Свалка судов на реке

Угроза из-под воды: как российские порты решают проблему затонувших судов

Полных данных о масштабе подводных свалок в России нет ни у одного ведомства. Затопленные суда мешают судоходству и создают опасность возникновения чрезвычайных экологических ситуаций

МОСКВА, 2 июля. /ТАСС/. Большое количество затонувших судов в российской акватории стало реальной угрозой как отечественному судоходству, так и экологии, рассказал ТАСС министр природных ресурсов РФ Сергей Донской.

«В настоящее время [проблема] стоит довольно остро, и не только на территории Арктической зоны, но и на территории всей России. Затопленные суда мешают судоходству, создают опасность возникновения чрезвычайных экологических ситуаций. Кроме того, загрязняются акватории водных объектов, велика вероятность того, что на затонувших судах еще остались нефтепродукты, которые могут нанести существенный ущерб экологическим системам Арктики», — сказал Донской.

По словам экспертов, в советское время, а потом и в 1990-е и начале 2000-х годов ситуацию с затопленными кораблями практически не отслеживали. В некоторых акваториях «утопленники» исчисляются единицами и не представляют особой опасности, но есть территории, например, в Кольском заливе, где они уже мешают судоходству. При этом единой федеральной программы по подъему утонувших плавсредств нет. Только в Мурманской области с прошлого года реализуется пилотный федеральный проект.

Сотни затопленных бортов

Полных данных о масштабе подводных свалок в России нет ни у одного ведомства. Сбор информации еще продолжается.

Как сообщили ТАСС в пресс-службе Минприроды, сейчас на территории Якутии только в акватории Ленского бассейна выявлено более 250 единиц затопленных судов, их частей и прочего металлолома. На территории Ненецкого автономного округа в поселке Амдерма — 17 затонувших и полузатонувших барж. В Кольском заливе Мурманской области обнаружено 102 брошенных под водой объекта. В числе «лидеров» и Ямало-Ненецкий автономный округ.

По закону поднимать затопленные корабли должны их собственники за свой счет, но установить владельцев удается далеко не всегда. Пока в России не разработана единая федеральная программа по ликвидации подводных свалок, регионы пытаются самостоятельно оценить ситуацию и подсчитать, сколько средств понадобится на уборку.

По предварительным оценкам, на территории Ямало- Ненецкого автономного округа для выполнения работ по подъему затонувших плавсредств и иного имущества потребуется более 780 млн руб. На работы по подъему затонувших объектов и ликвидации накопленного вреда на территории поселка Амдерма в Ненецком автономном округе необходимо около 910 млн руб. Якутии на подъем и утилизацию затонувших судов необходимо финансирование в размере более 8 млрд руб. Однако из федерального бюджета деньги на эти цели выделены пока лишь Мурманской области в рамках пилотного проекта — 50 млн рублей.

Регионы оценивают масштаб проблемы

Несмотря на то, что источники финансирования работ по подъему судов в большинстве регионов еще не определены, местные власти проводят обследование акваторий и оценивают размер проблемы.

В 2016 году департамент природных ресурсов, экологии и агропромышленного комплекса Ненецкого автономного округа провел обследование всей береговой полосы и прибрежной акватории реки Печоры в границах Нарьян-Мара и поселка Искателей, в результате было выявлено 93 брошенных судна. В 33 случаях собственники плавсредств были установлены, в 19 случаях их не сумели найти, остальные объекты по конструктивным особенностям не подлежат восстановлению и признаны металлоломом. «На сегодняшний день работники департамента ведут активную работу с собственниками плавсредств, четыре судна уже утилизированы», — рассказали в ведомстве.

Работа по утилизации брошенных судов проводится профильным ведомством в рамках приоритетного проекта «Чистая страна». Что касается бюджетных средств, в этом году на очистку береговой полосы озера Качгорт в Нарьян- Маре из окружной казны будет направлено 1,2 млн рублей. По условиям контракта предстоит утилизировать 20 плавсредств, не подлежащих восстановлению и расположенных в границах береговой полосы и акватории озера Качгорт.

«Проведение данных работ позволит полностью очистить водоем, а также восстановить его эстетическое и экологическое состояние. Работы должны быть выполнены не позднее октября 2017 года», — рассказали в профильном департаменте.

Уступили место яхтам

Интересный опыт очистки акватории есть в Петропавловске-Камчатском. Затонувшее в 2013 году рыболовецкое судно «Снегирево» подняли со дна Авачинской бухты в ходе строительства международного яхтенного порта. Освободившееся место позволит разместить уже в этом году плавучие понтоны для швартовки почти 40 маломерных судов, сообщил ТАСС генеральный директор Корпорации развития Камчатки Николай Пегин.

Международный яхтенный порт располагается в историческом центре Петропавловска-Камчатского. Он будет рассчитан на одновременную стоянку 150 яхт, катамаранов и маломерных катеров. Здесь же расположатся гостиницы, рестораны и прогулочная зона. Рядом с яхтенным портом уже в этом году планируется построить пирс для приема круизных лайнеров.

Читайте также:  Через реку платонов год написания

«Увенчавшиеся успехом работы позволили решить одновременно несколько задач. Упрощается навигационная обстановка, получены дополнительные швартовочные места, в которых ощущается дефицит», — сообщил Пегин.

Что касается поднятого судна «Снегирево», то оно не подлежит восстановлению и будет утилизировано. «Очистка бухты продолжится. На очереди подъем еще одного рыболовного судна и понтона», — сказал собеседник агентства.

Уникальный проект в Кольском заливе

Что касается федеральных проектов по подъему судов, то пока в стране реализуется один такой проект. Пилотной площадкой для него Минприроды выбрало Кольский залив в Мурманской области — единственный на севере России незамерзающий из-за теплого течения Гольфстрим судоходный залив. На его берегах расположены Мурманск с рыбным и торговым портом, главная база Северного флота Североморск и другие базы ВМФ, а также судоремонтные заводы Минобороны. Поэтому помимо экологической опасности затонувшие суда вызывают тревогу и с точки зрения судоходства, которое в Кольском заливе осуществляется круглый год.

Как сообщали ТАСС в региональном Минприроды, проект по ликвидации накопленного экологического ущерба, связанного с размещением несанкционированных свалок судов вдоль побережья Кольского залива, начали разрабатывать весной 2016 года. На сегодняшний день программа очистки Кольского залива является уникальным проектом, единственным не только в Арктической зоне, но и в Российской Федерации в целом.

Работы по очистке залива от затонувших и брошенных судов начнутся летом текущего года. В ходе подготовительных работ Минприроды области и ФГУП «РосРАО» (федеральное государственное предприятие по обращению с радиоактивными отходами) проанализировали состояние акватории Кольского залива, был составлен реестр затопленного и затонувшего имущества, в который вошли 102 объекта — суда, сооружения, металлолом и отходы.

В целом свалки затонувших судов и других конструкций на дне Кольского залива, согласно данным проведенного мониторинга, занимают более 3 тыс. гектаров. Среди затопленных судов есть и особо опасные, на которые находится большое количество топлива. Согласно расчетам, на подготовку и подъем одного объекта требуется около 52 недель. Сколько продлятся работы по очистке залива, пока не уточняется.

Будет ли продолжен проект в других регионах, в Минприроды РФ пока не знают. «Для того, чтобы начать выполнять работы по подъему затонувших судов, необходимо предварительно провести инвентаризацию затонувших объектов и разработать программу очистки акватории с учетом определения наиболее высокой экологической и навигационной опасности затопленных объектов, климатических и иных особенностей для каждого из отдельных регионов. Далее необходимо определить возможность и технологию подъема для каждого затонувшего объекта с учетом его технических, географических характеристик, с учетом наличия необходимых технических средств», — сказали в ведомстве.

Там добавили, что проекты по подъему затонувших судов могут реализовываться не только в морских акваториях, но и в речных. «Однозначно сказать, где в последующем будут осуществляться такие работы, в настоящее время не представляется возможным, так как необходимо продолжать уточнение и сбор информации от субъектов РФ о наличии на их территориях таких объектов накопленного вреда окружающей среде», — сказали в Минприроды.

Затонувшие суда опасны не везде

Стоит отметить, что далеко не всем портам мешают затонувшие плавсредства. Например, в Архангельской области специалисты не видят в них угрозы, сообщили ТАСС в региональном управлении Росприроднадзора. «На текущий момент острой проблемы с затопленными судами нет. Вопрос поднимался, но в основном это брошенные лодки и катера, экологической угрозы нет», — сказал заместитель руководителя управления Александр Горних.

В администрации морских портов Приморья и Восточной Арктики ТАСС также сообщили, что затопленные в акваториях суда угрозы не представляют. «Общее число [объектов] затонувшего имущества в морских портах ФГБУ «АМП Приморского края и Восточной Арктики» составляет 18 единиц. Затонувшие объекты не представляют угрозы для безопасности мореплавания и окружающей среды», — сказали в администрации.

Источник

Дорога на Крайний Север. Реку Лену губит кладбище мертвых кораблей

Бесхозные суда, затопленные в 70-е и 90-е годы прошлого века, разрушают экологию реки

Третья по длине река в России — Лена. Для регионов Крайнего Севера — это еще и одна из главных транспортных артерий. Экологическое состояние Лены относительно стабильно. И тем не менее ее вода по гидрохимическим показателям оценена как «загрязненная». Пить такую воду без очистки и кипячения не рекомендуется. «Враги» у Лены — такие же, как и у многих других российских рек: города и села с устаревшими канализационными системами и предприятия со сливами отходов производства. Но есть у этой северной реки и специфическая беда — затонувшие корабли, многие из которых хранят в резервуарах опасные нефтепродукты.

Основное значение Лены — транспортировка грузов, поэтому государство не строит на ней ГЭС и плотины. Река позволяет осуществлять «северный завоз» — централизованную доставку товаров и нефтепродуктов на Север. А зимой на льду и утрамбованном снегу прокладывают автомобильные дороги.

Читайте также:  Зарекалась бабка за реку ходить поговорка

Утечки топлива и нефти из судов и провалившихся под лед машин — это как раз то, что загрязняет Лену больше всего.

В мае 2018 года в Якутске решили утилизировали старое судно «Нефтесборщик-504» — его натуральным образом начали пилить на металлолом. Пока корабль не списали он исправно выполнял свои функции, а потом был полон отходами нефтепродуктов, которые собирал. Рабочие, задействованные на разборе что успели, то отпилили, а когда начался ледоход и поднялась вода, останки судна затопило. Масла и солярка вместе с водой попали в реку. Площадь загрязнения тогда составила около 1000 квадратных метров.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Ущерб организаторам распила насчитали в 9 с небольшим миллионов рублей. Было заведено уголовное дело.

Как рассказала изданию “SakhaDay” жительница Якутска Светлана Лукьянова, первая обнаружившая следы следы разлива, больше двух недель службы не могли справиться с пятнами от нефтепродуктов на реке.

«Почему речной порт, судоходная компания, устроило здесь кладбище кораблей? Все эти суда стоят уже лет десять. И вода, омывая их, поступает в наши огороды, принося нам нефтепродукты», — сетовала женщина. Она, в отличие от правоохранительных органов, прямо указывала на тех, кто, по ее мнению, виновен в разливе — судоходную компанию «Якутск», на территории которой пилили корабль.

Проблема с утонувшими и утилизированными кораблями сильно влияет на экологию реки. По данным администрации Ленского бассейна внутренних водных путей, в водоемах Якутии затоплено 294 судна (98 из них находятся на Лене), и в 250 случаях хозяев установить не удалось. Региональные власти и надзорные органы объясняют это тем, что в основном теплоходы и баржи утилизировались подобным образом очень давно — в прошлом веке. В этих судах есть сточные и нефтесодержащие воды, различные бытовые и пищевые отходы, и все это уходит в реку.

Поднимать эти судна должны их владельцы, но определить собственника бывает трудно. Из федерального бюджета деньги на это не выделяются.

Эту проблему могла бы решить единая федеральная программа по устранению свалок под водой, но ее не существует, и регионы вынуждены справляться с проблемой самостоятельно.

Общественный активист, лидер движения «Сир» Иван Степанов рассказал Daily Storm о том, как администрация пыталась заключить договор с компаниями приема лома.

«Они должны были за свой счет поднять корабли со дна и могли использовать металл. Но вместо того, чтобы откопать судна, одна из таких компаний в тайне увозила речной песок. Корабли же так и остались лежать на дне», — сказал Степанов.

Для очистки Лены от затонувших судов и неочищенных стоков, а также для пресечения эрозии берегов необходимо потратить порядка 8,2 млрд рублей — об этом в мае 2019 года заявил замминистра экологии, природопользования и лесного хозяйства региона Алексей Агеев.

Загрязнение сточными водами и бытовыми отходами

В октябре 2018 года глава республики Якутия Айсен Николаев, рассуждая о природе загрязнения окружающей среды, попытался отвести удар от компаний-недропользователей, обозначив других виновников: «Главные загрязнители — это наши города, села и поселки».

Доля правды в его словах есть. Несмотря на то, что берега заселены довольно слабо, в Лену сливается много отходов. В 28 населенных пунктах, расположенных на берегу реки Лены, отсутствуют канализационно-очистные сооружения. Постепенно это становится большой проблемой. Река может загрязниться до такой степени, что перестанет самоочищаться естественным путем.

Отходы из канализаций поселений зачастую уходят в водоемы без очистки, компании, занимающиеся добычей золота и алмазов периодически ловят на сливе грязной воды, а в селах этот слив идет постоянно.

В апреле 2019 года стало известно , что от одного из таких бытовых сливов пострадал участок Лены — Табагинская протока. Исправительная колония, расположенная, в посёлке Табага продолжительное время сливала фекалии в реку.

Экологи провели анализы проб из наледи темно-желтого цвета, взятых около пенитенциарного учреждения, и подтвердили догадку о сбросе фекальных вод. Примерная площадь разлива составила 20 тысяч квадратных метров.

В учреждении содержатся 400 заключенных, часть из которых может быть заражена инфекционными заболеваниями — туберкулезом, гепатитом и другими. Болезнетворные микроорганизмы могли попасть в воду и распространиться: ниже по течению реки находится городской водозабор.

Проблема с бытовым загрязнением связана не только с бесконтрольными сливами отходов в реку, но и с плохим качеством очистных сооружений, а порой и с их отсутствием.

По словам лидера движения «Сир» Ивана Степанова , в Якутске долгое время вообще почти не было нормально очищенной воды.

«Очистные станции почти не работали, а вся система труб давно проржавела. В 2013 году была запущена новая фильтровальная станция. Ситуация на Лене стала лучше, но проблема не решена окончательно. Для того, чтобы решить эту проблему, необходимо больше качественных очистных сооружений».

Читайте также:  Лучшее время для ловли леща на реке

Компании-недропользователей, адвокатом которых пытался выступить глава Якутии, тоже вносят лепту в разрушение экосистемы Лены .

Так в августе 2018 года на Иреляхском водохранилище произошла экологическая катастрофа — из-за ливней прорвало дамбу алмазодобывающей компании Алроса. Это привело к тому, что технические воды попали в реки Ирелях, Малая Ботуобия и Вилюй. После проведения анализов выяснилось, что содержание загрязняющих веществ превышены в сотни раз по некоторым показателям.

Вода в реках на несколько месяцев изменила цвет на желтый, и несколько поселений остались без питьевой воды. Одновременно с этим выросли цены на питьевую воду в магазинах — в Нюрбе (город на реке Вилюй) одна 19-литровая бутылка стоила 200 рублей. Детские сады были закрыты из-за недостатка воды.

Река Вилюй и до катастрофы считалась загрязненной — жителям сел на берегу этого притока Лены даже запретили поить скот речной водой. Альтернативным источником воды для них считалось озеро, которое находится в нескольких километрах от самих поселений. Однако водовоз далеко не всегда мог проехать по ведущей к нему дороге и обычно доставлял лишь половину цистерны.

От происшествия на Иреляхском водохранилище пострадали и рыболовы. Рыбы в реке стало значительно меньше — у нее почти не осталось кормовой базы.

Власти республики оценили ущерб от аварийного прорыва дамбы в 27 миллиардов рублей.

На Лене пока нет химических заводов, а все попытки построить предприятия, которые могли оказать негативное влияние на природу, встречали сопротивление активистов: обращения к губернатору и президенту, петиции, протесты. Так в 2014 году жителям Якутии серией протестов удалось предотвратить постройку газохимического завода по производству мочевины.

В мае 2019 года возникла новая угроза — на реке Киренга, притоке Лены, собираются построить целлюлозно-бумажный завод. Общественные активисты пытаются противостоять компании «Илим», которая занимается этим проектом.

«Не надо добивать — река в плохом состоянии, но пока это можно изменить. Необходимо присвоить Лене природоохранный статус. […] Конечно, вода в реке — это важный ресурс для предпринимательства, но оно должно быть экологичным», — объяснил Daily Storm Иван Степанов.

Похожей позиции придерживаются и власти республики.

«Опасение вызывает проект по строительству лесоперерабатывающего комплекса и целлюлозно-бумажного завода в Иркутской области в верховьях река Лены. Для производства бумаги нужны большие объемы воды, соответственно возникают жидкие отходы, содержащие в себе хлор и различные вредные химические соединения, которые попадут в почву и водный объект, оказывая негативное влияние на состояние реки», — заявил заместитель министра экологии, природопользования и лесного хозяйства региона Эдуард Пихтин в июне 2019 года на Национальном лесном форуме.

Его участники обратились в правительство РФ с рекомендациями о включении в приоритеты национального проекта «Экология» — проекта по сохранению реки Вилюй, а также о необходимости принять меры по исключению негативного воздействия на бассейн реки Лены при рассмотрении вопроса о строительстве целлюлозно-бумажного комбината и лесоперерабатывающего комплекса.

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО «ОрденФеликса», Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями : «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама»), «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24