Цитаты про волгу реку великих людей



Поэты России о Волге

Любовь России к ней нетленна.
К ней тянутся душою всей
Кубань и Днепр, Нева и Лена,
и Ангара, и Енисей.

Люблю ее всю в пятнах света,
всю в окаймленье ивняка.
Но Волга для России — это
гораздо больше, чем река.
Е.Евтушенко, Волга, 1958

«Каждая страна имеет свою национальную реку.
Россия имеет Волгу — самую большую реку в Европе,
царицу наших рек, — и я поспешил поклониться
её величеству Волге.» А. Дюма,1858

Волга — символ России и народа душа.
Стержень Русской великой равнины —
где раскинулись реки, горы, леса и долины.
Она сплотила народности, их семья хороша.

Жигули — жемчужина Волги
вдохновляет своей красотой.
Течь до Каспия ей ещё долго
по просторам степным,
окруженной природою той.

Волга в песнях прекрасных воспета
и в картине известной её бурлаков.
В стихах многих русских поэтов.
Как ныне, так и прошедших веков.

Ломоносов М. В. (1711 — 1765)
.
Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.
.
«ОДА НА ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ НА
Всероссийский престол её величества
государыни императрицы
Елисаветы Петровны 1747 года»

Дмитриев И.И. ( 1760 — 1837)

Конец благополучну бегу!
Спускайте, други, паруса!
А ты, принесшая ко брегу,
О Волга! рек, озер краса.
Глава, царица, честь и слава,
О Волга пышна, величава!
Прости. Но прежде удостой
Склонить свое вниманье к лире
Певца, незнаемого в мире,
Но воспоенного тобой!
.

Прорек, и хлынули реками
У бога воды из очес;
Вдруг море вздулося буграми,
И влажный Каспий в них исчез.
О, как ты, Волга, ликовала!
С каким восторгом поднимала
Победоносного царя!
В сию минуту пред тобою
Казались малою рекою
И Бельт и Каспий, все моря!
.
«К Волге», 1794

Языков Н.М. ( 1803 — 1846)

Краса полуночной природы,
Любовь очей, моя страна!
Твоя живая тишина,
Твои лихие непогоды,
Твои леса, твои луга,
И Волги пышные брега,
И Волги радостные воды —
Всё мило мне, как жар стихов,
Как жажда пламенная славы,
Как шум прибережной дубравы
И разыгравшихся валов.
.
«Родина», 1825
***

Синее влажного ветрила
Над Волгой туча проходила;
Ревела буря; ночь была
В пучине зыбкого стекла;
Порой огонь воспламенялся
Во тьме потопленных небес;
Шумел, трещал прибрежный лес
И, словно Волга, волновался.
.
«Разбойники»
***
Из страны, страны далекой,
С Волги-матушки широкой,
Ради сладкого труда,
Ради вольности высокой
Собралися мы сюда.
Помним холмы, помним долы,
Наши храмы, наши села,
И в краю, краю чужом
Мы пируем пир веселый
И за родину мы пьем.
.
«Песня»

Кольцов А.В. ( 1809 — 1842)

Не страшна мне добру-молодцу,
Волга-матушка широкая,
Леса тёмные, дремучие,
Вьюги зимние — крещенские.
.
А по Волге, моей матушке,
По родимой, по кормилице,
Вместе с братьями за добычью
На край света летал соколом.

Но не Волга, леса тёмные,
Вьюгт зимние-крещенские
Погубили мою голову,
Сокрушили мочь железную.
.
Забушу же непогодушка,
Разгуляйся Волга-матушка!
Ты возьми мою кручинушку,
Размечи волной по бережку.
«Стенька Разин», 15 октября 1838 г.

Огарёв Н.П. ( 1813 — 1877)

Сторона моя родимая,
Велики твои страданья,
Но есть мощь неодолимая,
И мы полны упованья:

Не сгубят указы царские
Руси силы молодецкие,-
Ни помещики татарские,
Ни чиновники немецкие!

Не пойдет волной обратною
Волга-матушка раздольная,
И стезею благодатною
Русь вперед помчится вольная!
1858

Н.А. Некрасов ( 1821 — 1877/1878)

О Волга. колыбель моя!
Любил ли кто тебя, как я?
Один, но утренним зарям,
Когда еще все в мире спит
И алый блеск едва скользит
По темно-голубым волнам,
Я убегал к родной реке.
Иду на помощь к рыбакам,
Катаюсь с ними в челноке,
Брожу с ружьем по островам.
.

О Волга! после многих лет
Я вновь принес тебе привет.
Уж я не тот, но ты светла
И величава, как была.
Кругом всё та же даль и ширь,
Всё тот же виден монастырь
На острову, среди песков,
И даже трепет прежних дней
Я ощутил в душе моей,
Заслыша звон колоколов.
Всё то же, то же. только нет
Убитых сил, прожитых лет.
«На Волге», 1861

Дрожжин Спиридон ( 1848 — 1930):

Я для песни задушевной
Взял лесов зелёных шёпот,
А у Волги в жар полдневный
Тёмных струй подслушал ропот,
Взял у осени ненастье,
У весны благоуханье;
У народа взял я счастье
И безмерное страданье.
1891
***
Как не гордиться мне тобой,
О родина моя!
Когда над Волгою родной
Стою недвижим я,
.
«Родине», 1904
***
.
Да будет ваша жизнь свободна,
Как Волга-матушка река,
Как в поле нива небесплодна,
Чиста, как воздух, и легка.
.
«Завет крестьянского поэта», 1910

Читайте также:  Видеоурок стояние на реке угре

Клюев Н. А ( 1887 — 1937):

Собиралися в ночнину,
Становились в тесный круг.
«Кто старшой, кому по чину
Повести за стругом струг?

Есть Иванко Шестипалый,
Васька Красный, Кудеяр,
Зауголыш, Рямза, Чалый
И Размыкушка-гусляр.

Стать негоже Кудеяру,
Рямзе с Васькой-яруном!»
Порешили: быть гусляру
Струговодом-большаком!

Он доселе тешил братов,
Не застаивал ветрил,
Сызрань, Астрахань, Саратов
В небо полымем пустил.

В епанчу, поверх кольчуги,
Оболок Размыка стан
И повел лихие струги
На слободку — Еруслан.

Плыли долго аль коротко,
Обогнули Жигули,
Еруслановой слободки
Не видали — не нашли.

Закручинились орлята:
Наважденье чем избыть?
Отступною данью-платой
Волге гусли подарить.
.
«Поволжский сказ», 1913

Орешин П. В. ( 1887 — 1938):

Тяжко вздыхает туман.
Волга качает ладью.
В степь воевода-Степан
Гонит добычу свою.

С полудня ветер-ведун
Гонит душистую марь,
— Ну-ка, по золоту струн,
Ветер-волжанин, ударь!
.
Ржёт лошадиный табун.
Люди Степана пьяны.
Рокотом шёлковых струн
Тешатся Волги сыны.

Ветер суров и шумлив:
— Слава тебе, атаман!
Медленно входит в залив
С Волги широкий туман.

Жарко целует в уста
Разин красотку-княжну.
Совесть Степана чиста:
Любит, так любит — одну.
«Степан», 1916

Ширяевец А. В.( 1887 — 1924):

На чужбине невеселой
Эти песни я пою.
Через горы, через долы
Вижу родину свою:

Жигули в обновах вешних,
Волга. Улица села.
В церковь, солнышка утешней,
Ты лебедкою плыла.

Не найти нигде чудесней
Русых кос и синих глаз!
Из-за них кольцовской песней
Заливался я не раз.

Я ушел. я ждал иного,
Не к сохе влеклась рука.
И уплыл. А ты с крутого
Мне махала бережка.

На сторонке чужедальней
Позабыть тебя не мог.
Снится грустный взгляд прощальный,
Вижу беленький платок.

Что сулит мне воля божья?
Ворочусь ли я назад?
Пусть к родимому Поволжью
Песни звонкие летят!

***
Ты с Дона, с Волги я. Наш жребий одинаков
В передней жались у надменных бар.
Нам не плела судьбы венков из маков.
Ты у степей, у Волги взял я дар.

Василичи мы. То судьбы не перст ли?
-Всё ж баба любопытная она.
Хмелела Русь с кольцовской алой песни
С ширяевской же станет Русь пьяна.
«Алексею Кольцову», 19..
***
В междуречье залегло
В жигулях моё село
Рядом Волга. плещет, льнёт,
Про бывалое поёт.
Супротив Царёв курган —
Память сделал царь Иван. *
А кругом простор такой,
Глянешь — станешь сам не свой.
Всё б на тот простор глядел,
Вместе с Волгой песни пел!
«Ширяево», 1924

Есенин С. А. ( 1895 — 1925)

«С красным звоном, дорогой баюн Жигулей
и Волги. Цвети крепче.»
Из письма С.А. Есенина А. Ширяевцу,
после февральской революции, 1917
***
Деве твоей Руси
Новое возвестил я
Рождение.
Сына тебе
Родит она.

Имя ему —
Израмистил.

Пой и шуми Волга!
В синие ясли твои опрокинет она
Младенца.
«Сельский часослов», 1918

Снова пьют здесь, дерутся и плачут
Под гармоники жёлтую грусть.
Проклинают свои неудачи,
Вспоминают московсу\кую Русь.
.
Ах, сегодня так весело россам,
самогонного спирта — река.
Гармонист с провалившимся носом
Им про Волгу поёт и про Чека.
.
«Снова пьют здесь, дерутся и плачут. «, 1922
***
Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.
«Мы теперь уходим понемногу. «,1924
Стихотворение было впервые опубликовано
в журнале «Красная новь» , №4 за 1924г под названием
«Памяти Ширяевца» (умер 15 мая 1924)

Велимир Хлебников ( 1885 — 1922):
.
Вы думаете, что голод — докучливая муха
И её можно легко отогнать,
Но знайте — на Волге засуха:
Единственный повод, чтобы не взять, а — дать!
Несите большие караваи
На сборы «Голодной недели»,
Ломоть еды отдавая,
Спасайте тех, кто поседели!
Волга всегда была вашей кормилицей,
Теперь она в полугробу.
Что бедствие грозно и может усилиться —
Кричите, кричите, к устам взяв трубу!
«Трубите, кричите, несите!», 1921
***
.
Не зубами скрипеть
Ночью долгою,
Буду плыть — буду петь
Доном — Волгою!
Я пощлю вперёд
Вечеровые уструги.
Кто со мною — в полёт?
А со мной — мои други!
«Не шалить!», февраль 1922

Багров В. А. ( 1912 — 1937);

.
По лесам, по луговым угодьям,
Молодая, светлая до дна,
Мчит она весенним половодьем,
Вся в заре, до зорюшки пьяна.

Читайте также:  Плот массой 800 кг плывет по реке

Только паводок стоит недолго,
Зазвенит пырей на берегу.
Синим летом приласкает Волга
Луговую малую реку.

Приласкает, понесёт с собою
В медном звоне зорь и якорей.
Мы ещё докатимся с тобою
До солёных ветровых морей!
«Если я задумал о высоком. «, 193. ?

.
Мы ведь тоже любили,
да так, что, рыдая,
Запевали, заплывали под те облака:
Волга, Волга, мать родная,
Волга русская река!
.
Волга, вот такую — в прохладе,
в сверкающем свежем лазоре
расплескать на пятьсот километров —
чтобы пенилась ты на полях,
Чтоб иные потухали
сухие, пожарные зори.
Но в Каспийское море
Ты впадаешь, как прежде
И тебя воспевает Пильняк.

.
Я в поэме своей
Волгострой преждевременно выстрою,
Чтобы звал он вперёд,
Чтоб мечтали о нём,
Чтоб он к нам приближался
Стремительней выстрела
И мерцал нам сквозь годы
Электрическим светлым огнём!
.
Отгулявшая Волга!
Сквозь метель,
Сквозь полночную темень,
Разорвав и взорвав
Твой русалочный синий настой,
Из второй пятилетки
встаёт моя тема
И плывёт на меня
Волгострой.
Поэма «Волгострой», 193.?
***
.
Мне мать уж давно
рассказала о том, как
мечтал завещать
ты мне свой Волгострой,
Но знаешь
я жить не хочу для потомков.
Великий проект! А на кой он мне чёрт?
Могу ж выбирать я,
на самом-то деле!
Течёт же ведь Волга и славно течёт.
Я знаешь люблю её косы да мели.
Поэма «Профессор Волков». 193.?

Сурков А. А. ( 1899 — 1983)^

Знойная ночь перепутала все
Стежки-дорожки.
Задорно звенят
На зеленом овсе
Серебряные сережки.

Синие сосны, синяя сонь —
Час расставанья.
Над Волгой-рекой
Расплескала гармонь
Саратовское «страданье».

Над тихой гречихой,
Над гривой овса
Девичью разлуку
Поют голоса.
.
«Поволжанка», 1935

Мандельштам О. Э. ( 1891 — 1938)

На откосы, Волга, хлынь, Волга, хлынь,
Гром, ударь в тесины новые,
Крупный град, по стеклам двинь, — грянь и двинь,
А в Москве ты, чернобровая,
Выше голову закинь.
.

Как досталась — развяжи, развяжи —
Красота такая галочья
От индейского раджи, от раджи
Алексею, что ль, Михалычу, —
Волга, вызнай и скажи.
.
«На откосы, Волга, хлынь, . «, 4 июля 1937

Евтушенко Е.А. ( 1932 — 2017 )

СМЕРТЬ СТАРОГО БАКЕНЩИКА

Спокойно умереть не каждому дано.
Лишь тот спокоен душою перед смертью,
кто зла не делал никому на свете,
а делал тихое и чистое добро.
И пусть оно, добро, невелико,
но если сделал, всё, что мог посильно,
в последний раз вздохнувши глубоко,
уйти из этой жизни не постыдно.

Когда пришла ему пора,
он это сам спокойно понял,
но, как всегда, себя он поднял
и, как всегда, сказал: «Пока. «

Он вышел. Солнце било в окна.
Стада мычали. Под горой
дымилась утренняя Волга,
и пахло рыбой и корой.
Скворец осваил жильё,
а вся река — в деревьях тонущих.
То ль забрела она в черёмушник
то ли черёмушник в неё!
И полосой прозрачно-белою,
неуловимы и легки,
по Волге бегали вдоль берега
черёмуховые лепестки.

Он в лодку сел. Поплыл. Вдали
летели к пойме журавли.
Осклизло клацали уключины,
и руки ладные, уклюжие
гребками волжскими гребли.
Он с малолетства здесь волгарил
и в котелке с дымком варганил
свою рыбацкую уху.
Он с Волгой просто жил, сурово.
Он ей, не говоря ни слова,
всё говорил, как на духу!
Не знаменитый по фамилии,
он не водил в морях флотилии,
не совершал ни разу подвига,
а просто он не делал подлого,
и было помирать не страшно,
вот, правда, только странно-странно.

Поплыл гасить он свои бакены.
Следил задумчиво за барками.
Глядел на пашни и на мельницы,
и слушал песни под гармонь,
и, наклонившись, выпил медленно
он Волги полную ладонь.
И, больше ничего не делая,
прилёг он в лодке, не гребя,
и распахнул рубаху белую,
как будто отворил себя
деревьям, облакам и бабочкам,
дыханьям птичьим и людским,
покачивающимся бакенам
и дальним трубам заводским.
Он так и умер, отворённый,
спокойный, умиротворённый.

Вокруг натруженно дышала,
работой занята большой,
его родимая держава
с такой же русскою душой.
Его легко несла вода,
и на груди широкой вольно
текла раздольная, как Волга,
светящаяся борода.

Как счастлив и возвышен тот,
кто верный сын родного края,
что добро и светло живёт,
светло и добро умирая.
1955

Мы русские. Мы дети Волги.
Для нас значения полны
ее медлительные волны,
тяжелые, как валуны.

Любовь России к ней нетленна.
К ней тянутся душою всей
Кубань и Днепр, Нева и Лена,
и Ангара, и Енисей.

Люблю ее всю в пятнах света,
всю в окаймленье ивняка.
Но Волга Для России — это
гораздо больше, чем река.
.

Читайте также:  Защита от подтопления рек

Я верен Волге и России —
надежде страждущей земли.
Меня в большой семье растили,
меня кормили, как могли.

В час невеселый и веселый
пусть так живу я и пою,
как будто на горе высокой
я перед Волгою стою.
.

И жить мне молодо и звонко,
и вечно мне шуметь и цвесть,
покуда есть на свете Волга,
покуда ты, Россия, есть.
«Мы русские. Мы дети Волги. 1958

Ошанин Л. С. ( 1912 — 1996)

Издалека долго
Течёт река Волга,
Течёт река Волга —
Конца и края нет…
Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Течёт моя Волга,
А мне семнадцать лет.

Сказала мать: «Бывает всё, сынок,
Быть может, ты устанешь от дорог,-
Когда придёшь домой в конце пути,
Свои ладони в Волгу опусти».

Тот первый взгляд и первый плеск весла…
Всё было, только речка унесла…
Я не грущу о той весне былой,
Взамен её твоя любовь со мной.

.
«Течёт Волга», песня, муз М. Фрадкина, 1962
Исп. Людмила Зыкина

Дементьев А. С. ( р. 1928 )

А я без Волги просто не могу.
Как хорошо малиновою ранью
Прийти и посидеть на берегу,
И помолчать вблизи её молчанья.

Она меня радушно принимает.
С чем ни приду — с обидой иль бедой.
И всё она наверно понимает,
Коль грусть моя уносится с водой.

Мне по душе и тишь её, и гам
Куда б меня судьба не заносила,
Я возвращаюсь к волжским берегам,
Откуда начинается Россия.
«Волга», 1966,
Песня с музыкой Евгения Мартынова
***

Не говорю тебе «Прощай!»,
Земля Христа, страна Давида,
Но есть во мне одна обида,
Одна безмерная печаль —
Что поздно я пришел сюда,
Взошла во мне твоя Звезда,
Соединясь с зарёй над Волгой.
«Строфы», 19.
***
Я вспомнил Волгу возле Иордана,
И это было радостно и странно.
И музыка воды во мне звучала,
Как будто нас одна волна качала.
«Строфы», 19.

Горбовский Г. Я. ( р. 1931 )

Мужик в разорванной рубахе,
Без Бога, в бражной маете, —
Ни о марксизме, ни о Бахе,
Ни о девичьей красоте
Не знал, не знает и не хочет!
Он просто вышел на бугор,
Он просто вынес злые очи
На расхлестнувшийся простор.
И вот стоит. А Волга тонет
В зеленогривых берегах.
. А, может знал бы о Ньютоне,
Ходил бы в модных башмаках.
Два кулака, как два кресала,
И, словно факел, голова.
Ещё Россия не сказала
Свои последние слова!
«Мужик над Волгой», 196.?

Агашина Маргарита (1924 — 1999)

Вот и август уже за плечами.
Стынет Волга. Свежеют ветра.
Это тихой и светлой печали,
это наших раздумий пора.
.
«Вот и август уже за плечами», 1971

***
.
Тихое время заката
в Волгу спустило крыло.
Ах вы, ребята, ребята!
Сколько вас здесь полегло!
.
«Ах вы, ребята, ребята!», 1972

Высоцкий В. С. ( 1938 — 1980)

Как по Волге-Матушке, по реке-кормилице,
Все суда с товарами, струги да ладьи.
И не надорвалася, и не притомилася —
Ноша не тяжелая, корабли свои.

Вниз по Волге плавая, прохожу пороги я
И гляжу на правые берега пологие.
Там камыш шевелится, поперёк ломается,
Справа берег стелется, слева — поднимается.
.

Волга песни слышала хлеще, чем «Дубинушка»,
В ней вода исхлестана пулями врагов.
И плыла по матушке наша кровь-кровинушка,
Стыла бурой пеною возле берегов.
.
«Как по Волге-Матушке, по реке-кормилице. «, 1978

Кублановский Ю. М. ( р. 1947 )

Белогривый июль над взволнованной Волгой,
Колокольня с трёхгранной позлащенной иголкой,
Светловерхая пристань с торговым флажком,
где медвежий загривок со щучьим душком.
.
Из книги «Число», 1978
***
Прибрежные долы в сангине заката
и в звёздчатой зыби река.
.
О Волга, всегда твоему благолепью
сродни атаманская стать.
Убей меня, Волга, мазутною цепью
и выброси на берег спать.
«Посвящается Волге», 1978

Анищенко-Шелехметский М. В. ( 1950 — 2012)

Горит свечи огарок. Я болен, близорук.
Но Волга под Самарой натягивает лук.

Болит сквозная рана, дрожит ночная нить.
Мне рано, рано, рано из жизни уходить.
.

В лесу и на опушке увижу ясный свет,
И всё, что видел Пушкин, сжимая пистолет.

«Стрела летящая»
Из книги «Поющая половица», Самара, 2008
***
За тем мостом, за речкой медной,
В кругу неярких фонарей,
Я был Кощеем, но бессмертной
Лишь ты была душой моей.
.

Я, как Кощей стою над Волгой,
И повторяю, словно тать:
«Не уколись моей иголкой,
Когда надумаешь сломать».
«За тем мостом. »
Из книги «Поющая половица», Самара, 2008

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24