Вашингтон форсирует реку делавэр

Вашингтон переправляется через Делавэр

К артина Эмануэля Лойце, написанная в 1851 году в стиле романтизма, — почти идеальная иллюстрация для учебников американской истории. Её сюжет связан с Войной за независимость. В Рождественскую ночь с 25 на 26 декабря 1776 года будущий президент США перебирается с отрядом, насчитывающим 2,5 тысячи человек, через покрытую льдом реку Делавэр и направляется в Трентон, где даст бой гессенским наёмникам британской армии. Скромная по своим масштабам битва, выигранная Вашингтоном, имела важное значение для поддержания морального духа американских военных.

Эмануэль Готлиб Лойце (1816–1868) своей родиной может считать одновременно США и Германию. Ребёнком его увезли в Америку, где он учился живописи в Филадельфии. Своё мастерство оттачивал уже в Дюссельдорфе, в зрелом возрасте снова перебрался в Новый Свет.

«Переправу через Делавэр» Лойце написал в двух вариантах. Первый, написанный в 1850 году, был повреждён в пожаре, восстановлен и затем приобретён Бременским художественным музеем. В 1942 году эта версия уничтожена в результате авианалёта. Картину не смогли эвакуировать из Бремена из-за её гигантских размеров (378,5 × 647,7 см).

Вторая версия картины в июле 1851 года выставлялась в мастерской художника в Дюссельдорфе, а затем она была отправлена в США. В октябре 1851 года картина была представлена на выставке в Нью-Йорке, после которой она была куплена за громадную по тем временам сумму в 10 000 долларов. Когда же в 1897 году полотно оказалось в руках нового владельца Джона Стюарта Кеннеди, он подарил его музею «Метрополитен», где оно сегодня и выставлено.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Источник

Переправа армии Джорджа Вашингтона через реку Делавэр

Из Википедии — свободной энциклопедии

Переправа армии Джорджа Вашингтона через реку Делавэр (англ. George Washington’s crossing of the Delaware River ) — историческое событие, которое произошло в ночь с 25 на 26 декабря 1776 года, во время американской войны за независимость. Это был первый манёвр армии Джорджа Вашингтона в ходе его наступления на гессенские части британской армии в Трентоне утром 26 декабря. В тайне от всех спланировав этот манёвр, Вашингтон повёл колонну Континентальной Армии через покрытый льдом Делавэр, что было технически сложной и опасной операцией. Было задумано ещё несколько переправ в других местах, но они были отменены по различным причинам. Это не остановило Вашингтона, который силами своей колонны атаковал отряд полковника Йоханна Ралля [en] в Трентоне, разбил его, а затем отступил в Пенсильванию, забрав с собой множество пленных и трофейных припасов.

В конце года армия Вашингтона в третий раз перешла Делавэр, причём в ещё более сложных условиях, по тонкому льду реки, и 2 января 1777 года разбила в Трентоне отряды лорда Корнуоллиса, а 3 января разбила его арьергард в сражении у Принстона. После этого Вашингтон отвёл армию на зимовку в Морристаун, Нью-Джерси.

В память этого события были названы общины Вашингтон-Кроссинг (англ. Washington Crossing ) в Пенсильвании [en] и Нью-Джерси [en] .

Источник

Вашингтон переправляется через Делавэр

Эмануэль Лойце
Вашингтон переправляется через Делавэр. 1851
англ. Washington Crossing the Delaware
Холст, масло. 378,5 × 647,7 см
Музей Метрополитен, Нью-Йорк

К:Картины 1851 года

«Вашингтон переправляется через Делавэр» или «Вашингтон пересекает Делавэр» (англ. Washington Crossing the Delaware ) — гигантская по размеру картина, написанная немецким и американским художником Эмануэлем Лойце ( Emanuel Leutze , 1816—1868) в 1851 году. Принадлежит музею Метрополитен в Нью-Йорке. Размер картины — 149 × 255 дюймов (378,5 × 647,7 см) [1] [2] .

Содержание

Описание

Картина посвящена известному историческому событию времён Войны за независимость США — форсированию реки Делавэр в рождественскую ночь с 25 на 26 декабря 1776 года, предпринятому Джорджем Вашингтоном и его отрядом, насчитывавшим около 2400—2500 человек. После этого отряд направился к Трентону и атаковал позиции гессенских солдат, застав их врасплох и одержав уверенную победу [2] [3] [4] .

Картина написана в стиле романтизма. На переднем плане на фоне неестественно яркого неба (хотя переправа происходила в ночное время) изображён генерал Джордж Вашингтон, будущий первый президент США. Среди группы людей, находящихся в его лодке — поддерживающий знамя полковник Джеймс Монро (будущий пятый президент США), нагнувшийся над бортом генерал Натаниэль Грин, а также темнокожий Принс Уиппл [en] — один из гребцов в передней части лодки [5] .

История

Первая версия этой картины была начата Эмануэлем Лойце в 1849 году. В 1850 году она была повреждена пожаром в его мастерской, но затем восстановлена. После этого она была приобретена Бременским художественным музеем (Kunsthalle Bremen), но в 1942 году была уничтожена в результате бомбёжки и последующего пожара [1] .

Работу над второй версией картины Лойце начал в 1850 году, и она была окончена в 1851 году. В июле 1851 года она выставлялась в мастерской художника в Дюссельдорфе, а затем она была отправлена в США. В октябре 1851 года картина была представлена на выставке в Нью-Йорке, после которой она была куплена Маршаллом Робертсом (Marshall O. Roberts) за громадную по тем временам сумму в &&&&&&&&&&010000.&&&&&0 10 000 долларов [1] [2] .

Маршалл Робертс скончался в 1880 году, но картина оставалась в собранной им коллекции до 1897 года, когда она была куплена Джоном Стюартом Кеннеди (John Stewart Kennedy), который подарил её музею Метрополитен [1] .

В 1976 году в связи с 200-летием США (а также к филателистической выставке «Интерфил-76») Почтовая служба США выпустила почтовый блок с изображением этой картины [6] .

Несоответствия

Исследователи отмечают ряд исторических и фактических неточностей на картине. Как уже было указано, переправа происходила ночью, а небо светло́, как днём. Кроме того, согласно воспоминаниям участников этих событий, в ту ночь шёл дождь с мокрым снегом. Далее, структура льда не соответствует той, что обычно бывает на реке Делавэр (там льдины более крупные и плоские) — что неудивительно, поскольку Лойце писал эту картину в Германии, основываясь на своих впечатлениях от Рейна. Стоять в лодке подобно тому, как изображён Джордж Вашингтон, было бы крайне небезопасно. Более того, лодки, используемые для таких переправ, были другого типа [7] .

Есть также некоторые несоответствия, связанные с людьми, присутствующими в лодке. Будущий президент Джеймс Монро (поддерживающий знамя) действительно принимал участие в переправе, но он был в то время молодым лейтенантом, и вероятность того, что он оказался в одной лодке с Вашингтоном, довольно мала. Далее, по поводу темнокожего гребца Принса Уиппла [en] — нет никаких свидетельств о том, что он принимал участие в той переправе. Сам Вашингтон, которому в тот момент было около 44 лет, выглядит старше своего возраста [7] .

Также дискутируется вопрос о флаге. Знамя, изображённое на картине — это так называемый флаг «Бетси Росс» (Betsy Ross flag) с 13 звёздами, расположенными по кругу. Хотя считается, что этот флаг был впервые предложен летом 1776 года, он до 1777 года широко не использовался [7] .

Случаи «цензуры»

В США картина Лойце стала хрестоматийной — её изображения воспроизводятся в школьных учебниках. Известны случаи, когда школьные администраторы требовали «подвергнуть цензуре» изображения этой картины, поскольку им казалось, что деталь цепочки часов, прикреплённая к штанам Вашингтона и состоящая из двух декоративных округлых украшений красного цвета, могла вызвать у некоторых учеников ассоциации с гениталиями. В некоторых случаях организовывалась закраска этой детали вручную в выпущенных тысячными тиражами учебных пособиях [8] [9] .

См. также

Напишите отзыв о статье «Вашингтон переправляется через Делавэр»

Примечания

  1. 1234 [www.metmuseum.org/Collections/search-the-collections/11417 Washington Crossing the Delaware, Emanuel Leutze] (HTML). The Metropolitan Museum of Art. Проверено 8 августа 2013.
  2. 123 [www.metmuseum.org/toah/works-of-art/97.34 Washington Crossing the Delaware, 1851, Emanuel Gottlieb Leutze (German, active United States, 1816—1868)] (HTML). Heilbrunn Timeline of Art History, The Metropolitan Museum of Art. Проверено 8 августа 2013.
  3. [www.ushistory.org/washingtoncrossing/ Washington Crossing] (HTML). Washington Crossing Historic Park — www.ushistory.org. Проверено 8 августа 2013.
  4. [www.awesomestories.com/assets/george-washington-crossing-the-delaware Washington Crosses the Delaware — Painting and Story] (HTML). www.awesomestories.com. Проверено 8 августа 2013.
  5. Carrie Rebora Barratt, e.a. Washington Crossing the Delaware: Restoring an American Masterpiece (Issue 2). — New York: The Metropolitan Museum of Art, 2002. — 48 с. — ISBN 978-1-58839-439-2.
  6. [usstampgallery.com/view.php?id=8b89a87165fe948dadea6360f33a38d217f3d244 Washington Crossing the Delaware, Emanuel Leutze] (HTML). usstampgallery.com. Проверено 9 августа 2013.
  7. 123 [www.ushistory.org/washingtoncrossing/history/whatswrong.htm What’s wrong with this painting?] (HTML). Washington Crossing Historic Park — www.ushistory.org. Проверено 9 августа 2013.
  8. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/education/469116.stm Education: Washington painting censored for school book] (HTML). BBC News — news.bbc.co.uk (8 октября 1999). Проверено 8 августа 2013.
  9. Michael King. [www.austinchronicle.com/news/2002-11-22/108657/ The Battle of Washington’s Bulge] (HTML). Austin Chronicle — www.austinchronicle.com (22 ноября 2002). Проверено 8 августа 2013.

Ссылки

  • [www.google.com/culturalinstitute/asset-viewer/washington-crossing-the-delaware/KAHKUjVORM5STw Washington Crossing the Delaware, 1851, Emanuel Leutze], Google Art Project

Отрывок, характеризующий Вашингтон переправляется через Делавэр

Пьер почти не изменился в своих внешних приемах. На вид он был точно таким же, каким он был прежде. Так же, как и прежде, он был рассеян и казался занятым не тем, что было перед глазами, а чем то своим, особенным. Разница между прежним и теперешним его состоянием состояла в том, что прежде, когда он забывал то, что было перед ним, то, что ему говорили, он, страдальчески сморщивши лоб, как будто пытался и не мог разглядеть чего то, далеко отстоящего от него. Теперь он так же забывал то, что ему говорили, и то, что было перед ним; но теперь с чуть заметной, как будто насмешливой, улыбкой он всматривался в то самое, что было перед ним, вслушивался в то, что ему говорили, хотя очевидно видел и слышал что то совсем другое. Прежде он казался хотя и добрым человеком, но несчастным; и потому невольно люди отдалялись от него. Теперь улыбка радости жизни постоянно играла около его рта, и в глазах его светилось участие к людям – вопрос: довольны ли они так же, как и он? И людям приятно было в его присутствии.
Прежде он много говорил, горячился, когда говорил, и мало слушал; теперь он редко увлекался разговором и умел слушать так, что люди охотно высказывали ему свои самые задушевные тайны.
Княжна, никогда не любившая Пьера и питавшая к нему особенно враждебное чувство с тех пор, как после смерти старого графа она чувствовала себя обязанной Пьеру, к досаде и удивлению своему, после короткого пребывания в Орле, куда она приехала с намерением доказать Пьеру, что, несмотря на его неблагодарность, она считает своим долгом ходить за ним, княжна скоро почувствовала, что она его любит. Пьер ничем не заискивал расположения княжны. Он только с любопытством рассматривал ее. Прежде княжна чувствовала, что в его взгляде на нее были равнодушие и насмешка, и она, как и перед другими людьми, сжималась перед ним и выставляла только свою боевую сторону жизни; теперь, напротив, она чувствовала, что он как будто докапывался до самых задушевных сторон ее жизни; и она сначала с недоверием, а потом с благодарностью выказывала ему затаенные добрые стороны своего характера.
Самый хитрый человек не мог бы искуснее вкрасться в доверие княжны, вызывая ее воспоминания лучшего времени молодости и выказывая к ним сочувствие. А между тем вся хитрость Пьера состояла только в том, что он искал своего удовольствия, вызывая в озлобленной, cyхой и по своему гордой княжне человеческие чувства.
– Да, он очень, очень добрый человек, когда находится под влиянием не дурных людей, а таких людей, как я, – говорила себе княжна.
Перемена, происшедшая в Пьере, была замечена по своему и его слугами – Терентием и Васькой. Они находили, что он много попростел. Терентий часто, раздев барина, с сапогами и платьем в руке, пожелав покойной ночи, медлил уходить, ожидая, не вступит ли барин в разговор. И большею частью Пьер останавливал Терентия, замечая, что ему хочется поговорить.
– Ну, так скажи мне… да как же вы доставали себе еду? – спрашивал он. И Терентий начинал рассказ о московском разорении, о покойном графе и долго стоял с платьем, рассказывая, а иногда слушая рассказы Пьера, и, с приятным сознанием близости к себе барина и дружелюбия к нему, уходил в переднюю.
Доктор, лечивший Пьера и навещавший его каждый день, несмотря на то, что, по обязанности докторов, считал своим долгом иметь вид человека, каждая минута которого драгоценна для страждущего человечества, засиживался часами у Пьера, рассказывая свои любимые истории и наблюдения над нравами больных вообще и в особенности дам.
– Да, вот с таким человеком поговорить приятно, не то, что у нас, в провинции, – говорил он.
В Орле жило несколько пленных французских офицеров, и доктор привел одного из них, молодого итальянского офицера.
Офицер этот стал ходить к Пьеру, и княжна смеялась над теми нежными чувствами, которые выражал итальянец к Пьеру.
Итальянец, видимо, был счастлив только тогда, когда он мог приходить к Пьеру и разговаривать и рассказывать ему про свое прошедшее, про свою домашнюю жизнь, про свою любовь и изливать ему свое негодование на французов, и в особенности на Наполеона.
– Ежели все русские хотя немного похожи на вас, – говорил он Пьеру, – c’est un sacrilege que de faire la guerre a un peuple comme le votre. [Это кощунство – воевать с таким народом, как вы.] Вы, пострадавшие столько от французов, вы даже злобы не имеете против них.
И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.
В отношениях своих с Вилларским, с княжною, с доктором, со всеми людьми, с которыми он встречался теперь, в Пьере была новая черта, заслуживавшая ему расположение всех людей: это признание возможности каждого человека думать, чувствовать и смотреть на вещи по своему; признание невозможности словами разубедить человека. Эта законная особенность каждого человека, которая прежде волновала и раздражала Пьера, теперь составляла основу участия и интереса, которые он принимал в людях. Различие, иногда совершенное противоречие взглядов людей с своею жизнью и между собою, радовало Пьера и вызывало в нем насмешливую и кроткую улыбку.
В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.

Источник

Читайте также:  Река торговая приполярный урал
Поделиться с друзьями
Байкал24