Река раскинулась блок егэ

Анализ стихотворения А. Блока «Река раскинулась. Течёт, грустит лениво…» (Блок Александр)

Каждое стихотворение А. Блока воспринимается как часть единого целого – лирического романа, названного им «трилогией вочеловечения». Первый том этой трилогии – «теза» — «мгновение слишком яркого света». Лирический герой в нём – рыцарь, поклоняющейся Прекрасной Даме. Второй том – «антитеза». С небес герой опускается на землю и, пройдя «необходимый болотистый лес», оказывается в «страшном мире» города.

Третий том – «синтез». Познав высший. «горний» мир, мир небесный и идеальный, пережив отчаяние от встречи со «страшным» земным миром, лирический герой «принимает жизнь» и «приветствует» её «звоном щита».

Раздел третьего тома «Родина», в который входит цикл – пятистишие «На поле Куликовом», является важным на пути осмысления Блоком исторической судьбы России.

Открывает цикл стихотворение «Река раскинулась. Течёт, грустит лениво…» Медленное, вдумчивое чтение этого стихотворения позволяет открыть в нём три плана.

Первый план – исторический. Перед нами воспоминание о Мамаевом побоище, которое произошло 8 сентября 1380 года на поле Куликовом между Доном и Непрядвой. Русское войско под предводительством Дмитрия Донского сразилось с ордынским войском хана Мамая.

Второй план – современность. Блок был убеждён, что Куликовская битва – символическое событие русской истории и такому событию суждено возвращение.

Третий план – вневременный, вечный, как борение света и тьмы, добра и зла в душе человека.

Проследим, как раскрываются эти три плана в стихотворении.

В первой строфе создаётся традиционный образ России, который «озвучивают» четыре основных мотива: мотив широкого пространства – «Река раскинулась», мотив покоя, малоподвижности и грусти – «Течёт, грустит лениво» и мотив скудости, убогости, бедности русского пейзажа:

Над скудной глиной жёлтого обрыва

В степи грустят стога.

Единственная шестистопная ямбическая строка, самая длинная в стихотворении, ассонанс на протяжное «и» создают медлительную, плавную, задумчивую интонацию.

Вторая строка «И моет берега», написанная коротким трёхстопным ямбом, вносит в картину покоя, лени и сна ноту тревоги и чувства опасности. «Моет» — значит «размывает», «разрушает».

В историческом плане «река» — Дон. Переправившись через него, русское войско отрезало себе путь к отступлению. Река подобна некоему Рубикону, рубежу, переход через который исключает всякую возможность повернуть назад. В 1908 году, в период написания цикла после революции 1905 года, Блок остро ощущает катастрофичность жизни, предчувствует «неслыханные перемены, невиданные мятежи».

Реку можно сравнить и с мифическим Стиксом, границей между земным и иным мирами.

Вторая строфа начинается с традиционного обращения лирического героя к родине: «О. Русь моя!». Как и герои «Слова о полку Игореве», он бросает прощальный взгляд назад: «О, Русская земля, ты уже за холмом!»

Необычным и смелым является второе обращение лирического героя к родине: «Жена моя!». Словно он подчёркивает, что его чувство к родине глубоко личное, навеки спаянное с ним. А может быть, Русь и есть та Светлая Величавая Жена, встречи с Которой так благоговейно и молитвенно ожидал лирический герой «Прекрасной Дамы».

Резкий анжанбеман (перенос) выделяет слово «до боли», которое вбирает в себя мотивы угрозы, грусти и убогости, звучавшие раньше:

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь.

Путь – центральный образ стихотворения, с ним связан настойчиво развивающийся мотив движения.

Читайте также:  Заключение по теме реки

Необычным является то, что в стихотворении нет описания сражения, нет противостояния русских и монголо-татар. Татарская «тьма» заявлена всего лишь в нескольких словосочетаниях: «стрелой татарской древней воли», «ханской сабли сталь». Но слово «стрелой» — первое «предметное» существительное с историческим колоритом – является метафорой. Метафоричен и «путь». Его можно понимать не только как внешнее движение русского войска по степи, но и как историческое развитие России и как душевное борение:

Наш путь – стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Стихийное, дикое, тёмное, как вольная татарская конница, живёт в груди, в душе.

Слова «степь», «степной», настойчиво повторяющиеся у Блока, в произведениях древнерусской литературы связаны с враждебным, «татарским» пространством. Но в стихотворении Блока степь включена в русское пространство. В плане символическом происходит постоянное уравнивание «нашего» и «татарского». «Мы» бьёмся со своими двойниками. Для Блока «двойничество» – сквозная тема. Словосочетания «путь степной» и «путь в тоске безбрежной» сливают воедино пространство и эмоции, внешнее и внутреннее движения приравниваются. Этот путь окружает «мгла» — ночная и зарубежная. Необычным кажется уравнивание этих дух эпитетов не только с помощью союза «и», но и на фонетическом уровне – с помощью аллитерации на «н». Мгла, подобно туману, ухудшает видимость, усиливает тревогу, беспокойство. «Зарубежная» — не «иностранная», а, скорее всего, «исходящая из иных пространств, из иного мира». «Ночь» ассоциируется с тоской и мраком безнадёжности. Но лирический герой уверен в победе:

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами

Ключевой в понимании идеи стихотворения является пятая строфа:

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль…

Летит, летит степная кобылица

Блоковская «степная кобылица» и гоголевская «птица тройка» — всё это Русь, устремлённая в своём безостановочном, неудержимом полёте вперёд – в будущее.

Ритм стихотворения становится стремительным, динамичным, звучит мотив бешеной скачки:

И нет конца! Мелькают вёрсты, кручи…

Идут, идут испуганные тучи,

«Закат в крови» ассоциируется со строчками из «Слова о полку Игореве», в которых «кровавые зори возвещают» чёрные тучи с моря идут». У Блока метафорическая «кровь» становится реальной:

Из сердца кровь струится.

Эти блоковские строчки можно соотнести со строками из стихотворения Н. А. Некрасова «Поэт и гражданин»:

Иди в огонь за честь отчизны,

За убежденье, за любовь…

Иди и гибни безупречно,

Умрёшь не даром: дело прочно,

Когда под ним струится кровь…

Мы видим, что лирический герой этого цикла – гражданин, мужественно глядящий в лицо миру, принмающий жизнь с открытым забралом. Он готов к борьбе и понимает, что покоя быть не может.

Мы убедились, что Блок пишет не историческую картину, а символистскую лирику. Его Куликово поле – не на донском берегу и не в 1380 году, а вне ремени, в душе человека, таинственно связанной с иными мирами.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Источник

Река раскинулась блок егэ

ЕГЭ — Литература запись закреплена

Анализ стихотворения А. Блока «Река раскинулась. Течет, грустит лениво» (из цикла «На поле Куликовом»)

Стихотворение «Река раскинулась. Течет, грустит лениво. » входит в цикл «На поле Куликовом» (1908), который открывает третий том. Тема России, и раньше звучавшая в лирике Блока, становится в этой книге одной из центральных. Поэт осознает, что он, будучи русским, не может решать мировые проблемы, не преломляя их через судьбу России. В цикле «На поле Куликовом» Блок, который чувствует приближение переломного момента в истории России, соотносит его с одним из самых значимых событий русской истории — Куликовской битвой.

Читайте также:  Арты рек с мостами

«Река раскинулась. Течет, грустит лениво. » открывает цикл. Тема стихотворения — осмыс¬ление исторической судьбы России, которая пророчески описывается автором как трагическая. Символом ее становится стремительно мчащаяся степная кобылица. Судьба современного поколения представляется поэту как стремительное движение к гибели, вечный бой здесь не радостен, а драматичен. В стихотворении несколько раз меняется объект поэтической речи. Начинается оно как описание типично русского пейзажа — скудного и грустного. Затем звучит прямое обращение к России: «О, Русь моя! Жена моя!». Это не поэтическая вольность, а проявление высшей степени единения лирического героя с Россией. И наконец, в финале стихотворения возникает новый объект обращения: «Плачь, сердце, плачь. »

Источник

Александр Блок — На поле Куликовом: Стих

Часть 1

Река раскинулась. Течет, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной желтого обрыва
В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной —
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ночной и зарубежной —
Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь…

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль…

И нет конца! Мелькают версты, кручи…
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!

Часть 2

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:
Не вернуться, не взглянуть назад.
За Непрядвой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат…

На пути — горючий белый камень.
За рекой — поганая орда.
Светлый стяг над нашими полками
Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!»

Я — не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!

Часть 3

В ночь, когда Мамай залег с ордою
Степи и мосты,
В темном поле были мы с Тобою, —
Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,
Средь ночных полей,
Слышал я Твой голос сердцем вещим
В криках лебедей.

С полуно’чи тучей возносилась
Княжеская рать,
И вдали, вдали о стремя билась,
Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы
Реяли вдали.
А над Русью тихие зарницы
Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом
Угрожал бедой,
А Непрядва убралась туманом,
Что княжна фатой.

И с туманом над Непрядвой спящей,
Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу
На стальном мече,
Освежила пыльную кольчугу
На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.

Часть 4

Опять с вековою тоскою
Пригнулись к земле ковыли.
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали’…

Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

Читайте также:  Амазонская низменность реки на ней

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моем,
И падают светлые мысли,
Сожженные темным огнем…

«Явись, мое дивное диво!
Быть светлым меня научи!»
Вздымается конская грива…
За ветром взывают мечи…

Часть 5

Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И, словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. — Молись!

Анализ цикла стихотворений «На поле Куликовом» Блока

Поэт-символист А. Блок – ключевая фигура русской поэзии начала XX века. На протяжении всей жизни его взгляды кардинально менялись, что неизменно отражалось в творчестве. Революция 1905 г. оказала большое влияние на мировоззрение Блока. Революционные убеждения поэта были серьезно поколеблены ужасом от кровавых событий. Он переосмысливает свой взгляд на историю и судьбу России. Результатом этого становится патриотический цикл «Родина», который включает в себя стихотворение «На поле Куликовом» (1908 г.).

Центральный образ произведения – Куликовское поле, ставшее символом героической победы объединенного русского войска над ненавистной Золотой Ордой. Эта победа, в конечном счете, привела к окончательному избавлению от татаро-монгольского ига. Также она способствовала объединению Руси и созданию единого Московского государства. В более широком смысле Куликовская битва считается победой добра над злом.

В начале стихотворения Блок дает общую картину героического прошлого своей страны. Русь ассоциируется у поэта с образом «степной кобылицы», которая никогда не прекращает свой стремительный бег. Постоянные набеги кочевников приводят к тому, что русские воины проводят большую часть жизни в седле с оружием в руках. Центральная фраза, отражающая это состояние, стала крылатой – «Покой нам только снится».

Блок не описывает саму битву, для него больше важна подготовка к ней, стремление воинов отдать жизнь за свободу и независимость своей Отчизны. Во второй части Блок вводит пророческое замечание лирического героя – «Долго будет родина больна». Автор расширяет описание исторического события до масштабного анализа всей русской истории. Победа на Куликовском поле и свержение ига не принесут покоя русским людям. Еще неоднократно Россия будет находиться в условиях смертельной опасности, исходящей от внешних и внутренних врагов.

В центральной части цикла появляется символ Богородицы, олицетворяющей собой главную защиту России. Ее незримое присутствие придает воинам силы в решающей битве. Священный свет «лика нерукотворного» побеждает тьму и мрак, наполняет сердца мужеством и отвагой.

В финале Блок описывает современное ему состояние России. Революционные настроения он воспринимает с огромной тревогой, они напоминают ему разгорающийся вдалеке «широкий и тихий пожар». Над Куликовским полем вновь собираются тучи. Вторжение темных сил должно вот-вот состояться. Автор надеется, что священные заветы предков помогут русским людям одержать победу над очередным врагом. Залогом победы он считает обращение к вере и заканчивает произведение призывом: «Молись!»

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24