Сомово озеро переславль залесский где находится

7 Фактов

Интересные факты обо всём на свете

Мёртвое озеро: аномальные зоны Ярославской области

Есть в Ярославской области такое озеро – озеро Сомино. С виду оно ничем не отличается от десятков тысяч таких же водоёмов. Крупных населённых пунктов рядом нет, и это вполне оправданно – здесь происходит множество необъяснимых вещей. Поэтому водоём получил название Мёртвое озеро.

Примечательно, но об этом феномене знают многие. Исследования на озере Сомино проводились неоднократно, но безрезультатно. Химический анализ воды ничего не дал, водолазы ничего не нашли. В том числе, и тел людей, которых продолжает забирать Мёртвое озеро.

Мёртвое озеро: пугающая статистика

В любом водоёме тонут люди. Но лишь в немногих озёрах это приобретает постоянный характер. Озеро Сомино как раз из таких. Здесь тонет настолько много людей, что власти близлежащих деревень поставили запрещающие щиты. Но останавливает это не всех. Местные давно усвоили, что купаться здесь не следует, но туристы… Через озеро проходит популярный туристический маршрут Плещеево озеро – река Вёкса – озеро Сомино. Конечно, кто-нибудь да нарушит запрет администрации. Если купаться у самого берега, то ничего страшного не случится, но если заплыть подальше, можно утонуть.

Есть всего одно достоверное описание утопления на мёртвом озере. Человек на спор решился переплыть озеро. Добраться он смог только до середины. Затем его как будто утянула на дно неведомая сила. Вскоре на месте гибели расплылось пятиметровое масляное мятно. Учёные предположили, что это нефть, но анализ не смог определить, чем является загадочное вещество. Ночью это пятно стало светиться. Двое рыбаков отправились посмотреть на эту аномалию, но четырёхметровый фонтан воды вытряхнул их из лодки, и пришлось вызывать МЧС. Загадочные утопления – ещё полбеды. Утопленники на поверхность не всплывают. И на дне их нет.

Мёртвое озеро населяют странные рыбы

Рыбу ловить здесь можно, но почти никто этой возможностью нее пользуется. Здесь очень редко можно поймать обычную рыбу. Зато мутантов здесь хоть отбавляй. Попадаются безглазые или волосатые особи. Реже у бедных рыб встречаются два хвоста или три-четыре глаза. А изредка у водных жителей вместо плавников зачатки лап. Таких рыб изучают учёные и криптозоологи всей России и не могут понять, откуда берутся такие аномалии в таких количествах. Предполагалось, что в воде слишком много какого-то вещества, провоцирующего мутации. Но анализ показал, что вода абсолютно нормальная. До сих пор невозможно разгадать тайну рыб-мутантов «Мёртвого озера».

Болезни туристов

Как уже говорилось ранее, были люди, которые спокойно купались и выходили из воды целыми и невредимыми. Но они недолго здравствовали. Уже через два часа на коже появлялось раздражение. Зрение мутнело, волосы выпадали.

Тело покрывается роговыми чешуйками. А на лбу растут самые настоящие рога. Болезнь длится около полугода, потом рога и чешуйки отпадают, зрение возвращается в норму. Врачи разводят руками: ни одна методика лечения не увенчалась успехом. Санэпидемстанция взяла пробу воды и не обнаружила ничего, способного вызвать такие необычные болезни.

Уровень воды

Уровень воды в озере тоже аномальный. Дайверы, искавшие утопленников, нашли только несколько больших трещин и глубокий колодец. Все эти проёмы с огромной силой засасывают в себя воду, но количество её в озере не уменьшается. В Сомино озеро не впадает ни одна река, вытекает шесть. При таком расходе воды её уровень должен хоть немного понижаться. Но нет. Здесь воды меньше не становится.

Туманы, таящие опасность

В этом явлении ничего необычного нет. Но местные рассказывают, что заходить в туман не стоит. Можно так заблудиться, что потом несколько дней искать населённый пункт.

И не потому, что туман рассеялся спустя несколько часов. Заблудившийся человек сутками ходит в этом тумане без малейших шансов выбраться. Это явление так же не до конца объяснено.

Источник

Рассказ о том, как отправились мы в Ростов Великий, а попали в Японо-Голландию

Байдарка, мирно продремавшая сном ветерана под кушеткой лет пятнадцать, уж и не чаяла, поди, что ее когда-нибудь извлекут на свет божий и вновь поставят на воду. Да и сама я думала, что водные походы остались для меня в далеком прошлом.

А началось все с невинного желания съездить в Ростов Великий. И мы, действительно, в один из июльских выходных туда отправились, погуляли по древнему Кремлю, прошлись по стенам, где некогда гонялись за Иваном Васильевичем и князем Милославским киношные стрельцы, полюбовались на прелестный прудик в центре архиерейского двора и на ярко-синие фрески храмов.

В митрополичьем саду киношники воссоздали кусочек северной деревни: три бревенчатых дома с маленькими оконцами. Декоративные элементы на домах при ближайшем рассмотрении оказались вылепленными из герметика.

Озеро Неро, с севера замыкающее город, отнюдь не поразило своей красотой: мелкое, заросшее камышами, с илистым дном.

Но вскоре нашим глазам предстало другое озеро. После Ростова мы решили заехать в Годеново, свернули с трассы Ростов-Москва и через некоторое время оказались на берегу озера Рюмниково. С одной стороны к нему примыкал сосновый лес, с другой — расположилась деревня на высоком пригорке. Вечерело. Солнце закатывалось за пригорок. Сосны, освещенные предзакатным солнцем, горели оранжевым цветом.

И мы остановились здесь на ночлег. Поставили палатку, искупались, а потом ели шашлыки и любовались закатом.

Так нам это озеро понравилось, что и следующие полдня мы провели на его берегу, и лишь потом отправились в Годеново, где хранится Крест Животворящий и чудотворная икона Николая. Небольшой, белый храм с серебристыми куполами был виден издалека.

Несмотря на удаленность, в храме было много народу. К Животворящему Кресту выстроилась очередь из паломников. Животворящий Крест – деревянное распятие, явленное некогда местным крестьянам и причастное ко многим чудесам. К нему приезжают молиться об исцелении больных. Изначально Крест явился на болоте в 2-х км от Годеново, там тоже стоит церковь, очень похожая на годеновскую.

Местность открытая, перелески сменяются сиреневыми полями иван-чая.

Остаток воскресного дня мы хотели провести на озере Вашутинском. Когда я перед поездкой разглядывала спутниковую карту, увидела синее пятно чуть северней Плещеева озера, меньше, чем Плещеево, но тоже весьма заметное. В интернете про это озеро информации было мало: несколько фотографий да описание рыбаков. И решили мы разведать, что это за озеро такое скрывается среди лесов.

А озеро, действительно, оказалось потайным. Мы свернули с трассы и через короткое время уткнулись в ворота охотничьего хозяйства. Поехали дальше. По дороге нам попадались деревни. Озера – ни признака. Видно было, что слева местность резко понижается, но все было скрыто лесом, никаких выходов к воде не наблюдалось. Так мы объезжали потихоньку эту незримую впадину и совсем уже почти замкнули круг, как наконец в деревне Вашутино увидели дорогу, уходящую вниз, и тут же на нее свернули. Навстречу нам поднимались люди с полотенцами. Деревенские дома кончились, и перед нами вдруг открылось темно-синее пространство.

Берег оказался плохим, болотистым, местность открытая. Деревенские сказали, что выше есть еще один подход. Еще есть выход возле охотничьей базы. И все. Леса надежно заслонили озеро, не подступиться.

Дно у берега песчаное, глубина начинается сразу. Вода темно-синяя, с барашками. Накупавшись и нарадовавшись на эту красоту, мы отправились дальше. И подумали: раз уж получилось у нас такое озерное путешествие, почему бы еще и на Плещеево не заехать на минутку. Пять озер за поездку.

В Переславле-Залесском я была прежде с экскурсией, и Плещеево озеро видела, пожалуй, только с высоты Горицкого монастыря. А от знакомых слышала, что купаться там плохо, очень уж мелкое. Я никогда туда и не стремилась.

И вот мы проехали Никитский монастырь, и перед нами заискрилось голубое необозримое озеро – нет! море, потому что края ему не было видно.

Мы поднялись на Ярилину (Александрову) гору, место прежнего расположения города (первоначально город Клещин располагался на этих холмах, впоследствии был перенесен Юрием Долгоруким южней, к реке Трубеж).

И с горы не видно было края этой сверкающей голубизне.

Потом спустились к магическому Синему камню, которому некогда поклонялись язычники меря, населявшие эти земли. Я его себе представляла в виде огромной каменной глыбы на берегу озера. На самом деле из земли (точней, из воды) торчит только макушка камня. Цвет темно-серый, действительно, с синеватым налетом. И теперешние люди, как некогда меря, стекаются к этому камню, уже как к «энергетическому объекту». Сидят или кладут руки. Камень усыпан монетками и пшеном.

Всю следующую неделю у меня перед глазами так и стояло это голубое сверкание. Смотришь в монитор, а там Плещеево озеро рассыпалось в солнечных искорках, смеется и покачивается. Прожить столько лет неподалеку и не удосужиться доехать!

Едва дождавшись следующих выходных, мы отправились опять туда для более близкого знакомства.

Прошлись по переславским монастырям и музеям, погуляли по прелестному дендропарку с каскадом прудов.

Возле Ботика нас накрыл дождь. Мы поехали вокруг озера в поисках места для ночевки. Одна из лесных дорог вывела нас на турбазу «Урёв». Место очень красивое, в этом месте из озера вытекает река Векса. Подход к воде хороший. Стоимость ночевки 800 рублей за двоих с машиной. Но сколько же там было народа! Палатки стояли вплотную друг к другу. Тут же играли в волейбол. А еще, как известно, народ наш любит отдыхать с музыкой, и почти из каждой машины звучало что-то свое. И решили мы попытать счастья в другом месте.

Очередная лесная дорога привела нас в село Купанское. Мы уткнулись в деревянный мост через речку Вексу. Дождь закончился. На мосту рыбачили местные. На окраине села стояла деревянная сторожевая вышка. И такая задушевная прелесть, умиротворенность была разлита вокруг, что на том мосту и зародилась мечта сплавиться когда-нибудь по этой тихой речке, среди ее задумчивой красоты и отрешенности.

Потом мы еще долго ехали: то удаляясь, то приближаясь к озеру. Наконец подъехали к часовне. На плакате прочитали: «Варварин источник». Оказывается, на этом месте у родника местному юродивому явилась икона Варвары Великомученицы. У источника люди набирали воду. Чуть дальше за источником – купальня, которая была закрыта. Температура воды в источнике весь год держится +6.

То ли Варвара нам помогла (дело-то уж к ночи), то ли наша путеводная звезда, но вскоре нашли мы уютное место для ночлега. Сосновый бор, рядом озеро, что еще надо. Искупались, приготовили ужин. Но еще во время ужина нас насторожили странные неприятные звуки, доносящиеся из леса. Улеглись спать. И тут началось. Таких душераздирающих криков я никогда и не слыхала. Всю ночь я строила предположения, какие животные и при каких драматических обстоятельствах могут издавать такие звуки. Скорей всего, динозавры или птеродактили.

Утром мы отправились исследовать этот участок леса. Сосновый бор сменился чащобой, продравшись через которую мы попали на захламленную, дурно пахнущую куртинку и, задрав головы, обнаружили высоко на деревьях многочисленные гнезда. А вот и их обитатели – длинноклювые, с изогнутыми шеями, большекрылые птицы. Колония цапель! Да какая большая. Почему-то днем они не кричали так страшно, только сновали к своим гнездам и обратно. В бинокль мы рассмотрели птенцов. Какие неприятные, уродливые создания. Словно инопланетяне.

На самом деле, нам очень понравилось наше пристанище. И озеро, и лес, да и колонию цапель где еще увидишь.

Поэтому на следующие выходные мы отправились прямиком на это место. Как раз в это время в Москве установилась страшная жара, и хотелось просто лежать около воды. Только на сей раз мы решили взять с собой лодку. Вот в этот момент байдарка и была извлечена из-под кушетки.

Вернулись мы на то же место с приятным чувством, словно домой.

Только палатку предусмотрительно поставили подальше от цапель. В субботу с утра долго собирали байдарку, и, паче чаяния, все-таки ее собрали и отправились в плавание. Байдарка, словно застоявшийся конь, резво понеслась по волнам под наши дружные взмахи весел. Мель, ясно обозначенная голубым цветом, быстро кончилась, под нами легла темно-синяя глубина.

Споро мы доплыли до «Урева» и вошли в русло Вексы. Весь берег возле турбазы и начало реки кишели людьми.

Но вскоре палатки и люди кончились, река зазмеилась мимо лесов и лугов в бесчисленных поворотах.

И тут на нас напали оводы, да такие оголтелые, что невозможно стало грести. Пришлось разворачиваться и спасаться бегством. Так бесславно закончился наш первый поход по Вексе.

Так бы эта река и осталась нами не пройденной, если бы не наша оплошность. Уже дома мы обнаружили, что оставили на озере весла. Бывает и такое. Уже не хотелось в третий раз ехать на то же место, да и не верилось, что весла найдутся, однако неделю спустя снова отправились туда же. На всякий случай. Вдруг лежат. И ведь правда, нашлись. Местный сторож их нашел и прибрал. И торжественно нам вручил, когда мы приехали. В общем, случаются иногда чудеса в нашей жизни.

В субботу опять собрали мы лодку, прозванную нами за шустрость «пострелом», и погребли в «Урев». Берег возле турбазы напоминал густой компот из человеческих тел.

Ловко маневрируя между многочисленными купальщиками, мы вошли в Вексу и вскоре очутились наедине с лесом и рекой. Река тихо струилась мимо зарослей камыша и кувшинок. И – самое приятное – никаких оводов!

А вот и сторожевая вышка на окраине села Купанское.

И вскоре начались прелестные домики. Некоторые из них подступали к самой воде, так что с веранды можно было спуститься в реку. Прямо-таки Япония или Голландия, такое тесное единения воды и человеческого жилья в окружении деревьев.

И почему-то было очень много корявых низких сосен, ну, в точности, как в Японии.

Домики то подступали к реке, то пропадали, и мы опять плыли среди леса, а за очередным поворотом опять стояли 4-5 домиков, и все это было село Купанское. А жители вполне соответствовали названию села и с удовольствием купались возле своих домов. А когда дома пропадали, на речку выходили деревянные площадки для купания, иногда совсем рядом одна от другой. На каждой из них стояла лавочка, а в лес уходили мостки. На одном участке на берегу разрослись раскидистые ивы с такими большими кронами, что ветви их касались середины реки. Внутри этих крон царила прохлада. На крылечке возле самой воды пожилой мужчина чистил выловленную рыбу – целый таз свежей рыбы.

Эту идиллию иногда нарушали скопления отдыхающих на участках берега, удобных для подъезда автотранспорта. В одном месте, где трасса подходила совсем близко к реке, местность напоминала уревскую турбазу: такая же плотность купающихся на квадратный метр реки, и весь сосновый лес в машинах.

Наконец река обезлюдела, и последний дом села Купанского остался за очередным изгибом петлючей Вексы. На берегу – тростник выше человеческого роста, с другой стороны – корявые тонкие стволы ольхи.

По водорослям бегают кулики, да так ловко! Издалека кажется, что бегут по воде.

Наконец берега раскрылись, и мы вошли в озеро Сомино. Здесь река Векса кончается. Из озера вытекает уже Нерль Волжская.

Озеро большое, по берегам тростник и топь. И кроме нас, ни одного человека на всем озере.

Мы прошли его из конца в конец, до устья Нерли, повернули назад, и только в одном месте обнаружили выход на берег. На берегу стояло странное сооружение: вышка из бетонных колец с плитой наверху.

Мы пристали к берегу, осмотрели диковину снизу, потом по лестнице взобрались наверх.

Внутри башни шел активный процесс, по трубам перекачивалась вода, но куда и откуда, непонятно. Так и не выяснив предназначение вышки, мы отчалили и отправились назад, так как время уже было к вечеру, да и тучи начали вдруг сгущаться над озером.

Снова — Векса, мы энергично гребем против течения, но вдруг разом хлынул дождь. К счастью, тростник закончился, мы как раз подошли к твердому берегу, куда и десантировались. Выволокли на берег байдарку, которая, как назло, стала протекать. Когда дождь чуть утих, мы вылили воду, заклеили лодку и вновь пустились в путь.

Дождь стал потише, но все также ощутимо барабанил. Молнии вычерчивали на темнеющем небе замысловатые зигзаги, но гром гремел все глуше и глуше. Уже в полной темноте, в половине одиннадцатого вечера мы вновь вошли в Плещеево озеро.

К счастью, дождь прекратился. Сначала мы хотели идти вдоль берега, чтобы отыскать в ночи нашу стоянку и чтобы было куда спрятаться в случае возвращения грозы. Но поняли, что уже нет ни сил, ни времени. Далеко впереди на другом краю озера горел огонек, и почему-то мы, не сговариваясь, взяли курс на него и поплыли напрямик через озеро. Вокруг бугрилась упругая, черная поверхность воды, от нее шло тепло. И только — звук весел, толкающих воду, и упорный ход лодки, разрезающей волны, и одинокий огонек в ночи. А на огромном небе, как на экране, уже не молнии пробегали стремительным росчерком, а вспыхивали зарницы.

Огонек все приближался. В какой-то момент я померяла веслом воду и достала дна. Мы радостно выпрыгнули из байдарки в теплую воду и пошли на берег, ведя за собой нашего «пострела».

Неожиданно со стороны города небо раскрасилось фейерверком. Это Переславль – колыбель российского флота — салютовал в честь Дня военно-морского флота. Так, под залпы салюта достигли мы берега, и это оказалось как раз нужное нам место, совсем рядом от нашей палатки.

Мы перетащили вещи и лодку к палатке, переоделись в сухое, развели костер, напились горячего чая, и только легли спать, как разразилась такая грозища, что я стала опасаться, выдержит ли палатка натиск воды. Под звуки неистового ливня я представила, что бы было, если бы гроза обрушилась на нас, когда мы пересекали озеро. Как все-таки нам везло всю дорогу: и оводы не истязали, и огонек в ночи зажгли как раз по нашему курсу, и до основной грозы успели.

Вот так благополучно завершилось наше небольшое путешествие!

В качестве приложения — виды Ростова Великого

Источник

Читайте также:  Косинский парк у белого озера
Поделиться с друзьями
Байкал24