Первое столкновение на реке неве



Первое происшествие на Неве

Все-таки надо что-то сказать про «Невскую битву» – недавно была круглая дата, семьсот семьдесят лет. «15 июля 1240 г. в устье реки Ижоры новгородский князь Александр Ярославич во главе небольшой дружины и части новгородского ополчения неожиданным ударом на голову разбил высадившихся шведов, намеревавшихся захватить Новгород», – в таком, кажется, духе писали об этом в школьных учебниках. «И в честь этой победы юный (18 лет всего от роду) князь-полководец стал отныне именоваться Невским».

Попробуем теперь отсеять собственно шелуху пионерских игр в «Зарницу» (кто помнит, что это такое было?). Ну, собственно, с прозвища «Невский» и начнем.

Итак, «Невским» Александра Ярославича впервые назвали в текстах… относящихся ко времени Ивана Грозного, то есть отстоящих от нашего события на два с половиной – три века. Более того, в еще более поздних текстах – уже семнадцатого века – Невскими назывались также и сыновья князя, никакого отношения к инциденту, понятно, не имевшие: Андрей Александрович Невский и Даниил Александрович Невский (родоначальник московской династии). Что бы это значило – не особо понятно, но никакой аналогии с Суворовым-Рымникским или Дибичем-Забалканским здесь, как мы видим, нету.

А откуда мы вообще что-то знаем про то сражение? Со шведской стороны никаких письменных упоминаний не имеется – что пусть и косвенно, но достаточно уверенно свидетельствует в пользу того, что предприятие для Швеции не носило общегосударственного статуса. По-русски же мы имеем, понятно, летописные хроники (не особенно подробные) и, главное, т.н. «Житие Александра Невского» – повесть, составленную вскоре после смерти князя, то есть в 60-80 годы тринадцатого века. Там больше всего подробностей, и к этим подробностям у историков больше всего вопросов.

В целом, к сообщению Новгородской Первой Летописи, объемом около 1000 знаков (включая пробелы) Псковская Первая Летопись добавляет еще около трехсот буковок. Впрочем, ряд важных деталей ученые извлекли и из них. Например, знание о том, что разбитые Александром шведы вовсе не отступили в панике, а спокойно похоронив погибших, переночевали и отчалили лишь на следующее утро. Зато «Житие» в одной из дошедших до нас редакций говорит о том, что большая часть врагов вообще погибла от «ангела Господня», поскольку находилась на противоположном берегу Ижоры, где «не бе проходно полку Олександрову». Современная интерпретация этого места состоит в предположении о том, что основной бой разыгрался у шведов не с «малой дружиной» князя, а с какими-то местными племенами, союзными новгородцам.

Зато сравнительно подробное описание схватки в «Житии» и перечисление погибших новгородцев в новгородской летописи не оставляет сомнений в том, что бой был не слишком масштабным – в рамках заурядного пограничного столкновения. Никакого сравнения не выдерживающий ни со сражениями второй фазы Батыева нашествия, разыгравшимися в южной Руси через несколько месяцев, ни даже с известными боями под Изборском двумя годами ранее. Ясно и то, что силы шведов были крайне невелики – гораздо меньше, чем, допустим, в ходе нападения в 1164 г. на Ладогу, – от силы несколько сотен человек. С такими силами шведы с очевидностью не имели шансов не только на покорение Новгорода, но даже и Ладоги – при том, что «Житие» вроде как сообщает о письме, направленном предводителем шведов в Новгород с извещением о том, что-де «иду на вы». Крайне сомнительны и слова о присутствии в шведских рядах епископов (то есть – нескольких, двух, трех и более – из шести, имевшихся в тогдашней Швеции), а также лично короля, которому-де Александр нанес рану копьем в лицо (это лишь стандартный риторический оборот). В общем, по всему антуражу – обычный грабительский налет, стандартная практика тогдашней политической жизни всех без исключения государственных образований. Не имевший судьбоносного значения ни для одной из вовлеченных сторон и, по этой причине, почти не запечатленный в письменных памятниках – если бы не возникшая позже потребность слатать правильную биографию святому князю-воину, заступнику Православия.

Читайте также:  Река кама чистая или нет

Так? Так, да не совсем – ибо некоторая загадочность все равно остается и требует объяснения. Касается она, в первую очередь, действительных намерений шведов. В самом деле, получается, что вели они себя довольно странно. Приплыв к устью Ижоры, они высадились и оставались на месте как минимум неделю – пока гонец от местных ижорских племен достиг Новгорода, и затем дружина князя проделала, пусть и в спешке, обратный путь, прошло никак не меньше семи дней. При этом, свой лагерь шведы, похоже, и не подумали укрепить. Почему? Ведь если они ставили перед собой сколько-нибудь серьезные завоевательные планы – то единственным козырем их скромного по численности отряда могла стать неожиданность. Если же целью было простое ограбление ижорских племен – то и тут следовало действовать решительно, перемещаясь от одного поселения к другому.

Похоже, шведы вообще не предполагали воевать. Рассчитывали на какие-то переговоры с Новгородом и с местным населением. О чем только?

Современный исследователь Д. Г. Хрусталев предполагает, что имела место попытка закрепления на берегах Невы католической миссии – подобной той, что обосновалась в самом начале века в устье Даугавы, на землях, юридически принадлежащих Полоцкому княжеству. Тогда епископ Альберт начал крестить местных жителей-язычников, предварительно получив от полоцкого князя разрешение на подобные действия. Потом из этой миссии возник город Рига, а Полоцк постепенно утратил контроль над краем. Быть может, повторить что-то похожее и пытались шведы в порядке частной инициативы – ведь далеко не все ижорское население тогда еще было православным. А опыт успеха миссионерской конкуренции с русскими у шведов имелся, обретенный в ходе колонизации племен сумь (финнов) и емь (тавастов) в центральной Финляндии – не случайно наличие в высадившемся отряде представителей этих народов зафиксировано в Новгородской Первой Летописи. Как бы то ни было, закрепиться в Приневье шведы потом пытались регулярно – в 1300 г. они даже построили крепость Ландскрону на Охтинском мысу, в том месте, где позднее возникнет на короткое время новгородская крепостица, а потом шведский город Ниен и крепость Ниеншанц, взятая Петром Первым в 1703 г. Ландскрону, впрочем, новгородцы сожгли почти сразу же – что-то, а важность контроля за идущими через Неву торговыми путями в городе на Волхове понимали безупречно.

Источник

Битва на Неве

15 июля 1240 года состоялась Невская битва, которая имела огромное стратегическое значение. Поражение надолго отбило у шведов желание захватить северо-западные земли Руси. Русская земля всегда была щедра и обильна. Особенно выделялся своим богатством среди русских городов и Господин Великий Новгород. Население Новгородской земли было многочисленно, города славились своими ремесленниками и мастерами. Через Новгородчину проходил древний торговый путь на Запад и на Восток. Процветающая и богатая Новгородская земля привлекала к себе жадные взоры западных соседей и прежде всего шведского и немецкого рыцарства.

Это в настоящее время шведы — мирный народ, а в то время шведские феодалы вели экспансию на Восток, стремились захватить богатый Новгород и отрезать Русь от Балтийского моря. Захват Невы и Волхова и новгородский территорий позволял контролировать торговлю между Восточной Европой и Западом. Да и города Новгородской земли, её промыслы могли дать шведским феодалам большую добычу. Необходимо отметить и роль Ватикана, римский папа благословлял немецких и шведских рыцарей на войну с «язычниками и еретиками». Православные христиане для Рима и западных феодалов были не лучше сарацин (мусульман), или язычников.

Близ устья реки Волхов, по которому проходил водный путь из Великого Новгорода в Балтийское море, располагался древний русский город — Ладога. Это был важный оборонительный и торговый центр. Ладога являлась фактически замком к Новгороду, который прикрывал его со стороны Швеции. Новгородские источники сообщают о ранних попытках шведских феодалов захватить Ладогу. Первое упоминание об атаке шведов на Ладогу относится еще к 1142 году: «В то же лето приходи Свейскый князь с епископом», — сообщает летопись. Горожане смогли отбить нападение и шведы отступили. Уже в 1164 году шведы снова попытались захватить Ладогу, но храбрые жители города сами сожгли посад и заперлись в крепости. Шведы осадили крепость. Ладожане успели послать за помощью в Новгород. Шведы не смогли взять город с ходу, а тем временем на выручку Ладоге пришли новгородские дружины и разгромили находников. Новгородцы вскоре нанесли ответный удар. В 1188 году русские и карельские отряды напали на политический и экономический центр Швеции, многолюдный город Сигтуну и разрушили его. Этот удар надолго отбил у шведов охоту ходить на Русь. Однако когда на Русь пришла беда с Востока, шведские феодалы решили воспользоваться тяжёлым положением Русской земли и реализовать план захвата новгородских земель.

Читайте также:  Слияние двух рек архыз

В 1238 году шведский монарх получил от римского папы «благословение» на крестовый поход против русских. Всем, кто был готов принять участие в походе, было обещано отпущение всех грехов. В 1239 году шведы и немцы провели переговоры, обсуждая общий план похода на Новгородскую землю. Шведские феодалы, которые к этому времени захватили Финляндию, должны были развивать наступление на Господин Великий Новгород с севера, от реки Нева. Немецкие рыцари наступать с запада — через Изборск и Псков. Шведское правительство короля Эриха Эрикссона Шепелявого (правил в 1222—1229 и 1234—1249 гг.) выделило для похода войско под началом ярла (князя) Ульфа Фаси и зятя короля – Биргера Магнуссона. Для похода на Русские земли были собраны лучшие силы шведского рыцарства. Поход официально считался «крестовым», поэтому в нем, кроме крупных феодалов и их дружин, приняли участие и епископы со своими отрядами. Кроме того, чтобы полностью обеспечить успех крестового похода, шведское командование также собрало многочисленные отряды из подчиненного финского населения. Правда, финны, в отличие от шведов, были вооружены плохо – ножи, луки со стрелами, топоры, копья.

В это время в Новгородской земле правил молодой князь Александр Ярославич – сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича. Несмотря на молодость, Александр уже был известен как искусный политик. Это был разумный, энергичный и храбрый воин. Надо заметить, что Новгород сильно отличался своей системой управления от других русских земель. Власть князя была ограничена, он был военным руководителем, а не полновластным владыкой. Реальную власть имели боярские и купеческие роды, которые с помощью веча назначали посадника, тысяцкого и призывали князя. Новгородцы боролись со шведами за контроль над Ижорской землёю и Карельским перешейком. В Новгороде знали о планах шведов по захвату их территорий, так и том, что те похвалялись «крестить» их в латинскую веру.

Летом 1240 года вражеская армия под руководством Биргера «в силе велице, пыхая духом ратном», появилось на реке Нева на судах. Шведы встали лагерем в устье р. Ижора. Армия крестоносцев состояла из шведов, норвежцев и представителей финских племен (сумь и емь). Шведское командование планировало сначала захватить Ладогу, а затем идти на Новгород. Во вражеском войске находились и католическое духовенство: русские земли планировали крестить «огнём и мечом». Разбив лагерь, Биргер, полностью уверенный в своих силах и победе, отправил послание к князю Александру: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю».

Новгородские рубежи охранялись в то время «сторожами». Они располагались и на морском побережье, где в охране границы принимали участие и представители местных племен. В частности, в районе реки Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась «морская сторожа» ижорян (финно-угорская народность населявшая территорию Ижорской земли). Они несли охрану путей к Великому Новгороду со стороны Балтийского моря. Шведское войско было обнаружено старейшиной Ижорской земли Пелгусием, который находился в дозоре. Пелгусий известил князя Александра о появлении вражеской армии.

Крестоносцы выбрали крайне удачный момент для своего удара. Владимиро-Суздальская Русь, где правил отец Александра была опустошена и не могла выставить значительных сил для помощи Новгороду. К тому же для появления дружин Ярослава Всеволодовича требовалось время, которого не было. Личная дружина князя Александра была небольшой. Для сбора отрядов местных бояр, новгородского ополчения и сил городов Новгородской земли нужно было много времени. Медлить же было нельзя, неприятель мог захватить Ладогу и ударить по Новгороду.

Читайте также:  Река амазонка чем интересна эта река

Александр не стал медлить и действовал стремительно, он даже своего отца не успел поставить в известность о появлении шведского войска. Молодой князь решил нанести внезапный удар по противнику, т. к. времени на сбор большого войска не было. Кроме того, созыв новгородского веча мог затянуть дело и сорвать готовящуюся операцию. Князь выступил против противника со своей дружиной, укрепив ее только добровольцами из Новгорода. По старинной традиции, русские воины собрались у храма св. Софии, помолились, приняли благословение от владыки Спиридона. Князь воодушевил своих воинов речью, фраза которой дошла современности и стала крылатой: «Братья! Не в силах Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии в оружии, и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем. Не убоимся множества ратных, яко с нами Бог». Рать выступила в поход. Отряд шёл вдоль Волхова до Ладоги, где к силам Александра присоединились ладожане. Из Ладоги новгородская рать двинулась к устью Ижоры.

Лагерь крестоносцев, разбитый в устье реки Ижоры, охранялся плохо, т. к. шведское командование было уверено в своих силах и не подозревали о близости русской рати. 15 июля русские воины смогли незаметно подойти к вражескому лагерю и в 11 часов утра внезапно атаковали шведов. Нападение русской рати было столь внезапным, что крестоносцы не успели подготовиться к бою и построить свои силы. Быстрота отряда Александра свела на нет численное преимущество шведского войска. Воины Биргера были застигнуты врасплох. Шведы не смогли оказать организованного сопротивления. Русская дружина прошла сквозь вражеский стан и погнала шведов к берегу. Вдоль берега ударили пешие ополченцы. Новгородцы пробивались вдоль реки и уничтожали мостки, которые соединяли шведские корабли с берегом. Ополченцы даже смогли захватить и уничтожить три вражеских судна.

Сражение было яростным. Александр лично «изби множество» шведов и ранил вражеского предводителя. Княжеский соратник Гаврило Олексич погнался за ярлом Биргером и верхом ворвался на вражеский корабль. Его скинули в воду, но он остался жив и снова вступил в бой, убив шведского епископа. Источники также сообщают о отличившихся в этом сражении русских воинов: Ратмире, Сбыславе Якуновиче, Якове Полочанине, отроке Савве. Отряд во главе с новгородцем Мишей уничтожил три вражеских корабля.

Крестоносцы не выдержали яростного натиска русских витязей и бежали на уцелевших кораблях. Потери русского отряда были незначительны: до 20 состоятельных воинов. Шведские потери были более значительными. Они нагрузили два корабля только телами знатных людей, остальных захоронили на берегу. В тактическом отношении следует отметить роль пограничной охраны («сторожи»), которая своевременно обнаружила неприятеля и сообщала в Новгород. Огромное значение имел и фактор быстроты и внезапности удара. Крестоносцы были захвачены врасплох и не смогли оказать организованного сопротивления.

Блестящая победа над шведским войском имела огромное политическое и моральное значение. Она произошла после страшных поражений, которые русские рати потерпели от воинов Батыя. Швеции не удалось захватить новгородские земли в наиболее удобный момент для удара и отрезать Русь от Балтийского моря. Отразив вторжение с северного направления, Александр сорвал возможное одновременное нападение шведских и немецких феодалов.

Однако победа на Неве имела и негативную сторону. Новгородские боярские и купеческие семьи завидовали славе Александра и боялись роста его влияния в Новгороде, любви простых людей к нему. «Золотые пояса» начали плести интриги против князя. В результате победитель шведов был вынужден покинуть Новгород и уехать во Владимиро-Суздальскую Русь, в свой удел – Переяславль-Залесский.

Ратные подвиги Александра Невского

Год выпуска документального фильма: 2006. Страна: Россия. Жанр: Исторический. Продолжительность: 00:31:58. Режиссер: А. Малиновский.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24