Погода на теньгинском озере

Прогноз клева озеро Теньгинское на завтра, на неделю, на 10 дней

Сегодня, в воскресенье 31 июля, озеро Теньгинское тепло, воздух прогреется до 24°C, будет кучевые облака. Слабый западный ветер, 4 м/с, ловля с лодки комфортна. Атмосферное давление пониженное, 754 мм рт.ст. и повышается. Хорошо будет клевать Хариус, Карась, Линь.

Завтра, в понедельник 1 августа, тепло, воздух прогреется до 21°C, будет легкий дождь. Лёгкий западный ветер, 2 м/с, ловля с лодки комфортна. Атмосферное давление пониженное, 755 мм рт.ст. и повышается. Хорошо будет клевать Хариус, Карась, Линь. Низкую активность проявит Пелядь.

В ближайшие 7 дней хорошо будет клевать Хариус, Карась, Линь. Низкую активность проявит Пелядь.

Щелкните по нужной строке или воспользуйтесь поиском ниже чтобы перейти к детальному прогнозу клева рыбы на две недели и оценить динамику клева на графике.

31.07вс 1.08пн 2.08вт 3.08ср 4.08чт 5.08пт 6.08сб
Карась 88 86 85 84 82 75 73
Линь 93 95 95 94 94 87 86
Окунь речной 73 72 71 69 68 61 59
Пелядь 50 49 47 46 45 37 36
Хариус 76 75 74 73 71 64 63

Друзья! Команда портала Велесовик старается, чтобы предоставить Вам много полезной и разнообразной информации. Особенно мы гордимся нашей уникальной системой расчёта прогноза клёва. Наш портал работает на некоммерческой основе. Так будет всегда. Всю информацию Вы будете получать бесплатно. Но пандемия подкосила и наши возможности. Команда разработчиков «Велесовика» будет благодарна Вам за посильную финансовую помощь на развитие системы «Прогноза клева», которую Вы можете сделать прямо здесь. Вместе мы победим любой кризис!

Источник

Теньгинское озеро

Теньгинское озеро — объект на участке частично заболоченного днища котловины Семинского района (в южных отрогах Семинского хребта), Центрально-Алтайской физико-географической провинции, преимущественно Онгудайского административного района, около села Озерное.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Туристский район: Средняя Катунь

Топонимика

Кенги (Кеньга, Кёнгы, Кеньги, Теньга, Теньгинское) Алт. кенг — широкий, просторный, обширный; др.-тюрк, keng — широкий, обширный; обильный.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Как добраться

Первый поворот к Теньгинскому озеру нужно сделать на развилке Чуйского тракта на 611 км направо. Далее следуем по дороге Туекта — Уймонский тракт (84К-132) до села Теньга. Перед въездом в село, через 15 км от Чуйского тракта поворот направо и двигаемся 10 километров до села Озерное. Проехав по Центральной улице село до школы, оставляя её справа, поднимаемся на седло и спускаемся к берегу озера. От села до озера чуть больше километра.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Туристское значение

Памятник природы Республики Алтай. Организована природоохранная служба, на площади 130 га в окрестностях и на озере установлен заповедный режим.

Особенности природы Теньгинского озера давно привлекали внимание натуралистов и ученых: геологов, географов и биологов.

Теньгинское озеро – рыбопромысловый участок № 60, где практикуется любительское и спортивное рыболовство (рыбалка только по специальной путёвке, которую можно купить в с. Озерное).

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Легенды

В 1879 году русский географ, этнограф Потанин Григорий Николаевич опубликовал легенду о водяной корове «В… Кеньге… живет «куль еезы», хозяин озера. Он кричит, как бык.

В 1880 году исследователь Сибири и Центральной Азии Ядринцев Николай Михайлович писал: «Далее у алтайцев над каждою пещерою, скалою, озером и водопадом господствует свой дух Еэлю. Такой дух, отождествляемый с водяным живет в Кеньгинском, Когурминском и других озерах».

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Описание

Тектонического происхождения, образовалось в месте разлома или сдвига земной коры. Формирование озерной впадины, произошло в доледниковое время.

Очевидно, определенную роль в подпруживании стока из Теньгинского озера играет небольшая скальная перемычка, наблюдаемая в 1 км от истока реки и прослеживающаяся на дне долины.

Озеро имеет слегка вытянутую по оси долины сложно–округлую форму, лежит на высоте 1102 м над уровнем моря. Превышение зеркала Теньгинского озера над зеркалом р. Урсул в устье реки Теньга, составляет 104 м.

Площадь 1.475.000 м 2 , объем воды – 4.791.250 м 3 . Вода пресная, маломинерализованная, гидрокарбонатный класс кальциевой группы, неприятна на вкус, имеет запах сероводорода в зимнее время, цвет желтовато-бурый.

Преобладают небольшие глубины: от 1 до 7,2 м. Мелководье составляет около 70% площади.

Теньгинское озеро прогревается в июле +20 – +22ºС (глубине 6–7 м – +13ºС). В марте температура воды – 0ºС. Покрывается льдом в конце ноября, с толщиной льда от 50 до 80 см. Освобождение от ледяного покрытия происходит во второй половине апреля, нередко в первой декаде мая.

В береговой, прибрежной зоне озера имеется дресва, щебенка и песок, но большая часть поверхности представлена илами, которые богаты органическими веществами. Берега в низинах озера сильно заболочены. На их долю вместе с сырыми лугами приходится две трети береговой линии протяженностью 5,2 км.

Питается Теньгинское озеро в основном поверхностными стоками. 75–77% постоянного притока воды — за счёт коротких горных речек: Верхний Борбок, Ижогош и Верх–Кокса; 15–20% — доля атмосферных осадков; подземные источники — минимальные величины.

Максимальный подъем уровня: конец апреля – начало мая; минимальный — во второй половине зимы: февраль–март. Внутригодовое колебание уровня — 0,5–0,6 м.

В воде озера обнаружены все формы минерального азота, свидетельствующие о ухудшении экологического состояния. Соседство водоема с лесным ландшафтом и заболоченный массив сказываются на качестве воды.

Вытекает из озера маловодная река Теньга.

Теньгинское озеро. Исток реки Теньга. Фото Е. Гаврилова

Климат

Зима из–за наличия сильный, порывистых, тёплых и сухих местных ветров, дующий с гор в долину. относительно теплая. Средняя температура января –16ºС. Лето прохладное, средняя температура июля +13ºС. Годовая сумма осадков около 300 мм.

Теньгинское озеро. Исток реки Теньга. Фото Е. Гаврилова

История

Кенгинское (Теньгинское) озеро в XVII веке — владения зайсана Омбо. В русских официальных бумагах владения Омбо именовались «кан-каракольская землица» либо «зенгорские, канские, каракольские волости». Севернее нынешнего Семинского перевала с цепочкой русских крепостей граничила «крайняя, пограничная телеутская волость зайсана Омбы».

В марте 1756 г. в Бийскую крепость приехали 12 зайсанов с просьбой ускорить решение по их ходатайству. В письменном прошении, которое тогда же было отправлено сибирскому генерал-губернатору Мятлеву, они сообщали. «Ныне мы, двенадцать зайсанов, со всеми нашими улусными людьми желаем быть в подданстве белого царя и с подвластных нам улусных людей будем платить ясак, какой по соизволению белого царя определен будет. Под властью их в это время находилось около 1500 кибиток (около 7,5 тыс. чел.).

Омбо был в числе этих 12 зайсанов.

Во второй половине XVIII в. Алтай испытывает новую волну цинского вторжения (Цинская империя — последняя китайская династия Цин).

В 1763 году жители бассейна Кеньги были разорены цинскими войсками.

В январе 1763 г. цинский отряд напал на зайсана Кокшина, зимующего на р. Кенга. Подробности нападения стали известны позднее по рассказу демичи Битюки Куранакова. По его словам, на них напал трехтысячный отряд во главе с Чадаком. В бою зайсан Кокшин и 27 мужчин были убиты, а 17 человек попали в плен.

Всего войска Чадака захватили 57 кибиток ведомства Кокшина и угнали более сотни лошадей.

В послании зайсанов Намыкая и Кутука говорится также о пленении брата Кокшина демичи Ибеля. Нападению подверглись и те, кто зимовал по р. Семе.

В своем заявлении русским пограничным властям зайсан Намыкай писал, что в результате цинской агрессии им было потеряно 1069 лошадей, 170 голов крупного рогатого скота и 1318 овец.

Цинский отряд (600 человек) захватил в плен у зайсана Кутука 9 человек вместе с его племянником Кожонберди Мамытовым и угнал 250 лошадей. Попал в плен старшина Коктеяк с частью своих людей.

Пленные, захваченные на Семе, были приведены в район Кеньгинского озера, где находился китайский лагерь. Здесь пленные были представлены цинскому командиру Амжуну Мунаджаку. По его велению люди зайсана Кутука были, как подданные России, отпущены. Однако их лошади, а также другие пленные остались у «муигалов».

Годом позже маньчжуры сожгли русскую крепость в устье Семы, сооружённую хоть для какой-то защиты жителей Центрального Алтая.

Демичи Долдой кочевал по рекам Ябагану и Кану, на зиму переходя к Кеньгинскому озеру. Верстах в тридцати от него располагались земли зайсана Коккуша. Имя последнего в легендах появилось рядом с именами Дабачи и Амурсаны.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

30 мая 1842 года, проезжая по Чуйскому тракту, Теньгинское озеро посетил географ, геолог, выдающийся географ-востоковед XIX в Чихачев Петр Александрович. «Пройдя по плоскогорью, заросшему густым лесом, мы спустились в очаровательную долину, в середине которой раскинулось озеро Кенги.

Преобладающий до сих пор в породе слюдяной сланец незаметно перешел в глинистый, очень слоистый сланец, разделенный на тонкие пластинки зеленоватого цвета со слегка блестящей поверхностью. Он пронизан очень тонкими жилками беловатого кварца. В некоторых местах видно, как глинистый сланец переходит в зеленоватый зернистый кремнистый сланец с матовой поверхностью, усеянной небольшими пятнами черной слюды. Характерно, что глинистый сланец довольно равномерно расколот и образует невысокие пики, всюду поднимающиеся наподобие частокола. Он преобладает в горах, окаймляющих озеро почти полукругом и оставляющих открытый подход к нему только с южной стороны.

Берега озера находятся на одном уровне с его поверхностью. Вода здесь пресная и вполне пригодна для питья. На озере плавает множество уток.

Чёрный аист. Фото В. Панкратова

На западном берегу озера, вдоль которого лежал наш путь, мы наткнулись на несколько палаток. Их поставили русские купцы из Томска, жившие здесь уже несколько месяцев. Им нужно было приобрести скот для города, где близость разработок золотоносного песка предоставляла им очень выгодный рынок для сбыта мяса.

В этих отдаленных районах встреча с европейцем всегда производит чрезвычайно приятное впечатление. Все русские купцы говорили по-алтайски так же свободно, как и сами туземцы, и мы могли лишний раз восхититься той удивительной легкостью, с которой славянские народы усваивают обычаи и язык восточных народов. Это явление я впоследствии замечал не раз».

11 июля 1860 года озеро посетил другой выдающий русского учений академик, археолог, востоковед Радлов Василий Васильевич : «Длина озера Кенги, которое получило свое название но вытекающей из него реке, пожалуй, не менее версты, ширина — с полверсты.

Оно расположено в котловине, окруженной невысокими лесистыми горными хребтами. На вершинах низких холмов здесь повсюду кедры, обычно встречающиеся в Алтайских каменистых горах лишь в самых высокогорных районах. А на склонах гор, внизу, лиственничные леса и одинокие пихты и ели (обычная растительность средних районов Алтайских каменистых гор).

Берега озера плоские и окружены кольцом каменистых болот, поэтому часто к котловине нельзя подойти ближе чем на сто шагов.

Климат здесь, очевидно, очень суровый, особенно часто идут затяжные дожди. Колорит здешних гор в целом мрачный, невеселый, так как трава, покрывающая склоны гор и долину,— серо-желтого цвета, а леса — темного оттенка того же цвета, почти коричнево-зеленые.

Тип местного ландшафта вообще очень характерен для гор Алтая. Это или высокие снежные вершины Алтайских Альп с макушками, парящими высоко над облаками, или группы невысоких округлых гор, образующих на уровне плато и реки Кенги ряд котловин. Стекающие с вершин потоки собираются в этих котловинах, образуя небольшие озера и заболоченные каменистые участки, из которых потом вытекают, снова просачиваясь через каменистые болота, более крупные реки.

…Мне представился случай присутствовать на очищении дома, которое происходило близ озера Кенги, где я в то время находился. Когда я вскоре после захода солнца вошел в юрту, где должна была состояться церемония, там уже собралось человек двадцать — как мне сказали, родственников и соседей, которые должны были присутствовать на этой церемонии.

Хозяин по имени Попой очень приветливо поздоровался со мною и отвел мне почетное место у самой стены юрты. Он объяснил мне, что несколько недель тому назад у него умерла жена и вот теперь он пригласил с Катуни испытанного шамана, чтобы тот произвел очищение его дома.

Насколько я мог заметить, присутствующие алтайцы не испытывали особенного благоговения. Напротив, они запросто болтали и курили, как будто никакого особого торжества и не предвиделось.

Когда начало смеркаться, в некотором отдалении от юрты раздались глухие удары шаманского бубна. Я подошел к двери юрты и увидал, как шаман размеренным шагом, с монотонным, заунывным пением обходит вокруг юрты примерно в сотне шагов от нее, время от времени сильно ударяя в бубен.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Постепенно круги, описываемые шаманом, все сужались и сужались, пока наконец он не подошел вплотную к наружной стене юрты и, пройдя вдоль этой стены, вошел через дверь в юрту, освещенную ярко пылающим огнем.

Здесь он приблизился к огню, повертел над ним бубен, так что дым коснулся и внутренней и наружной поверхности кожи, натянутой на бубне. Затем он торжественно уселся между дверью и огнем и завел монотонную, скрипучую песню, состоящую из коротких отрывистых звуков.

Пение становилось все тише и удары, которые он время от времени наносил по бубну, всё мягче, пока песня наконец не перешла в тихое жалобное хныканье и шепот. Вслед за тем шаман осторожно встал и крадущимися шагами обошел вокруг огня, выкрикнул имя умершей и повертел во все стороны головой, как бы отыскивая в доме ту, которую он позвал.

Время от времени он говорил фальцетом, подражая голосу умершей, которая жалобно умоляла шамана оставить ее с ее близкими. Ее страшит путь, говорила она, который так бесконечно длинен, что она не сможет сама вернуться назад. Ей так хочется остаться здесь, с детьми.

Безжалостно гоняет ее шаман из одного угла юрты в другой благодаря мощи своего бубна, в который он еще до своего появления в юрте вселил множество могучих духов.

Лишь после долгих поисков и усилий ему удается зажать душу умершей между бубном и колотушкой и затем придавить ее бубном к земле. Его пение звучит теперь громче, но его все еще прерывает тихое жалобное стенание пойманной души.

Потом шаман поворачивает колдовской бубен передней стороной к земле и ударяет в него так, что удары звучат глухо, словно они доносятся из-под земли. Пение также становится все глуше и под конец переходит в бормотание, так как шаман отходит от юрты и направляется по дороге, ведущей в преисподнюю, в царство мертвых (усуттар йарина).

Пение становится все тише и в конце концов переходит в еле слышный шепот.

Чёрный гриф. Фото В. Панкратова

Наконец он сильным ударом извещает о своем прибытии в царство мертвых. Теперь начинается разговор с находящимися в царстве мертвых ранее умершими родственниками, к которым шаман привел покойную. Они не принимают новую душу.

Шаман старается уговорить их, просит, умоляет. Все напрасно.

Тогда он хватает бутылку с водкой и потчует мертвых этой живой водой. Они радостно принимают угощение, звучит нестройный хор самых разных голосов, которые постепенно становятся все менее отчетливыми, так как водка оказывает свое действие.

Мертвые поют, издают ликующие крики, и поэтому ему наконец удается оставить там под шумок новую душу.

Теперь пение шамана становится все громче, так как он покинул царство мертвых и приближается к этому миру» Достигнув его, шаман внезапно вскакивает, и у него начинаются сильнейшие судороги.

Под конец песня переходит в дикие выкрики. При этом шаман, совершая чудовищные прыжки, несется в танце по юрте, пока, обливаясь потом, не падает без чувств.

Эта дикая сцена, магически освещенная огнем, произвела на меня такое сильное впечатление, что я какое-то время наблюдал только за шаманом и совершенно забыл об окружающих.

Алтайцы также были потрясены этой дикой сценой, их трубки были опущены, и добрых четверть часа царила мертвая тишина…

На берегу озера Кенги мне довелось осмотреть алтайскую кузницу, и я был поражен ловкостью работника.

Оборудована кузница была таким образом. Посередине юрты, на месте очага, глиняная стенка толщиной в 2—3 вершка и высотой с пол-аршина. Задняя стенка была длиной примерно в ¾ аршина, и к ней под тупым углом примыкали две боковые стенки, каждая в аршин длиной. В середине задней стенки находился вертикальный вырез длиной примерно в два вершка, тонкий, как лезвие ножа, в него вставляется кузнечный мех.

Пространство, ограниченное этой трехсторонней стенкой, было заполнено очень мелким углем лиственницы. Инструмент кузнеца состоял из двух молотов, двух щипцов и маленькой наковальни (все— русской работы). Пользуясь этим простым приспособлением, он и изготовляет вышеуказанные предметы, может быть и не очень изящные, но удобные и прочные. Особо следует упомянуть необыкновенную ловкость кузнеца в приковке и приварке. На моих глазах этот мастер безо всякого соединительного материала приварил сломанную швейную иглу.

Такая работа возможна благодаря тонкому отверстию кузнечного меха, который, как паяльная лампа, концентрирует жар в одной точке и накаляет в измельченном угле только тоненькую, как волос, линию.

Самой трудной работой является для кузнеца изготовление ружей. Новых ружей не производят почти никогда, так как лишь небольшому числу подлинных мастеров удается изготовить ствол в примитивных условиях алтайской кузницы. Обычно алтайские кузнецы покупают у русских купцов «старые солдатские ружья, сбивают с них затворы и приковывают новые — конической формы. Эта приковка требует особой ловкости, так как здесь нельзя употреблять соединительных материалов. Кузнец располагает ствол и затвор таким образом, чтобы тонкий язычок раздутого пламени раскалил добела и край ствола, и край затвора, и, как только температура дойдет до точки плавления, соединяет их вместе сильными ударами молота.

Кулик-сорока. Фото В. Панкратова

15 июля рано утром мы снялись с озера Кенги.

В конце июля 1860 г. такой зайсанский суд племени был созван на берегах озера Кенги. Я поспешил туда вместе с заседателем и застал еще 30 юрт, полных калмыков. Но, к сожалению, суд был внезапно отменен, так как исправника и заседателя вызвали в Бийск, и мне поэтому не пришлось на нем побывать…»

16 июня 1864 года горный инженер М.А. Басов отмечал: «Подъезжая к оз. Кеньге, встречены были в массе слюдяного сланца две жилы молочно-белого кварца, без всяких признаков оруденелости.

Мы… спустились, наконец, к озеру Кеньге, месту нашей первой ночевки. Слюдяной сланец, составляющий до сих пор господствующую породу, переходит здесь в глинистый сланец тонкослоистого сложения, напоминающий отчасти кремнистый сланец.

Горы окружают озеро со всех сторон, оставляя только на юге один широкий проход, по которому течет р. Кеньга, вытекающая из озера и впадающая в р. Урсул с левой стороны. Ночевать мы расположились на южной стороне озера.

Вообще интересно здесь то, что глинистый сланец, будучи во многих местах в соприкосновении со слюдяным сланцем и выходами кварца, переходит незаметно в гранито-сиенитовую породу, из которой и высечено находящееся в недальнем расстоянии от Кеньгинского озера изображение с человеческим лицом.

17 июня, рано утром, отправились по р. Кеньге. Долина р. Кеньги не представляет ничего особенного: на правой стороне очень высокие горы, покрытые лиственницею; левый берег почти безлесный. Вся почва долины очень бедна растительностью, покрыта во многих местах толстым слоем галечника и валунами глинистого, кремнистого, слюдяного сланцев и др.»

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

26 декабря 1878 года мимо озера проезжал русский географ, этнограф, публицист, фольклорист, ботаник Потанин Григорий Николаевич.

В 1908 году озеро описал известный исследователь Алтая, ботаник, краевед Верещагин Виктор Иванович: «С перевала открывается красивый вид на Теньгинскую долину и Теньгинское озеро. С перевала и вплоть до ст. Теньга отличная дорога идет под гору.

Широкая долина Теньги и её продолжение долина Урусула носить уже совершенно степной характер и принадлежит к категории горных степей, столь характерных для Алтая. Сухая хрящеватая почва покрыта низкорослой травкой, которая прокармливает громадные стада крупного и мелкого скота. Местами почва солонцеватая. Уже в начале июня такие степи выжжены солнцем и носят довольно унылый характер. Только ранней весной, пока почва еще обильно напоена влагой, такая горная степь на короткое время покрывается зеленой травой и яркими цветами.

Дорога вьется мимо самого озера. Около него белела палатка рыбаков, и приехавших сюда добывать хариузов и линей».

6 июня 1911 года, совершая поездку к отцу торгующего в Монголии, озеро описала слушательница Петербургских высших женских курсов Капитолина Васильевна Юрганова: «Встали в 4 часа. Солнце едва показывалось из за гор. Дул свежий ветерок; роса обильно покрывала траву. Разведенный костер ярко пылал, пригревая своими лучами. Холодная ключевая вода, приятно щипала лицо и руки.

В 6 часов мы выехали; дорога шла сначала в гору, затем спускалась в долину, окруженную горами, из которых многие были покрыты еще не стаявшим снегом. Среди долины стояло небольшое Теньгинское озеро, около которого ютилось несколько юрт, с бродившим около рогатым скотом: это были пастбища богатого татарина Аргамая».

В 1912 году описание Теньгинского озера сделал профессор Томского университета, «крупный ученый и блестящий исследователь» Сапожников Василий Васильевич : «Из Песчаной, переехав ручей и болотистую долину, нужно подняться на небольшой лесистый перевал (1424 м н.м.), откуда дорога спускается в системы р. Теньги.

Характер местности сразу изменяется; перед ними раскинулась широкая степная долина с плотной, сухой почвой и низкой травкой; лес растёт только по склонам невысоких пологих гор, окаймляющих долину (рис. 16). В 11 километров от Песчаной дорога приводит к Теньгинскому озеру, лежащему в плоских берегах (1120 м н. у. м.).

Озеро имеет округлую форму с поперечником до 1½ километров.; оно довольно мелко и с северной стороны зарастает кочками осоки. В озере водятся мелкие лини, да изредка попадается харюз. У юго-западного конца озера есть выход р. Теньги, которая пополняется другими истоками. С южной стороны от него протянулась поперечная невысокая гряда, которую пересекает дорога по низкой седловине с едва заметным подъемом».

В 1978 г. Теньгинское озеро было утверждено сессией Алтайского краевого Совета народных депутатов как памятник природы Горно–Алтайской автономной области. Статус памятника природы подтвержден Постановлением Правительства Республики Алтай от 16.02.1996 г.

Теньгинское озеро. Фото Е. Гаврилова

Интересный факт

В июле 2018 г. произведено бурение донных отложений Теньгинского озера. С максимальной для озера глубины 7,2 м были получены два керна донных отложений. При изучении озера произведена его фотофиксация, результаты которой в дальнейшем станут источником информации о размерах, форме озера, характере берегов, водной и околоводной растительности, погоде и пр.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что на рубеже 1775 г. до н. э. произошло серьезное событие, когда условия осадконакопления резко изменились. Возможно, причина прекращения осадконакопления стала также и причиной малонаселенности или даже ненаселенности Центрального Алтая в периоды развитой и поздней бронзы.

Большой баклан. Фото В. Панкратова

Флора и фауна

В начале июня сухая хрящеватая почва Теньгинской степи уже выжжена солнцем, и лишь в болотистых низинах около Теньгинского озера и р. Теньги видны зеленые луговины.

Плоское днище котловины представляет собой степной ландшафт. Типичными растениями степи являются: ирис, серповидная люцерна, типчак, тонконог и др.

На склонах гор у Теньгинского озера господствуют леса из лиственницы, а также заросли кустарников: барбариса, жимолости, караганы, таволги и др.

Кряква. Фото В. Панкратова

Распределение леса на окрестных горах очень своеобразно и чрезвычайно характерно для центрального Алтая. Лес виднеется только на склонах, обращенных на север и северо-восток, тогда как южные и юго-западные склоны совершенно безлесны.

Объясняется это явление следующим образом: солнечные (южные и юго-западные) склоны гораздо больше подвержены высушиванию под действием, солнечных лучей, чем теневые (северные и северо-восточные) склоны.

Журавль-красавка. Фото В. Панкратова

В том же смысле действуют и часто дующие в этих местах южные и юго-западные ветры. Они же препятствуют образованию на наветренной стороне почвенного слоя, выдувая с этих склонов мелкозем, образовавшийся от процессов выветривания горных пород. Зимою же эти ветры сдувают снег, который, напротив, скопляется на теневых склонах и, медленно стаивая весной, увлажняет почву.

Ближе к склонам к ним примешиваются представители лесных лугов: ветреница голубая, володушка, герань, мятлик, пармелина липовая(редкий вид), чина луговая и др.

На скалах можно собрать лишайники и мхи.

Чёрный аист. Фото В. Панкратова

В озере отмечены погруженные и полупогруженных в воду растения. водяница мутовчатая, гидрилла мутовчатая, горец земноводный; камыш озерной; пузырчатка обыкновенная; рдест гребенчатый; рдест плавающий; рогоз широколистный. уруть колосистая; хара алтайская; хара грубая, хара мелкошиповая, хвостник обыкновенный; хвощ топяной.

Редкие для озер Центрального Алтая – рогоза и водяница мутовчатая.

Гагара чернозобая. Фото В. Панкратова

Побережье покрыто камышом озерным; осоками, тростником обыкновенным и хвощем топяным.

В северной части озера находится сплавина. Здесь преобладают водяница мутовчатая и рогоз широколистный. Отмели водоема занимает пузырчатка обыкновенная.

Ближе с. Теньга попадаются целые поляны одного мотылькового растения с крупными желтыми цветами и одиночными экземплярами мышника. На сухих склонах гор уже издали бросаются в глаза бледно-голубые пятна: это целые поляны незабудочника.

Шилохвость. Фото В. Панкратова

Долина Теньги действительно производит впечатление настоящей степи: по земле распластались дерновинки седых полыней; чувствуется острый полынный аромат; слышатся степные звуки—стрекотанье кузнечиков и кобылок; то и дело снуют суслики, или по-здешнему—ему ранки, в воздухе реют луни, кобчики, мелкие сокола, иногда раздается клёкот беркута.

Следует обратить внимание на связь между обилием пернатых хищников и обилием грызунов и крупных прямокрылых в степных долинах.

Косуля. Фото Е.Гаврилова

Из крупных зверей в период миграции встречается косуля. Местная фауна представлена в основном насекомоядными и грызунами. Среди них больше всего средней, обыкновенной и тундряной бурозубки; длиннохвостого суслика, а вблизи воды – узкочерепной полевки и водяной крысы.

В лиственничниках обычны эндемичная: алтайская рыжая мышовка, лесная мышовка, лесные мыши, лесные полевки.

Огарь. Фото В. Панкратова

Фауна птиц разнообразна и представлена лесными, горно-степными, околоводными и водными комплексами. Особенно велико видовое разнообразие, в период весенних миграций, водоплавающих птиц.

Пятнадцать видов птиц, обитающих или посещающих окрестности озера, внесены в Красную книгу Республики Алтай.

Чирок-свистунок. Фото В. Панкратова

У водоема в зарослях прибрежной растительности гнездятся утки: шилохвость, кряква, чирки, нырки. Здесь же обитает журавль–красавка.

Озеро – одно из крупных стаций красной утки (огоря). Здесь насчитывается до ста и более особей.

На Теньгинском озере и окружающих его болотах всегда держатся красивые варнавки или красные утки.

Характерны для окрестностей озера хищные: кречет, caпсан, скопа; степной орел, тетеревятник, могильник.

Могильник. Фото В. Панкратова

Изредка наблюдаются залеты большого баклана, черноголового хохотуна, черношейной поганки, чибиса (или пигалицы). Наблюдаются гнездования бекаса(кулика), глухой куќушки, жаворонка, желтоголовой трясогузки, каменки-плешанки, лебедя–кликуна, черного аиста, чернозобой гагары, чегло́ка.

Чеглок. Фото В. Панкратова

Чрезвычайна редки (скорее всего случайный залет): черный гриф и кулик–сорока(20 мая 1914).

В начале октября 1995 года на Теньгинском озере впервые был отмечен случайный залет стаи розовых пеликанов в количестве около 40 особей. Стая пробыла на озере около двух суток и затем улетела, оставив 9 ослабленных молодых птиц, которые были не в состоянии летать.

Пресмыкающиеся представлены широко распространенными видами: обыкновенной гадюкой, узорчатым полозом, живородящей и прыткой ящерицами. Из земноводных обычны остромордая лягушка.

В озере водятся хариусы и, как это ни странно,—вместе с ними лини.

Хариус. Фото В. Панкратова

Из промысловых рыб в озере обитают: хариус сибирский, пелядь(была интродуцирована в середине 1970-х), окунь, сазан (мальки одомашненной формы, называемой карпом, были запущены в 2005 году), карась, линь.

Из жуков обращают на себя внимание красивые коричневые степные усачи и два вида черножуков, во множестве ползающие по степям.

Село Озёрное. Фото Е. Гаврилова

Археология

В с. Озерном, около Теньгинского озера, впервые на Алтае был исследован погребальный памятник каракольской культуры.

В 1976 г. в селе, при закладке фундамента под новый клуб, на округлой земляной насыпи диаметром приблизительно 18 м, рабочими на глубине 0,7-0,8 м было обнаружено погребение в каменном ящике. Погребенный лежал в склепе на спине, вытянуто, головой на запад. Были также найдены небольшой керамический сосуд, обломок медной пластины и створка литейной формы.

Керамический сосуд с. Озёрного

А.П. Погожевой были проведены охранные раскопки разрушенного кургана. В результате выявлены остатки еще трех погребений.

Внутри второго погребения, в ящике, обнаружился слой ярко-красной охры. Поверх охры были отмечены следы дерева и найдено несколько разрозненных костей человека. В восточных углах ящика лежали веерообразно по пять когтей медведя с просверленными отверстиями.

Ещё в одном каменном ящике в беспорядке было найдено несколько костей ребенка. На западной плите был изображен человек высотой 32 см с расставленными ногами и согнутыми в локтях руками, упертыми в бока. Охрой были намечены рот и глаза на овальном лице, к плечам спускаются две «косички».

Обломанная плита-стела с изображениями быков, оленей и других животных с их прорисовкой

В 1977 г. А.С. Суразаковым в с. Озерном была найдена обломанная плита-стела с изображениями быков, оленей и других животных (вывезена А.П. Погожевой в 1979 г. в Новосибирск). В настоящее время экспонируется в фойе Института археологии и этнографии СО РАН.

Известно, что небесный бык и священная корова были популярны у населения афанасьевской и окуневской культур Хакасии. Каракольцы, по-видимому, также поклонялись маралу, космическому лосю или матери-лосихе(?), судя по их изображениям, которые всегда расположены в верхней части обломанных каракольских стел.

Стелу, найденную в с. Озерном некоторые археологи относят к каракольской культуре. Возможно, стела из Озерного относится к более раннему времени (афанасьевская культура IV-III тыс. до н. э.) и могла быть снова использована для сооружения гробницы.

В первую очередь следует указать на рисунки зооморфных существ смещенного характера и своеобразные изображения быков. Такие фигуры выполнены не только на стеле из с. Озерного, но и на скалах Калбак-Таша и Елангаша.

Крупный мегалит до недавнего времени стоявший в с. Озерном

Исключительный интерес представляют стелы, еще в 1980-е гг. лежавшие на восточной окраине фермы у с. Озерного, на левом берегу р. Теньги. Дальнейшая судьба описанных археологических памятников неизвестна. Возможно, они использованы в качестве материала для возведения жилых и хозяйственных построек, но самый крупный мегалит до недавнего времени стоял в одном из огородов частного дома в с. Озерном. На нем со всех четырех сторон были беспорядочно нанесены десятки выбитых лунок и плохо различимые изображения животных. При обследовании памятников в 2008 г. выяснилось, что и он разрушен хозяйственными работами.

Можно с уверенностью заключить, что чашечные камни Алтая, судя по обломкам подобных стел из курганов в Караколе и Озерном, предшествовали оленным камням, а из обычая их установки зародилась традиция установки стел окуневского типа, а затем и оленных камней.

с. Озёрное. Район могильника «Школьный-1». Фото Е. Гаврилова

В 1990 г. при расчистке сгоревшей кошары около школы с. Озерного было обнаружено большое число обломков каменных плит. Рядом с ними были найдены кости ребенка и взрослого человека, обрывки бересты и комочки красной охры. Так был открыт могильник Школьный-1.

В нем, возможно, было пять-шесть разрушенных погребений, окруженных оградой из вкопанных на ребро плит высотой не более 40-50 см. Было обнаружено четыре погребения в каменных ящиках, по расположению которых удалось проследить последовательность захоронений. Первую могилу соорудили в центре, остальные — по периметру ограды.

Изображение «Роженицы»

В первом погребении погребенный был «завернут» в бересту и находился в полусидящем положении. На костяке человека следы красной охры, особенно яркой и отчетливой на черепе. На внутренней стороне одной из плит было выполнено силуэтное изображение «роженицы». Все плиты гробницы с внутренней стороны по верхнему краю имели полосу, нанесенную красной охрой.

Во втором погребении в ящике находился костяк человека, лицевая часть черепа которого была окрашена красной охрой.

В третьем ящике, составленном из четырех плит и выстланном изнутри берестой, были найдены останки ребенка. В грунте было найдено несколько фрагментов неорнаментированной керамики.

На внутренней стороне торцевой плиты удалось различить фрагмент рисунка, выполненного красной охрой, напоминающего формой рог оленя или, по мнению горно-алтайских археологов, — схематичное изображение лодки с людьми.

В пределах разрушенного кладбища было найдено ещё несколько плит с чашечными углублениями.

На двух больших плитах, которые случайно сохранились от полностью разрушенного четвёртого погребения 4 красной охрой были нанесены полосы. Именно эти плиты с рисунками представили наибольший интерес, позволяя соотнести их с уже известными росписями из Каракола.

Рисунки на плитах были выполнены разнообразной техникой (полихромная роспись, гравировка, протирка и выбивка).

Две анфасные антропоморфные фигуры

На первой плите по верхнему краю красной охрой нанесена узкая полоса. Прямо под ней — две анфасные антропоморфные фигуры. Контуры рисунка сначала были намечены гравировкой, а затем расписаны красками. У первой фигуры слева голова была обозначена контурной красной линией, лицо протерто до белого цвета, но детали отсутствовали. Островерхий головной убор, туловище, руки и ноги фигуры были выполнены красной краской.

Предметы в виде узких «лопастей» или птичьих крыльев(?), которые человек держал в руках, были окрашены в черный цвет.

У второго персонажа, более крупного по размерам (высота фигуры 35 см), голова была также намечена красной контурной линией, а лицо тщательно выскоблено до белого цвета. Туловище, руки и ноги фигуры были выкрашены в красный цвет, а «лопасти» — в черный. На месте головного убора сохранилось четыре луча или пера, обозначенных красной контурной линией.

Прорисовка антропоморфного изображения, выполненного сочетанием выбивки, красной и чёрной краски

Рукава костюма этого персонажа также были украшены перьями, которые в основании нарисованы красной контурной линией, а на концах закрашены черным цветом.

Справа от описанных фигур были изображены три личины или маски, расположенные в один ряд. Они выполнены протиркой (лицо) и расписаны красной краской. Различались только числом лучей-перьев(?) (от трех до пяти) и наличием у одного изображения деталей лица. Кроме того, кончики перьев у двух первых масок были заполнены черной краской.

На второй плите по верхнему краю плиты светло-малиновой охрой была нанесена узкая полоса.

В центре плиты — рисунок антропоморфной фигуры анфас. Он был выполнен по эскизному наброску, выгравированному тонкими, едва заметными линиями. Начиная работу над рисунком лица, древний художник взял за основу естественный, подтреугольной формы выступ плиты, ассоциируя его с рельефным носом.

Затем вокруг него сплошной выбивкой было обозначено округлое лицо, а черной и красной красками нанесены глаза, брови, рот и лучи-волосы (?). Туловище, ноги до колен и руки были показаны контурными красными линиями, ноги от колен и «лопасти» в руках фигуры были обозначены черной краской.

В сентябре 2005 г. в Агентство по культурно-историческому наследию Республики Алтай поступило сообщение ещё об одном разрушающемся погребальном комплексе в с. Озерном.

Погребение находилось в 300 м к северу от Дома культуры, где в 1976 г. при закладке фундамента были обнаружены вышеописанные захоронения в каменных ящиках.

Объект располагался прямо в центре села, на обочине одной из грунтовых дорог. «Несколько длинных костей скелета человека лежали на поверхности дороги, четко обозначился контур черепа. По словам местных жителей, во время правки данного участка дороги грейдером ранее уже обнаруживали каменные плиты и кости.

При более тщательном осмотре обочины дороги, рядом с полностью или частично обнажившимися костями были обнаружены верхние грани трех плит от каменного ящика. Каменный ящик был сооружен на юго-западной поле большой земляной насыпи (диаметр около 20 м), на которой располагался скотный двор и хозяйственные постройки».

В процессе зачистки обнажился каменный ящик прямоугольный формы. Кости погребенных были раздроблены и лежали в беспорядке. На отдельных костях различимы следы красной и черной краски. Местами сохранились небольшие белесые пятна тлена от бересты.

Согласно определениям, произведенным в лаборатории антропологии Алтайского университета, в раскопанном погребении сохранились останки пяти человек: двух женщин, 35-45 и 40-55 лет, двух мужчин, 30-40 и 25-35 лет, и ребенка 8-10 лет.

Важным событием для каракольской культуры нужно считать открытие при раскопках в Озерном каменной ограды, кострищ и стел вокруг погребений.

Основанием для отнесения отдельных плит из Озерного к обломкам таких стел служит небольшая серия массивных «чашечных» камней, впервые найденных Кубаревым Владимиром Дмитриевичем на окраине с. Озерного.

К ним также может быть отнесена плита из Озерного (обломанная стела?) с реалистичными изображениями быков и других животных.

Назначение чашечных камней и стел неизвестно. Можно предположить два варианта их применения: установка стел в культовых местах, может быть в родовых святилищах, у подножия священных возвышенностей (культ гор); установка «поминальных» стел у курганов или непосредственно в качестве надгробий или угловых стел погребений.

Примечателен и тот факт, что совершенно одинаковая погребальная традиция наблюдается в кургане в с. Озерном и кургане в с. Каракол. Даже число могил, их ориентация удивительно совпадают с погребениями второго каракольского кургана.

По мнению некоторых археологов, найденные предметы датируют курган в с. Озерном второй половиной II тыс. до н. э., что явно противоречит уже определенной, хотя и предварительной, датировке этого памятника началом II тыс. до н. э.

Особенно интересно положение рук фигуры из с. Озерного. Они показаны в условной манере либо лежащими кистями на бедрах, либо поддерживающими грудь (при условии, что это изображение женщины).

Другая яркая особенность заключается в изображении головного убора на фигурке из с. Озерного. Пока трудно определить, был ли это головной убор или прическа (две косы женщины), но даже по общей форме эту деталь можно уверенно идентифицировать с изображением головного убора или прически.

Декоративное (а возможно, и магическое) оформление гробниц Каракола и Озерного в виде непрерывной красной полосы, нанесенной с внутренней стороны плит, применялось и у окуневцев.

Это подтверждается находкой «роженицы» — сюжета, нового для каракольского искусства, но давно известного в окуневской культуре.

Особенно поразительное сходство наблюдается при сравнении анфасных красочных фигур.

Мотив трехпалых лап, нередко заканчивающихся острыми когтями, нашел широкое отражение как в изобразительном, так и в мифологическом творчестве многих древних народов Евразии.

Описания борьбы богов, сопровождаемой выцарапыванием глаз, встречаются и в древнеегипетских мифах. Так, «Хор прячется, но Сэт находит его и вырывает ему глаза», а «бог Анти — «когтистый» сокол.

Рассказ мог относиться к антропоморфическому образу бога, у которого пальцы ног заменены когтями. ».

Это описание внешнего вида богов, возможно, объясняет факт нахождения в одном из погребений с. Озерного «в двух восточных углах ящика. по пяти когтей медведя с просверленными отверстиями».

Поселение Озёрное. Фото Е. Гаврилова

Ещё одна археологическая достопримечательность – «Поселение Озерное», расположеное в полкилометра от истока р.Теньга. В ходе осмотра седловины там были обнаружены фрагменты красновато-коричневой лепной керамики, представляющие собой фрагменты стенок сосудов.

Чашечные камни как особая разновидность археологических памятников, несмотря на свою широкую территориальную распространенность в Евразии, представлены на Горном Алтае достаточно локально.

Поселение Озёрное. Фото Е. Гаврилова

Местом их максимальной концентрации являются окрестности с. Озерное.

Памятник каменоломня Верхняя Кекса, на левом берегу одноимённой реки представляет собой обнажение крупных расслаивающихся каменных плит.

Еще одна каменоломня располагается на противоположном берегу Теньгинского озера. Выявление памятников такого типа дает возможность установить места заготовки плит, активно использовавшихся при возведении монументальных погребально-поминальных сооружений в окрестностях с. Озерное.

На правом берегу р. Теньга в 1 км к востоку от с. Озерное расположен одиночный курган Верхняя Кекса 5 – каменная плита с единичным чашечным углублением на распаханном кургане аморфной формы.

В 1,6 км к юго-западу от с. Озерное на правом берегу р. Теньга на скальных обнажениях на северном предустьевом борту лога Малые Бугачи расположены Петроглифы Малые Бугачи.

В ходе предварительной разведки в 2012 г. было выявлено 8 отдельных петроглифических местонахождений.

Курганы Бугачи 1 расположены в 1,5 км к юго-западу от с. Озерное, на правом берегу р. Теньга. Памятник состоит, по меньшей мере, из восьми полностью задернованных курганов.

Для территории вокруг Озерного, долины Теньги, ее притоков (Нижний Булундык) и окрестностей Теньгинского озера характерна не только высокая концентрация чашечных каменей, но и их разнообразие. Встречаются камни у курганов, камни на курганах, камни, являющиеся частью мегалитических конструкций курганов, чашечные камни около каменоломен и чашечные углубления на скальных плоскостях с петроглифами.

Село Озёрное. Камень с петроглифами. Фото Е. Гаврилова

Чашечные углубления на всех вновь выявленных объектах в окрестностях Озерного выполнены с помощью высверливания. Такая техника обработки предполагала возвратно-поступательные движения инструмента с постепенным сужением углубления от поверхности камня в глубину.

Полихромные росписи Озерного позволили выделить каракольский пласт рисунков на уже известных памятниках Алтая, а также послужили основой для уточнения времени создания двух уникальных комплексов петроглифов — Калбак-Таш I и Калбак-Таш II, расположенных у слияния Чуи и Катуни.

© Е. Гаврилов, 19 ноября 2021 года. Ссылка на сайт обязательна!

Источники

1. Алтайские инородцы: Сб. этногр. ст. и исслед. алт. миссионера, протоиерея В. И. Вербицкого / Под ред. А. А. Ивановского. Горно-Алтайск, 1893. 270 с.; 2. Басов, М. А. Путевые заметки по Алтаю I сообщил Н. А. Костров II Томские губернские ведомости. 1869. 24 янв. №4. С. 8-9; 7 февр. № 6. С. 6-8; 7 марта. №10. С. 10-11; 14 марта. №11.C. 5-7; 3. Белявский Ф. Н., Семенов-Тян-Шанский В. П.. Русский Алтай. Россия: полное географическое описание нашего Отечества настольная и дорожная книга для русских людей», Т. 16: Западная Сибирь. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1907 (Тип. АО «Слово») .- 591 с.: ил., карт., диагр.; 4. Бородовский А.П., Горохов С.В. Чашечные камни окрестностей села Озерное (Онгудайский район Республики Алтай)// Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2013. Т. 12. № 5. С. 182-190; 5. Верещагин В. Алтай как район образовательных экскурсий. Сибкрайиздат, Новониколаевск, 1925 г.; 6. Верещагин В. И. От Барнаула до Монголии (Путевые заметки). Алтайский сборник, т. 9, Барнаул, 1908 г.; 7. Красная книга Республики Алтай: Особо охраняемые территории и объекты / Маринин А.М., Манеев А.Г., Малков Н.П. и др. Горно-Алтайск, 2002 г.; 8. Кубарев В.Д. Памятники каракольской культуры Алтая. — Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2009. -264 с.; 9. Кучин А.П. Новое о гнездовании куликов на Теньгинском озере (Центральный Алтай) //Русский орнитологический журнал 2011, Том 20, Экспресс-выпуск 671; 10. Михайлов Н.Н. Озера Алтая, их происхождение и история //География и природопользование Сибири. 1994. № 1. С. 75-89; 11. Молчанова О. Т. Топонимический словарь Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1979 г.; 12. Очерки северо-западной Монголии. Результаты путешествия, исполненного в 1879 году по поручению Императорского Русского Географического Общества членом-сотрудником оного Г. Н. Потаниным. Выпуск IV. Материалы этнографические, с 26-ю таблицами рисунков. С.-Петербург, 1883 г.; 13. Путешествие по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи/ К. Ф. Ледебур, А. А. Бунге, К. А. Мейер: Пер. с нем./ В. В. Завалишин, Ю. П. Бубенков.- Новосибирск: ВО «Наука», Сибирская издательская фирма, 1993.- 415 с.; 14. Потанин Г. Н. «От Кош-Агача до Бийска». Древняя и Новая Россия, 1879, № 6, стр. 133—151; 15. Радлов В.В. Из Сибири. Страницы дневника. Пер. с нем. Примеч. и послесл. С. И. Вайнштейна. М.: Наука, 1989. 749 с., илл., карты. 6400 экз. (Серия: Этнографическая библиотека); 16. Республика Алтай. Краткая энциклопедия. — Новосибирск: Изд-во «Арта» , 2010. — 366 с, ил.; 17. Рудая Н. А. , Слюсаренко И. Ю., Соенов В. И. Предварительные результаты исследования керна донных отложений Теньгинского озера для реконструкции палеоклиматических условий Центрального Алтая в голоцене // Полевые исследования в Верхнем Приобье, Прииртышье и на Алтае (археология, этнография, устная история и музееведение). Материалы XIV международной научно-практической конференции. Под редакцией М.А. Демина, Т.К. Щегловой, Н.С. Грибановой. 2019. С. 112-116; 18. Рябиков В. Зайсаны алтайских кланов [Текст]: исторический обзор / В.М. Рябиков. — Бийск, 2016. — 366 с.; 19. Самаев Г. П. Горный Алтай в XVII — середине XIX в.: Проблемы политической истории и присоединения к России. Монография. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1991. — 256 с.; 20. Сапожников В. В. Пути по Русскому Алтаю. Томск. 1912 г.; 21. Сапожников В. Катунь и ее истоки. Путешествия 1897-1899 годов (С 40 автотипиями и 3 картами), Томск, 1901 г.; 22. Табаев Д. И. Чуйский тракт, Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1975 г.; 23. Трифанова С.В. Материалы к археологической карте Кош-Агачского, Онгудайского и Улаганского районов РА // Изучение историко-культурного наследия народов южной Сибири. Горно-Алтайск, 2005. С. 67-76; 24. Уманский А. П. Телеуты и русские в XVII — XVIII веках,—Новосибирск: Наука, 1980. 296 с.; 25. Чихачев П. Путешествие в Восточный Алтай. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1974. 360 с. с илл. (Центральная Азия в источниках и материалах); 26. Швецов С. П.. Горный Алтай и его население. Том 3, выпуск 1. Переселенческие посёлки, образованные в 1878 году. Барнаул, 1900 г.; 27. Швецов С. П. Чуйский торговый путь в Монголию и его значение для Горного Алтая. Барнаул, 1898 г., 76, [18] с. : цв. карты; 28. Швецов С.П. Горный Алтай и его население, т.1, Кочевники Горного Алтая. В.1 Кочевники Бийского уезда. Барнаул, 1900 г.; 29. Швецов С.П. Чуйский торговый путь в Монголию и его значение для Горного Алтая // Алтай в трудах ученых и путешественников XVIII — начала ХХ веков: в 5 т. — Барнаул: Алт. краев. универс. науч. б-ка им. В.Я. Шишкова, 2017. -Т. 3. — 560 с.; 30. Шерстова Л.И. Тайна урочища Теренг. Горно-Алтайск, изд-во «Ак-Чечек». 192 с.; 31. Шульпин Л.М. Заметки о птицах Алтая // Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1084; 32. Эдоков Л. Ойротская автономная область. Издательство «Власть Советов» при Президиуме ВЦИК. Москва, 1931 г.; 33. Юрганова К. В.. От Улалы до Отхан-Хаирхана. Труды Томского Общества изучения Сибири. Том II, вып.2, Томск, 1912 г.

Источник

Читайте также:  Что случилось на озере троттер у ашера
Поделиться с друзьями
Байкал24