Спектакль шайтан озеро краткое содержание

Спектакль шайтан озеро краткое содержание

После первой же читки я поняла, что воспринимать текст на слух мне очень сложно, — нужно сначала самой прочитать с листа, ведь глаза читателя более требовательны, чем уши слушателя. Так что в этот раз, открывая дома «Шайтан-озеро», я надеялась прийти в театр уже подготовленной. Пьеса, однако, ввергла меня в ступор: первый раз в жизни я не знала, как отнестись к литературному произведению. Думала, что после читки станет легче, – но нет, мне по-прежнему почти ничего неясно. Вполне бытовая история, сдобренная легендами и старческими суевериями, неожиданно превращается в какую-то фантасмагорию (хотя почему неожиданно? Шайтан в заголовке ничего хорошего не сулит :)). Границы миров размываются, они перетекают друг в друга, и вот уже непонятно, кто из героев мёртв, а кто жив, где заканчивается сон и начинается явь.

Психолог Анастасия Гусева на вчерашнем обсуждении говорила о тёмной стороне материнства, которую в числе прочего затрагивает пьеса. Это действительно есть, и об этом обычно предпочитают молчать. И всё же данный слой в пьесе далеко не единственный. А сколько их всего – кто знает…

Вопрос о том, остались ли живы Римма и Марат, для себя я решила однозначно: нет, они мертвы. И даже то, что Римма носила под сердцем ребёнка, не дарует ей спасение, как пыталась доказать одна из зрительниц. «От вашей породы грех плодится», – говорит Римма Марату. А плодить грех – явно не богоугодное дело. То, что герои в авторской ремарке «взбираются на лодку», тоже ни о чём не говорит. Лодка в фольклоре многих народов сопровождает всю человеческую жизнь: лодка – люлька, лодка – ладья новобрачных, лодка – гроб. Понравилась мысль, что герои могли всплыть по другую сторону Шайтан-озера. Но как её развить, я тоже не знаю.

Касательно вопроса, были ли в пьесе мусульмане. Мне кажется, автор отвечает на него в самом начале: в деревне живут не русские, не немцы, не татары, а «сибиряки». Так что говорить об их вероисповедании очень сложно: это, по всей видимости, какой-то сплав из мировых религий, древних поверий и сказаний.

В общем, эта шайтан-пьеса теперь не выходит у меня из головы, и я определённо прочитаю её ещё раз.

Источник

Ачинский зритель стал свидетелем мировой премьеры

Просмотры: 1354 | 20 Мая 2018 — 15:44 | | Все статьи

Окунуться в Шайтан-озеро

Ачинский зритель стал свидетелем мировой премьеры. Да-да, звучит претенциозно, однако это действительно так: именно на сцене нашего драматического театра впервые была поставлена пьеса молодого драматурга Рената ТАШИМОВА «Шайтан-озеро».

Автор приехал из Екатеринбурга в Ачинск специально на премьеру спектакля. Он рассказал, что пьеса пережила уже множество читок как в России, так и за рубежом, становилась победителем в конкурсах драматургов. Но именно ачинские артисты подарили героям произведения свои лица, эмоции, мастерство.

Честно говоря, я прежде даже не знал о существовании Ачинска, но очень рад, что попал сюда, — говорит Ренат ТАШИМОВ. – И мне видится что-то знаковое в том, что ставится эта пьеса именно здесь – в сердце Сибири.

Ренат признался, что не может оценить игру актёров с профессиональной точки зрения, для него главное – чтобы они были искренни на сцене. И, похоже, ачинской труппе это удалось.

Нечто необычное

К премьере «Шайтан-озера» команда театра готовилась недолго – всего два месяца. И в мае ачинцы уже смогли стать свидетелями мистического действа, которое мало кого оставило равнодушным. Каждую из премьер открывал режиссёр-постановщик спектакля Юрий УРНОВ, настраивая и, возможно, немного предупреждая зрителя о том, что увиденное может немного «покосить» привычную картину мира:

Это нечто новое, далёкое от классики в обычном понимании этого слова. Но бояться этого не стоит, стоит прислушаться к себе, понять, какие чувства вызывает у вас работа актёров. Мы вместе делаем этот спектакль, и нам важно ваше мнение, ваш отклик.

Драматичная история матери в необычном визуальном и звуковом обрамлении держала зрителей до последней минуты. Героиня в исполнении Надежды СУХАНОВОЙ потеряла всех своих детей, кроме одного, да и того непутёвого. Женщина пытается сохранить и его жизнь, отталкивая от себя, отсылая подальше, отрывая от любимой. А он не хочет уходить и всё равно пропадает в водах мистического Шайтан-озера. Страшно, грустно, безнадёжно. Было бы, если б не чудное трио старых ведьм, значительно разряжающих обстановку.

Сыграли этих харизматичных старушек Роксана МАЛЬЦЕВА, Ольга ЧЕКМЕНЁВА и Светлана БОГОД. Именно им достались самые бурные аплодисменты.

А поговорить?

К слову, у всех пришедших на спектакль была уникальная возможность напрямую рассказать о своих впечатлениях и всему актёрскому составу, и режиссёру. Артисты оставались на сцене, зрители, решившие поговорить, пересаживались поближе. Разговор начинался с благодарностей, а после Юрий УРНОВ просил зрителей назвать всё, что цепляло, нравилось, восхищало или, напротив, раздражало или даже сердило. Оказалось, что в пьесе есть несколько моментов, которые оставили у публики вопросы. Касались они преимущественно образного и символического планов пьесы. Ачинцы заметили, что Ренат ТАШИМОВ, вероятно, намеренно дразнил зрителя, оставляя за ним право додумывать историю в том направлении, в каком ему нравится.

Читайте также:  Выткан на озере алый свет зари

Похоже, что совместная работа ачинских артистов и режиссёра Юрия УРНОВА, который уже много лет работает в США, доставила удовольствие всем. Актёры благодарили гостя, искренне расстраиваясь, что ему приходится уезжать, и выражая робкие надежды на новую встречу. Зрителям режиссёр тоже откровенно понравился – мало кто способен вот так просто общаться с залом, вызывая его на обсуждение, выражение собственного мнения. Пусть после завершения спектакля в зрительских креслах осталось не так много людей, готовых к диалогу, такая форма общения зрителя с театром, несомненно, очень ценна. И будет здорово, если она станет традиционной.

Я не могу назвать себя ценителем театрального искусства, и на самом деле редко хожу в наш театр. Обычно, когда езжу в командировку в крупные города, стараюсь сходить на какой-то спектакль, — рассказала Татьяна, с которой мы ждали такси у парадного входа театра после спектакля. – Сейчас очень странные ощущения испытываю. Жанр, вроде бы, не «мой», а смотрела не отрываясь. Пьеса спорная, не каждому понравится. Но артисты наши очень гармоничны в своих ролях. Буду думать, переваривать. Не зря сходила, определённо.

Приходите в театр

Ачинский театр, понятно, не замирает после того, как отгремели премьеры. Например, в ближайшие дни вас ждут на комедию «Два мужа по цене одного», а ближе к концу мая на полюбившиеся ачинцам «Бурные дни Гарунского». Не забываем и о детских спектаклях, которые идут по воскресеньям в 12 часов.

Приходите в театр. Он живёт благодаря своему зрителю.

Уточнить дату и время начала спектакля можно по телефону 8 (39151)7 36 80.

Фото: Дмитрий Дуб

Автор: Александра Тишакова, Ачинская газета №20 от 16.05.2018

Нашли ошибку в тексте? Выделилите ее и нажмите Ctrl + Enter чтобы сообщить нам о ней.

Источник

Спектакль шайтан озеро краткое содержание

Студия «Театральный Яр» первой в Новосибирске поставила спектакль по пьесе Рината Ташимова (новой звезды на театральном небосклоне России). «Шайтан-озеро» — пьеса «…с лица необщим выраженьем», наш ответ ихнему «Сто лет одиночества» Маркеса. Она погружает зрителей в красивый и пугающий мир мистики-реализма-любви-страха-юмора-кармы. А главная героиня Латифа вообще роль-судьба, о которой могут мечтать актрисы класса Нонны Мордюковой и Ванессы Редгрейв.

Захватывающее действо, когда сердце бьётся где-то в горле, заставит зрителей задуматься о вечном и напомнит: мир полон острых предметов, а под нежной кожей боль и тайны бегут по артериям и венам вместе с кровью.

Должны ли быть моральные преграды для любви или она всё оправдывает?

Судьба – это неизбежные последствия наших собственных поступков? И каждый – сам кузнечик своего счастья или несчастья?

Мнение автора и создателей спектакля зрители узнают в конце.

В 2016 году на конкурсе «Кульминация» пьеса «Шайтан-озеро» была признана «Пьесой года».

Действующие лица:

Ринат автор — Шалагин Дмитрий

Латифа мать — Лобкина Светлана

Марат пятый сын Латифы — Пашков Виталий, Мирошниченко Сергей

Саша коллега Марата — Черепахин Максим

Вечно живые Старухи — Панова Анастасия, Фоменко Оксана, Реснянская Ася, Крючкова Татьяна, Рыльская Марина

Молодые люди (кришнаиты) — Бесфамильный Михаил, Трунаев Иван, Костриков Василий

Римма жена четвёртого сына Латифы — Онучина Анна, Рахманова Юля

Мальчик — Максим Рыльский

В спектакле звучат стихи Арсения Тарковского и Сергея Мирошниченко

Источник

«Я виноват, что мои ученики лучшие». Актер «Коляда-театра» стал лауреатом международного конкурса

Члены жюри Волошинского конкурса признали пьесу драматурга и актера «Коляда-театра» Рината Ташимова «Шайтан-озеро» лучшей в номинации «И дольше века длится день». Об этом на своей странице в Facebook написал Николай Коляда.

Николай Коляда, драматург:

— Только что было вручение дипломов лауреатов на Волошинском фестивале. Лауреатом по драматургии стал Ринат Ташимов за пьесу «Шайтан-озеро». Я привезу ему диплом. На всякий случай всем сообщаю: решение принимало 10 человек в жюри, не я один. А то начнется: Ташимов — ученик Коляды, Коляда ему подыграл. Ну, что, я виноват, что мои ученики лучшие? Виноват, наверное, но не сильно.)))))))))))

Пьесу уральского драматурга признали лучшей в одной из номинаций.

В основе пьесы «Шайтан-озеро» лежит легенда о том, что с каждым годом река Тара все больше подмывает деревеньку поближе к лесу. Живет в озере Шайтан: вода там мертвая, место гиблое, а на дне стоит храм Ханумана. Об этом Порталу 66.ru рассказал Ринат Ташимов.

Ринат Ташимов, актер «Коляда-театра», драматург:

— Когда придет «конец света», храм всплывет со дна и спасет этих… ну, тех, кто в это верит и ждет, а их там таких год от года все больше — молодежь. Чудаков много: староверцы, язычники и кто хочешь, там же энергетический пуп земли. А как же? Только вот местным как-то это всё смешно: всю жизнь там жили и их отцы, и деды, и прадеды — и никаких храмов, никаких вылетающих из озера НЛО не видели. Но на всякий случай часто туда не ходят, не зря же старики озеро Шайтанкой прозвали.

Перед премьерой, которая состоялась весной 2016 г., Ринат Ташимов снялся обнаженным в ролике вместе со студенткой Театрального института, которая учится на курсе Николая Коляды. Актриса читала одну из ролей в новой пьесе Ташимова.

Читайте также:  Стоматология на верхнем озере

Источник

8 июля 2018

О МЕСТЕ, ВРЕМЕНИ И СЕМЬЕ

Лаборатория «Театр и семейный вопрос» в Ачинске

Про театральные лаборатории сложно писать так, чтоб было интересно. Проводимые практически в любом театре, который не рассматривает себя как замкнутую экосистему, они давно стали делом рабочим, рядовым.

Ачинская лаборатория, организованная Павлом Рудневым и получившая название «Театр и семейный вопрос», отличается от ряда других, возможно, степенью риска, авантюризмом администрации театра во главе с директором Еленой Паньковой, готовой вовлечь своих потенциальных зрителей в нерядовое театральное приключение, а также серьезностью настроя — здесь действительно хотят вырастить из понравившихся показов спектакли. Любопытен и сам скромный сибирский город Ачинск Красноярского края: его история (заложенный еще в начале XVII века, в царской России он был местом ссылок, начиная с декабристов и заканчивая революционерами) и его настоящее содержат в себе большой сайт-специфический потенциал.

Приглашенные режиссеры — Елизавета Бондарь, Юрий Алесин, Иван Миневцев и Евгений Маленчев — сами выбирали себе материал.

«Вся правда о моем отце» Екатерины Гуземы, на которой остановилась Елизавета Бондарь, довольно простая. Это монолог совсем юной девушки, испытавшей дефицит отцовской любви, переживающей его вновь и вновь и предъявляющей счет своей семье. В финале мы понимаем, что героиня проговаривает монолог в ожидании своей очереди на аборт. Отказываясь «воспроизводиться», она не хочет прихода в этот мир человека, который повторит ее судьбу.

В позиции Тани (Татьяна Шилова) есть некоторая однобокость травмированного сознания; кажется, что автор и лирический герой полностью идентичны и пока не могут увидеть ситуацию во всей полноте, дистанцироваться от нее. Бондарь попыталась изменить угол зрения, не только введя двух других персонажей, мать и отца, но выстраивая свой эскиз так, что звуко-, видео- и текстовый ряды в нем не совпадают, не дублируют друг друга. То, что делают актеры, не иллюстрирует текст. Отец (Игорь Ивашутин) — не страшен, бодрый крепыш скорее фиглярствует: представая в образе обезьяны, он ухает и кувыркается. Мать (Светлана Романтеева) все время виновато улыбается, ее покорность, стремление угодить —навязчивы, вызывают раздражение. Таким образом, возникает какая-то новая грань жизни этой семьи, не прописанная в тексте; становится понятно, что не только отцовское насилие, но и материнская манипуляция чувством вины — то, на чем держатся многие семейные отношения.

То, что звуковой, визуальный и видеоряд не совпадают, усиливает сюрреалистический эффект. Например, когда у отца появляется новая семья и ребенок, мы видим «счастливый» досуг этой семьи только на экране, словно после ухода отца и он, и вся его новая жизнь существуют только в воображении героини, анимированные, в кислотно ярких красках.

«Оазис». Режиссер Ю. Алесин.
Фото — архив театра.

Руководитель московского частного театра «Снарк» Юрий Алесин представил иммерсивный спектакль-прогулку «Оазис». Режиссер и драматург Евгений Сташков выступили в «горизонтальном» сочинительском тандеме — прежде чем начать работу над спектаклем про Ачинск, провели какое-то время в городе, изучая его прошлое и настоящее, в итоге представив жизнь его замечательных людей, локации в мифологическом развороте. Спектакль организован как променад по театру: группа зрителей, и в пьесе тоже выведенных как персонажи-экскурсанты, через медиума-проводника подключается к «коллективной памяти» города, его сознанию, ходит по фойе, мастерским, поднимается на сцену. На сцене зрители-экскурсанты лепят вареники вместе со словоохотливыми Лениным и Сталиным, некоторые даже позволяют себе снисходительные замечания в адрес бесформенных вареников последнего, с ними же за общим столом — Антон Павлович Чехов, чья повозка по дороге на Сахалин поломалась в Ачинске; в декорационном цехе присутствуют — в качестве скорбящих — на похоронах знаменитого купца Иуды Бородавкина, отправленного в Ачинск за то, что, поставляя сахарный песок в армию, щедро разбавлял его песком обыкновенным, но освоившегося в Сибири и весьма преуспевшего.

Вообще здание Ачинского театра само по себе любопытное место. Построенный в 1918-м как Народный дом, он год назад отметил свое 100-летие; говорят, что в Гражданскую войну в его подвалах не то белые расстреливали красных, не то наоборот. Театр старый, нуждается в реконструкции, но зато атмосферу старины, объем прожитого времени в «Оазисе» не пришлось имитировать. Все, что попадало в поле зрения участников, включая реквизит в виде сюрреалистически красного рояля, невзначай становилось инструментом погружения в обстоятельства пьесы. Незатейливость подручных средств сработала на ретрофутуристскую эстетику.

Сейчас «Оазис» производит впечатление скорее заметок, чем целого, в нем чувствуется несведенность эпизодов прошлого и настоящего. Однако скоро к работе подключится художник Алексей Лобанов, и уже осенью «Оазис» будет показан в качестве премьеры.

Неудивительно, что даже наша уличная экскурсия по городу превратилась в своего рода спектакль-променад. Пока сотрудник Краеведческого музея водила участников лаборатории, показывая, где квартировал Сталин, где архитектура модерн, а где — особенности купеческой застройки XIX века, за нашей группой увязался гражданин в сланцах и с банным веником, а стоило нам заглянуть за деревянные ворота жилого дома, откуда неслось заливистое «Я играю на гармошке», как подгулявшая компания живых «экспонатов» недвусмысленно отреагировала на наше любопытство, защищая приватность своей территории. Не только мы наблюдали, но и наша группа стала своего рода объектом пристального внимания жителей города А, потомков тех, кто здесь сидел, и тех, кто охранял.

Ведь Ачинск — город ссыльнопоселенцев, здесь сидели и через эти места по этапу прошли буквально все. Была тут и колчаковщина, и красная партизанщина под руководством знаменитого Щетинкина. Так что букет из традиционного купеческого уклада и уголовного флера здесь по-прежнему весьма острый.

Читайте также:  Какая рыба водится на озере каспля

«Ловушка для птиц». Режиссер И. Миневцев.
Фото — архив театра.

Иван Миневцев выбрал пьесу Константина Стешика, который в последнее время много экспериментирует с разными жанрами — вестерном, хоррором и т. д. Его «Ловушка для птиц» — это черная комедия. Правда, герой в ней все тот же неудачник, хорошо знакомый по «серьезным» пьесам драматурга и на протяжении этой пьесы сохраняющий непробиваемо серьезный, даже страдальческий настрой по отношению к тем катастрофам, которые случаются в его жизни. Из этой интонации как раз и высекается комедийный эффект. Герой здесь — страдалец, который не способен увидеть комизм происходящего, дистанцироваться от него.

Жена Коли оказывается не женой, родители — не родителями, сын — не сыном, с работы увольняют и т. д. Мир внезапно поворачивается к герою своей пугающей и странной изнанкой: коллеги и близкие шпионами и приверженцами странных культов ходят на кладбище и играют на флейтах из человеческих костей. Но герой зациклен на своей несчастливости, и вот эту зацикленность, инфантилизм, позу претензии ко всем и вся, постоянство счетов, предъявляемых миру, который вечно ему что-то должен, отлично разыграл Илья Емельянов.

«Ловушка для птиц» получилась режиссерски упругой, жанрово определенной, к тому же это еще и крепкая командная актерская работа, сделанная с драйвом и определенностью характеристик и функций, почти масочных. Например, жена (Роксана Мальцева), с чьим участием придуманы танцевальные интермедии между сценами, в блестящем костюме не то бабочки, не то летучей мыши представлена в качестве не то бэтвумен, не то злодейки из саги про агента 007.

Важно, что режиссер не вскрыл все козыри интриги сразу, показав только первую половину пьесы, — приберег на будущее все те перевертыши, которые таит в себе материал. Хорошая промоакция, если хочешь получить больше голосов в голосовании за свой эскиз.

Драматическая миниатюра Тургенева «Безденежье» — материал для театра не самый выигрышный. Зарисовка одного дня из жизни молодого барина, в который к нему приходят один за другим заимодавцы и кредиторы, — откровенно статична, бессобытийна. Однако на статике и сыграл Евгений Маленчев, превратив ее в прием.

«Безденежье». Режиссер Е. Маленчев.
Фото — архив театра.

Огромная гора рваной бумаги слева. Справа на веревках, будто парашютист, запутавшийся в стропах, болтается спящий человек в ушанке. Из бумажного вороха сначала доносится сонный голос, спрашивающий у слуги чаю, потом высовывается голая нога. Сам же владелец ноги и голоса появится много позже, голенький, точно новорожденный младенец. В целом же мизансцена сохраняется неизменной на протяжении получасового показа: слуга (Николай Пушкарев) болтается или барахтается в невесомости, имитируя поход в лавку, барин (Андрей Телепов) зарылся от мира и своих кредиторов в кучу бумаги. Разнообразие вносит лишь появление всех тех, кому герой задолжал: мебельщика, булочника и т. д. (во всех ролях Виктор Чекменев).

Визитеры разнообразят мизансцену и вносят комические обертоны: например, появление немца, одетого в противогаз, визуализирует нарушенную языковую коммуникацию (голос из-под противогаза доносится с трудом, ничего не понять), но ни одна ситуация не несет в себе возможности перемен.

Павел Руднев на обсуждении назвал эскиз Маленчева размышлениями о природе «русского дзен». От себя добавлю, что ситуация «русского дзен» всегда принимает форму эскапизма, побега от действительности. Очевидно и то, что режиссер обыгрывает природу беккетовской драматургии, сама мизансцена напоминает «Счастливые дни». От Беккета же и постдраматическая природа времени.

Бессобытийная временная протяженность, будучи эстетски оформленной, не становится для зрителей испытанием. Единственное замечание: если театр возьмет эскиз в работу, хорошо бы ему в пару найти другой пример миниатюры в духе «русского дзен» — например, «Осеннюю скуку» Некрасова.

Строго говоря, заявленный «семейный вопрос» исследовали только два эскиза из четырех: Елизаветы Бондарь и Ивана Миневцева.

Зато показанный в рамках лаборатории премьерный спектакль Юрия Урнова «Шайтан-озеро» — первая постановка пьесы Рината Ташимова в России — отразил тему вполне. Интересно то, что в постановке сошлись несколько сюжетов: сюжет места и его магической природы (это сибирская земля, соединившая много народов и верований, действие происходит неподалеку от некого колдовского озера, притягивающего всевозможных бабаджистов); сюжет нашего времени с его наивным оккультизмом, букетом древних и новых языческих верований и обрядов; и сюжет семьи, где мать — глава, прародительница, как обычно в пьесах Ташимова, — почти инфернальное существо, она дает жизнь, она ее и забирает.

«Шайтан-озеро». Режиссер Ю. Урнов.
Фото — архив театра.

В красивой сценографии Натальи Авдониной вещи из домашнего обихода, вроде бредущих друг за другом, уменьшаясь по росту, коров (во многих советских семьях были такие настольные украшения — но в виде слоников), смотрятся как предметы обрядовых, ритуальных практик. А семейный «очаг» выглядит как портал в параллельный мир.

Емкую, многогранную природу материнства воплотила Надежда Суханова (Латифа), соединившая в себе гиперзаботу и гиперопеку татарской женщины, находящейся в постоянном страхе за своего ребенка, переходящие в противоположное качество — ревнивость, репрессивность, угрозы. Стремясь спасти последнего оставшегося в живых сына, мать возвращает долг смерти другим парнем, не подозревая, что в этот момент ее мальчик уплывает по реке смерти с ее невесткой и соперницей (Антонина Крупенникова). Все второе действие спектакля — это длящееся путешествие, своего рода ритуал перехода.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24