Заповедник искусств на петровском бульваре

Московские тусовки: сквот Петлюры на Петровском бульваре

Обозреватель M24.ru Алексей Байков рассказывает о самых знаковых местах тусовок молодежи в столице. На этот раз речь пойдет о сквоте Петлюры на Петровском бульваре, дом № 12.

Время существования: с 1990 по 1995 годы. Более точные названия: «Заповедник искусств на Петровском бульваре» или «У Петлюры».

Наш великий художник, дизайнер, знатный помоечник и коллекционер Александр “ Петлюра ” Ляшенко всегда мечтал заняться сквоттингом. Еще в советские времена он переодевался в спецовку рабочего из РЭУ и выходил на охоту за пустующими помещениями в центре Москвы.

Его всегда привлекала идея совместного общежития художников, к тому же требовалось место для хранения многочисленных коллекций пиджаков, обуви, вешалок для одежды, черепов, пуговиц экскрементов животных — всего того, что сам Петлюра называл “ разностями ” . Из них он составлял свои многочисленные инсталляции, поражавшие воображение арт-сообществ по всему миру. Из найденных тряпок рождалась авангардная уличная мода.

Удача улыбнулась Петлюре в 1990 году, когда он нашел даже не дом, а почти заброшенный комплекс построек по адресу Петровский бульвар, дом № 12. Не пустовали только несколько квартир: в одной жили потомки французских предпринимателей Оливье, которым до революции и принадлежали эти здания, в другой — пьющий слесарь Абрамыч со своей женой, в квартире на втором этаже ловили кайф наркоманы.

Недолго думая, Петлюра повесил на ее дверях свой замок, наркоманам набил морду, а слесарь Абрамыч сделал табличку «Здесь живет Мосфильм и злая собака», которая еще долгое время служила универсальной отмазкой от правоохранительных органов и просто любопытствующих — дескать, помещение занято для съемок.

Петлюра пригласил к себе близких по духу художников, перевез на Петровку свои “ разности ” , переехал сам и стал жить-поживать. А жену Абрамыча сделал художницей, своей лучшей моделью и актрисой, и теперь весь мир помнит ее под псевдонимом Пани Броня.

А еще прямо в двух шагах от занятых помещений располагалась знаменитая “ Тишка ” — блошиный рынок, на котором можно было купить буквально все — от пуховых платков жен декабристов до маузера Дзержинского или якоря крейсера “ Варяг ” . Для Петлюры и его коллег по цеху искусств и авангардной моды — неиссякаемый источник “ разностей ” .

Сквот сразу же начал бурно расти и развиваться. В 1990 году там проживало уже около 20 человек. Началась борьба за официальный статус места.

Сам Петлюра вспоминал: «Ваня Дыховичный написал запрос от Свободной академии, что группа художников ищет мастерские. Чиновники заныли, что они, мол, не могут, пользуйтесь пока так. Это был период полного распада системы, и никто не хотел брать на себя ответственность.

Мы пошли по пути формализации, обозначив себя коммуной, чтобы просто закрепить за собой место. Основным принципом было поддержание полной и тотальной чистоты, никаких бутылок, бычков, грязи. Видимо, поэтому местные депутаты вскоре сдружились с нами, поскольку территория была немалая, но была в короткие сроки приведена в порядок и освоена.

Самым лучшим оружием с бюрократами того периода было сотрудничество с местным самоуправлением, и когда на официальное открытие понаехала милиция, пришлось в открытую говорить, что да — у нас официальное место, официальная организация. Вот письмо, а вот справка».

Когда у художника Аркадия Нассонова случился конфликт с Петлюрой, он не ушел совсем, а переехал в полуподвал соседнего дома, где создал свои перформансы “ Игорный дом ” и “ Облачная инспекция ” . Потом Петлюра выгнал всю нассоновскую тусовку из-за того, что они не принимали участия в общих мероприятиях: «Я им говорю: «У нас завтра субботник!» А им как по одному месту! Такого я стерпеть не мог».

Читайте также:  Что такое кавказский государственный заповедник

Рядом кто-то открыл недорогой бар «У Петлюры» (местные обитатели называли его «НямБур»), затем на сквоте появился свой собственный кинотеатр “ Семечки ” , и в итоге захваченным оказался весь двор. Появился и собственный бутик уличной моды, после чего сквот худо-бедно вышел на самоокупаемость.

«У Петлюры» жила, бывала, тусовалась и училась практически вся московская богема ранних 1990-х: Мария Цигаль, Ольга Солдатова, братья Алейниковы, Дельфин, Мария Шилова, Гарри Асса, Владик Мамышев-Монро, Герман Виноградов и многие другие.

Весь цвет тогдашней тусовочной и андеграундной публики либо бывал, либо живал там. Надо заметить, что жить в коммуне на трезвую голову было невозможно. На трезвую голову отсутствие мебели, а местами потолка и стен — зато имевшиеся были украшены рисунками и изразцами — все же немного угнетало.

Впрочем, не приняв на грудь изрядной дозы “ кислоты ” или хотя бы пива, участвовать в некоторых (таких, например, как сожжение советского флага под тамтамы и завывание Геры Виноградова) акциях не очень-то тянуло.

Боже! Какой это был дом! Умопомрачительная развалюха, отделанная чудесными старыми изразцами, ничуть не хуже, чем Метрополь.

Впрочем, будни уникальной коммуны художников были далеко не безоблачными: война с желающими перехватить у «этих чудаков» столь вкусный кусок недвижимости в центре Москвы шла постоянно, тем более что Петлюра, в лучших сквоттерских традициях, не платил ни за газ, ни за свет, ни за телефон.

Сперва в квартиру потомков Оливье попытались вселиться казаки. И хоть Петлюра вначале и пытался предложить им совместное пользование зданием, выяснилось, что соседство получается, мягко говоря, дисгармонирующим. Тогда Петлюра отобрал у них ключи, побил гетмана, а ночью вместе с друзьями вынес из помещения все их вещи вместе со знаменем и выкинул на помойку.

Затем в дом попыталась заселиться контора “ Мосметалл ” , но их просто выдавили силой при помощи серии поджогов и грабежей.

Как художники ни старались, остановить наступление «лужковского порядка» было невозможно: сперва снесли “ Тишку ” , а в 1995 году взялись и за Петлюру. Первым делом снесли дом, в котором жили Абрамыч с Пани Броней и обрезали все коммуникации.

Художники пытались протестовать всеми доступными средствами — от написания писем во все инстанции до строительства баррикад. Но обитатели сквота все чаще стали уходить по своим “ цивильным ” квартирам — помыться, поспать, попить кофе. Потом они перестали возвращаться.

В итоге Петлюра понял, что остался один, махнул на все рукой и собрал вещи.

“ Московские тусовки ” — цикл статей о знаковых местах столицы ( Открыть карту ). Все статьи цикла можно прочесть, переходя по ссылкам на интерактивной карте:
Смотреть карту

Источник

ДК «Петлюра» выселяют из подвала на Петровcком бульваре

Художник Александр Петлюра опасается за сохранность своей коллекции костюмов, среди которых есть платье Клавдии Шульженко и вещи Александра Вертинского

Дворец культуры «Петлюра», пространство, организованное художником Александром Петлюрой (Ляшенко), где более 20 лет проходили выставки, перформансы, репетиции и спектакли, опечатали судебные приставы и представители Департамента городского имущества города Москвы. Александр Петлюра — художник, модельер и коллекционер, основатель сквота «Заповедник искусств на Петровском бульваре», который был одним из центров богемной тусовки 1990-х. ДК «Петлюра» появился после уничтожения «Заповедника искусств» в 1995 году. Петлюра смог взять в аренду небольшой подвал прямо под своей квартирой, где и появилось новое пространство.

Читайте также:  Заповедники у крымских горах

Как рассказал TANR художник, никакого официального уведомления о выселении он не получал, а само помещение сейчас является объектом судебных разбирательств. По его словам, осенью прошлого года ему стало известно, что договор об аренде подвала был расторгнут Департаментом городского имущества еще летом 2017 года, однако ему об этом никто не сообщил и он продолжал платить арендную плату. Петлюра предполагает, что на подвал могут претендовать представители расположенного поблизости Высоко-Петровского монастыря. Жильцы дома, по его словам, подали иск в суд о неправомерной передаче подвала, уже состоялось два cудебных заседания, следующее назначено на 15 июня этого года.

Особое беспокойство художника вызывает судьба находящейся в подвале коллекции одежды, которую он собирал 30 лет. «Там есть платье Клавдии Шульженко, вещи Александра Вертинского, Марины Цветаевой, да даже не так важно чьи, — это память о людях, которых уже нет, — рассказывает Петлюра. — Это очень ценная коллекция, которую я с удовольствием при необходимости предоставляю музеям». Узнать, что с ней происходит сейчас, невозможно: в подвал художника не пускают. Однако сдаваться Александр Петлюра не намерен и планирует организовывать художественные акции и события в поддержку ДК «Петлюра», первое из которых запланировано уже на 1 мая во дворе дома.

Источник

Московские тусовки: сквот Петлюры на Петровском бульваре

Фото: m24.ru/Виктория Виатрис

Обозреватель M24.ru Алексей Байков рассказывает о самых знаковых местах тусовок молодежи в столице. На этот раз речь пойдет о сквоте Петлюры на Петровском бульваре, дом № 12.

Наш великий художник, дизайнер, знатный помоечник и коллекционер Александр «Петлюра» Ляшенко всегда мечтал заняться сквоттингом. Еще в советские времена он переодевался в спецовку рабочего из РЭУ и выходил на охоту за пустующими помещениями в центре Москвы.

Его всегда привлекала идея совместного общежития художников, к тому же требовалось место для хранения многочисленных коллекций пиджаков, обуви, вешалок для одежды, черепов, пуговиц экскрементов животных – всего того, что сам Петлюра называл «разностями». Из них он составлял свои многочисленные инсталляции, поражавшие воображение арт-сообществ по всему миру. Из найденных тряпок рождалась авангардная уличная мода.

Удача улыбнулась Петлюре в 1990 году, когда он нашел даже не дом, а почти заброшенный комплекс построек по адресу Петровский бульвар, дом № 12. Не пустовали только несколько квартир: в одной жили потомки французских предпринимателей Оливье, которым до революции и принадлежали эти здания, в другой – пьющий слесарь Абрамыч со своей женой, в квартире на втором этаже ловили кайф наркоманы.

Недолго думая, Петлюра повесил на ее дверях свой замок, наркоманам набил морду, а слесарь Абрамыч сделал табличку «Здесь живет Мосфильм и злая собака», которая еще долгое время служила универсальной отмазкой от правоохранительных органов и просто любопытствующих – дескать, помещение занято для съемок.

Петлюра пригласил к себе близких по духу художников, перевез на Петровку свои «разности», переехал сам и стал жить-поживать. А жену Абрамыча сделал художницей, своей лучшей моделью и актрисой, и теперь весь мир помнит ее под псевдонимом Пани Броня.

А еще прямо в двух шагах от занятых помещений располагалась знаменитая «Тишка» – блошиный рынок, на котором можно было купить буквально все – от пуховых платков жен декабристов до маузера Дзержинского или якоря крейсера «Варяг». Для Петлюры и его коллег по цеху искусств и авангардной моды – неиссякаемый источник «разностей».

Фото: m24.ru/Виктория Виатрис

Сквот сразу же начал бурно расти и развиваться. В 1990 году там проживало уже около 20 человек. Началась борьба за официальный статус места.

Сам Петлюра вспоминал: «Ваня Дыховичный написал запрос от Свободной академии, что группа художников ищет мастерские. Чиновники заныли, что они, мол, не могут, пользуйтесь пока так. Это был период полного распада системы, и никто не хотел брать на себя ответственность.

Читайте также:  Какие есть виды заповедников

Мы пошли по пути формализации, обозначив себя коммуной, чтобы просто закрепить за собой место. Основным принципом было поддержание полной и тотальной чистоты, никаких бутылок, бычков, грязи. Видимо, поэтому местные депутаты вскоре сдружились с нами, поскольку территория была немалая, но была в короткие сроки приведена в порядок и освоена.

Самым лучшим оружием с бюрократами того периода было сотрудничество с местным самоуправлением, и когда на официальное открытие понаехала милиция, пришлось в открытую говорить, что да – у нас официальное место, официальная организация. Вот письмо, а вот справка».

Когда у художника Аркадия Нассонова случился конфликт с Петлюрой, он не ушел совсем, а переехал в полуподвал соседнего дома, где создал свои перформансы «Игорный дом» и «Облачная инспекция». Потом Петлюра выгнал всю нассоновскую тусовку из-за того, что они не принимали участия в общих мероприятиях: «Я им говорю: «У нас завтра субботник!» А им как по одному месту! Такого я стерпеть не мог».

Рядом кто-то открыл недорогой бар «У Петлюры» (местные обитатели называли его «НямБур»), затем на сквоте появился свой собственный кинотеатр «Семечки», и в итоге захваченным оказался весь двор. Появился и собственный бутик уличной моды, после чего сквот худо-бедно вышел на самоокупаемость.

Фото: m24.ru/Виктория Виатрис

«У Петлюры» жила, бывала, тусовалась и училась практически вся московская богема ранних 1990-х: Мария Цигаль, Ольга Солдатова, братья Алейниковы, Дельфин, Мария Шилова, Гарри Асса, Владик Мамышев-Монро, Герман Виноградов и многие другие.

Весь цвет тогдашней тусовочной и андеграундной публики либо бывал, либо живал там. Надо заметить, что жить в коммуне на трезвую голову было невозможно. На трезвую голову отсутствие мебели, а местами потолка и стен – зато имевшиеся были украшены рисунками и изразцами – все же немного угнетало.

Впрочем, не приняв на грудь изрядной дозы «кислоты» или хотя бы пива, участвовать в некоторых (таких, например, как сожжение советского флага под тамтамы и завывание Геры Виноградова) акциях не очень-то тянуло.

Боже! Какой это был дом! Умопомрачительная развалюха, отделанная чудесными старыми изразцами, ничуть не хуже, чем Метрополь.

Впрочем, будни уникальной коммуны художников были далеко не безоблачными: война с желающими перехватить у «этих чудаков» столь вкусный кусок недвижимости в центре Москвы шла постоянно, тем более что Петлюра, в лучших сквоттерских традициях, не платил ни за газ, ни за свет, ни за телефон.

Сперва в квартиру потомков Оливье попытались вселиться казаки. И хоть Петлюра вначале и пытался предложить им совместное пользование зданием, выяснилось, что соседство получается, мягко говоря, дисгармонирующим. Тогда Петлюра отобрал у них ключи, побил гетмана, а ночью вместе с друзьями вынес из помещения все их вещи вместе со знаменем и выкинул на помойку.

Затем в дом попыталась заселиться контора «Мосметалл», но их просто выдавили силой при помощи серии поджогов и грабежей.

Фото: m24.ru/Виктория Виатрис

Как художники ни старались, остановить наступление «лужковского порядка» было невозможно: сперва снесли «Тишку», а в 1995 году взялись и за Петлюру. Первым делом снесли дом, в котором жили Абрамыч с Пани Броней и обрезали все коммуникации.

Художники пытались протестовать всеми доступными средствами – от написания писем во все инстанции до строительства баррикад. Но обитатели сквота все чаще стали уходить по своим «цивильным» квартирам – помыться, поспать, попить кофе. Потом они перестали возвращаться.

В итоге Петлюра понял, что остался один, махнул на все рукой и собрал вещи.

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24