Почему отменили лебединое озеро

Театр, которого не было: «Лебединое озеро» Юрия Григоровича

Проект Ольги Федяниной и Сергея Конаева

Название: «Лебединое озеро»
Театр: Государственный академический Большой театр СССР
Постановщик: Юрий Григорович
Время работы: начало 1969 — 9 июня 1969
На какой стадии прекращена работа: генеральная репетиция
Причины прекращения работы: цензура

У «Лебединого озера», которое крутили по телевизору во время путча и под которое скончался Советский Союз, сложная судьба. Поставил его в 1969 году Юрий Григорович. Поставил — но не смог выпустить. Легендарную первую редакцию — жесткий, трагический спектакль с безысходной концовкой — после генеральной репетиции отправили на переделку. На премьере 25 декабря 1969-го у спектакля был счастливый финал, а от исходной концепции почти ничего не осталось.

В СССР противостояние добра и зла даже на сказочной территории было предметом пристального идеологического контроля. Отчасти потому, что социалистический реализм не терпел неразрешимых противоречий. А коллизия «Лебединого озера» у Чайковского как раз из разряда неразрешимых, просто об этом мало кто помнит. Лебедь-Одетта — жертва Злого гения, рыцаря Ротбарта, который держит ее в колдовском плену. Но она и жертва влюбленного принца Зигфрида, который, поддавшись на обман, предает ее. У Чайковского и в либретто, и в музыке зло оказывается непреодолимым — герои гибнут в бурю.

контекст

СЕЗОН 1969/1970

«Кармен»
Режиссер Вальтер Фельзенштейн

Корифей мировой оперной режиссуры поставил современную версию вечнозеленого шлзаменив в нем (впервые на советской сцене) речитативы драматическими диалогами, как это и предусмотрено автором

«Мать»
Театр драмы и комедии на Таганке
Режиссер Юрий Любимов

Спектакль, возвращавший московской сцене не сталинско-хрестоматийного, а плакатно-революционного Горького. Лучшая роль Зинаиды Славиной после дебютного «Доброго человека из Сезуана»

«Ромео и Джульетта»
Режиссер Анатолий Эфрос
Театр на Малой Бронной

Легендарный спектакль Эфроса, в котором 29-летняя Ольга Яковлева и 33-летний Анатолий Грачев сыграли трагически безоглядную влюбленность такой, какой она может быть только в самой ранней юности

Справедливости ради, трагический исход сюжета смущал хореографов и в XIX веке. Буря и смерть влюбленных были в постановке в Большом в 1877 году, но уже через три года в финале погибал только злодей Ротбарт, любовь торжествовала. А в классической версии Петипа — Иванова (1895) уже и бури не было, влюбленную пару «спасали лебеди и везли в лодке по внезапно успокаивающейся зеркальной поверхности озера» (Г.А. Римский-Корсаков). Возвращением к исходному замыслу отчасти можно было считать постановку Александра Горского 1901 года, финал которой был проникнут атмосферой безысходной печали.

Но к тому моменту, когда 42-летний Юрий Григорович, пятью годами раньше ставший главным балетмейстером Большого, обратился к «Лебединому», тоска и печаль были давно изжиты. Привлекавший Григоровича трагизм сюжета исчез еще в 1937 году — тогда Асаф Мессерер, занимаясь возобновлением постановки Александра Горского, переделал последнюю картину, пояснив, что в финале прежнего спектакля «звучали несколько идеалистические мотивы, перекликавшиеся с проповедью „непротивления злу»». У Мессерера добро торжествовало в утрированно комической форме: злодею-волшебнику отрывали крыло, и он кончался в судорогах. В 1950 году эту анекдотическую развязку повторил Константин Сергеев, его «Лебединое» сохраняется в Мариинском театре до наших дней. Когда в начале 1950-х в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Бурмейстер собирался вернуть трагический финал, ему это, судя по всему, попросту запретили.

цитата

Последний акт «Лебединого озера» Григоровича (особенно в первоначальной редакции) — безусловный шедевр. Смелость его опирается на пророческую смелость партитуры. Григорович неукоснительно следует духу музыки и потому нарушает балетный канон

Но в послеоттепельном 1969-м Юрий Григорович имел уже все основания считать требование непременного торжества добра в финале «Лебединого озера» результатом какого-то маниакального заблуждения, непонятным пережитком сталинских идиосинкразий. Ведь и в 1940-е, и в 1950-е, и в 1960-е Жизель продолжала сходить с ума, Ромео и Джульетта гибли, погибал Спартак. Кроме того, это новое «Лебединое озеро» предназначалось не только для отечественной публики, оно планировалось как своего рода «витринная» постановка: Большой театр собирался на очередные гастроли в Лондон, и зарубежные импресарио настаивали на замене обветшавшей предыдущей версии.

Читайте также:  Атавды озеро башкирии погода

В «Лебедином» Григорович вместо простодушной сказки ставил мрачную притчу, в которой было и усложнение представлений о человеке, в духе немецких романтиков с их темами черных двойников, и упрощение, потому что Григоровича всегда интересовала тема предательства в его прямом, военном смысле. Драматическим центром этой притчи был Зигфрид, поддающийся на обман Злого гения, который заставляет его принести клятву верности Одиллии, внешне неотличимой от Одетты. У Григоровича Злой гений был не столько врагом, сколько мрачным двойником, черной сущностью Зигфрида, толкавшей его на предательство и делавшей принца клятвопреступником. Освободиться от двойника Зигфрид мог только ценой гибели Одетты.

цитата

Мне было душевно приятно видеть первую редакцию. Григорович — мой ученик. Все, что я не договорил,— договорит он. Все, что я не доделал,— доделает он в обеих редакциях. масса не поняла бы конец, сейчас он решен более простым способом, но он есть

Партию Зигфрида репетировали Николай Фадеечев и Михаил Лавровский, Одетту — Майя Плисецкая и Наталия Бессмертнова, Злого гения — Борис Акимов и Михаил Габович. Официальным консультантом постановки был Федор Лопухов — патриарх балетного авангарда, ученик Мейерхольда, хореограф запрещенных «Болта» и «Светлого ручья». Роль Лопухова в новой работе была велика, он сам раньше несколько раз обращался к «Лебединому озеру» и создал две совершенно разные его редакции: в 1945 году в Кировском театре, в 1958-м в МАЛЕГОТе. И в Кировском мотив Ротбарта как «тени» Зигфрида уже появлялся.

Григорович делал то, что в 1930–1950-е предписывалось делать всем хореографам, которые обращались к Чайковскому,— убирал вставные номера, раскрывал купюры. Расширялись партии Зигфрида и Ротбарта, и, соответственно, усиливалось их противостояние-симбиоз. Но делал он это, чтобы усилить тему безысходности и злого наваждения.

Репортаж о репетициях «Лебединого озера» в газете Большого театра, 30 мая 1969

Репортаж о репетициях «Лебединого озера» в газете Большого театра, 6 июня 1969

Репортаж о репетициях «Лебединого озера» в газете Большого театра, 30 мая 1969

Репортаж о репетициях «Лебединого озера» в газете Большого театра, 6 июня 1969

Некоторые новации хореографа радикально противоречили традиции. Так, в третьем акте на балу перед принцем Зигфридом разворачивается парад невест — среди которых он не находит свою Одетту. Этот бал раньше ставили как череду характерных танцев с национальной окраской: перед принцем показываются венгерские, испанские, неаполитанские, польские гости. Григорович превратил дивертисмент в серию портретов невест-обольстительниц, поставив их на пуанты, то есть заменив характерный танец классическим. В напряженно-мрачной атмосфере его истории дивертисментный народный танец действительно был не слишком уместен. Часть труппы бурно протестовала и подозревала хореографа в неуважении к московской школе, знаменитой характерными танцовщиками. То, что изнутри выглядит как покушение на «скрепы», со стороны кажется едва заметной мелочью — но Григорович знал, на что замахивается, и у него даже была авторитетная поддержка. На публичном обсуждении его защищал Марис Лиепа: «Введение классики в III акт в характерные танцы не ново. Я точно знаю, что в первой редакции существовали пуанты в неаполитанском и испанском танцах».

Но, конечно, непреодолимая проблема этого «Лебединого озера» заключалась не в характерных танцах. Да даже и не в безысходном финале как таковом. Вернее, финал лишь наглядно демонстрировал радикальное расхождение выдающегося хореографа с генеральной линией.

подробность

Самая нелепая — но объяснимая — претензия к постановке Юрия Григоровича родилась где-то в кабинетах Министерства культуры СССР, возможно, даже в кабинете лично министра Екатерины Фурцевой. У Чайковского в сцене парада невест был предусмотрен вставной танец «Русская» — позже его убрали. Григорович собирался этот вставной номер вернуть и вывести на сцену русскую невесту. Но внезапно у культурных функционеров сработал рефлекс времен борьбы с космополитизмом: безродная Одетта-Одиллия не может оказаться победительницей там, где есть русская невеста. «Русский танец должен быть, как мне казалось, за основу мы взяли Горского. Но мы убрали его, т.к. было непонятно, почему не выбрали русскую невесту»,— жаловался Григорович.

Читайте также:  Озеро магоби как добраться

Юрий Григорович — это, возможно, самая трагическая фигура отечественного театра, художник, наделенный даром масштабно и заразительно передавать злые темные страсти как нечто, присущее самой природе человека, двигать сценическое действие в стремительных ритмах разрушения. Ненормальность этого дара по советским меркам он сам понимал и позже активно пытался уравновесить его лирикой — за редким исключением менее талантливой и изобретательной. Или же искал спасение в риторически драматургических конструкциях, где, как в «Легенде о любви» или «Иване Грозном», провозглашалось торжество общественной или исторической миссии над индивидуальными метаниями.

Тогда, в июне 1969-го, генеральная репетиция «Лебединого озера» вошла в театральную легенду. На главной сцене страны зло торжествовало, не оставляя герою шансов сдержать клятву и сохранить достоинство. В последней картине, где лебеди не пускали Зигфрида к Оxетте, сцена, представлявшая собою придуманный Симоном Вирсаладзе утонувший замок, дышала безнадежностью и отчаянием. Ротбарт и кордебалет лебедей, по воспоминаниям свидетелей генеральной репетиции, черным смерчем носились по сцене, а главные герои физически выдыхались, пытаясь, как заведенные, преодолеть стихию и пробиться друг к другу.

Наталия Бессмертнова и Николай Фадеечев в «Лебедином озере» Юрия Григоровича, 1969

Источник

Самый скучный и казённый балет. Почему провалилось «Лебединое озеро»

20 февраля 1877 года в Большом театре прошла премьера «Лебединого озера» — первого балета известного композитора Петра Чайковского. Однако спектакль оказался неудачным и в итоге был снят с репертуара. Лайф рассказывает, в чём была причина провала балета, со временем ставшего одним из самых популярных в мире.

» _id=»5e01379af4352e43d95bff6e» name=»e33d1649a60b16b803f6c5ab3d74cb63.jpg» height=»0″ src=»https://static.life.ru/posts/2017/02/975235/e33d1649a60b16b803f6c5ab3d74cb63.jpg» loading=»lazy»/>

Днём 20 февраля 1877 года 36-летний композитор Чайковский особенно волновался. Вечером в Большом театре ожидалась премьера первого в его творчестве балета. На следующий день критики в пух и прах разнесли постановку, назвав спектакль казённым и скучным. Но Чайковский был уверен, что через какое-то время балет оценят и он обретёт новую жизнь. Так и случилось.

Заработать на лебедях

Весной 1875 года дирекция Большого театра обратилась к Чайковскому с просьбой написать музыку к балету «Лебединое озеро» — истории о заколдованной принцессе Одетте и влюблённом в неё молодом принце Зигфриде. Композитор, материальное положение которого трудно было назвать благополучным, согласился на эту работу в том числе и ради заработка.

Я взялся за этот труд отчасти ради денег, в которых нуждаюсь, отчасти потому, что мне давно хотелось попробовать себя в этого рода музыке

Из письма Чайковского Римскому-Корсакову, 10 сентября 1875 г.

Либретто создал инспектор репертуара театра, литератор и драматург Владимир Бегичев вместе с известным артистом балета Василием Гельцером. Также считается, что в создании либретто мог принимать участие и Юлиус Рейзингер — хореограф-постановщик балета.

Чайковский работал довольно быстро. К осени 1875 года были готовы первые два действия, а весной следующего года композитор завершил балет и полностью инструментовал его. С осени 1876 года в театре начались репетиции.

Работа затянулась — показать постановку в традиционный сезон премьер (ноябрь — декабрь) не удалось. Премьеру первого балета Чайковского ждали с большим интересом. Как пишет балетовед Елизавета Суриц, задолго до премьеры в печати появился сценарий балета, что прежде не делалось никогда, а в начале февраля 1877 года можно было приобрести даже клавир, содержавший всю музыку Чайковского.

Читайте также:  Степень эвтрофирования озера неро

Фото: © РИА Новости

Премьера состоялась в день бенефиса балерины Пелагеи Карпаковой. Она и танцевала главную роль. После премьеры критики были безжалостны. Больше всего досталось балетмейстеру Юлиусу Рейзингеру.

Странное скопление на сцене дам разного возраста и разной комплекции в тяжеловесных костюмах с перьями, тщетно старавшихся изобразить горделиво плывущих лебедей. К радости публики, в конце спектакля вся эта разномастная птичья стая утонула в озере вместе с немецким принцем Зигфридом, бросившимся вслед за ними в воду

Рецензия на премьеру в «Санкт-Петербургских ведомостях»

Другие критики сравнивали балерин, размахивающих руками, с ветряными мельницами. Рецензент газеты «Русские ведомости» под псевдонимом Скромный Наблюдатель заявил, что «в постановке танцев г. Рейзингер проявил замечательное умение вместо танцев устраивать какие-то гимнастические упражнения».

В знаменитом советском фильме «Чайковский» с Иннокентием Смоктуновским в главной роли есть эпизод, показывающий день Чайковского после премьеры «Лебединого озера». Там студенты консерватории вслух зачитывают разгромную рецензию критика Лароша на постановку, где достаётся и композитору.

Ларош на самом деле писал рецензию на «Лебединое озеро». Но он, как и остальные критики, в большей степени ругал постановщика балета, а не музыку Чайковского. Композитору он лишь поставил в упрёк «излишнюю любовь к медным и особенно ударным инструментам» и «свойственную слабость к громкой звучности».

По музыке «Лебединое озеро» — лучший балет, который я когда-нибудь слышал. По танцам «Лебединое озеро» едва ли не самый скучный, казённый и бедный балет из тех, что даются в России

Критик Герман Ларош

Ещё одной из причин провала называли выбор исполнительницы главной роли. Первые спектакли танцевала Пелагея Карпакова, и лишь затем в партии Одетты вышла любимица публики и звезда Большого театра Анна Собещанская. Впрочем, и это не спасло постановку. Балет прошёл за 1877–1879 годы 27 раз, после чего был снят с репертуара.

Сцена из II акта в постановке 1877 года. Фото: © wikipedia.org

Балетовед Елизавета Суриц в своих публикациях о «Лебедином озере» приводит бухгалтерию постановки Рейзингера. Смета на балет, по её словам, необыкновенно скромна — около 6,8 тысячи рублей, тогда как балет «Кащей», несколькими годами раньше созданный Рейзингером, обошёлся в 16,9 тысячи рублей. Впрочем, даже эти скромные затраты не окупились.

Сохранилась и сводка сборов. Больше всего средств удалось выручить за премьерный показ — 1918 рублей 30 копеек. Но уже второй спектакль показал сборы в два раза меньше — 877 рублей 10 копеек, а третий не собрал и 330 рублей. Сбор поднялся, когда 23 апреля роль перешла к Собещанской (987 рублей), но далее зрителей приходило всё меньше, и он постепенно опустился до 281 рубля. В дальнейшем сборы колебались, порой давая всего 300–200 рублей (самый низкий 7 ноября 1878 года: 209 рублей 40 копеек).

В январе 1879 года «Лебединое озеро» было показано последние три раза, после чего выпало из репертуара. Год спустя балет был возобновлён Иосифом Гансеном и прошёл за три года (последнее представление 2 января 1883 года) 12 раз при всё убывающих сборах

Балетовед Елизавета Суриц

«Лебединое озеро» вновь появилось на театральной сцене уже после смерти Чайковского. Композитор умер в 1893 году, а двумя годами позже состоялась петербургская премьера балета, поставленного Мариусом Петипа и Львом Ивановым. На московской премьере балет имел иной сюжет: принцу Зигфриду не удавалось спасти девушку-лебедя и влюблённые погибали в волнах озера. Также главной злодейкой была колдунья-сова, а не злой гений Ротбарт.

Постановка оказалась очень успешной, и версия Петипа — Иванова стала классической. Этот спектакль до сих пор входит в репертуар ведущих театров. А знаменитые хореографы регулярно создают свои оригинальные версии «Лебединого озера».

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24