Озеро крепкое перевал детский

Поход на Мультинский узел Катунского хребта. 11.08.2016, день 5.

Морозное утро брызнуло яркими и сочными красками: совсем свежей и густой зеленью сосен и елей, ярко-рыжей прошлогодней хвоей, глубоким синим небом, блестящей на солнце скальной породой и поверхностью Крепкого, отражающего всю эту палитру обратно в небо. Трава была покрыта инеем, медленно исчезающим по мере того как солнечные лучи добирались до все более удаленных уголков, отодвигая резкую синюю тень. Пока завтракали, мимо прошли вчерашние туристы с Урала, хотя и проснулись они даже чуть позже нас. Вдвоем собираться все-таки гораздо быстрее!

Сегодня предстоит технически самая интересная часть похода — перевал Детский, категории 1б, о котором вроде как и есть некоторая информация в сети, однако, сделать какие-то статистические прогнозы по нему было довольно сложно. В целом, перевал вполне проходимый, особенно в хорошую погоду, однако, спускаться со страховкой веревкой нам еще не доводилось, так что уже не терпелось скорее взглянуть на этот перевал.

Начали забираться в крутой склон, сначала шли по хорошей тропе, однако, вскоре добрались до любимого курумника, где сначала даже попадались какие-то турики, но потом пропали и они. Пропал и любой намек на тропу, зато все чаще стали появляться огромные камни, то, что называется чемоданы, и местами собаку даже приходилось переносить — сама она нашими путями пробежать могла уже не всегда. Поднявшись по небольшому снежнику, добрались до промежуточной полочки с озером, оставшимся немного ниже, и устроили небольшой привал.

Далее предстоит по куруму допрыгать до языков снежников, тянущихся уже до самой седловины перевала. В какой-то момент собачонка, заскулив, опять побоялась прыгать над глубокой щелью между камнями, пришлось снять рюкзак и отправляться ее спасать. Однако, пока я пролез до того места, где она только что стояла, высунув язык, собаки и след простыл. Догнал Женю и Пашу, которые увидели, как где-то далеко позади мелькает хвост. Решили, что собаке все-таки наскучило таскаться с нами по горам и она решила вернуться домой, но не прошло и пятнадцати минут, как псина снова внезапно появилась, выбежав откуда-то сверху. Зверушка попросту решила выбрать свой путь, смекнув, куда мы направляемся, и найдя себе тропу по силам.

Вышли на снежник, крутой, но не скользкий, кроме того, весь в небольших ямках, так что если даже и захочешь, далеко вниз по нему укатиться не получится. Паша решил проверить на деле, круто ли будет немного скатиться по снежнику на пенке, но почти сразу же покатился кубарем, подпрыгнув на паре ямок.



Начала виднеться седловина, нависая над нами прямо сверху, так что приходилось задирать головы, чтобы ее увидеть. Преодолели еще пару крутых снежных участков, перемежающихся полосами курумника, и вот он, перевал! Макс, как обычно, уже облазил окрестные скалы, пока дожидался остальных.


Перевал острый: с одной стороны резко вниз уходит снежник, по которому мы только что забрались, с другой стороны — скальный сброс с закрепленными перилами, метрах в семи под ним виднеются круто уходящие вниз земляные ступеньки тропы. Сброс не то чтобы очень пугающий, но осложняет дело торчащий камень, который нужно обогнуть лицом к скале руками и ногами практически наощупь. То есть страшно и от высоты и от того, что не видишь, куда точно нужно ставить ноги и руки. Страшно от высоты было и собаке — животное забилось между камнями и поскуливало.

Осмотрев фронт предстоящих задач, решили пообедать, прилепившись на узкой полочке меж камней на вершине перевала. Воду можно набрать чуть ниже, около снежника, где талые струйки сочатся по камню и падают в проталины между скалой и снегом. Собаку пришлось кормить чуть ли не насильно — от страха ей не хотелось ничего, даже просто немного спуститься к нам она боялась.

Читайте также:  Проповедь христа на галилейском озере

Пообедав, начали собираться на спуск. Женя (П) и Макс бесстрашно пошли первыми, без особого труда быстро спустившись по сбросам. Им хорошо — у них длинные руки и ноги, которые во всех походах выполняют за хозяина часть работы, легко цепляясь за какие-то невидимые уступы в скалах и перешагивающие сразу через один камень. Остальные решили спускать рюкзаки на веревке — мне было страшно смотреть вниз даже без рюкзака, а с ним я бы безвозвратно улетел прямо до ровных горизонтальных каменных плит, ждущих нас чуть ниже. При спуске рюкзаков немного покоцали ткань, но нестрашно, сейчас везде рипстоп, дыра дальше не ползет. Собака с тоской смотрела на все происходящее, волнуясь и поскуливая, похоже, что она уже сообразила, что ей как-то тоже придется спускаться. И пришлось — я взял ее в руки, несмотря на протесты, всучил Жене (С), уже закрепившемуся пониже, тот передал еще ниже смирившееся животное, безучастно готовое ко всему самому худшему, но продолжающее верить в своих людей, и вот уже собачка помчалась самостоятельно вниз по крутому склону, где можно держаться на своих четырех когтистых лапках. Придерживаясь за веревку, следом как-то спустился и я, замыкая процессию.


Дальше идет уже обычный спуск по куруму и крупным осколкам вертикальных скал, вдоль которых нужно выйти на промежуточное плато над озером Славных Девчат, где сегодня запланирована ночевка. Но сначала прошли через участок огромных, словно специально отлитых, гладких, как асфальт, каменных плит, идти по которым после курума — одно удовольствие. Затем еще небольшой сброс, с которого нужно скорячиться как-то бочком, не попав на обрыв и прыгая через ручьи, и вот перед нами та самая долинка, которую необходимо пересечь перед спуском к озеру. Долина очень богата — она испещрена речками и озерами, камнями и полянками, расположенными то выше, и оттого сухими, то ниже и немного заболоченными. Несмотря на август, все здесь живет настроением весны: похоже, что снег растаял не так давно, потому много воды и повсюду цветут цветы.




Пересекли долину, разделившись на две группы. Я и Женя (П) пошли по треку, обходя плато левее, идя в основном по мягкой траве, иногда перепрыгивая через приличные ручьи. Женя (С), Паша и Макс взяли правее, ломая ноги по курумному склону по правую руку от долины. Наконец вышли на край полки, внизу под ногами — озеро Славных Девчат. Но спускаться до него — прилично, и снова нас ждет бесконечный курум. Тем временем начинает накапливаться усталость, а Пашу, кроме того, начало тревожить колено, взбудораженное бесконечными прыжками по камням.

Делать нечего, ползем вприпрыжку дальше, озеро и стоянка уже манят. Спускаться все рекомендуют справа от озера, если смотреть на него со стороны перевала, здесь можно выбрать менее крутой путь и нет обрывов. Так мы и сделали. Примерно через час выкарабкались на тропу, идущую среди кустов резко вниз, и это уже большое облегчение после курума, скорость сразу выросла. В это время собака, Женя (П) и Макс уже добрались до стоянки, но вскоре подтянулись и остальные.

Место стоянки хорошее: на поляне под кедрами вокруг большого костровища, огороженного камнями, по периметру скамейками сложены бревна, можно с удобством разместиться за ужином. Чуть поодаль, на более-менее ровном местечке, среди трав разместили палатки. Как же сладко было вынуть наконец тяжелые ноги из тяжелых ботинок и сидеть на бревне, запивая запах хвои и дыма от костра глотком крепкой настойки на травах, глядя на массивные высокие кедры, на изумрудное озеро с украдкой выглядывающими из воды камнями, на водопад, срывающийся с высоты той полки, откуда мы только что спустились, и на окружающие нас плотной стеной суровые горы с колючими, усыпанными курумом, склонами. Это чувство удовлетворения от выполненного за день труда, растворенное в красоте вечерней дикой природы, массивной, величественной, но при этом не подавляющей, а, напротив, возвышающей оказавшегося здесь ценой своих усилий человека, является очень важным слагаемым в ответе на досужий вопрос о том, зачем мы все-таки снова и снова идем в дикие безлюдные места, пешком или с велосипедом.

Читайте также:  Балет мариуса петипа лебединое озеро

До темноты просидели у костра, наслаждаясь отдыхом и тишиной горного озера, перебирая заново детали прошедшего дня под треск поленьев. В конце-концов постепенно разбежались по палаткам.

Источник

Ёжики.ру

Недетский фотопоход через перевал Детский

Недетский фотопоход через перевал Детский

Сообщение Dmitry » 10.10.2011 15:21

Недетский фотопоход через перевал Детский

День первый. Приют Глухариный – перевал Детский.

Утренняя свежесть и прошедший ночью ливень заставляли переставлять шибче ноги. Хотя, знакомая до волдырей на стопах каменистая тропа от приюта Глухариный до прижима на Амзасе, не давала разбежаться, тем не менее средняя скорость движения на первых километрах составляла около четырех в час.

Первая вынужденная остановка – прижим. Нужно разуваться и топать вброд по холодной воде, сначала на правый берег, а потом спустя пятьдесят метров – обратно на левый. В промежутке нужно пройти по покрытой инеем тропе босиком – не обуваться же, в самом деле – а потом заиндевевшими ногами снова погрузиться в холодную воду, и перейти по невероятно скользким камням метров пятнадцать. Таким идиотом, проделавшим всю эту процедуру от начала до конца оказался только я один. Валера, хоть и был обут в туристические сапоги, не рискнул перейти через речку, а отправился в обход по средней тропе поверху прижима, борясь с черной глиной в одиночку. И, надо сказать, что его борьба прошла значительно быстрее, чем моя. Он даже успел помочь перейти мне второй участок, подав на стремнине посох.
Пока я приводил в теплое состояние окоченевшие ноги и обувался заново, наметили дальнейший путь. То есть, где ночевать будем, мы знали точно – на вершине перевала Детский, но как туда будем идти – по одной из двух возможных троп – еще не определились. Можно было подниматься по хорошо известной набитой тропе по левому берегу Амзаса, а можно и по склону на правом берегу. Плюсы первого варианта – тропа хорошо известна, идет почти всегда вверх с небольшими падениями до русла реки. Минусы – вот эти самые падения, которые сами по себе выматывают, да еще и проходить по ним придется по скользкой раскисшей глине, вдобавок часть пути придется преодолевать по болоту, что тоже не очень-то и хотелось.
Плюс второго варианта – сухая лесная тропа, минус – придется выходить на плато Среднего Зуба, а это лишних метров сто пятьдесят по вертикали, оттуда спускаться вниз до Амзаса, и опять стартовать вверх. Тем не менее, выбран был второй вариант, и после коротко чайной остановки на развилке мы отправились вверх по тропе.
Я шел по ней впервые, Валера, рассказывал о достопримечательностях: «Вот сейчас будет охотничья избушка, ее построил зимой один знакомый, когда пришло лето, и снег растаял, изба оказалась аккуратно посередине тропы».
Короткая остановка. Я решил посмотреть, что за изба. Типичная охотничья. Внутри мало места, зато быстро прогревается зимой. Стены из пихты. Изнутри пахнет сыростью. Видно, что избушкой давно никто не пользовался. Заросли иван-чая вокруг, так же, косвенно показывают, что и мало кто заходил вовнутрь в этом году.
После спокойного подъема по лесной тропе, среди преобладающих пихт, тропа начинает стремительно взбегать вверх в березняке. Подъем – крутой, но не критично для ходьбы. Быстро его преодолели и вышли на начало курума. Сидим, грызем орехи с сухофруктами, запиваем остатками холодного чая из бутылочки. Перед нами, метрах в семи, на куруме, как раз в контровике находилось что-то небольшое. С нашей точки можно было принять и за небольшой турик – сложенные руками камни на видном месте, для обозначения тропы, — и за пищуху, выползшую прогреться в последних лучах осеннего солнца. Чтобы покончить с догадками, Валера запустил в направлении объекта сухую ветку. Объект пискнул и перебрался на соседний камень. «Пищуха», — успокоились мы.
Дальше тропа, протоптанная собирателями черники, рассыпается, словно веер, в разные стороны по склону, и теряется в кустарнике и куруме окончательно. Но, в принципе, это не страшно, — выбираешь направление на почти голом склоне и идешь, пока не натыкаешься на хорошо протоптанную тропу с последней стоянке на Амзасе. Вот по ней-то мы и спустились вниз, потеряв более полутора сотен метров высоты.
Валера нашел себе рябинку с облетевшими листьями, но сплошь усыпанную красными ягодами, и остался ее обстреливать, я, что-то не впечатлился ею, и сказав, что приготовлю чай внизу, стал спускаться.
Вполне возможно, что, именно, этот спуск за сегодня стал для меня лишним. Несколько раз поскользнувшись падал с рюкзаком на курум, несколько раз больно ушибал голень о камни, да и сам спуск сильно подействовал на колени, которые начали гудеть после него. Если бы не чай с перекусом, коленям пришлось бы совсем плохо на подъеме.
До заката оставалось часа три с половиной, когда мы собрались и двинулись вперед.

Читайте также:  На какую блесну ловить щуку летом на спиннинг на озере

Предстояло пройти около километра по тропе с небольшим набором высоты, а затем лезть по качающемуся и осыпающемуся куруму на перевал. Курум Детского перевала со стороны Амзаса – один из самых неприятных: местами он мелкий, и не держит ногу, а местами просто огромный – размером с большую комнату. Прошедший ночью ливень обледенил поверхность курумника , что дополнительно снизило скорость подъема. В довершении всего, я упал вниз по склону и проехался на руках метра три. Как при этом ничего не сломал себе и не разбил фотик, болтающийся на груди в сумке – до сих пор не понимаю. А тем временем солнце опускалось все ниже и тонкий слой снега и льда на перевале и ближайших вершинах начали озаряться всеми оттенками красного, розового и оранжевого. Особенно впечатлила тучка, переползающая через Большой Зуб.

Валера уже выполз на перевал, сбросил рюкзак, и я провожал глазами его черную фигуру на малиновом небе, уходившую в сторону вершины ТГУ. Валера выполз на перевал и сбросил рюкзак немного ниже места стоянки – как раз у каменных чаш с водой, я же, отдышавшись и восстановив дыхание, поковылял ушибленными ногами вверх, туда, где будем устанавливать палатку.

Прибыв на место, так же схватил фотик со штативом и забыв о холоде и пронизывающем ветре, бросился фотать остатки закатных красок. Через пятнадцать минут все закончилось. Остался лишь холодный ветер, несущий колючие льдинки, снег на перевале, покрытый жесткой корочкой и огромное желание забраться в палатку, вскипятить чаю и согреться.

Вернулся Валера, с рюкзаком, и пока я занимался установкой палатки сбегал к чаше второй раз за водой.
Еду было решено не готовить, ограничиться перцовочкой, удачно прозванной Татьяной-Берендейкой «факовкой» по одноименному отчету о походе в Непал, чаем, колбасой, салом и сухофруктами.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24