Сухумский заповедник опыты над людьми



Секретные опыты в Сухумском питомнике

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Эту историю мне рассказал, будучи в отпуске в наших краях, мой старинный приятель, с которым мы в далекие 60-е годы вместе работали в Сурхандарьинской областной газете «Ленинское знамя». Вовка Соснин среди нас, молодых журналюг, выделялся особым талантом находить людей с необычной судьбой, с феноменальными задатками. Казалось, они, как бабочки на свет фар, сами слетались на его «огонек»…

— Вот я у тебя неделю в гостях, — сказал, раскуривая трубку, мой старый приятель, — а ты как-то и не интересуешься, а что же такого из ряда вон я «накопал» в своей станице. Между прочим, есть один а-антереснейший сюжет в твою рубрику «Хотите верьте…»

Володя, доложу вам, живет вот уже более 10 лет в Краснодарском крае, в небольшой станице Крымского района. Там он отгрохал деревянный пятистенный домище, разводит индеек и страусов…

Но не в этом суть. То, что мне рассказал Владимир Евгеньевич, показалось весьма интересным, а главное — по тематике просто даже «пилотным сюжетом», о таких вещах за 10 лет существования в «Славе» рубрики «Хотите верьте…» никто не писал.

Когда Володя поселился на новом месте, куда приехал из Кашкадарьинской области Узбекистана, где лет восемь редакторствовал, ему пришлось знакомиться со многими местными людьми, которые могли бы принять участие в строительстве его дома. Конечно, понадобились и услуги сельского кузнеца.

Секретарь сельсовета, к которой он обратился, так сказать, по кадровому вопросу, назвала имена нескольких станичников — столяров, сантехников, электриков. Когда же обсуждался вопрос, где разыскать кузнеца — деда Даниила, женщина замялась:

— Вы когда пойдете к нему договариваться о работе, не вздумайте задавать лишних вопросов, он этого не любит.

— Ну, у него внук живет, парень лет тридцати. Вид у него не совсем обычный, странный.

— А в чем странность?

— Понимаете, он очень похож на… обезьяну.

— А давайте закроем эту тему.

Володя, естественно, был жутко заинтригован: проснулось в нем чисто профессиональное любопытство. И первым делом, конечно же, мой старый приятель направил свои стопы на ул. Зеленую, где проживал кузнец Даниил.

Придя в хату сельского коваля, он сразу обратил свое внимание на неоправданно высокие двухъярусные полати — справа у печки, почти под крышу возведенные. В потолок были вбиты штук семь стальных крючьев, с них спускались на разных уровнях узлами перевитые толстенные веревки.

Хозяин оказался не особо разговорчивым, угрюмым черноволосым великаном, мужиком лет эдак под семьдесят. Огромные кулачищи с короткими пальцами таили недюжинную силу. Мой приятель, правда, быстро с ним договорился — по цене, по срокам: нужна была в первую очередь арматура для бетонного основания фундамента, ну и, конечно, гвозди, некоторые закладные металлические детали для дома.

Дедов внук, однако, любопытствующему гостю так и не явился. Володя достал из кейса бутылку коньяка и предложил обмыть договор.

— Эту мутню армянскую на дух не принимаю, — сказал хозяин. — А вот самогонкой угощу, ежели одну просьбу выполнишь.

— Сходи к Зине в сельпо, купи кило бананов.

Володя интуитивно не стал задавать лишних вопросов. Все исполнил. А когда с гроздью бананов постучал в дверь, когда взошел на порог, его просто пот прошиб. На одной из веревок висело… человекоподобное существо. Оно отзывалось на имя Игорек, было мужского пола, в майке и парусиновых штанах. Мужичок этот, обросший каштановым волосом с головы до пят, все-таки не тянул на обезьяну. Он больше казался человеком. Глаза осмысленные, редкие большие зубы, правда, неестественно выраженные выпуклые надбровные дуги. Но! Больше раскачивался на веревках, нежели ходил. Но ходил, сильно сутулясь, изрядно косолапил, правда, на руку, как это делают в цирке обезьяны, не опирался.

Все это, конечно, внешнее впечатление. А вот по поводу того, как таким вот уродился внук у кузнеца, Володя от хозяина, правда, ничего не выудил.

Зато очень разговорчивой оказалась соседка Володи Соснина. Оказывается, к отцу кузнецу Даниилу после многолетнего отсутствия как-то под вечер в январе 1983 года нежданно-негаданно нагрянула из города Сочи его дочь Людмила. И, как говорят в народе, с приплодом.

Уже после рождения сына, странного существа, похожего на обезьянку, по станице пошла гулять почти фантастическая версия, что Людка, мол, «нагуляла» чадо свое в… Сухумском обезьяньем заповеднике, в котором врач Иванов проводил секретные опыты по вивисекции — скрещиванию человека с животными…

Уже потом, проведя многоступенчатый поиск по Интернету и архивам, Володя наткнулся на интересный факт: оказывается, в середине 80-х годов прошлого столетия в Сухумский заповедник действительно приглашались женщины-добровольцы на работу «для секретных опытов». Они, эти опыты, тщательно, конечно, охранялись от внимания прессы. В 1982 году секретную лабораторию после смерти Л. Брежнева полностью прикрыли, а пять беременных женщин, по слухам… растворились на бескрайних просторах Союза. Одна из них, выходит, — дочь кузнеца Даниила.

Читайте также:  Заповедники россии краткое сообщение 8 класс

Такая вот любопытная история. А внук кузнеца Игорек умер от дифтерии в прошлом году. И почему-то ученые им вовсе не интересовались. А зря…

Источник

Максим Яблоков

В 1920 — 30-е гг. ученый муж Илья Иванович Иванов носился с «революционной» идеей скрестить человека с обезьяной. Энциклопедия о нем сообщает: «Иванов Ил. Ив. (1870 — 1932), советский биолог-животновод. Разработал теоретические основы и методику искусственного осе­менения и скрещивания животных». В на­чале 20-х гг. по методикам Ильи Иванови­ча и при его непосредственном участии удалось вывести овцебыка. Животное со­единяло неприхотливость в корме и вы­носливость одного родителя с невероят­ной силой другого. По Москве потек на­стойчивый слушок, будто Иванов наду­мал сделать из разных животных «гиб­ридного человека». А в научной среде за­говорили о том, что, мол, Иванова приня­ли наркомы Луначарский и Цюрупа, име­ли с ним длительную беседу. Долгое вре­мя факт такой беседы никто подтвердить не мог, пока историк-исследователь Н.Н. Невдолин не нашел недавно в архивах подтверждение — да, встречались. При­чем наркомы проявили огромный инте­рес к опытам «в силу их антирелигиозной направленности» — беседа длилась око­ло 4 часов! Но стенограмма не велась, остался только протокол-резюме на чет­верть машинописной страницы.

Где-то в Западной Африке

Дальше — самое интересное. Спустя два дня Главнаука РСФСР сообщила всем московским газетам: «проекты» Иванова И.И. решительно отклонены. Публично было отказано и в финансировании. Но вот загадка. Еще через несколько дней те же газеты, а за ними и провинциальные издания поместили обращение Ильи Ива­новича. Он, оказывается, надумал пере­ехать со всей своей лабораторией в За­падную Африку и призывает доброволь­цев следовать за ним. Причем от них не требовалось ни де­нежных взносов, ни покупки снаряжения за свой счет.

Почему Западная Африка? Иванов не скрывал в своем призыве главной цели — со­здать человека-гориллу. За­чем везти обезьян за триде­вять земель, если проще по­ехать к ним? Тем более что Иванов, как и некоторые его коллеги-биологи, знал: напа­дая стадами на африканские деревни, гориллы никогда не убивают женщин, принимают их в свои сообщества в каче­стве, извините за натурализм, полноценных жен со всеми вытекающими отсюда послед­ствиями. Говорили даже, что от этих «браков» появляются гибридные детишки.

Уже из Африки Иванов пи­сал друзьям: «Работа идет полным ходом.

Получается не все из задуманного, однако унывать некогда. Необходи­мо не только увеличить число опытов искусственного осе­менения шимпанзе и горилл спермой человека, но и поставить опыты обратного скрещивания. ».

Впрочем, официально экспедицию Иванова объявили неудачей. Однако сам профессор, похоже, был иного мнения. В письме к тем же московским друзьям (в 30-е гг. все они исчезли без следа) Илья Иванович сообщает: «Гибридный человек, который соответствует антро­поидам, с рождения растет быстрее, не­жели обычный, к трем-четырем годам набирает невероятную силу, гораздо ме­нее чувствителен к боли, неразборчив в пище, из всех забав предпочитает поло­вые наслаждения. Важнейшее его пре­имущество перед живыми существами, включая человека, простота в управле­нии и безукоризненное послушание. Возможности использования безгранич­ны — от работы в сырых забоях до сол­датской службы».

Разве так пишут о неудаче? К тому же опыты И.И. Иванова с 1926 г. были взяты под контроль НКВД, — так же, как впос­ледствии работы по созданию ядерного оружия. Архивы же этой организации и преемников ее не видел в полном объеме никто.

«Мичурин от зоологии»?

Лет сорок тому назад научная общест­венность Запада проигнорировала сооб­щение бельгийского биолога Бернара Эйвельманса, который описал вморо­женного в ледяную глыбу «человека», ви­денного им на ярмарке в США. Между тем описание бельгийца чуть ли не слово в слово совпадает со строками письма И.И. Иванова. Загоревшись темой и зная об опытах российского «Мичурина от зо­ологии», Эйвельманс начал поиск воз­можных свидетелей. И обнаружил во Франции и США нескольких эмигрантов, сбежавших из СССР за рубеж и отсидев­ших многие годы в советских концлаге­рях. Они утверждали, что «тянули срок» — кто за отказ осеменять самок горилл и шимпанзе самым что ни на есть естественным способом, кто за принципиальное несогласие работать с Ивановым. По их мнению, СССР вел пол­ным ходом создание гибридов человека с приматами. Опыты, вроде бы, проводи­лись в больничном управлении ГУЛАГа. Русские, полагает Эвельманс, вывели ра­су обезьянолюдей ростом 1,8 м, покры­тых шерстью, обладавших геркулесовой силой и трудившихся почти без отдыха на соляных копях. Росли они быстрее, чем люди. Единственным их недостатком бы­ла неспособность к воспроизводству се­бе подобных.

Читайте также:  Мордовский заповедник где находится

В книге «Загадка замороженного чело­века» Эйвельманс пишет: «Не мог ли та­кой суперурод, этакий набор отдельных нарушений, получиться в результате ко­ренного потрясения генофонда? Именно такого хромосомного беспорядка следует ожидать в случаях противоестественной любви, связи между представителями различных видов. Не логично ли бы было предположить, что обезьяночеловек, су­щество, похожее и на человека и на обе­зьяну, могло быть плодом связи мужчины с обезьяной-самкой или женщины с обе­зьяной-самцом. » И далее бельгийский зоолог выдвигал предположение, что та­кая гибридизация вполне осуществима. Можно себе представить, как человечес­кое существо с его 46 хромосомами, со­единившись с человекообразной обезья­ной, обладающей 48 хромосомами, мо­жет породить гибрид с 47 хромосомами. Впрочем, благодаря нечетному числу хромосом такое существо окажется сте­рильным — так же, как мул или лошак, имеющие по 63 хромосомы, продукты скрещивания домашней лошади с 64 и осла с 62 хромосомами.

Словом, Эйвельманс пришел к выводу, что труп, сохраненный Хансеном, мог быть гибридом человека и обезьяны. Но чтобы считать такое мнение окончательным, должно быть, по крайней мере, еще одно то­му подтверждение — следует найти еще такой же экземп­ляр. Пока он не найден, допу­щение о том, что обезьянолю­ди были выведены и работали в сибирских рудниках, остает­ся полуфантастической гипо­тезой. «Тем более, можно только гадать — что стало с ними после закрытия лаге­рей? — пишет Эйвельманс. — Они были уничтожены или умерли своей смертью? Не ушли же они в Гималаи и не стали одной из разновиднос­тей йети. »

Впрочем, как могла выжить стерильная популяция?

Отправимся в Сухуми?

Сведения Эйвельманса, кста­ти, вполне согласуются с дан­ными, полученными в ходе расследования, предпринятого в про­шлом году журналистами еженедельника «Жизнь» Ириной Алексеевой и Александ­ром Ломакиным. Отправной точкой этого расследования послужил фрагмент доку­мента, который прислал в редакцию во­енный химик К. (офицер просил не назы­вать его фамилию). Собирая в середине 80-х гг. материалы об испытании химиче­ского оружия на животных, в архивах Рев­военсовета он наткнулся на письмо со­трудника сухумского обезьянника про­фессору Иванову. Это послание заинте­ресовало К., и он сделал выписки.

«В ответ на публикации в газетах в гос­обезьянник обратились некоторые това­рищи (мужчины и женщины) с просьбой использования их в опытах, свидетельст­вующих об эволюционном происхожде­нии человека. Они предлагали себя для экспериментов с обезьянами, не требуя платы, а исключительно ради науки и просвещения, подверженных религиоз­ному невежеству сограждан. Но из-за большой силы обезьян допускать к ним людей необходимо с большой осторож­ностью. Несколько дней назад одна из женщин вошла во флигель, где жили шимпанзе, и одна схватила ее, пытаясь задушить. Освободить ее удалось только с помощью подоспевшей подмоги из не­скольких мужчин».

Что это: бред сумасшедшего, отрывок из фантастического романа? Но серьез­ность источника указывала на то, что за этим стоят какие-то настоящие засекре­ченные исследования.

О Сухумском обезьяньем питомнике в свое время многие слышали. Он располо­жен у подножия Кавказских гор на берегу Черного моря, во влажном субтропичес­ком климате. На площади в несколько гек­таров там обитали несколько тысяч чело­векообразных обезьян. Посмотреть на них всего десять лет назад съезжались со всего СССР туристы и зоологи. Сегодня сухумский обезьянник выглядит удручаю­ще. От 7500 обитателей осталось всего 280. Часть поголовья была вывезена под Адлер, но большинство животных погибли во время абхазо-грузинской войны. А вот архив питомника сохранился почти пол­ностью. Там и отыскались документы, пролившие дополнительный свет на опы­ты профессора Иванова по скрещиванию человека и обезьяны. Видимо, потерпев фиаско в Африке, он не успокоился и су­мел договориться с советским прави­тельством о покупке за рубежом партии обезьян. Именно с них и начался сухум­ский питомник.

Вот что писал 27 мая 1925 г. профессор Иванов о целях и задачах обезьянника председателю Совета народных комисса­ров СССР Алексею Рыкову: «Мои работы с методом искусственного осеменения млекопитающих, естественно, привели меня к мысли поставить опыты скрещива­ния путем искусственного осеменения между различными видами человекооб­разных обезьян и между последними и человеком. Опыты эти могут дать чрезвы­чайно важные факты для выяснения во­проса о происхождении человека. Полу­чение гибридов между различными видами антропоидов более чем вероятно. Можно почти ручаться за получение этих новых форм. Рождение гибридной формы между человеком и антропоидом менее вероятно, но возможность его далеко не исключена. ». В заключение письма ис­следователь просил выделить ему на экс­перименты 15 тыс.долл.

На председателя СНК СССР доводы профессора, видимо, произвели впечат­ление: спустя всего четыре месяца, 30 сентября 1925 г., президиум Академии наук решает, что экспедиция профессора Иванова в Африку «для организации опы­тов гибридизации на антропоидах» долж­на быть признана «заслуживающей боль­шого внимания и полной поддержки».

Читайте также:  Баргузинского биосферного заповедника является

К осени 1927 г. место базирования обе­зьяньего питомника уже определено. Ус­корение решению вопроса придает заин­тересованность в нем химотдела Рев­военсовета, который, судя по всему, на­мерен использовать обезьян при испыта­нии химического оружия. До Сухуми, впрочем, добирается в живых только по­ловина закупленных Ивановым обезьян. После того, как привезенные животные акклиматизировались и прошли каран­тин, ученые приступили к опытам. Об их целях в августе 1927 г. «Красная газета» писала прямым текстом: «Предполагает­ся поставить здесь искусственное обсе­менение обезьян разных видов между со­бой и с человеком. В виде опытов будет поставлено искусственное оплодотворе­ние женщины от обезьяны и обезьяны от мужчины по способу проф. Иванова».

В Сухуми со всех концов страны начи­нают стекаться добровольцы. Однако почти сразу же, как в СССР, так и за рубе­жом возникает волна возмущенных тре­бований «немедленно прекратить без­нравственные, аморальные эксперимен­ты». Общественность успокаивают: гово­рят, что это недоразумение, никакие экс­перименты по скрещиванию не ведут­ся — на обезьянах испытывают новые лекарства и прогрессивные методы ле­чения. Действительно, при питомнике создается научно-исследовательский институт, который занимается чисто ме­дицинскими исследованиями. Однако и Иванов из Сухуми никуда не уезжает. Его программа продолжается — только ста­новится еще более секретной. Интен­сивные эксперименты по скрещиванию человека и обезьяны продолжались до 1932 г., вплоть до самой смерти экспери­ментатора! Причем наступила она, гово­рят, при довольно странных обстоятель­ствах. Однажды в питомнике произошел неприятный случай: ночью сбежал один из сотрудников, выпустив на волю гибри­ды. Иванова и его ближайших помощни­ков тут же арестовали. Их обвинили в из­мене Родине и расстреляли, а лаборато­рию гибридизации закрыли.

Finite la comedia.

Впрочем, ничто не исчезает бесследно. Некоторые исследователи утверждают, что весь научный материал, наработан­ный в ходе многолетних экспериментов профессора Иванова, был изъят спецор­ганами и в обстановке строжайшей сек­ретности переправлен куда-то в Сибирь, где эксперименты, вроде бы, были продолжены! Таким образом, сведения Эвельманса об экспериментах в ГУЛАГе получают косвенные подтверждения. Ходят весьма любопытные байки и по Аб­хазии. Старики рассказывают, что в горах даже после Второй мировой войны можно было встретить «диких людей», похожих на больших обезьян. Не были ли то сбе­жавшие из питомника гибриды, доживав­шие свой век на свободе.

Ученые, впрочем, весьма скептически относятся к рассказам о возможности по­лучения гибридов обезьяны и человека. «Это в принципе невозможно, — уверяют они. — Иначе теория о происхождении че­ловека от обезьяны была бы неоднократ­но подтверждена, скажем, в средние ве­ка, когда среди моряков был распростра­нен обычай брать с собой в рейсы обезь­янок. Причем не только для того, чтобы они забавляли мореплавателей своими ужимками». По словам директора Меди­ко-генетического научного центра Рос­сийской академии медицинских наук (РАМН), академика, доктора биологичес­ких наук, профессора Владимира Ильича Иванова (однофамильца И.И. Иванова), «все сведения о якобы имевшихся ре­зультатах удачного скрещивания челове­ка с человекообразными обезьянами (с гориллами, прежде всего) и получении от них жизнеспособного потомства не име­ют ни единого научного подтверждения».

(Попытка воспроизвести от обезьяны человеческое потомство может иметь ус­пех лишь в одном случае. Недавно газеты обошла история жителей Неаполя Андже­лы и Карло Конове. Спустя 10 лет после свадьбы им, наконец, удалось обзавес­тись ребенком — пухлой розовощекой Марией весом 3,5 кг, без каких-либо фи­зических и умственных отклонений. Нео­бычность истории заключалась в том, что в качестве суррогатной матери — своеобразного инкубатора — была использована. самка гориллы. Как пишет «Уикли уорлд ньюс», будущей матери понрави­лась 14-летняя горилла Мина. В ее матку и был помещен зародыш. Когда подошел срок рожать, Мину усыпили и, прибегнув к кесареву сечению, извлекли на свет здо­рового младенца, которого и передала родителям.)

Последние генетические исследована однозначно показали, что мы с обезьянами — довольно отдаленные родственники. И никак не могли от них произойти. Хотя человек и человекообразные обезьяны обладают довольно близко совпадающими по набору и последовательности ДНК в составе генома, но по структурной орга­низации ДНК они не совместимы. Клетки человека и обезьяны отторгают друг дру­га, и плод не образуется. Во времена, ког­да работал И.И. Иванов, не было возмож­ности преодолеть это препятствие.

Впрочем, это вовсе не значит, что не­возможное вчера не стало возможным сегодня. Ныне появились способы сли­яния двух клеток, принадлежащих раз­ным животным: ученые научились с по­мощью специальных ферментов ого­лять клетки, снимать с них оболочки и таким образом «монтировать» их или инъецировать одну в другую. Но жизне­способный плод путем подобных ком­бинаций пока не получен.

Техника – молодежи, №11, 2001
Источник

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24