Сознание это поток река



Сознание — это поток, река, в которой мысли, ощущения, воспоминания, внезапные ассоциации постоянно перебивают друг друга и причудливо, «нелогично» переплетаются. Сознание как поток, непрерывно.

Раскройте смысл «моральной воли».

Благо или зло существуют только в связи с требованиями индивида, воспринимающего события, удовлетворенного ими или разочарованного. Неисчислимое множество импульсов и потребностей генерируют некий универсум контрастных ценностей. Как их унифицировать? Предпочтительны ценности, полагает Джемс, которые, реализуясь, способны подчинить себе меньшее число других и при этом сохранить универсум, богатый возможностями. В нем нет ничего гарантированного, ибо единственный регулятор — моральная воля как таковая.

Определите источник и раскройте смысл основной идеи в контексте источника.

…под влиянием внешних обстоятельств или какой-то необъяснимой внутренней перемены в образе мыслей мы внезапно из легкомысленного и беззаботного состояния духа переходим в серьезное, сосредоточенное, и значение всей шкалы ценностей наших мотивов и стремлений меняется, когда мы изменяем наше положение по отношению к плоскости горизонта.

Объекты страха и печали действуют особенно отрезвляюще. Проникая в область нашего сознания, они парализуют влияние легкомысленной фантазии и сообщают особенную силу серьезным мотивам. В результате мы покидаем разные прошлые планы на будущее, которыми тешили до сих пор свое воображение, и немедленно проникаемся более серьезными и важными стремлениями, до той поры не привлекавшими нас к себе. К этому типу решимости следует отнести все случаи так называемого нравственного перерождения, пробуждения совести и т. п., благодаря которым происходит духовное обновление многих из нас.

В пятом, и последнем, типе решимости для нас может казаться наиболее рациональным известный образ действия, но мы можем и не иметь в пользу его разумных оснований. В обоих случаях, намереваясь действовать определенным образом, мы чувствуем, что окончательное совершение действия обусловлено произвольным актом нашей воли; в первом случае мы импульсом нашей воли сообщаем силу разумному мотиву, который сам по себе был бы не в состоянии произвести нервный разряд; в последнем случае мы усилием воли, заменяющим здесь санкцию разума, придаем какому-то мотиву преобладающее значение. Ощущаемое здесь глухое напряжение воли составляет характерную черту пятого типа решимости, отличающую его от остальных четырех.

Мы не будем здесь оценивать значения этого напряжения воли с метафизической точки зрения и не будем обсуждать вопроса, следует ли обособлять указанные напряжения воли от мотивов, которыми мы руководствуемся в действиях. С субъективной и феноменологической точек зрения здесь налицо чувство усилия, которого не было в предшествующих типах решимости. Усилие всегда неприятный акт, связанный с каким-то сознанием нравственного одиночества; так бывает и тогда, когда во имя чистого священного долга мы сурово отрекаемся от всяких земных благ, и тогда, когда мы твердо решаемся считать одну из альтернатив невозможной для нас, а другую — подлежащей осуществлению, хотя каждая из них равно привлекательна и никакое внешнее обстоятельство не побуждает нас отдать которой-нибудь из них предпочтение. При более внимательном анализе пятого типа решимости оказывается, что он отличается от предыдущих типов: там в момент выбора одной альтернативы мы упускаем или почти упускаем из виду другую, здесь же мы все время не теряем из виду ни одной альтернативы; отвергая одну из них, мы делаем для себя ясным, что именно в эту минуту мы теряем. Мы, так сказать, преднамеренно вонзаем иглу в свое тело, и чувство внутреннего усилия, сопровождающее этот акт, представляет в последнем типе решимости такой своеобразный элемент, который резко отличает его от всех остальных типов и делает его психическим явлением sui generis. В огромном большинстве случаев наша решимость не сопровождается чувством усилия. Я думаю, мы склонны считать это чувство более частым психическим явлением, чем оно есть на самом деле, вследствие того что во время обдумывания мы нередко сознаем, как велико должно быть усилие, если бы мы захотели реализовать известное решение. Позднее, когда действие совершено без всякого усилия, мы вспоминаем о нашем соображении и ошибочно заключаем, что усилие действительно было сделано нами.

Существование такого психического явления, как чувство усилия, ни в коем случае нельзя отвергать или подвергать сомнению. Но в оценке его значения господствуют большие разногласия. С уяснением его значения связано решение таких важных вопросов, как само существование духовной причинности, проблема свободы воли и всеобщего детерминизма.

Этот отрывок взят из работы У. Джемса «Воля». Основная идея:

Раскройте смысл выражения «универсум контрастных ценностей».

Универсум контрастных ценностей – неисчислимое множество импульсов и потребностей.

Как их унифицировать? Предпочтительны ценности, полагает Джемс, которые, реализуясь, способны подчинить себе меньшее число других и при этом сохранить универсум, богатый возможностями. В нем нет ничего гарантированного, ибо единственный регулятор — моральная воля как таковая.

Определите источник и изложите основную идею фрагмента.

Вещь может попадаться человеку на глаза сотни раз, но если он упорно не будет обращать на нее внимания, то никак нельзя будет сказать, что эта вещь вошла в состав его жизненного опыта. Мы видим тысячи мух, жуков и молей, но кто, кроме энтомолога, может почерпнуть из своих наблюдений подробные и точные сведения о жизни и свойствах этих насекомых? В то же время вещь, увиденная раз в жизни, может оставить неизгладимый след и нашей памяти. Представьте себе, что четыре американца путешествуют по Европе. Один привезет домой богатый запас художественных впечатлений от костюмов, пейзажей, парков, произведений архитектуры, скульптуры и живописи. Для другого во время путешествия эти впечатления как бы не существовали: он весь был занят собиранием статистических данных, касающихся практической жизни. Расстояния, цены, количество населения, канализация городов, механизмы для замыкания дверей и окон — вот какие предметы поглощали все его внимание. Третий, вернувшись домой, дает подробный отчет о театрах, ресторанах и публичных собраниях и больше ни о чем. Четвертый же, быть может, во все время путешествия окажется до того погружен в свои думы, что его память, кроме названий некоторых мест, ничего не сохранит. Из той же массы воспринятых впечатлений каждый путешественник избрал то, что наиболее соответствовало его личным интересам, и в этом направлении производил свои наблюдения.

Читайте также:  Речные порты реки дон

Если теперь, оставив в стороне случайные сочетания объектов в опыте, мы зададимся вопросом, как наш ум рационально связывает их между собой, то увидим, что и в этом процессе подбор играет главную роль. Всякое суждение, как мы увидим в главе «Мышление», обусловливается способностью ума раздробить анализируемое явление на части и извлечь из последних то именно, что в данном случае может повести к правильному выводу. Поэтому гениальным человеком мы назовем такого, который всегда сумеет извлечь из данного опыта истину в теоретических вопросах и указать надлежащие средства в практических.

В области эстетической наш закон еще более несомненен. Артист заведомо делает выбор в средствах художественного воспроизведения, отбрасывая все тона, краски и размеры, которые не гармонируют друг с другом и не соответствуют главной цели его работы. Это единство, гармония, «конвергенция характерных признаков», согласно выражению Тэна, которая сообщает произведениям искусства их превосходство над произведениями природы, всецело обусловлены элиминацией. Любой объект, выхваченный из жизни, может стать произведением искусства, если художник сумеет в нем оттенить одну черту как самую характерную, отбросив все случайные, не гармонирующие с ней элементы.

Делая еще шаг далее, мы переходим в область этики, где выбор заведомо царит над всем остальным, поступок не имеет никакой нравственной ценности, если он не был выбран из нескольких одинаково возможных. Бороться во имя добра и постоянно поддерживать в себе благие намерения, искоренять в себе соблазнительные влечения, неуклонно следовать тяжелой стезей добродетели — вот характерные проявления этической способности. Мало того, все это лишь средства к достижению целей, которые человек считает высшими. Этическая же энергия par excellence (по преимуществу) должна идти еще дальше и выбирать из нескольких целей, одинаково достижимых, ту, которую нужно считать наивысшей. Выбор здесь влечет за собой весьма важные последствия, налагающие неизгладимую печать на всю деятельность человека. Когда человек обдумывает, совершить преступление или нет, выбрать или нет ту или иную профессию, взять ли на себя эту должность, жениться ли на богатой, то выбор его в сущности колеблется между несколькими равно возможными будущими его характерами. Решение, принятое в данную минуту, предопределяет все его дальнейшее поведение. Шопенгауэр, приводя в пользу своего детерминизма тот аргумент, что в данном человеке со сложившимся характером при данных условиях возможно лишь одно определенное решение воли, забывает, что в такие критические с точки зрения нравственности моменты для сознания сомнительна именно предполагаемая законченность характера. Здесь для человека не столь важен вопрос, как поступить и данном случае, — важнее определить, каким существом ему лучше стать на будущее время.

Рассматривая человеческий опыт вообще, можно сказать, что способность выбора у различных людей имеет очень много общего. Род человеческий сходится в том, на какие объекты следует обращать особое внимание и каким объектам следует давать названия; в выделенных из опыта элементах мы оказываем предпочтение одним из них перед другими также весьма аналогичными путями. Есть, впрочем, совершенно исключительный случай, в котором выбор не был произведен ни одним человеком вполне аналогично с другим. Всякий из нас по-своему разделяет мир на две половинки, и для каждого почти весь интерес жизни сосредоточивается на одной из них, но пограничная черта между обеими половинками одинакова: «я» и «не-я». Интерес совершенно особенного свойства, который всякий человек питает к тому, что называет «я» или «мое», представляет, быть может, загадочное в моральном отношении явление, но, во всяком случае, должен считаться основным психическим фактом. Никто не может проявлять одинаковый интерес к собственной личности и к личности ближнего. Личность ближнего сливается со всем остальным миром в общую массу, резко противополагаемую собственному «я». Даже полураздавленный червь, как говорит где-то Лотце, противопоставляет своему страданию всю остальную Вселенную, хотя и не имеет о ней и о себе самом ясного представления. Для меня он — простая частица мира, но и я для него — такая же простая частица. Каждый из нас раздваивает мир по-своему».

Читайте также:  Битва на реке сити участник события век

Этот отрывок взят из работы У. Джемса «Поток сознания». Основная идея: для каждого человека существует свой определенный набор ценностей и интересов, сознание каждого отдельно взятого человека движется по индивидуальному уникальному руслу, они не могут быть похожими друг на друга.

Обозначьте основную идею работы «Многообразие религиозного опыта».

Религиозная жизнь не подлежит смешению и редукции, контакт с миром невидимого радикально меняет характер человеческого опыта. Мистическое, как наиболее интенсивный момент религиозного чувства, открывает в сфере рационального новые, неведомые прежде измерения и возможности, как бы расширяя область воспринимаемого.

Источник

Евгений Чесноков О потоке сознания

Не откладывая в долгий ящик, сразу обозначу тему моей лекции — «Поток сознания, его виды, функции и примеры применения». Дабы уважаемый читатель не удивлялся обилию неточностей субъективного характера и личностных мнений автора, позволю себе раскрыть причину данных казусов, заключающуюся в ограниченности среды применимости вышеназванного стилистического приёма, встречающегося очень редко, вследствии малочисленности круга авторов, применяющих его в своём творчестве. Из-за этого «поток сознания» мало изучен, имеющиеся классификации (коя всего одна), фразеологически изъясняясь, «притянута за уши», функции его разобраны крайне посредственно, и соответственно все представляемые далее материалы являются плодом систематизации собственных наработок автора лекции, то есть не претендуют на звание «абсолютной истины» или тщательно выверенного учебного материала, и могут восприниматься должно своей актуальности, интересности для читателя и информативной потверждённости.

Что такое поток сознания?

Термин известен с 1890 года, с тех пор как американский философ и психолог Уильям Джеймс употребил его в книге «Основы психологии». Согласно Джеймсу «Сознание — это поток, река, в которой мысли, ощущения, воспоминания, внезапные ассоциации постоянно перебивают друг друга и причудливо, «нелогично» переплетаются».
Если давать определение сугубо терминологично, то поток сознания (в дальнейшем — ПС) — это прямая интроспекция психологического состояния героя путём текстуального воспроизведения процессов душевной жизни, самоанализ извне как предельный случай представления мысленного монолога. Проще говоря — мысли героя представленные перед нами напрямую, облечённые в текст — это и есть поток сознания. «Чёрный шарфик кофе письмо отцу как ценная ретроспекция взаимоотношений между отцом и сыном» — это мой поток сознания, на момент как я писал заголовок этого раздела.

Классификации этого творческого приема я буду производить с приведением примеров из романа Джеймса Джойса «Улисс».
Надобно сказать пару слов об «Улиссе». Начну с того, что сам по себе «Улисс» — феномен, даже по меркам модернизма. Состоящий из сплетения потоков сознания трёх основных его персонажей, содержащий в себе более тридцати тысяч различных слов, написанный более чем десятком различных стилей, перенасыщенный реминисценциями, он стал вершиной литературы модернизма и одновременно выявил узконаправленный характер данного метода и исчерпанность форм его употребления, эксплуатировав их все.
1. Классификация по способу отображения

По способу отображения поток сознания может быть прямым структурированным, прямым неструктурированным и косвенным (или как я его называю — нарративным).
Прямой неструктурированный ПС представляет собой непосредственное обличение в среду знаковых систем (не только текстовую, но также цифровую, символьную, et cetera) мыслей героя. Отличительные черты прямого неструктурированного ПС выводятся логически из определения — это внешняя смысловая бессвязность, отсутствие знаков препинания, дабы усилить ощущение присутствия в голове героя (грубо говоря).

Пример: «Домой ночной ветерок у них есть друзья с кем можно поговорить а у нас никого либо он хочет того что не может получить либо это какая-нибудь женщина готовая сунуть тебе нож в спину вот это я в женщинах ненавижу не диво что они с нами так обращаются мы жуткая свора сук я думаю это из-за всех наших неприятностей мы делаемся такие невыносимые но я сама не такая он бы вполне мог лечь на софе в другой комнате наверно он бы стеснялся как мальчик еще такой молодой всего каких-нибудь 20 из-за того что я через стенку он бы услышал как я на горшке arrah что тут дурного Дедал интересно это как имена в Гибралтаре Делапаз Делаграция у них там чертовски странные имена отец Виальплана из Санта Марии который подарил мне четки Розалес-и-О’Рейли на Калье лас Сьете Ревуэльтас и Писимбо и миссис Описсо на Говернор-стрит ну уж фамилия я утопилась бы в первом омуте будь у меня такая о Боже и все эти улочки спуск Пэредайз и спуск Бедлам и спуск Роджерса и спуск Кратчета и лестница Чертов Провал что же не стоит слишком меня винить если я ветреная я знаю что за мной это водится клянусь Богом я не чувствую себя ни на один день старше чем в ту пору интересно язык у меня еще повернется что-нибудь выговорить по-испански como esta listed muy bien gracias у usted» (глава «Пенелопа», эпизод 18).

Здесь можно заметить все характерные аспекты вышепредставленного вида ПС, такие как перепрыгивание с мысли на мысль, абсурдность, пренебрежение нормами пунктуации, мышление на другом языке и т.д.

Прямой структурированный ПС является уменьшенным, облагороженным вариантом прямого неструктурированного. Использование знаков препинания становится нормой, но синтаксис всё равно остаётся рваным и необычным (в частности можно отметить чрезмерное употребление парцелляций, переход от мысли к другой делает предложения неоконченными, обрывочными). Здесь уместно проведение параллелей с коллажированием — другим творческим приёмом* (см. в Приложениях), по крайней мере явственно проглядывают общие черты двух приёмов — переходы между описательно-эмоциональными структурными элементами повествования.

Читайте также:  Слияние двух рек грузия мцхета

Пример: «А не знает ли она, куда направлялся вице-король? Слышали сталь копыт, звон копыт, звон. Нет, она не могла сказать. Но ведь об этом должно быть в газете. О, ей не стоит себя утруждать. Ничего трудного. Развернув «Индепендент», она замелькала страницами, разыскивая, вице-король, корона, не королевская, колыхалась в такт, вице-ко. Это слишком хлопотно, сказал первый джентльмен. Нет-нет, нисколько. А как он при этом посмотрел. Вице-король. За бронзой золото слышали стали звон.»

И, наконец, косвенный/нарративный ПС. Он состоит из разнотипных предложений, объединённых наличием психологической наррации, освещающей апперцепционные* механизмы психики героя, и в совокупности образующих опосредованный дискурс — представление мыслей и взглядов героя через комбинации грамматических приёмов, которые делают текст не прямым. Проще говоря, мысли героя даются нам не в первозданном виде, но будучи выражены косвенным образом. Простейший пример подобного превращения: » Я уеду отсюда завтра» переходит в «Она думала, что завтра уедет отсюда». Косвенный ПС даёт автору возможность выразить точку зрения героя от третьего лица, вставить собственный комментарий.

Пример: «Гордые полновластные титулы прозвучали в памяти Стивена победным звоном медных колоколов: et unam sanctam catholicam et apostolicam ecclesiam – неспешный рост, вызревание догматов и обрядов, как его собственных заветных мыслей, химия звезд. Апостольский символ в мессе папы Марцеллия, голоса сливаются в мощное утверждающее соло, и под их пение недреманный ангел церкви воинствующей обезоруживал ересиархов и грозил им»

2) Классификация по овеществленности
Поток сознания может быть как направлен на осознание и описание отдельных вещей и их взаимосвязей, так и крутиться вокруг нематериальных объектов. Соответственно, поток сознания первого типа называется овеществленным, а второго — неовеществленным.

ПС первого типа ярко представлен вот в этом месте: «Седой нимб священника за скалой, куда тот скромно удалился для одевания. Сегодня я не буду здесь ночевать. Домой идти тоже не могу. > Голос донесся снова. Лоснящаяся темная голова, тюленья, далеко от берега, круглая.
Захватчик.»

А второго вот в этом отрывке: «Мысль – это мысль о мысли. Безмятежная ясность. Душа – это, неким образом, все сущее: душа – форма форм. Безмятежность нежданная, необъятная, лучащаяся: форма форм»

Функции потока сознания.
До изобретения ПС (да и собственно после него) превалирующим методом создания психологического портрета персонажа являлось авторское описание. Истинные мотивы действий героя оставались неизвестными для читателя, т.к, обстоятельства и рассуждения, толкнувшие героя на их совершения были известны лишь со слов автора. Или наоборот — морально-психологический облик героя давался сразу по его введению в произведения и в дальнейшем описывались лишь его поступки, а намерения, согласно которых действовал герой, читатель вынужден был додумывать сам, не имея намёка на происходящее в голове персонажа, словно бредущий в потёмках.
Поток сознания сломал эти шаблоны. Теперь внутренний мир героя разворачивался перед читателем в кристальной ясности — все его побуждения, чаяния, сомнения. Читатель мог строить впечатление о персонаже на основе анализа его мыслей, показанных изнутри. Однако, одновременно с этим поток сознания метафорически, как река, размывает границы личности персонажа, ведь зачастую поведение зависит не только от воспитания, характера, жизненного опыта, но и от настроения и множества жругих мелких факторов. Так, «встав с левой ноги», герой, даже будучи альтруистом и добряком, может показать неприятную сторону своей натуры, но как только настроение выправится, лучшие качества снова возобладают.
Подытоживая, скажу, что в целом поток сознания — интересный и неординарный литературный (и не только, т.к, музыка, живопись, etc. тоже представляют собой поток сознания) приём, привносящий в произведение красок, помогающий сочнее выписать психологический облик героев. Впрочем, он обладает определённым недостатком — делает произведение малопонятным для массовой аудитории.

Список литературы:
1) Джеймс Джойс «Портрет художника в юности», «Улисс», «Поминки по Финнегану».
2) Уильям Фолкнер «Шум и ярость», «Когда я умирала».
3) Джек Керуак «На дороге».
4) Уильям С. Берроуз «Голый завтрак».
5) Вирджиния Вулф «На маяк», «Миссис Деллоуэй», «Орландо».
6) Сэмюэль Беккет «Трилогия» (Моллой, Мэлон умирает, Безымянный).
7) Марсель Пруст «В поисках утраченного времени».
8) Саша Соколов «Школа для дураков».
9) Лев Толстой «Анна Каренина».
10) Милан Кундера «Невыносимая лёгкость бытия»

Примечания.
1) Коллажирование — творческий приём, заключающийся в разбиении целостного текста на обрывки описаний природы, описания событий, диалогов, мыслей, фраз и составление. Крайне редко встречающийся приём (В явном виде его применяли только А. Дёблин, У. С. Берроуз и Дж. Джойс).
2) Апперцепции — введёное И. Кантом определение фундаментального свойства человеческой психики, выражающегося в обусловленности восприятия предметов и явлений внешнего мира, осознание полученной информации индивидуальными особенностями психической деятельности, запасом знания и общими личностными чертами.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24