Озерецковский путешествие по озерам



Вознесенье

История в докуметах и материалах

Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому. Н.Я. Озерецковский

Н. ОЗЕРЕЦКОВСКИЙ. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ОЗЕРАМ ЛАДОЖСКОМУ И ОНЕЖСКОМУ, 1812 год.

Переиздание: 1989, Петрозаводск, изд. Карелия.

Год описания: 1972

Раздел «Описание реки Свири», посвящен селениям Вознесенской Волости, упоминается д. Щелейки, Княж-бор.

Озерецковский (Николай Яковлевич) — ученый путешественник (1750—1827). Сын священника села Озерецкого (откуда и фамилия) Дмитровского уезда Московской губернии, О. воспитывался в семинарии Троице-Сергиевой лавры, где пользовался руководительством известного впоследствии митрополита Платона (Левшина); в 1768 г., в числе лучших семинаристов, отправлен в академическую гимназию, и в том же году назначен в экспедицию академика Лепехина; последний, нередко поручавший О. самостоятельные изыскания (им исследован, например, Кольский уезд Архангельской губернии), с большой похвалой отзывался об его работе, признавал его обширные познания по естественной истории и рекомендовал академии отправить его, для довершения образования за границу. Академия, после проверочного испытания, отправила его в лейденский университет, где он пробыл два года, в 1777 г. переехал в страсбургский университет, занимаясь преимущественно химией, анатомией, и ботаникой; в 1778 г. был удостоен степени доктора медицины за диссертацию: «De Spiritu ardente ex lacte bubulo». Еще ранее, в 1776 г., он отправил в академию свою работу «De muscis», которую академия признала отличной. В 1779 г. О. вернулся в СПб. и был сделан адъюнктом по естественной истории и помощником академика Гильденштедта. В 1782 г. Екатерина II назначила его воспитателем сына графа Г. Орлова, графа А. Г. Бобринского, и академиком. Деятельность О., как академика, выразилась, кроме участия в собраниях, в многочисленных мемуарах и сообщениях по предметам естествознания, в описании путешествий, совершенных по поручению академии, в собрании естественных произведений России, обогативших академические кабинеты, в редактировании академических изданий, в участии в составлении словарей и грамматике и в чтении публичных лекций по естествознанию. В числе почитателей и покровителей О. была княгиня Е. Р. Дашкова. Как член главного правления училищ, О. участвовал в обсуждении вопросов по устройству ученых и учебных заведений; преподавал в шляхетском кадетском корпусе русский язык и словесность; написал руководство по словесности и сам сочинял стихи, например «Песнь на 1797 г.», приветствовавшую первый год царствования Павла Петровича. Главнейшая заслуга О. в его путешествиях, которых он совершил несколько (1782 г. по России, 1785 г. по Ладожскому и Онежскому озерам, 1805 г. по верховьям Волги и др.), и в их описаниях. В последних он сообщал подробные сведения о природе местности, ее жителях, состоянии образованности, о прошлом страны и т. п. Из трудов О. наиболее крупные: «Описание развалин Болгаров, древнего татарского города» (в «Записках» Лепехина, ч. 1, 1768); «Сведения о Кольском уезде» (ib., 1771); «Описание путешествия по Белому морю» (ib., 1772); «Известие о достопамятных народах, в прежние времена живших на сев. стороне Дуная и морей Азовского, Черного и Каспийского» («Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы», 1776—1780); «Обозрение Онежского озера» («Месяцеслов исторический и географический на 1791 г.»); «Описание города Колы» (ib., 1796); «Начальные основания естественной истории» (СПб., 1792); «Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому» (СПб., 1792 и 1812), «Наблюдения над рождением птиц и образованием яиц» (перев., ib., 1804—1805), «Путешествие на озеро Селигер» (СПб., 1817). Перевел Бюффона, Саллюстия и мн. др.

Ср. Сухомлинов, «История российской академии наук» (т. II).

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Для более удобной навигации по тексту, поиску ключевых слов, воспользуйтесь комбинацией клавиш «Ctrl+F«

Титульный лист первого издания «Путешествия»

Маршрут путешествия Н.Я. Озерецковского

ОПИСАНИЕ РЕКИ СВИРИ

Из Ладожского озера поднимался я рекою Свирью в Онежское, из которого она выходит, потому и начинаю описывать оную от ее устья, от коего в десяти верстах находится большое селение Cерьмакса. Оно лежит перед устьем реки Ояти, впадающей в Свирь с левой стороны, и состоит из двух погостов, по обоим берегам Ояти расположенных, из коих лежащий на правой стороне реки называется Вознесенский, а на левой Никольский. Погосты сии протягиваются вверх по реке версты на четыре и состоят из многих приселков, один от другого в небольшом расстоянии находящихся. В одном Вознесенском погосте жителей считается мужеского пола 463, женского 507 душ. При хлебопашестве занимаются они наиболее рыбною ловлею, к чему многие подает им удобности обширное устье Свири, на котором насчитал я десять заколов [28].

До соединения Ояти со Свирью берега сей последней к устью простираются низменные, а в самом низу мокрые и камышом поросшие; от устья ж Ояти вверх по Свири становятся они выше, и, во-первых, правый берег против оятско-го устья нарочито поднимается, так что бористое и песчаное составляет возвышение, по которому растет сосняг, вереск и брусника. В сем месте, поднимаяся вверх на судах, обыкновенно по правому берегу ходят бечевою; но часто случается, что и на левом берегу выходят места больше возвышенные, нежели на правом. 29 числа июля в проезд мой стояли близ берегов большие по-

ленницы дров, определенных для грузки на галиоты, которые подходит тут вплоть к берегу.

В 20 верстах от Серьмаксы. на правом берегу Свири лежит деревня Гнильня, принадлежащая двум помещикам Сназину и Ольхину, за которою на том же берегу в двух верстах погост Горка. От Гнильни по обе стороны Свири идут отлогие займища, на коих много косят сена, которое сметывая в скирды и стоги подставляют сисподи козлы, чтоб весенняя водополь не могла унести сена, если оно до той поры тут останется. От погоста Горки бечевою ходят попеременно то по ту, то по другую сторону Свири.

Верстах в трех от Горки с правой стороны впадает в Свирь речка Сёгежа при економиче-ской деревне [29] Кбвкиницах, а с левой стороны верстах в двух от онаго ж погоста втекает в Свирь река Шамакша, на которой лежит економическое село, также Шамакша называемое, которое отстоит от устья реки верст на семь. На речке Сегеже под деревнею Ковкиницами находится пильная мельница о двух анбарах петербургского купца Овчинникова; тут же есть и мучная мельница.

За Ковкиницами в пяти верстах на правом возвышенном берегу Свири стоит деревня Ручья, принадлежащая двум помещицам Волковой и Рябининой. Против сей деревни река Свирь весьма расширяется по причине удалившегося от вод ее возвышенного правого берега, между которым и рекою обширное находится займище. Деревня Ручья стоит на самом почти углу или извороте правого берега, облежащего оное займище; а далее в небольшом расстоянии от Ручьи находится пристань Александро-Свирского монастыря, до которого от пристани сухим путем внутрь земли шесть верст считается. Пристань оная от реки отдалена займищем и имеет с нею сообщение небольшим только ручьем, которым в летнюю пору едва на лодке проехать можно.

В деревне Ручье отменно от многих других мест приготовляется лен; а вся отмена состоит только в том, что, обивши с бабок головки или

колоколку, как в тамошнем краю называют, кладут обитые бабки в воду и мочат их так, как обыкновенно с пенькою поступают. После сей мочки стелют лен по лугам, где он еще больше вымокает и чрез сие двойное моченье делается гораздо белее против обыкновенного льна, который стелют не вымачивая.

От Ручьи десять верст считается водою до города Ладейного Поля, не доезжая которого в трех верстах на левом берегу Свири лежит деревня Канома при речке того же названия, а в версте от оного деревня Мешкавичи; самое Ладейное Поле лежит также на левом берегу. Город сей принадлежит к Олонецкому наместничеству и состоит из крестьян, которые прежде составляли тут небольшое селение. При сем городе находится Олонецкая верфь, государем Петром I заведенная, где строятся казенные суда, как-то пинки, прамы [30] и пр. Тут живет морской капитан и некоторое число морских служителей, которые при строении оных судов отправляют кузнечную работу; самые ж суда в рассуждении топорной работы по большей части строятся с подряду окрестными крестьянами. Церковь в Ладейном Поле деревянная во имя апостолов Петра и Павла и обнесена полисадом.

Читайте также:  Голубое озеро словосочетание или нет

От Ладейного Поля вверх по Свири, то на правой, то на левой ее стороне, лежат следующие селения:

1) Деревня Мирошковичи верстах в двух от Ладейного Поля на том же левом берегу. Она лежит на земле, принадлежащей городу, потому к оному и присовокуплена быть имеет.

2) Погост Пиркиницы в шести верстах от Ладейного Поля на том же левом берегу; в нем живут економические крестьяне с частию помещичьих, принадлежащих вышепомянутому Сназину.

3) Деревня Мандрага в 14 верстах от Пиркиниц. Между ею и Пиркиницами с правой стороны впадает в Свирь река Негёжма, а с левой река Яндеба, при устье которой находится на Свири порог Подъяндебским называемый, где

подводные камни стремительность воды очень приметно увеличивают; и сей есть первый порог на Свири снизу от ее устья. В сих местах по берегам реки в начале месяца августа цвела еще пригожая порода полевой гвоздички, известной в ботанике под именем Dianthi superbi. В Мандраге некоторые из жителей называли железницею Cerambycem sutorem, а бабочек вообще липками.

4) Деревня Усланка при реке того же имени в 12 верстах от Мандраги на правом берегу Свири так как и Мандрага. Перед Усланкою версты за полторы порог Карелка, на котором от быстрого течения воды два раза перерывалась у меня бечевая. На реке Усланке пильная мельница живущего в Петербурге купца Рекса о четырех анбарах, из коих в каждом двои пильные рамы. За сею мельницею вверх по Усланке на полверсты расстоянием в 1785 году строилась фабрика для делания белой жести, корабельных гвоздей и сему подобного. В бытность мою готова уже была преизрядная плотина, и пониже оной достраивались два анбара, из коих в одном иностранные кузнецы родом из Эльзаса заготовляли для фабрики разные железные орудия. Фабрику

сию завел вышесказанный купец Рекс, которому пильный завод на Усланке достался от купца Шалапанова. Как под мельницу, так и под фабрику отмежеван ему великий округ земли и лес рубить для пильной мельницы позволяется; работают на мельнице крестьяне деревни Усланки; тес на галиоты грузят крестьянские жены, которые и рады тому, что в жительстве своем имеют работу, приносящую им некоторый прибыток. Прикащик купца Рекса изрядно говорит по-русски и порядочно платит за труды работающим.

В Усланке на жестяной фабрике у кузнечного мастера видел я в светлицах висящую на потолке сивую воронку (Coracias garrula), которую застрелил он там в лесу. О сем упоминаю для того, что птичку сию в здешнем краю считал я редкостью, ибо собственно водится она только в южной России.

5) Деревня Юрьевщина в пяти верстах от Усланки за устьем реки Важины, с правой стороны в Свирь впадающей, в устье которой находятся два небольшие острова и на которой неподалеку от устья лежит погост Воскресенский. Между Усланкою и рекою Важиною два порога: первый от Усланки называется Степановская луда, а другой – Железные ворота. На сем переезде от Усланки к Юрьевщине множество в Свири растет водяных трав (Patomogeton и Ranunculus aquati-lis). Рогатый скот далеко заходит в реку, чтоб есть сии травы.

6) Деревня Подпорожье в 12 верстах от Юрьевщины на левом берегу Свири. Между сими деревнями река Свирь течение имеет очень быстрое по причине порогов, лежащих выше деревни Подпорожья, отчего она и название свое получила. Первый порог за сею деревнею называется Си-говец, а второй за ним следующий Медведец, кои оба простираются по реке на девять верст и стремление воды делают столь сильным, что как подъем, так и спуск судов с великими сопряжен тут затруднениями и опасностями. Против сих порогов к берегам реки высокие примыкаются

горы, от которых каменистые подошвы простираются в реку и составляют оные пороги.

7) Ховронский погост в 9 верстах от деревни Подпорожья на правом берегу Свири. Жила в нем не много. В бытность мою тут достраивалась изрядная деревянная церковь.

8) Государственная деревня Мятусова в 6 верстах от Ховронского погоста. Между ею и погостом лежат на Свири два небольшие острова. На одном из них, называемом Яблонским, стоит ветхая деревянная церковь, в которой находятся образа и разный церковный прибор, но церковнослужителей при ней нет и служения не бывает. Сказывают, что некогда был тут монастырь, в котором жило двенадцать монахов, но ныне на всем острове нет ни одного жителя и он ходит в оброке.

9) Погост Пидьма в 12 верстах от д. Мятусовой на правом берегу Свири. Он стоит при реке Пидьме, выходящей из озера Пидьма, на которой построена пильная мельница, принадлежащая петербургскому купцу Попову и олонецкому Свешникову.

10) Деревня Плотйчная на левом берегу Свири в 5 верстах от Пидьмы. Жители сей деревни сказывали мне, что много скота, а особливо лошадей, перевел у них медведь, от которого особливым избавились они случаем. Двое из них, ехавши на лодке по Свири выше своей деревни, увидели медведя, плывущего через реку от правого берега к левому, на котором пасся у них скот; увидя, приняли намерение напасть на него, пока он не выплыл, тотчас нагнали его на лодке и в несколько минут убили, не имея другого оружия кроме топора и лодочной мачты. С той поры целы у них лошади, коих, однако ж, после покойника не много осталось; но опасно, чтоб наследники его и последних не доконали, ибо их по Свири очень довольно.

11) Деревня Ровская при устье речки Ровы, впадающей в Свирь с левого берега, в 10 верстах от Плотичной. На сем переезде встречались нам на Свири великие стада крохалей

(Mergus Merganser), которые большею частию были молодые и в начале августа летать еще не могли. При деревне Ровской ночевал я на четвертое число августа и от несметного множества комаров великое претерпел беспокойство. Вся деревушка Ровская состоит из четырех дворов, которые очень многосемейны.

12) Деревня Князева на правом берегу Свири при устье реки Ивины верстах в осьми от д. Ровской. Река Ивина верст на 10 от своего устья довольно глубока и шириною равняется с большими реками, но далее 10 верст от ее устья становится она очень мелка и камениста. В нее впадают две реки: Остречина и Муромля; первая втекает в нее с правой стороны в полуверсте от деревни Князевой, а вторая с левого берега не более как на версту от сей же деревни. Реки сии окружены болотами, потому и вода в реке Ивине очень темна. На Остречине и вверху Ивины находится по одной пильной мельнице. Деревня Князева принадлежит к Остречинскому погосту, который лежит на реке Остречине в виду от оной деревни. Против устья Ивины река Свирь делает большую излучину, загибаясь в правую сторону и тем приближаясь к Ивине.

Против устья Ивины на левой стороне Свири во сте двадцати семи саженях от берегу находится в лесу колодезь, в котором вода соленая и вкусом много сходствует с морскою водою. Колодезь сей вырыт на низком и мокром месте близ небольшого пригорка; глубиною он сажени в три, а отверстие имеет пространством сажени на полторы. В нем сделан деревянный сруб, который нарочито стар, и обывателям неизвестно, кем и когда он построен. Когда вычерпывали из него воду, что было года за два до моего туда приезда, то на самом дне колодца открыли бьющий ключ весьма чистой серебру подобной воды, которая нарочито была солона и так сильно била, что в один день наполнился паки колодезь, который целые три дни вычерпывали. Дно колодца каменистое и состоит из плит красноватого кварца.

Читайте также:  Каспийское море или озеро россии

Крестьяне, в деревне Князевой и в Остре-чинском погосте живущие, строят для купцов галиоты, которых зимою 1785 года построено было там семь, а осенью того же года подрядились они построить их восемь. Галиоты сии длиною делаются от 50 до 60 футов. Для постройки 50 футового галиота в топорную работу обыкно-

венно нанимают по четыре человека, из коих каждому платится до 40 рублей. За конопатку такого галиота берут по 23 и по 25 рублей; пенька для конопатки употребляется из старых якорных и других канатов, за растеребливание которых дается по десяти копеек с пуда. Кузнечная работа с Кузнецовым углем и инструментами обыкновенно стоит 50 рублей. Итак весь галиот менее двухсот пятидесяти рублей обходится; несмотря на то, работа сия для крестьян выгодный составляет промысел.

13) Государственная деревня Капустина Гора верстах в 10 от деревни Князевой на правом берегу Свири. От сей самой деревни река Свирь идет излучиною до вышесказанной деревушки

Ровской, до которой водою считается 18 верст, а сухим, путем от Капустиной Горы не более семи верст.

Крестьяне сей деревни прежде сего причислялися к петрозаводским работникам, ходили в известные времена в Петрозаводск, жгли на тамошний железный завод уголье, рубили дрова и прочие отправляли там работы, но ныне все таковые крестьяне от заводских работ свободны и преисполнены за то благодарностию к Великой Екатерине, всемилостивейшей своей избавительнице.

14) Деревня Гак-ручей в двух верстах от Капустиной Горы на правом же берегу Свири. В ней живут крестьяне економические и принадлежат к Олонецкому уезду. По имени сей деревни целая волость называется Гакручинскою.

15) Государственная деревня Нймпельда в 9 верстах от Гак-ручья на той же стороне Свири. Сия принадлежит уже к Вытегорскому уезду. От Гак-ручья Свирь приметно быстроту свою умаляет и становится глубже.

16) Сельцо Иваньково в двух верстах от Ним-пельды, лежит на острове, который произвела Свирь, отделя от себя в левую сторону рукав, верст на семь в длину простирающийся, который паки втекает в Свирь с версту выше Нимпельды. Рукав сей называется там река Карпина.

В бытность мою в сельце Иванькове брали женщины в поле лен, с которым поступают они против других мест отменно, а именно, набранный или натеребленный из земли лен в бабки не связывают, как во многих местах водится, а кладут его на пашне кучками, один снопик на другой, и несвязанный отвозят в свои домы, где в скором времени сбивают с него головки. На сей конец употребляют они деревянную доску длиною аршина в полтора, у которой один конец тупой, а другой распилен на несколько зубов, между которыми нарочитые находятся промежутки. Доску сию полого кладут на чурбан или на бревно, упирая ее тупым концом в землю, а зубчатым ставя против себя вверх, и, наступив ногою на

нижний конец, продергивают [Сие называется у них броснуть или бросать, а доска на то употребляемая слывет броснуха и бросальница, кото­рой изображение представляет таблица VI. (См. рис. 18.)] лен несколько раз между зубами; таким образом сбивают с него головки, которые сбирают в мешки и сушат в своих избах; потом толкут их пестами в ступах и, истолокши, веют на гумнах для отделения семени от мякины. Обитый лен мочат в воде, в которой держат его по две и по три недели,

смотря по качеству воды, которая чем теплее, тем скорее он вымокает, что узнают по тому, когда волокна от стеблей удобно отставать будут. Сего достигнув, вытаскивают лен из воды и стелют по полю, где он при дождливой погоде в неделю совсем отбеливается. В местах льном изобильных броснухи или доски оные делаются широкие и тупым концом влаживаются в землю стоймя, чтоб

с обеих сторон по одному и по два человека вдруг могли обивать со льна головки.

17) Деревня Княж-бор в 10 верстах от сельца Иванькова. Против сей деревни на другом берегу Свири лежит деревня Кара или Пахомовская. По обеим сторонам реки от Иванькова до Княж-бора крупный растет лес, который изобилует весьма хорошим осинником. Поднимаясь Свирью от вышесказанной деревни Ровской августа 4 и 5-го чисел, везде на полях видел я уже изрядно поднявшуюся рожь, которая в зиму сеется там против южных стран ранее по причине рано наступающих заморозов.

18) Деревня Свирское Устье в 5 верстах от Княж-бора на левом берегу Свири. Она лежит при свирской вершине, которую там обыкновенно называют устьем; потому и деревня получила свое название. За сею следует Онежское озеро, из которого пространным и глубоким жерлом изливается река Свирь, соединяющая Онежское с Ладожским озером и около 180 верст длины имеющая. Я на малом судне от устья до вершины поднимался ею целые девять дней, но большие суда, каковы, например, галиоты, по большей части более месяца в пути сем препровождают, так что за неимением попутного ветра по целому месяцу на одном месте в Свири простаивают; бечевою ж тянуться не могут по причине малого числа людей, обыкновенно на них бывающих, ибо в порогах свирских для одного галиота потребно работников до 50 человек, чтоб его тянуть, но деревенские жители в летнюю пору занимаются своими работами и для судовщиков столь бывают дороги, что сии нанимать их не в состоянии; при том по всей Свири нигде нет обделанного бечевника, а по обе стороны частый растет лес, так что ни бечевою тянуть, ни человеку пройти берегом во многих местах совсем не можно.

Спуск галиотов вниз по Свири с немалыми также сопряжен неудобствами, ибо для препровождения оных через пороги берутся из деревень спущики, которым по важности мест разная производится плата. Нужда в сих спущиках начи

нается с деревни Гак-ручья в 29 верстах от свирской вершины. Они спускают галиоты через Остречинский порог, который, начинаясь перед устьем реки Ивины, продолжается вниз по Свири почти до деревни Ровской, перед коею спущики оные отпускаются. В 12 верстах ниже деревни Ровской следует порог Пидемский, по погосту Пидьме так называемый, который для проезда не опасен, потому что стремление воды не очень тут сильно. Через 10 верст от Пидьмы в деревне Мятусовой берутся спущики и гребцы на 30 верст до погоста Важинского для препровождения галиотов чрез опаснейшие пороги Медведец и Сиговец, из коих последний гораздо быстрее первого, и вода падает на нем как бы из ям в ямы. Оба сии порога вообще называются Сиговским спуском. От устья реки Важины провожаются галиоты новыми спущиками чрез двадцать верст за Подъяндебский порог, ниже которого никаких более стремнин на Свири до самого ее устья не находится, и суда ходят уже без спущиков и без гребцов, которые на быстрых местах должны действовать потесями [32], чтоб галиот кормою не оборотился вперед и вода не прибила бы его к берегу.

Читайте также:  Проклятое озеро guardian tales

Против деревни Свирского Устья на правом берегу Свири лежит Вознесенский погост, в котором две деревянные церкви и при них живут церковники с шестью человеками своих прихожан, кроме которых никакое другое селение к погосту сему не причисляется, и церковнослужители пропитание свое имеют единственно от земледелия, для которого оставлена им земля, принадлежавшая прежде к девичьему монастырю, в том самом погосте бывшему. Самая деревня Свирское Устье, насупротив лежащая, не к сему, а к Ош-тинскому причисляется погосту. При сей деревне построено несколько рыбачьих изб, в которых весною и осенью живут рыбаки, из разных деревень для рыбной ловли сюда приходящие; в прочее ж время избы сии стоят пусты.

В Свирском Устье жители называют ягодки (Daphne mezeraeum) загозьим лыком от простого

наименования кокушки, которая слывет у них загозкою. Загозье лыко употребляют они для сбережения своего платья, утверждая, что моль его не портит, когда лыко оное в сундуке с платьем будет положено.

Кроме свойственных каждой стране в языке отмен, жители как по Олонке реке, так и по Свири общие всем россиянам слова произносят отлично, а именно, не договаривают глаголов в третьем липе, как-то: вместо будет говорят буде, вместо несет несе и пр.

Река Свирь от устья своего до истока довольно рыбна, но весьма немногие из верховых жителей занимаются рыбною ловлею, и все вообще съестными припасами очень скудны; овощей никаких не садят, хотя они и хорошо могут там родиться, как то опытом изведано в деревне Усланке, где и земляные яблоки [33] с успехом разводятся; дворовых птиц, кроме малого числа кур, никаких не держат по недостатку в хлебе, который сами едят по большей части овсяный, кукко по их называемый; и главный их харч составляет репа.

Берег Онежского озера по обе стороны свирской вершины низок, песчан и отвсюду окружен крупным лесом, под коим места наибольше мокрые и болотистые. Из Свири по Онежскому озеру продолжал я путь мой к Петрозаводску.

ОБОЗРЕНИЕ ОНЕЖСКОГО ОЗЕРА

Объехав водою Онежское озеро, обозрел я берега оного и лежащие на них селения, собрал разные ископаемые тела, которые представил Императорской Академии наук, и приумножил ими собрание минералов, в Императорской Кунсткамере находящихся. Теперь для общего сведения опишу здесь мною виденное.

В Онежское озеро въехал я из реки Свири, которая пространным рукавом выходит из Онежского озера и течет в Ладожское. Вершину реки сей народ называет устьем; по левую сторону сего устья на песчаном озерном берегу построена рыбаками деревня, в которую съезжаются они из окольных деревень наиболее весною и осенью. Рыбу обыкновенно ловят воротницами, которые здесь керекоды, а на Ладожском озере воротницы и кереводы называются. Воротница не иное что, как невод об одном только крыле, которое длиною нередко бывает в 60 сажен. У такого крыла матня находится на конце и как ширины, так и длины имеет по пяти сажен, а в подъеме глубиною трех сажен. К матне по другую сторону против долгого крыла навязывают небольшой сетчатый уголок, от которого идущие веревки называются возжами. К исподнему краю крыла под матнею привязывается камень, ломник называемый, от которого по всему низу крыла насаживаются берестяные кружки с камнями, расстоянием один от другого на сажень, а по верхнему краю крыла сидят поплавки, карначи называемые; их бывает по три против одного нижнего круж-

ка. Воротницами ловят таким образом: сперва спускают в воду матню, от угла которой веревки, возжами называемые, выводятся на поверхность воды, где с наплавком (род буя) и оставляются. Спустя матню в воду, выметывают крыло из лодки, объезжают такое пространство озера, какое только оным крылом охватить могут, и, доведя конец его до матни, запугивают в нее рыбу, потом вытаскивают матню на лодку и, развязав на оном ее углу сделанное отверстие, вываливают добычу в лодку. Ловлю сию производят в отдалении от берега, на который воротниц никогда не вытаскивают, как то делается с обыкновенными неводами. Сею снастию на Ладожском озере ловят сигов около луд, потому сиги оные лудогою или превратно лодушкою и называются; в Онежском же озере употребляются воротницы для ловли всякой рыбы, выключая палью, на которую мечут крючки. Окунь и ряпушка иногда попадаются в воротницы в толь великом количестве, что нагружают ими целые возы и, не имея кому продавать свежую сию рыбу, сушат ее на ветру и в печах для зимнего употребления.

По берегу Онежского озера первое жительство от свирской вершины к Петрозаводску есть село Щелейки, до которого берег большею частию песчаный, но местами выходят и каменистые наволоки, соснягом поросшие. Версты за две до села сего втекает в озеро ручей, Коровьею рекою называемый, в котором вода в летние жары высыхает. Село Щелейки отстоит от берега не более как на четверть версты и закрыто от озера мелким лесом. К нему приписаны еще две деревни, которые вместе с сельскими жителями составляют прихожан обоего пола только 350 человек. Потому может быть и нет в нем церковнослужителей, а отправляет тут духовные потребы священник села Рыборецкого, о котором ниже будет упомянуто. Некоторые из жителей села Щелеек каждую весну ездят в С.-Петербург на лодках с воротницами или керекодами для рыбной ловли при устье Невы, где живут недель по пяти и более, пока в жительствах их не начнутся поле-

вые работы. А когда сии приближаться станут, то продают маймистам [34] свои воротницы и лодки, и пешие домой возвращаются. Хотя они и справедливо может быть утверждают, что больше попадается рыбы в Финском заливе, нежели в Онежском озере, однако причиною езды их сюда наи-

паче то, что при устье Невы имеют кому продавать пойманную рыбу, ибо каждое утро множество наезжает к ним прасолов, которые, ссорясь между собою, за большие деньги скупают у них рыбу, так что рыбаки сами дивятся их зависти и не понимают, за что им столь много платят они денег. В Щелейках разговаривал я о сем с теми самыми людьми, которые в начале лета 1785 года ловили рыбу в Финском заливе, где пробыв месяц, каждый из них возвратился домой с тридцатью рублями единственно на рыбе добытыми.

Не в дальнем расстоянии от села Щелеек выдается в озеро каменный наволок, Крестна Щель называемый, на котором стоит часовня с образами.

В 10 верстах от села Щелеек на возвышенном берегу Онежского озера лежит карельская деревня Каскеручей, от которой в 7 верстах находится село Рыборецкое при речке Рыбьей, в Онежское озеро впадающей, при которой стоит деревянная церковь с небольшим числом обывательских домов, а прочие дворы отстоят от погоста сего на полверсты или несколько далее и составляют особливые деревушки, пустырями от погоста отделенные. Возвышенный озерный берег из-за деревни Каскеручей, не пременяясь, идет к селу Рыборецкому; он везде тут по большей части песчаный и столь крут, что зимою с озера, по которому близ берега обыкновенно прокладывают дорогу, в редких местах проезжающие на матерую землю подняться могут. Самая поверхность возвышенного материка и по окончании сего весь берег Онежского озера, к Петрозаводску идущий на довольно дальнее от воды расстояние, неспособны к землепашеству по причине многого песка, частым вереском и соснягом поросшего, потому редки здесь и набережные селения, а довольно находится их в различном отдалении от озерного берега, где земные угодья становятся лучше.

Вам был полезен материал? Поделитесь этой записью!

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24