Озеро карасье таволги рыбалка



Озеро карасье таволги рыбалка

Таволги

Озёра, как и люди, развиваются, проходят зрелость, стареют и исчезают — умирают. Длительность жизни зависит от размеров, глубины, скорости осадконакопления и множества других факторов. Озёра могут жить миллионы лет, иногда тысячи, а то и всего сотни лет. Об одном из этих короткоживущих озёр родного края и пойдёт речь.

Когда летом наступает самая жара, то хочется после города или работы на огороде очутиться на берегу озера, среди леса, где мало людей, но много чистой радости от водного простора, от всего живого у озера и в его глубинах. Хочется искупаться в чистой, прохладной воде, где нет промышленной и иной грязи. Этим желаниям отвечает озеро Таволги, но местные жители считают, что правильнее называть его Карасёвое и оно имеет связь с озером Глухое, находящимся в трёх километрах на юго-восток от станции Таволги.

Таволги, как крошечное море среди леса, дарит в самую жару удивительную свежесть. Надеюсь, что мой рассказ будет интересен не только для рыбаков и туристов, но и для учителей, школьников, садоводов, для всех, кто любит родную природу.

Печатные сведения об озере крайне скудны. Лишь в книжечке-брошюре Касперовича за 1965г. есть краткие сведения: длина водоёма 1,5 км, ширина — 1 км. Берега низкие, топкие, поросли осокой. Сообщается, что озеро в 33 км от Нижнего Тагила. Летом клюёт карась средний и мелкий. Лодок мало. И всё. Никаких подробностей. В книжечке В. Головко (1963г.) «Озёра нашего края» нет сведений о водоёме, как нет их и в обзорной работе С. Галактионова за 1990г. («Озёра Урала») и в книге Н.П. Архиповой «Заповедные места Свердловской области». Скудность сведений об озере Таволги побудили меня поделиться своими многолетними наблюдениями, суждениями и переживаниями о его судьбе.

1. Характер и черты водоёма

Озеро имеет ряд особенностей, имеющих практический и познавательный интерес. Его зеркало более узко в восточной части и расширяется в западной за счет двух заливчиков: один в виде лопаты на юго-западе, другой — на северо-западе.

Оно мелководно и быстро прогревается. Вода в период прогрева на 3-4 градуса выше, чем в Выйском или Тагильском прудах и Леневском водохранилище. Вода почти болотная, поэтому коричневатая, но чиста и прозрачна. Так что часто, когда невозможно ещё купаться в городских прудах, в озере Таволги можно уже с удовольствием открыть купальный сезон. Даже в прохладное лето вода достигает в отдельные дни 26-27 градусов.

Вторая особенность — это большая толщина ила. Его слой настолько мощный (более 5 м), что твердого дна не удавалось достать даже очень длинной жердью. Исключение составляет участок, отсыпанный песком на северном берегу озера. Это естественный, плодородный ил, не загрязненный промышленными отходами, но способный через 50-100 лет затянуть озеро и привести его к умиранию, т.е. превратить в болото.

Деятельность человека на берегу усиливает зарастание. Вышеназванные особенности неизбежно ведут к другим отличительным чертам водоёма. Озеро сильно подвержено ветровым течениям и не только быстро нагревается, но и остывает также интенсивно, то есть очень чувствительно к погоде. Зимой же подо льдом, когда нет контакта воды с воздухом, а разлагающаяся, отмирающая водная растительность и ил расходуют кислород без остатка, замор в холодные зимы становится обычным явлением, поэтому из рыб выжил лишь один золотой (обыкновенный) карась. Нет, естественно, речных раков. Из моллюсков обнаружил только болотную живородку. В тихую погоду заметны своим неровным, нервным полётом над гладью вод буроватые, невзрачные бабочки полуводных насекомых: ручейников (большие фриганеи и лимнофилюсы), поденок обыкновенных. Электронная версия historyntagil.ru. Бабочки часто падают в воду, на радость выходящим на вечерний жор карасям. Планктонные рачки представлены малочисленными циклопами. Ветвистоусых (дафний) нет. Небольшой приток поверхностных и грунтовых вод имеется, даже имеется родник в западной части водоёма, иначе не было бы и этой живности, включая, всё более малочисленного и мелкого, подверженного заморам, карася.

Местные охотники и рыболовы уверяют, что толщина ила достигает посередине озера 8 м, а от стариков (ушедших из жизни) слышали, что когда-то глубина озера было 10 м и более, во что сейчас трудно поверить.

Замечу, что глубина озера — понятие весьма условное, так как верхний слой ила незаметно переходит в воду и сказать, где начинается дно — очень проблематично. Кроме отдельных прибрежных участков. Кое-где под слоем ила, ближе к берегам, имеются и камни, что говорит о дне озера в прошлом. Если водоём проплыть под водой в начале лета, что я и предпринял как-то для изучения озера, то предстанет унылая и жутковатая картина, напоминающая поверхность безжизненной, пыльной планеты. Ил, взвесь ила. и ничего кроме ила. Нет ни растений, ни водных насекомых, не видно рыб. Только к середине лета дно и поверхность зарастают местами кубышкой, рдестами, элодеей, и жизнь оживает. У кромки плавней видовое разнообразие и количество водных растений и беспозвоночных заметно увеличивается. Плавни смотрятся в воду множеством полуводных растений, с которых в теплую погоду, при ветре, падает немало летающей шестиногой живности на обед карасям. Последние, в свою очередь, в жаркую погоду проявляют чудеса резвости и быстроты, играя и даже выпрыгивая из воды в погоне за летающей добычей. Одним словом, с прогревом воды жизнь озера быстро активизируется, а с резким похолоданием также быстро угасает, замирая до следующего тепла. Причем, эти всплески и колебания жизни ярче выражены, чем на других наших более глубоких прудах и озёрах.

2. Два берега

У озера два берега. Один настоящий, невидимый, другой ложный, но зато хорошо видимый в виде плавней, являющихся как бы продолжением настоящего берега. Плавни представляют из себя живой, колышущийся под ногами ковёр (под ним вода), выдерживающий, однако тяжесть человека, кроме отдельных мест. Со слов местных, старых рыбаков, 50 лет назад плавни занимали меньшую площадь, чем ныне. В северной части водоёма вместо ложного берега есть небольшой «пятачок» настоящего, хотя и искусственного (насыпного) песчаного. Здесь когда-то существовал причал. Были и лодки. Теперь остались ржавые железные балки, да догнивающие по берегам лодки. За десятилетия рыбаки и туристы изменили живой ковёр, укрепив его жердями, досками, проложив тропинки к нему, в то же время добавив банок, бутылок, кульков.

Читайте также:  Малиновое озеро на алтае расстояние

Кое-где к самой воде подходят по плавням берёзки, ивы; последние частенько склоняют ветви над водой. Таволги осмелюсь назвать заповедником ив в окрестностях Тагила. Удивила, прежде всего, ветла — серебристая ива, которую севернее, например, в Н. Тагиле уже не замечал (не произрастает). Мягкие, пушистые, серебристые листочки ветлы радуют глаз и очень приятны на ощупь. Электронная версия historyntagil.ru. Обычны на ложном берегу ракиты (козья ива) со своими морщинистыми, тёмно-зелёными листьями, белотал — трёхтычинковая ива и краснотал. Все перечисленные виды ив угнетены из-за отсутствия дна, и достигают высоты всего 1,5-2 м. Но, здесь, на ковре растут и крохотные кустарниковые ивы, высотой 20-80 см, среди которых заметил ивку-репенс с маленькими, овальными, гладкими листочками и розовыми серёжками, другие имеют листики — то круглые, то резные, матовые или глянцевые; серёжки разных оттенков и нуждаются в определении.

Но вот ольха избегает плавней. Она любит воду, ей не страшно даже длительное затопление корней, и всё-таки дно, земля ей нужны настоящие, поэтому встречается там, где кончается ложный берег и начинается настоящее дно. Черёмуха обычна вокруг озера и как пойменная красавица кокетлива, хотя и льнёт к воде, но старается не замочить ног-корней, то есть плавней избегает. С неё берут пример, даже могут составить компанию рябина, калина. Сосенки пытаются освоить ложный берег, платя за это карликовостью, что видно даже с поездов, проходящих чуть восточнее водоёма. Кончаются плавни с их своеобразной полуводной и низкорослой (если это деревья) флорой, появляются пахучие багульник, смородина, колючий шиповник (два вида), и встает стена тайги и елей, пихт, сосны (уже настоящей корабельной) с примесью осины, берёзы, липы.

Самую кромку плавней образуют, смотрятся в зеркало вод, спорят за место под солнцем полуводные травы: тёмно-красные коробочки — цветы кровавика (сабельника), белые воронки цветов белокрыльника, невзрачная череда, осока нескольких видов, частуха, рогоз широколистный, тонкие стрелки ситника и хвоща. Но основу ковра, жутко уходящего из-под ног «первопроходца», составляет мягкий желтовато-зелёный мох сфагнум. Его разнообразят и дополняют запахами: мята болотная, вахта трилистная, молочай, зонтичные под два метра.

На кочках среди мха можно собрать в конце лета и осенью немало брусники, клюквы, их дополняют кое-где морошка, голубика. Из грибов здесь обычно обабки, волнушки, моховики, сыроежки. В прибрежной тайге много подосиновиков, маслят, лисичек, бычков, груздей. В разгар лета берега и плавни покрываются «летним снегом». Такое чудо происходит благодаря пушице — растению, близкому к осокам.

3. Ещё о гидрофлоре и гидрофауне

Украшают дно озера, составляют среду обитания и кормовую базу для карасей настоящие водные цветковые растения. Ближе к плавням зеленеет на дне светолюбивая элодея канадская, вместо крепкого дна вполне довольствующаяся илом. К июлю водную гладь покрывают кое-где гладкие овальные листья кубышки малой. А вот кувшинки в озере нет. Местами достигают поверхности длинные стебли с прозрачными, нежными листьями. Это рдесты, образующие местами густые заросли, привлекающие карасей. Издалека их можно заметить по зелёным султанчикам, чуть выступающим из воды, немного похожим на соцветия подорожника. В водоёме два вида: рдест блестящий с крупными, длинными и зелёными листьями и рдест пронзеннолистный с буроватыми, более овальными листочками, как бы нанизанными на стебель. Встречаются и длинные, тонкие, ленточные растения, лишь похожие на валлиснерию, но это, очевидно, вегетативная подводная форма ежеголовки простой.

К кромке плавней жмутся зелёные, круглые монетки плавающего цветкового растения — лягушника, заметного своими бледно-белыми цветочками. Ряски в озере немного, водоём не хочет быть болотом, хотя всё идет к этому. Вода достаточно прозрачна и не цветет (как, например, в Черноисточинске во второй половине лета), имеет явно болотный, коричневый цвет.

Фауна озера не слишком богата, но достойна описания. Впечатления несколько портят многочисленные, черные, крупные ложноконские пиявки. Они иногда клюют на червя, вместо карасей, чего не замечал на других наших водоёмах. Мерзкие существа не прочь присосаться к карасям, посаженным в садок. Однако на плывущего человека нападать не рискуют, если, конечно, их не провоцировать долгим стоянием босыми ногами. Изредка попадаются карасики, зараженные ремнецом (лигула), паразитирующим в брюшной полости рыб. Рыбаки неправильно называют их глистами.

Радуют своей деловитостью и красивой шубкой ондатры. Зверьки осторожны и проявляют себя только, если стоять тихо, не двигаясь. Причиной редкости этих крупных водных полевок на озере Таволги — человек.

Приятно смотреть на косячок мелких уточек — чирков. Реже взор радуют кряквы, нырки, шилохвосты, черношейные поганки (последние запомнились оригинальными пучками желтых перьев за глазами). Раньше утки подплывали близко к человеку, как будто знали, что по ним нельзя стрелять летом. Осенью на пролёте можно было увидеть турпанов, гоголей, а в вечерних сумерках и гусей. Над зеркалом водоёма кричат, пикируют за добычей (неосторожными карасиками) озерные чайки и речные крачки. Изредка их дополняет жуткий пересмех серебристой чайки. Но все эти ихтиофаги стали редки над озером из-за уменьшения его рыбности.

Чайки, крачки и утки выполняют роль санитаров, подъедающих с началом схода льда карасей, погибших в результате заморов.

Обычны суетливые трясогузки, а на деревьях разбойницы — вороны и говорливые сороки. Ласточки оглашают писком небеса, снижаясь иногда и, чиркая клювом по воде, утоляют жажду. В конце весны мелкие кулики — бекасы молча взлетают и низко летят, издавая хвостом особые дребезжащие звуки, чуть напоминающие рассекание воздуха длинной веткой. Слышится скрип коростеля в травах ложного берега, обычен голос кукушки, в небе может появиться и коршун, высматривающий добычу. Когда-то и журавлей замечали на зелёном ковре плавней.

Читайте также:  Озеро на даче ягоды

Из беспозвоночных обитателей по зеркалу вод скользят водомерки, делают замысловатые бесконечные узоры жуки-вертячки. Можно заметить и хищного жука-плавунца, спешащего к поверхности, чтобы подышать, а дышит он, выставив конец брюшка. Носятся с легким шуршанием крыльев в погоне за добычей множество больших и мелких стрекоз: крупные коромысла (большое, зелёное, синее), зелёнотелки, стрелки, рыжие стрекозки, порхающие как бабочки — красотки. Так как комары и мошки липнут к людям, то и крупные стрекозы устраивают настоящую охоту вокруг них.

Иногда на червя может клюнуть (прицепиться) хищный клоп-гладыш, а на травинку выползти из воды водяной паук-серебрянка.

Интересно, но ужей почему-то нет на плавнях Карасёва озера, хотя и скрыться им есть где, а рядом — водный, хорошо прогреваемый простор. Возможные причины: много людей на берегах и мало травяных лягушек, которые могли бы быть их основной пищей. В свою очередь, и лягушек мало. Потому, что икру и головастиков охотно поедают караси, хищные жуки, клопы, а также утки, кулики, чайки, крачки. Возможно, и заморы виноваты в малочисленности лягушек. Жабы избегают этих болотистых берегов, но замечены рядом в садах, что у железной дороги. Зато вокруг озера под старым пнем или стволом гниющего дерева можно увидеть такое земноводное чудо, как сибирский углозуб, очень похожий на ящерицу, но в отличие от последней, избегающий света, он более медлителен, прохладен и влажен на ощупь, имеет и ряд других особенностей. Встречаются и гадюки вокруг озера, которые могут преподнести сюрприз неосторожному грибнику или ягоднику.

4. Главный, но не лучший артист озёрной сцены

Благодаря человеку, в прибрежной тайге почти совсем исчез глухарь и тетерев. Редок стал и рябчик. Крайне редко увидишь лося. Раньше даже медведи встречались в окрестностях озера. Ещё несколько лет назад рыболовы, а не грибники и ягодники, были непременными и наиболее частыми артистами озерной сцены. В хорошую погоду (а карась клюёт именно в такую) несколько резиновых лодок и рыбаки через каждые 40-60 м по кромке плавней представляли обычное явление. Любителей ловли карасиков больше было там, где удобнее ветер или лучше клёв. К сожалению, озёрную красоту и тишину портили тоже люди: матом — словесной грязью, пьянкой и бутылками. Но большинство рыболовов всё-таки добры к природе и к коллегам по ремеслу. Основная снасть — поплавочная удочка, приспособленная для ловли карася, хотя в последние годы всё чаще используются экраны, сети. Электронная версия historyntagil.ru. Лучшие насадки: опарыш, ручейник, перловка, мелкий червь и другие. Если учесть, что заморы стали не редки, то ловля сетями не может вызвать особого осуждения. Почти не осталось крупного карася, о чем говорят друг другу рыбаки и подтверждают рыбалки последних лет. Остался лишь мелкий, но вполне употребимый в пищу. Этих карасиков удобно подращивать в больших водосборных ямах или прудках, что выкопали некоторые садоводы на своих участках. Интересно и легко держать этих рыбок и в аквариумах. Ещё каких-то 10-15 лет назад попадались караси по 500-1000 граммов. Сейчас о таких лишь вспоминают. Проникали в озеро когда-то по цепочке болот из озера Глухого окуни, пескари и даже сорожка, сейчас эти виды исчезли. Карась клюёт немного перед нерестом, но наиболее удобный его клёв после икрометания в конце июня, в июле, когда донимают комары, слепни, мошки. Затем, в теплые дни августа и в сентябрьские погожие дни бабьего лета. Уже в конце сентября карась в озере Таволги готов к зимовке, перестает кормиться и брать на удочку. В ноябре в этом водоёме он уже, вероятно, начинает зарываться в ил и впадает в зимнюю спячку.

Карась очень теплолюбив, недаром он позже всех наших рыб (даже леща) мечет икру, главное для него — теплая вода для нереста. Если вода прогрелась до 18 градусов и выше, он может начать икрометание и раньше. Крупные рыбы мечут икру отдельно от мелких и значительно раньше. Лишь по ошибке и незнанию многие считают карася медлительным, а он просто не любит холодную воду и теряет в ней активность. Зато в жаркую погоду в очень теплой воде, когда другие наши рыбы приобретают вялость или уходят на глубину, где прохладнее, карась показывает чудеса быстроты и шустрости: сбивается в большие стаи, от которых когда-то (последний раз в 1998 году) в жару в озере Таволги вода «вскипала». Поклёвки следовали мгновенно и требовали такой же подсечки. В такие дни наступал праздник для чаек и крачек. Но случись резкое похолодание — карась уходит на дно, перестаёт играть, улетают и крикливые ихтиофаги, а также ласточки. Озеро замирает. Как только тёплая погода возвращается, вновь приходит и праздник жизни.

5. Летняя ярость жизни

Комары, мошки и дьявольская троица слепней (бычий, дождевка, златоглазик) омрачают настроение пришедших на топкие берега, но буйный, короткий праздник макушки лета на озере Таволги заставляет забыть обо всём.

Жаркий, душный настой ароматов: медуницы, багульника, десятков видов трав, цветов, мха — озвучен гудением пчел, ос, шмелей, шуршанием крыльев стрекоз, оркестром кузнечиков, расцвечен порханием красоток, бабочек (лимонниц, крапивниц, переливниц, траурниц, голубянок, шашечниц). Голоса множества птах — мелодичные, резкие, щебечущие, доносятся из прибрежной тайги. Буйство зелени десятков оттенков. От всего этого неистовства природы плавней вокруг зеркальной, манящей, просторной глади озера, оживляемой утками, ондатрами, кричащими чайками и крачками — млеешь, расслабляешься, растворяешься. Становишься частичкой, участником летнего буйства жизни. Не искупаться в такой момент просто невозможно, хотя и есть проблема, как войти в воду ложного, уходящего из-под ног берега, а затем выйти из него.

Читайте также:  Как добраться до онежского озера на общественном транспорте

Быстротечно уральское лето, недолгая эта вспышка жизни (месяц-полтора), и наступает незаметное увядание живого, пышного ковра плавней — угасание озера. Молчаливее и тише становится и прибрежная тайга.

6. Лёгкая грусть о будущем топких берегов

Мир озера по-прежнему манит людей. И всё-таки, на меня он навевает грусть. Озеро заиливается, заплывает, зарастает — стареет, одним словом, умирает. А ведь человек в данном случае ускорил старость, но может, при желании, внести новую гармонию в своих отношениях с этим водоёмом. О чём далее в другой статье.

И даже сама старость Карасёва озера была бы благороднее, если бы не было мусора от побывавших на его берегах, и не слышна была бы словесная грязь.

7. Кто поможет озеру?

Когда-то, в советское время, на озере Таволги (Карасёвое) действовала база рыбаков, выдавались и лодки. Радовало оно обилием карасей, в том числе, крупных; зеркальной водной гладью в ярко-зеленой оправе плавней — живого, колышущегося под ногами ковра, ложного берега. Множество уток, куликов, чаек, крачек, ондатр оживляли воздух, берега и воду. Не такой уж редкостью, как ныне, были глухари и даже журавли. Клюква, морошка, калина, рябина, багульник, обилие грибов привлекали на эти топкие берега юных и взрослых ценителей даров природы.

Прошли десятилетия, и старость озера всё более отчётливо проявляет себя. Водоёму уготована судьба стать верховым болотом, избыток воды сливающему весной по заболоченному ручейку в Тагилку. Всё чаще случаются зимне-весенние заморы, и всё меньше измельчавшего карася. Другие виды: окунь, сорожка, щука, пескарь уже не отваживаются появляться здесь, как раньше, проникая по заросшему ручейку с цепочкой озёр-болот, связывающих Таволги с озером Глухое. Электронная версия historyntagil.ru. Основные глубины сейчас 40-70 см (тридцать лет назад — около метра), площадь озера была большей, и зимой оно уже промерзает до ила, который постепенно душит водоём своей многометровой, всё увеличивающейся толщей. Это заиливание сильно обедняет качественно и количественно фауну кормовых беспозвоночных: водных насекомых, моллюсков, так как сочетается с острым дефицитом кислорода в конце зимы. Ведь ил и разрастающиеся подводные луга рдестов, элодеи, тины, окисляясь и разлагаясь, без остатка расходуют растворенный в зимней воде кислород, в то время как его поступлению из атмосферы мешает лёд.

В этот естественный процесс заболачивания, обеднения фауны, весомый вклад вносит человек, оставляя мусор на берегах, уничтожая остатки карасёвого племени «удочкой в клетку», стреляя водную и околоводную дичь, убивая ондатр. Естественно, стали редки крикливые ихтиофаги: чайки и крачки — показатели рыбности акватории. В этой ситуации невьянские охотники посчитали, что виноваты тагильские и прочие рыболовы и даже пытались повесить табличку о запрете посещать озеро с вечера до утра, но так и не решились пока осуществить своё намерение. И в самом деле, ведь плавают же утки, ондатры и прочая водная живность без особого страха рядом с рыболовами в городе, если их не стреляют, не пугают, то есть водные животные боятся, в основном, «рыбаков» с ружьями.

Так можно ли что-нибудь сделать для возрождения озера?

Водоём дал людям всё, что мог и заслуживает сочувствия. Он и теперь ещё достаточно красив и благороден, несмотря на старость.

Недавно, в сентябре, я разговаривал с потомственным охотником, живущим у озера. С виду ему лет 40-45, зовут Сергеем. Он признался мне, что не прочь взять озеро в аренду. Друг с другом были откровенны. Я поделился своими выводами и мыслями о трудностях, что ожидают потенциального арендатора. Убедил его, что основные виновники — не ягодники и рыболовы, а всё-таки «хищники» с ружьями. Но главный «подводный камень» — это всё увеличивающаяся толща ила и зарастание водного зеркала, делающее заморы почти ежегодными и лишающими смысла охранять карася от сетей и подселять карпа, линя и прочих ценных рыб. Через 50-100 лет озеро, если ничего не предпринимать, станет болотом, умрёт. Сергей пошутил, что за это время его уже не будет, но согласился с выводами. И ещё, сможет ли возможный арендатор вести постоянную войну с ягодниками, грибниками, рыболовами, желающими посетить чудное водяное зеркало без всяких разрешений. Охотник ещё более призадумался и у него, явно, ослабло желание стать арендатором.

И, тем не менее, человек смог бы проявить реально гармонию с природой и любовью к ней на примере озера Таволги. Это именно тот случай, когда очень богатые люди, предприниматели могли бы оставить о себе добрую память.

Ил — прекрасное удобрение. Рядом тысячи садовых участков. Сотни тысяч тонн ила, если не миллион (а это легко измерить и посчитать), требуют для извлечения, сушки и т.д. немало затрат, но и прибыль могут принести большую. Если глубина озера при этом увеличится на 2-3 метра, то в него снова проникнут и вырастут до приличных размеров сорожка, окунь, щука, линь. Карась станет крупнее, ведь в этом случае ему не даст дремать благородный хищник — щука, а не как сейчас, хищные, мерзкие, ложноконские пиявки. Можно будет подселить карпа, так как озеро теплее и благоприятнее для роста и нереста этой рыбы, чем Черноисточинский пруд, где пытались его выращивать. Если озеро будет углублено и рыбы станет больше, то рыболовы, вероятно, вполне согласятся, если с них будут брать небольшую плату за ловлю богатые хозяева, рискнувшие вернуть озеру молодость с пользой для природы, людей и себя.

Осень, 2002 г. Озеро Таволги.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24