Звезды над озером глазовская

В Москве состоялась презентация книги Л.Глазовской «Звезды над Нохуром»

Это книга-воспоминание, написанная с большой любовью к туркменской земле и ее народу.

В Московском доме национальностей 9 июля состоялась презентация книги Заслуженного журналиста Туркменистана Людмилы Глазовской «Звёзды над Нохуром», организованная Московским обществом туркменской культуры.

Открывая творческий вечер, руководитель Московского общества туркменской культуры Гульнабат Текаева сообщила, что вся многолетняя профессиональная деятельность Людмилы Глазовской, как и ее семьи, была связана с Туркменистаном.

«Звёзды над Нохуром» — это книга-воспоминание о поколении автора и о жизни страны в целом, написанная с большой любовью к туркменской земле и ее народу.

Москву и Ашхабад связал видеомост, по которому выступил из туркменской столицы историк архитектуры и публицист Руслан Мурадов, давший высокую оценку художественным достоинствам повести Людмилы Глазовской.

Российский поэт, переводчик и литературовед, знаток туркменской классической поэзии Михаил Синельников назвал книгу Людмилы Глазовской замечательным ностальгическим произведением.

Доктор исторических наук, профессор Института востоковедения РАН Александр Кадырбаев, подчеркнув в своем выступлении самобытность туркменского народа, его истории и культуры, остановился на роли и месте в них Нохура как уникальной этно-культурной и исторической составляющей.

Заслуженный деятель искусств Туркменистана Лора Степанская подчеркнула, что в повести Глазовской встретились Запад и Восток, Россия и Туркменистан, и не просто встретились, они переплелись, дополнили друг друга и стали единым стержнем личности автора — человека, писателя, гражданина.

Юный артист Дарий Гусейнов вдохновенно и трогательно прочитал пронзительное стихотворение поэта Александра Жарана, бывшего ашхабадца, ныне живущего в Мюнхене, «Баллада о блудном сыне» — о человеке, ищущем и не находящем во сне дорогу к отчему дому. Мелодекламация сопровождалась музыкальным аккомпанементом отца юного таланта композитора и пианиста Мамеда Гусейнова. А в исполнении мамы Дария, солистки Геликон-оперы Дарьи Гусейновой, прозвучали произведения Клода Дебюсси, Сергея Рахманинова, Мамеда Гусейнова. Дарья ранее была гостьей Туркменистана и собеседницей infoabad.com и очень интересное интервью с ней можно прочитать вот здесь — https://www.infoabad.com/archive/3-rossiiskaja-ope.

Свою композицию виртуозно исполнил пианист Владимир Шишлов. Знакомую всем песню «Любимые глаза» из популярного во все времена фильма «Хитрость старого Ашира» вместе с Дарьей и Гульнабат пел весь зал…

Людмила Глазовская обратилась со словами благодарности к Московскому обществу туркменской культуры, лично к Гульнабат Текаевой, к выступившим на презентации, ко всем ее участникам.

«Туркменистан, Туркмения, туркменский народ — это те самые путеводные звёзды, которые для меня никогда не погаснут», — сказала она, напомнив слова «ашхабадского светильника духа» академика Бориса Леонидовича Смирнова, медика и знаменитого переводчика «Махабхараты»: «Человечество с какой-то ужасающей быстротой мчится к бездне. Будет ли остановлен этот ужасный поток или же увлечет его бездна, знает лишь тот, кому дано знать, а мы должны в своей маленькой жизни вносить посильный свет и посильное благо. Человечество нуждается в том, чтобы были огоньки, противоположные надвигающемуся мраку. »

Вниманию собравшихся был представлен видеоролик о Нохуре, созданный Русланов Мурадовым по инициативе и при содействии Московского общества туркменской культуры специально для презентации книги Л.Глазовской.

Источник

Звезды над озером глазовская

Когда Настя вошла в палату и увидела любимого с перевязанной грудью, забинтованной до плеча рукой, увидела пятна крови, проступившие в трех местах, ей сделалось дурно, она похолодела и ощутила дрожь в ногах.

— Алеша, что это? — пролепетала она, уцепившись за него. — Столько ран! Вы обманули меня.

— Не тревожьтесь, Настенька, раны не опасны. Доктора нам обещали, что все будет в порядке, он поправится. Держите себя в руках, ему сейчас нельзя волноваться.

Она села рядом с Вазгеном, который был бледен и слаб, и прижалась губами к его раненой руке, лежащей поверх одеяла. Они что-то говорили друг другу, несли всякую влюбленную чепуху. Вазген утешал ее и бодрился, не преминув предупредить, что оторвет башку каждому, кто посмеет ухаживать за Настей в его отсутствие. Алексей слушал их с улыбкой.

Читайте также:  Где отдохнуть на кмв на выходных на озере

Спустя короткое время в палату заявилась доктор Лежнёва.

— Свидание окончено! — непререкаемым тоном объявила она, словно посетители находились в тюрьме, а не в больнице. — Прошу посторонних очистить помещение.

— «Очистить помещение»! — передразнил Алексей, когда Лежнёва вышла. — Словно мы мусор какой-то. Генерал в юбке! Раскомандовалась. Терпеть не могу деспотичных женщин!

— Она не так плоха, как тебе кажется, — вступился за докторшу Вазген. — Ночью глаз не сомкнула, подходила ко мне каждые пять минут, да и остальных не обделила вниманием. Раненые ее уважают, говорят, что дело свое она знает крепко и носится со всеми, как родная мать. Скажу тебе, Алеша, служба у военврачей не легче нашей, а ведь тут не только действия, но и душа нужна, доброта для всех без исключения. Вот ты бы так смог?

— Вряд ли, я не врач, я воин. Мое дело врагов убивать без всякого сожаления… Что вы так смотрите на меня, Настя?

— Вы вовсе не так бездушны, как хотите показаться.

Вазген внезапно возмутился без всякой связи с темой их беседы: пора переходить на «ты», сколько можно, сказал он, будто не родные. И ему так будет приятнее. Настя и Алексей с готовностью откликнулись на предложение.

— Давно об этом мечтал, — подтвердил Алексей. Он со вздохом поднялся. — Что ж, придется уходить, раз нас выгоняют. Пошли, Настенька, завтра я сам тебя привезу.

Прежде чем покинуть госпиталь, Алексей подошел к Лежнёвой. Увидев его, она демонстративно уткнулась в историю болезни.

— Когда нам завтра можно прийти? — спросил он.

— Приходите в то же время, что и сегодня, и не натравливайте на меня особиста, я не из пугливых! — выдала докторша.

— О да! Робостью вы не отличаетесь, и вежливостью тоже, — нелюбезно согласился Алексей.

У нее на щеках выступил легкий румянец, она резко вскинула голову и разгневанно, в то же время с какой-то болью на него посмотрела. Он неожиданно впервые заметил, что глаза у нее под очками ярко-синие, опушенные черными, невероятно густыми ресницами, а брови темно-коричневые и бархатные, точно соболья шкурка. Что-то ощутимо кольнуло его в сердце; он непонятно от чего пришел в замешательство, удивляясь самому себе, и торопливо ретировался.

Ему надо было выходить в море, идти в составе конвоя длинного «воза», поэтому Настю он снова поручил Смурову.

Их подвезли на бронекатере; на озере штормило, ветер высоко вздымал водяную пыль. Они сидели рядом на корме. Настя пыталась разговорить этого странного человека, заставить рассказать о случившемся на острове, но он все больше отмалчивался, отвечал только «да» и «нет», искоса, с вниманием на нее поглядывая; наконец качка, усталость и треволнения прожитого дня сморили Настю, веки ее начали слипаться, а голова клониться набок, прямо на плечо Смурову. Он не двигался и, казалось, с интересом наблюдал за тем, как нежная щека Насти опускается на влажное сукно его кителя, словно рассчитывал, что она, ощутив неудобство, проснется и ему не придется ее отстранять. Но когда она уютно пристроилась у него на плече и светлые пушистые волосы коснулись его лица, глаза у него сделались потрясенно счастливые; он осторожно взял ее бессильно поникшую маленькую руку, с минуту разглядывал, затем благоговейно прижал к губам и уже не выпускал из своей ладони до самого Осиновца.

Когда она проснулась, он сказал:

— Настя, у вас щека покраснела.

— Что же вы меня не разбудили?! — воскликнула она. — Неужели я проспала все это время на вашем плече? Ведь вам, наверное, было страшно неудобно.

— Напротив, мне было очень хорошо, — заверил он и улыбнулся по-доброму, исключая какую бы то ни было двусмысленность.

Источник

Звезды над озером — Лазарева Ирина Александровна

Звезды над озером — Лазарева Ирина Александровна краткое содержание

Звезды над озером читать онлайн бесплатно

Ознакомительная версия. Доступно 2 страниц из 9

Читайте также:  Когда нерестится судак на чудском озере

Звезды над озером

Я люблю летать самолетами. С тех пор как я избрала профессию журналистки, летать мне приходится довольно часто, в разные города, иногда за границу. Наверное, многие привыкают к частым перелетам и начинают тяготиться аэропортами, получением багажа, проверкой паспортов, а то еще вдруг задержат рейс, сиди жди тогда… На такие случаи у меня имеется с собой какой-нибудь крутой ужастик – особенно люблю Кинга, – а в зале ожидания можно отключиться от внешнего мира и читать, читать без помех, пока не объявят посадку.

Или можно наблюдать сквозь широкие панорамные стекла за самолетами на летном поле, как они приземляются и бегут по взлетно-посадочной полосе, еще окутанные клочьями разорванных облаков, охолодевшие в небесной синеве, и, умерив наконец после стремительного полета свои силы, медленно заворачивают на стоянку. Они кажутся гордыми, независимыми существами, которые с толком выполняют свое дело и лишь хотят, чтобы им не мешали.

Сейчас я сижу в салоне аэробуса, он носит имя композитора Арама Хачатуряна и держит свой путь в столицу Армении Ереван.

Вылетела я из Санкт-Петербурга, своего родного любимого города. Я живу на Васильевском острове с мамой, папой и младшим братом.

Зовут меня Катя Полуянова, мне двадцать четыре года, я начинающая журналистка, ничего выдающегося пока не написала, но стараюсь, работаю над собой, чтобы стать хорошим профессионалом. Нынешнее мое путешествие тоже связано с заданием редакции, хотя постепенно служебное расследование приобрело для меня черты личного характера, оказалось тесно переплетенным с моей собственной жизнью.

Попробую рассказать все по порядку.

У меня есть брат Дима, он еще студент, имеет множество юношеских увлечений, но самое постоянное и любимое его занятие – коллекционирование значков, медалей, орденов.

Я, по правде сказать, не перестаю удивляться его приверженности фалеристике, почему-то она ассоциируется у меня с советским периодом. Сейчас молодежь больше увлекается тем, что связано с высокими технологиями. Как странно порой выпадают знаки судьбы. Началось все с братишки, который ни сном ни духом о войне, но положил начало моему волнующему путешествию в военное прошлое двух петербургских семей.

Однажды Димон принес домой орден Красного Знамени и заявил, что получил его в подарок от незнакомого молодого человека, с которым оказался в одной компании на вечеринке у друзей. Случайного дарителя звали Евгений.

Во мне немедленно взыграл дух исследователя, и я решила проявить инициативу: узнать судьбу хозяина ордена, выяснить, почему высокая награда, полученная на войне, столь мало ценима его потомком.

Как выяснилось позже, Евгений подарил первому встречному орден своего деда, полученный во время Великой Отечественной войны. Дед давно умер, но в семье память о нем пытались искоренить и наград его хранить не хотели: он был офицером Смерша, для матери Евгения – из числа тех негодяев и преступников, что расправились с ее родными, уничтожили всю ее семью.

Все это я выяснила у самого Евгения, познакомилась с ним правдами-неправдами, чтобы расследовать историю ордена. Я хитро втерлась к нему в доверие и даже попыталась очаровать. Представьте, мне это удалось. Да нет, не думайте, что я какая-то распущенная девица, всего лишь пустила в ход обычное женское кокетство. И на тебе! Попалась в собственную ловушку. Пока копалась в его родословной, успела влюбиться в обаятельного рослого парня. Ох. Много всего произошло.

Сейчас он сидит в соседнем кресле, голова Жени покоится на моем плече, он признался, что его укачивает в самолете и поэтому ему придется вздремнуть самую малость. Он извинился таким образом, чтобы я не обижалась, но мне все равно, бодрствует он или спит, лишь бы был рядом.

Начало нашего романа было бурным и непредсказуемым. Я и сейчас еще ни в чем не уверена, ведь если подсчитать наши встречи, то получается, что срок знакомства слишком ничтожен для серьезных отношений. Наверное, мы еще мало знаем друг друга, оттого едва не расстались, когда Женя выяснил, что я познакомилась с ним, преследуя свои профессиональные цели.

Читайте также:  Кипящие озера на дне

Ему сообщил об этом мой бывший бойфренд Даниил; он опытный журналист и был прекрасно осведомлен о теме моего расследования. Мы работаем с ним вместе в одной редакции популярного газетного издания. В тот день, когда я обсуждала с главным редактором свое намерение отыскать хозяина ордена, Даниил присутствовал при разговоре. Некоторые брошенные мужчины мечтают хоть каким-то способом взять реванш – например, испортить тебе отношения с новым парнем. Даниил в этом весьма преуспел: разоблачил подлую интриганку – меня то есть, – доказал Жене, что я карьеристка, которая решила нажиться на фактах частной жизни его семьи.

Из-за вмешательства Даниила я чуть не потеряла Женю, он почувствовал себя оскорбленным и надолго исчез, не хотел со мной общаться. Я чуть не умерла от горя, проклиная мерзкого негодяя Даньку. Он так убедительно все представил, что даже оправдаться было невозможно.

Только недаром я полюбила Женю, он большой умница, самостоятельно во всем разобрался и нагнал меня буквально в самолете. Я, зареванная, с гвоздем в сердце, с навек загубленной судьбой, поворачиваю голову к приставале в соседнем кресле и вижу своего единственно дорогого человека!

Нет, неспроста я люблю самолеты. В ушах моих звучит адажио из балета «Спартак» в соответствии с названием лайнера. Он не летит, а кружит в небе под звуки завораживающей музыки.

Итак, мы снова вместе. Нам надо расследовать все обстоятельства, связанные с дедом Евгения, Кириллом Смуровым, узнать, за что он получил орден, без сожаления отданный внуком; для этого мы направляемся в Армению, где живет моя бабушка Настя в семье своей старшей дочери Лии. Уроженка Ладоги, годы войны она провела на Дороге жизни, где познакомилась со своим будущим мужем и моим дедом Вазгеном Арояном, его другом Алексеем Вересовым и офицером Особого отдела Кириллом Смуровым.

Ереван, 2008 год

Кто не бывал в Армении, тот не видел настоящего горного солнца. Здесь солнечный свет особенный, уж поверьте, я успела побывать и в южных и в жарких странах, и нигде нет такой световой насыщенности воздуха, как в Армении. С чем можно сравнить это особенное слепящее сияние? Может быть, с мириадами драгоценных кристаллов, играющих гранями и яркими лучиками, – они пересекаются и создают световую вакханалию – ту, что зовется воздухом Армении. Ходить здесь без темных очков нереально, но я предпочитаю морщиться и гримасничать, как мартышка, потому что не воспринимаю окружающий мир через черные стекла. Женя, не в пример мне, сразу же водружает на нос солнечные очки с обстоятельной русской рассудительностью. В аэропорту он выделяется ростом и спокойствием, местные жители более суетливые и шумные, но по сравнению c петербуржцами в них больше добродушия и непосредственности.

Давненько я сюда не приезжала. Аэропорт Звартноц обзавелся новым ультрасовременным терминалом, меня приятно поразило, как быстро мы прошли паспортный контроль, и чемоданы приплыли немедленно к нам в руки. Меня все радует – эта новизна просторных залов, блеск отделочного камня, металлических деталей, приветливые личики девушек-служащих, одетых в униформу. Все волшебно, прекрасно, потому что я путешествую с Женей. Непривычное для меня состояние, пока невероятно счастливое.

Мы выходим в зал прибытия, где меня хватают, чмокают в щеки и передают из одних объятий в другие – это муж тети Лии Сурен Акопович, а также моя двоюродная сестра Нушик и мой двоюродный брат Аршак. Знакомлю их с Женей.

Он хлопает глазами и с заметным усилием пытается запомнить непривычные для русского слуха имена, жмет протянутые руки; затем нас ведут по длинному проходу к стоянке автомобилей. Мы втискиваемся впятером в старенький жигуль (мать честная! из какого века данное ископаемое?) и скатываемся на этой таратайке на шоссе, ведущее в город. Кондиционера в машине, естественно, нет, стекла опущены, горячий ветер дует в лицо, но даже жаркий воздух сохраняет свою особенную горную чистоту, а на горизонте вздымается двумя заснеженными главами величественный Арарат.

Ознакомительная версия. Доступно 2 страниц из 9

Источник

Поделиться с друзьями
Байкал24