Реке тьмака ландшафтный парк

Юрий Наумцев: ландшафтный парк Тьмака глазами ботаника – зеленая помойка

Ландшафтный парк Тьмака в Твери стал называться именно так, когда в 2016 году задумали его переустройство. История получилась длинная, болезненная и без триумфального завершения. Подрядчик не справился, заказчик не захотел отдавать деньги, потом суды, пересчёт затрат. А каков результат? О том, что в итоге получилось, как могло бы быть и зачем — мы поговорили с директором Ботанического сада ТвГУ Юрием Наумцевым, что называется, «в поле». Беседовала Олеся Вострикова.

Наша встреча на территории ландшафтного парка Тьмака состоялась пятничным теплым осенним днём. Главный вход в парк находится возле Покровской церкви Твери. На выровненной и засыпанной мелким щебнем площадке стоят лавочки, цветник и план-схема парка. Судя по обозначениям, прямо за площадкой начинается «луг». Хотя, лугом эту территорию назвать сложно: плешивый «газон» с каймой из крапивы и лопухов. Далее следует «Сухой ручей», сразу за лавочками. Вот это место как раз больше похоже на луг: «жидкое», но цветущее разнотравье, жужжащие насекомые, и только чахлые полудохлые маленькие каштаны выдают присутствие человеческой руки.

Газон или разнотравье: битва новой эпохи

Противостояние стриженного газона и многолетних травянистых растений, называемых разнотравьем, действительно вылилось в дискуссию в профессиональной среде ботаников и ландшафтных дизайнеров. И эту битву газон, по большинству позиций, проиграл. Разнотравье обрело в глазах человечества свою истинную ценность и стало, наконец, мировым садово-парковым трендом.

Если газон организован правильно (выбрано место, на котором устойчивый газон реально возможен, грамотно подобраны травосмеси, составлена агротехническая карта: подкормка, полив, покос), с ним все будет в порядке. Но, каждый раз нужно предметно решать, в каких местах он нужен, в каких – нет, а в каких, попросту, невозможен. То есть, тотальное выкашивание травы в российских городах – это божий бич. Весь остальной мир от этого уходит, и цветущие газоны из разнотравья – это общемировой тренд, все к этому стремятся. Причем, не только в малых городах, но и в столицах. Например, Женева, Варшава. У нас же лысоватое подобие, которое мы называем «газон» . Вот же — по соседству растут клевер, донник, василек шероховатый, пижма, ромашка, горец, цикорий, — целый ряд многолетних трав, которые пытаются вернуться на то место, с которого их когда-то выгнали. Они прекрасны, полезны, в том числе, потому что они ещё и медоносы. Это же большая проблема мирового масштаба — проблема сокращения популяции пчел. Одна из причин – непрекращающаяся урбанизация, уничтожение естественных сообществ растений. Взять мед пчелам неоткуда, сезоны стали очень неустойчивыми, и это лето показательное: то жара изнуряющая, то холодно и чрезмерно сыро. Одна из возможностей поддержать популяцию насекомых, которые для нас очень важны, — это цветущие газоны из разнотравья. А попытки устроить в пойме реки, которая подвержена ежегодному весеннему затоплению, газонные посадки вообще утопичны.

По той же причине чахнет посаженный кем-то здесь каштан. Как поясняет Юрий Наумцев, это ложноконский каштан, который к настоящему каштану не имеет отношения. В средней полосе России это дерево неплохо приживается, но в последние годы все «каштаны» в Центральной России поражены новым вредителем – минирующей молью, уже с середины лета вся листва покрывается уродливыми рыжими пятнами, буреет и засыхает. Пока с этим заболеванием справиться не удается, хотя никто в нашем городе и не пытается.

— Отсюда вопрос: зачем вообще в городах сажать те деревья, которые чувствуют себя там нехорошо и болеют?! Есть большой ассортимент древесных пород, устойчивых к городским условиям. И по парку Тьмака сразу видно, что подобного анализа никто не делал, хотя, может быть, это не очевидно для неспециалиста.

Ивовая аллея

И всё-таки прогулка началась вполне оптимистично: разнотравье кажется живучим. Донник всё еще сладко пахнет, над пижмой и ромашкой кружат пчелы и мухи-журчалки. Спускаемся собственно в парк. То там, то сям «разбросаны» группы деревьев, которые местами превращаются в небольшие рощи.

А ведь здесь, за редким исключением, практически ни одного дерева не посажено. Почти все деревья – остатки от бывших в пойме березняков, ивняков и ольшанников. Ведь в поймах рек, вообще-то, всегда ограниченный видовой состав деревьев. Не все виды деревьев выдерживают ежегодное затопление. На заливных очень сырых почвах формируются растительные сообщества, типичные именно для этих зон, поэтому и оставлены именно эти деревья, и это логично. Хотя с другой стороны, можно было бы значительно разнообразить ассортимент и подобрать, хотя бы, другие виды, формы или сорта ив, ведь их колоссальное количество. Совершеннейшие красавицы с разной окраской листвы и формой кроны, с разным цветом и фактурой коры, они создали бы в парке замечательные пейзажные картины, особенно весной, осенью и зимой, когда именно ландшафтные парки наиболее графичны и визуально «играют». А в парке только один вид ивы – ива ломкая (Salix fragilis), который у нас часто называют ветлой, заносное сорное растение, которое появилось в Средней России, в том числе и в Тверской области в конце XVIII века, а сейчас распространилось очень широко, особенно в поймах рек. Ива ломкая занесена в «Черную книгу» растений Тверской области, она быстро израстается и стареет, с возрастом стволы и ветви становятся хрупкими.

Кроме ив, ольхи и берёз, в парке Тьмака огромное количество поросли клёна ясенелистного (Acer negundo). Директор ботанического сада также называет его сорняком и поясняет, что с этим растением борются по всей Европе.

— Клён ясенелистный, вид из Северной Америки и также занесён в Чёрную книгу Тверской области! – сердится Юрий Наумцев и говорит, что через пару лет на месте метровых побегов будут четырёхметровые заросли.

Мы останавливаемся возле осины, растущей в углублении искусственного холма.

Читайте также:  Замерзает ли река парана

— Ивы, ольха и осина — типичная для пойменных зарастающих лугов картина. Но осина, кроме всего прочего, вегетативно подвижное корнеотпрысковое растение. Уже видно, сколько появилось молодой поросли, которая совсем скоро превратится в деревья, и все это пространство просто опять зарастет. Здесь уже сформировались двухлетние побеги, значит, как минимум, два года никто ничего не делал.

Доходим до развилки с указателем. Одна из стрелок указывает на «Ивовую аллею». Направляемся по ней. Первое, что видим, — заросли бодяка, лопуха, полыни и крапивы высотой с человеческий рост. Поросль все того же самого клёна ясенелистного, чужеродной для нас облепихи. Ивы, как не странно, на «ивовой аллее» встречаются редко.

Все знают, что такое аллея и как она должна выглядеть, — комментирует Юрий Наумцев. Но, никаких «рядовых ритмичных» посадок деревьев вдоль дорожки нет. Ствол одной из немногочисленных ив обломился в середине. Всё постепенно превращается в бурелом.
Ивовой аллеи, в традиционном садово-парковом понимании, мы так и не нашли. Видели отдельные деревья, некоторые из которых опасно нависли над тропинкой.

Дойдя до другого конца парка по берегу реки, обнаружили небрежно покрашенную беседку, выход к воде. Юрий Викторович обратил внимание на густо заросший противоположный берег реки и заявил, что лучше бы было, как там. Потому что там, по крайней мере, похоже на природный пейзаж, за которым по большому счету люди и идут в ландшафтный парк.

Тут он обратил внимание на несколько маленьких и несчастных, засохших до цвета старой ржавчины деревьев сосны. Посаженные в ряд на расстоянии около полутора-двух метров, они выглядели брошенными и безнадёжно погибшими.

— Чем руководствовались люди, которые посадили эти сосны? Сосна в заливаемой пойме реки вообще появиться не может, это растение высоких промывных песчаных сухих грунтов. И это явно сосна, которую просто выдернули из леса, но за которую заплатили бюджетные деньги. Специалист видит сразу: растение выращено в питомнике или его просто дёрнули «с опушки». И таких растений «с опушки» в городе много.

Что ещё хуже борщевика?

В «Чёрную книгу Тверской области» (в противоположность «Красной книге», в которую вносят редкие виды растений и животных, в «Черную» вносят чужеродные, опасные для местной природы виды) входят борщевик сосновского, уже упомянутый клён ясенелистный, много других растений, в числе которых золотарник канадский. Это высокорослый травянистый многолетник с жесткими побегами, вытянутыми листьями и ярко жёлтыми «метелками» соцветий. Выглядит он довольно симпатично, если не знать о главном его свойстве – уничтожать практически всю растительность на территориях, где он поселяется.

Читайте также:  Задания куда текут реки

— Золотарник канадский для нас — очень опасное растение, хуже, чем борщевик. Сейчас десятки и сотни тысяч гектаров в России занимает золотарник, который убивает всё, на лугах после него не остаётся других травянистых растений. Если при соседстве с борщевиком у некоторых растений шансы есть, с золотарником – нет вообще. Он когда-то был завезён как декоративный многолетник, но потом мы перестали контролировать его численность. В пределах города Твери и в его окрестностях золотарником заросли уже десятки гектаров.

В ландшафтном парке Тьмака золотарника канадского тоже очень много. На открытом пространстве возле ажурных ворот в дальнем конце парка он волной поглощает остатки разнотравья. И, на самом деле, за границей жёлтых соцветий никаких других растений не видно.

Вот фрагменты лугового разнотравья, которое тут было. Но буквально через пару лет ничего не останется, потому что оно зарастет золотарником, уже видно, как он наступает, — комментирует увиденное директор ботанического сада.

Зато, в ландшафтном парке Тьмака обнаружилось богатое разнообразие «сорных растений». Хотя «что такое сорняки?» — с улыбкой говорит Юрий Наумцев, — «Это растения, которые мы просто не любим. Точнее, отказываемся любить«.

— На садово-парковых территориях, где грамотно посадить и поддерживать газоны не удаётся, а естественный почвенный покров и, соответственно, растительность была уничтожена, место занимают так называемые «рудералы» или типичные сорняки: крапива, лопух, бодяк, осот, пустырник, некоторые виды полыни. Ими часто зарастает всё пространство.

На входе в парк, где установлены большие буквы слова «Тверь», и, наверное, предполагалось, что люди будут на этом фоне фотографироваться, вид, прямо скажем, пост апокалипсический: огромные почерневшие соцветия лопухов с засохшими репьями оккупировали склон за буквами и, такое впечатление, норовят повалить «Тверь». Или захватить.

— У нас (у ботаников) ситуация, когда один тип растительного сообщества сменяет другой, называется сменой сукцессиий. То есть, и в естественной природе, при смене почвенных гидрологических условий, условий освещенности и т.д. одни растительные сообщества сменяют другие. Но, при безграмотном вмешательстве человека, уничтожившего очень многое из тех естественных фрагментов растительных сообществ, которые здесь были, их сейчас тотально замещают сорные виды. Многие горожане против некошенной травы, потому что в большинстве случаев это пырей, бодяк, осот, лопухи, крапива. Когда это «разнотравье» рудеральное, сорное — я тоже против. Такие территории производят впечатление «растительной помойки». Но любая территория в городе управляема. Задача ландшафтного парка – позволить людям, в первую очередь горожанам, хотя бы на какое-то время вернуться в природную среду. А это не природная среда, это – зеленая помойка, позорище.

Так что же такое ландшафтный парк?

Ландшафтные парки подразумевают большие территории, а не пару-тройку гектаров. Тем не менее, участок в пойме Тьмаки также мог стать прекрасным ландшафтным парком. Само по себе понятие ландшафтный парк подразумевает территорию, которая имитирует природное сообщество, учитывая особенности рельефа, почвенные и гидрологические условия. Говоря о перспективе тверского парка, Юрий Наумцев обращает внимание и на замещение стареющих деревьев молодыми. Срок «активной» жизни большинства сохранившихся деревьев ив на территории парка Тьмака – ещё лет 20-25. После чего стволы и ветви станут ломкими и опасными. А значит, уже сейчас нужно позаботиться о молодых «сменщиках». Но в некоторых частях парка — ивы уже «рушатся».

Мы ходим по дорожкам парка и встречаем редких людей, которые укрылись от городской суеты и сидят на лавочках или прогуливаются по дорожкам. Встречаются молодые мамы с колясками. Людей немного, «в следовых количествах», как выражается именитый ботаник. Верёвочный городок и вовсе пуст. Велосипедистов тоже нет.

— Вечером и в выходные здесь будут люди. И спортом будут заниматься, и на велосипедах кататься. Но я не считаю, что они приходят или приезжают сюда потому, что парк так прекрасен, это потому, что больше негде, — уверен Юрий Наумцев.

Не доходя до верёвочного городка, можно увидеть несколько небольших искусственных холмов — своеобразная игра с пластикой грунта, а с учетом наличия на них дорожек, наверное, созданных и для велосипедистов.

Работа с пластикой грунта в ландшафтных парках — это красиво. То, что мы наблюдаем здесь, было сделано, в том числе, для красивой ландшафтной пейзажной картины. Но за всем нужно ухаживать. Совсем скоро, эти искусственно созданные фрагменты искусственного рельефа будут попросту не видны, они и сейчас уже почти не читаются.

Помимо возвышенностей и всхолмлений, ландшафтные парки могут украшать и понижения рельефа, в случае с пойменным парком – заболоченные участки, пруды, фрагменты стариц. Устроители ландшафтного парка Тьмака это понимали, на территории есть такие участки. Однако, заросли тростника, которые появляются в мочажинах (замокающие участки с открытой водой), — это тоже растительность, которая здесь была. Но, из-за того, что никто за этим не следит, почти все замокающие участки территории попросту зарастают и скоро превратятся в низинные болотца, затянутые тростником полностью, как это произошло с руслом реки Лазури, до попыток его очистки.

Юрий Викторович рассказал историю из начала 2000-х. МУП «Горзеленстрой» участвовал в общероссийском конкурсе «Россия в цвету» и победил, причем в номинации «Пейзажный парк».

— Это были фотографии тогдашней заросшей поймы Тьмаки. Жюри и понятия не имело, что все это само выросло. Потому что выглядело очень красиво. Так ведь лучший художник – Природа! Понятно, что территория поймы Тьмаки нуждалась во внимании и проведении каких-то работ. Она была брошена в центре города на долгие годы, заросла огромным количеством деревьев и кустарников сорных видов. Было много старых, поваленных деревьев и мусора. Но, с другой стороны, поскольку несколько десятков лет ей никто не занимался, здесь сформировалось потрясающее природное сообщество. У нас в городе не так много мест, где растут орхидеи и другие редкие растения, а здесь они были. Здесь гнездились цапли.

Директор ботанического сада убеждён, что для поймы реки Тьмаки даже не надо было подбирать какие-то растения. Всё, что нужно было сделать, — это убрать сорные растения, погибшие или потерявшие вид, в силу возраста, деревья. А фрагменты природных сообществ оставить. Но оставить грамотно.

Читайте также:  Лучшая прикормка на леща летом для фидера на реке

— Если уж сажать новые растения, то сажать многолетники, кустарники, деревья, имитируя природные сообщества. Это своеобразная «семейственность», которая существует в природе. Потому что, как оказалось, вместе растения себя лучше чувствуют, лучше растут и меньше болеют. И вообще создают гармоничную пейзажную картину. Это как у людей – в одиночку трудно жить, а в крепкой семье все помогают друг другу.

Что можно сделать?

Эта территория может и должна стать образовательно-просветительским проектом! Мы предлагали несколько раз: давайте проложим здесь не бездарные дорогостоящие, но, без должного ухода быстро зарастающие и размывающиеся трамбованные дорожки, а экологичные деревянные настилы. Настилы, приподнятые над поверхностью почвы и растительных сообществ, прямо с выходами к реке, со смотровыми площадками для наблюдения за птицами, с аншлагами и стендами, рассказывающими о растениях, птицах и насекомых. Чтобы люди могли узнать, что происходит с природным сообществом и его обитателями, которое здесь находится. Чтобы прогулка по ландшафтному парку превратилась для горожан в увлекательное путешествие в природу.

По мнению Юрия Наумцева, самое главное с поймой Тьмаки всё же произошло — территория не застроена, она осталась, пока, за людьми и остатками растительности. И это даёт ей шанс.

Проект ландшафтного парка можно и нужно продолжать и развивать. Другое дело, кто его будет продолжать и как. Для садовников нужны грамотные агротехнические карты, где расписаны все зоны, растения и все виды работ, которые нужно делать. Ландшафтный архитектор должен видеть общую картину и, следить за динамикой древесно-кустарниковых и травянистых посадок, а зная их возрастной состав, понимать, как они будут сменять друг друга. Я не исключаю того, что на эту территорию вернутся гнездиться птицы и даже какие-то мелкие животные. Конечно, здесь необходимы будут постоянные или временные консультации профессиональных ботаников и зоологов.

Интерес к созидательному озеленению городов уже появился. Директор Ботанического сада ТвГУ недавно выступил с лекцией о растениях в городах и современных садово-парковых трендах в центре «Мой бизнес». И после его выступления в ботанический сад приехали чиновники, которые отвечают за озеленение небольших городов Тверской области. Они посмотрели, как могут выглядеть городские парки и скверы, цветники из многолетних, в том числе редких для области, растений. Звонков с просьбой о помощи пока не было, но приглашения провести лекции в городах региона уже есть.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24