделать калеными пушечными ядрами) не удалось, ливонцы пошли на приступ. Удар наносился из-за реки Великой. Переправившись через нее на судах, атакующие подступили к крепостным стенам, начав обстреливать их из пушек и пищалей «аки градом сильным». После такой огневой подготовки ливонцы намеревались «брать стены».

Но осажденные не стали дожидаться штурма. Они провели сильную вылазку и «столкнули немцев в реку». При этом псковичи дрались «каменьями, секирами и мечми». После того как они захватили первое неприятельское судно, экипажи других поспешили оставить поле брани и «побежали» вниз по реке. Этим эпизодом и завершилась та осада Псковской крепости. Войско Ливонского ордена в очередной раз проиграло крепостную войну против русского града, защищенного каменной оградой.

. Едва ли не самым грозным испытанием для Псковской крепости стала Ливонская война. В 1581—1582 годах город осадила армия польского короля-полководца Стефана Бато-рия. Неприятель подступил к городу 26 августа числом около 50 тысяч человек, в том числе 20 тысяч наемников (венгров, немцев и других). (По другим данным, армия Речи Посполитой насчитывала до 100 тысяч человек.) Она имела до 20 тяжелых осадных орудий.

Псковский гарнизон насчитывал 16 тысяч человек, в том числе 12 тысяч вооруженных горожан. (По другим данным, численность защитников доходила до 36 тысяч человек, что маловероятно.) Обороной города руководил воевода князь Иван Шуйский. Крепость была заблаговременно подготовлена к возможной осаде. Гарнизон и горожане дали клятву, что будут защищать Псков, сколь станет сил.

Король Стефан Баторий, осмотрев крепостную ограду и удостоверившись в ее мощи, решил взять крепость с ее юго-восточной стороны, где стояли Свиная (Свиноборская или Свинусская) и Покровская башни. Осадные работы начались 1 сентября. Были устроены две осадные батареи (брешь-батареи) для перекрестного обстрела башен и прясла между ними. Осадным орудиям удалось разрушить здесь часть стены.

7 сентября осаждавшие пошли на штурм. Воевода Иван Шуйский возглавил его отражение. Когда поляки заняли полуразрушенную Свиную башню, русские взорвали ее вместе с неприятелем. Затем штурмующие были выбиты из проломов Покровской башни. В ходе первого приступа королевские войска потеряли только убитыми более 5 тысяч человек, осажденные — 863 человека.

Тогда осаждавшие повели против Пскова минную войну, которая чередовалась с яростными штурмами, которые велись большими силами. Всего за время осады было сделано 9 подкопов под крепостные стены. Первый поляки начали рыть в октябре 1581 года. Русские узнали о нем от литовского перебежчика. Был устроен встречный подкоп, и вражескую минную галерею успешно взорвали.

2 ноября польская армия пошла на штурм со стороны реки Великой, перейдя ее по льду. Но когда атакующие приблизились к крепостной стене, с нее и из башен по ним был открыт залповый пушечный и ружейный огонь. Поляки и наемники, понеся большие потери в людях, отступили.

После таких неудач Стефан Баторий с частью армии возвратился в свое королевство, передав командование осадным лагерем коронному гетману Яну Замойскому. Тот отказался от активных действий и решил принудить русскую крепость к сдаче блокадой. Но оказалось, что осаждавшие сами не меньше страдали от голода и холодной зимы.

Оборона Псковской крепости длилась 143 дня. За это время ее штурмовали 31 раз. В ответ ее защитники совершили 46 вылазок, постоянно держа неприятеля в напряжении.

Королевские войска не смогли взять и находящийся в 60 километрах западнее города Псковско-Печерский монастырь, который защищал отряд стрельцов под начальством И. Нечаева. Стрельцы совершали частые вылазки за монастырские стены, нападая на вражеские сторожевые заставы и отряды фуражиров.

Неудачная осада Пскова вынудила короля Стефана Батория начать переговоры с царем Иваном IV. 15 января Речь Посполитая подписала с Московским государством перемирие. 4 февраля последние королевские отряды ушли от стен русской крепости в свои пределы.

. В Смутное время город осаждали поляки полковника Александра Лисовского. В 1609 году Псков выгорел дотла. Случилось это после взрыва порохового склада. Тогда сгорели все деревянные части крепостной ограды, и разрушенной оказалась даже часть стены Крома.

Интервенция Речи Посполитой в годину Смуты шла одновременно со шведской интервенцией. Король Густав-Адольф летом 1615 года совершил поход на Псковскую крепость, но та выстояла и в этот раз. Когда шведы отступили от нее, крепостная ограда Пскова имела серьезные разрушения: от артиллерийского огня сильно пострадали Варлаамовская и Высокая башни и участок стены между ними.

. В ходе Северной войны 1700—1721 годов Псков служил опорной базой для действий русской армии в Прибалтике. Крепость была усилена современными земляными фортификационными сооружениями, на которых было установлено 40 пушек. Однако шведы так и не показались под псковскими стенами.

После присоединения прибалтийских земель к России и постройки Санкт-Петербурга Псков потерял былое значение военной крепости.

. На Псковщине, на земле которой многие века полыхали войны, пожалуй, нет больше крепости с таким богатым боевым прошлым, как у Изборска. Он расположен в 30 километрах западнее Пскова, служа ему форпостом. Впервые упоминается в летописи в 862 году, когда один из древнейших на Руси город был отдан во владение брату Рюрика Трувору.

Место городу-крепости подготовила сама природа: каменный мыс высоко поднимается над долиной реки Смолки. Естественной защитой ему служили крутые склоны небольшого плато, глубокий и широкий овраг с одной стороны и Городищенское озеро — с другой. Лишь с юга не было естественных препятствий, поэтому здесь и появился ров и вал.

Первые изборские стены были деревянными. Городок находился на торговом пути в землю эстов и первоначально являлся ремесленным центром. Но когда немцы-крестоносцы заняли русские города в Эстонии, прежде всего Юрьев, Изборск стал важнейшей порубежной крепостью на Псковщине.

Орден дважды с боем захватывал Изборскую крепость — в 1233 и 1240 годах, но был выбит из него новгородским правителем князем Александром Ярославичем Невским. В1269 и 1299 годах под его стены снова приходили рыцари Ливонского ордена.

Несмотря на все пограничные опасности, Изборск разрастался как город. Теперь в случае опасности крепость не могла вместить в себя все окрестное население, искавшее защиты за его крепостными стенами. Поэтому в 1303 году рядом со старой крепостью была поставлена на мысу обрывистой Журавьей горы, на Славянском поле новая крепость. Тогда же в ней появилось и первое каменное строение — башня «Куковка» или «Луковка».

В 1330 году деревянные стены были заменены на каменные. С этого года и до начала XVI века Изборская крепость, имевшая постоянный гарнизон, выдержала восемь жестоких осад и ни разу не была взята врагом.

Первое испытание для каменной крепости пришло в 1341 году. Немецкие крестоносцы осадили ее, пытаясь применить стенобитные орудия. Неприятелю удалось разрушить тайник — подземный ход, который вел к источнику воды. Но даже так осаждавшим не удалось принудить защитников Изборска к сдаче. Немцам пришлось вернуться в Ливонию ни с чем, предварительно уничтожив осадные орудия.

В 1349 году ливонцы вновь осадили город. В это время в Изборске находился по случаю освящения нового храма правивший в Пскове князь Георгий (Юрий) Витовтович. Изборцы и псковичи вышли в поле и дали бой рыцарям и сумели отстоять крепость.

В 1369 году войско Ливонского ордена вновь осадило русскую пограничную крепость большими силами. Осада длилась 18 дней. За это время ливонцам так и не удалось с помощью осадных машин разрушить крепостную ограду.

Появление огнестрельного оружия сразу же отразилось на внешнем виде и силе Изборской крепости. Ее стены стали толще, появились грозные каменные башни: проездные Талавская и Плоская, Вышка, Рябиновка, Темнушка (Темная, или Никольская), Колокольная. По верху крепостной стены теперь были установлены пушки и тяжелые пищали. Крепостная ограда, сложенная из грубых известковых плит, имела весьма суровый облик.

Читайте также

Глава 24 Оборонительные действия и защитные меры

Глава 24 Оборонительные действия и защитные меры В жизни индейца не было мирного времени. Не было ни единой ночи, когда не могло бы произойти нападение. Даже если лагерь был огромен и казалось, что количество боеспособных воинов в нем должно служить гарантией безопасности,

Глава 5 ПЕРВЫЕ ЗЕМЛЯНЫЕ УКРЕПЛЕНИЯ И ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ СООРУЖЕНИЯ

Глава 5 ПЕРВЫЕ ЗЕМЛЯНЫЕ УКРЕПЛЕНИЯ И ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ СООРУЖЕНИЯ Человек, если обстоятельства оборачивались против него, всегда стремился найти убежище, в котором мог бы спрятаться от своих врагов. Сначала такое укрытие давали пещеры. Еще можно было затаиться за

Глава X. Крепости

Глава X. Крепости Раньше, вплоть до появления больших постоянных армий, крепости, т. е. замки и укрепленные города, имели единственным своим назначением защиту их обитателей. Рыцарь, теснимый со всех сторон, укрывался в свой замок, дабы выиграть время и выждать более

Глава 7 ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ (18–27 августа)

Глава 7 ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ (18–27 августа) 17 августа командование 4-й румынской армии издало приказ № 35 о начале общего наступления, в котором, в частности, говорилось:«…2. Наступление будет проводиться 3-м и 1-м армейскими корпусами 18 августа 1941 г., согласно условиям,

А. В. Экземплярский. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период (с 1238 по 1505 гг.) (глава из книги)

А. В. Экземплярский. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период (с 1238 по 1505 гг.) (глава из книги) Александр Ярославич НевскийВ летописях Александр Ярославич начинает упоминаться с 1228 г. В этом году отец его, Ярослав Всеволодович, после похода на Емь,

Глава 5. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ И БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЗИМОЙ 1941/42 ГОДА

Глава 5. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ И БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЗИМОЙ 1941/42 ГОДА Из-за неожиданного появления крупных вражеских сил на нашем северном фланге ситуация изменилась коренным образом. Это сделало необходимым проведение немедленной перегруппировки наших войск на рубеже реки

Глава 13. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ НА РУБЕЖЕ РЕК ИНГУЛЕЦ И АДЖАМКА (15.11.1943–04.01.1944)

Глава 13. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ НА РУБЕЖЕ РЕК ИНГУЛЕЦ И АДЖАМКА (15.11.1943–04.01.1944) Все сражения, в которых 14-я танковая дивизия участвовала до сих пор, происходили на тех участках фронта, которые хотя и находились под угрозой, но все-таки оставались более или менее стабильными. В

Глава 21. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ В РАЙОНЕ МЕТРАЙНЕ-ДЗЕЛСГАЛЕСКРОГС (1–3-я Курляндские битвы, 27.10.1944–23.01.1945)

Глава 21. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ В РАЙОНЕ МЕТРАЙНЕ-ДЗЕЛСГАЛЕСКРОГС (1–3-я Курляндские битвы, 27.10.1944–23.01.1945) Видимо, наша атака на Вайнёде попала в довольно болезненное для противника место. Впечатление было такое, словно разворошили осиное гнездо. Радиомолчание, которое

Бомбардировка крепости 25 февраля — 3 марта 1915 г. Усиление оборонительных сооружений крепости

Бомбардировка крепости 25 февраля — 3 марта 1915 г. Усиление оборонительных сооружений крепости Схема 14. Схема расположения осадных и крепостных батарей к 25 февраля 1915 г.Отдельные попытки противника 22–25 февраля овладеть Сосненской позицией и охватить левый фланг

Глава IX. Наступление на оборонительные позиции

Глава IX. Наступление на оборонительные позиции В части, посвященной обороне, достаточно разъяснено, в какой мере оборонительные позиции вынуждают наступающего или их атаковать, или отказаться от дальнейшего продвижения. Лишь те позиции, которые достигают этого,

Оборонительные сооружения городов

Оборонительные сооружения городов Разрастание городов вызывало необходимость возведения все новых и новых крепостных оград. В эволюции городских укреплений можно выделить несколько основных этапов. Как уже отмечалось, большинство древних городов проходило

«Собирание немецких земель» и фольксдойче

«Собирание немецких земель» и фольксдойче В течение двух-трех лет, с 1933 года по 1935-й, основное внимание Гитлер сосредоточил на ликвидации ограничений, установленных для Германии Версальским мирным договором 1919 года, и предъявлении открытых территориальных притязаний в

СУДОСТРОЕНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ

СУДОСТРОЕНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ Задолго до начала первых походов казаков русские дружины совершали разрушительные походы на Черное и Каспийское моря. Еще в 866 году смешанные отряды варягов и славян спустились вниз по Днепру и совершили налет на Византию. Несмотря на то, что

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24